<<
>>

2.2 ПРАВОВОЕ ГОСУДАРСТВО И ЕГО РОЛЬ В ПОСТРОЕНИИ ОБЩЕСТВА ГРАЖДАНСКОГО СОГЛАСИЯ. КОНКРЕТНО-ИСТОРИЧЕСКОЕ СОДЕРЖАНИЕ КАТЕГОРИИ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА

История становления и развития государственности неотделима от поиска оптимального соотношения общественных и личных интересов, которые всегда являлись стержневыми, определяющими в государствах любой формации.

Растущая во всем мире популярность идей построения гражданского общества и правового государства связана как раз с той магической формулой всеобщего согласия, которая якобы скрывается в этих концепциях.

Однако, как это ни печально, разработка современной концепции правового государства в основном сводится к обсуждению вопросов организации власти и способов ее ограничения. На фоне растущих внегосударственных настроений в лагере приверженцев концепции гражданского общества это особенно настораживает.

В частности, анализируя «идеальную конструкцию (модель) государства, которое могло бы называться правовым», В.Д.Перевалов говорит о совокупности принципов, определяющих эту модель. В их числе он называет приоритет права, правовую защищенность человека и гражданина, единство права и закона, правовое разграничение деятельности различных ветвей власти. «Наряду с изложенными, - уточняет он, - правовому государству присущи и принципы верховенства закона - высшего нормативно-правового акта, конституционно-правового контроля, политического плюрализма и др.»[1].

В свою очередь, у К.С.Гаджиева «представление о правовой государственности ассоциируется с двумя основополагающими принципами: порядок в государстве и защищенность гражданина»[2]. Они, с точки зрения автора, реализуются в политической демократии через ее основные институты: идеологический и политический плюрализм, парламентаризм, выборность должностных лиц, а также через связанность государства правом (примат права), разделение властей, правозаконность и т.д.

По мнению французского исследователя Жака Шевалье, содержание концепции правового государства зиждется на «либеральном фундаменте», который образуют механизмы ограничения власти и культ права.

«Первый аспект ограничения власти сопряжен с правами человека … В конечном итоге правовое государство базируется на утверждении приоритета индивида в социальной и политической жизни общества… Этот индивидуализм - глубинное основание правового государства - наследие революции». Второй аспект ограничение власти - это опора правового государства «на демократический постулат, согласно которому в государстве воплощается нация и оно является ее юридической персонификацией. Государство изначально не принимается за политически самопорождающийся феномен, а видится естественным продолжением нации, генетически связанным с ней». Наконец, третий аспект заключается в «наличии строгих границ той роли, которую государство играет в социальной жизни… уважает автономию социума и не выходит за рамки легитимно выполняемых функций»[3].

Известный философ ХХ в. Ю.Хабермас в работе «Фактичность и значимость. Очерки дискурсивной теории права и демократического правового государства» начинает перечисление признаков правового государства с принципа народного суверенитета. С его точки зрения, этот принцип соединяет систему права и организацию демократического правового государства. Из теоретической трактовки народного суверенитета вытекают принципы: всесторонней защиты индивидуальных прав, гарантируемой независимой юстиции, законности управления, а также судебного и парламентского контроля за административной деятельностью, отделения государства от общества, призванного воспрепятствовать превращению власти социальной во власть административную.

Такие российские авторы, как В.В.Ильин и А.С.Ахиезер, указывают, что: «Доктрина правового государства в части выработки рецептуры совершенного общественного достояния предполагает ограничение государственной власти правом; верховенство права над государством; конституционно-правовые гарантии свободы индивидов (коллективов); невмешательство власти в сферу неотчуждаемых прав человека … самоограничение государства перед гражданином»[4]. И далее совершенно верно подмечают, что упомянутые ими рецепты рассчитаны на модель правового государства в качестве «некоего индивидоцентричного идеала»[5].

Этот «индивидоцентризм» присущ большинству известных нам концепций правового государства. Все, что делается и должно делаться с государством и его властными институтами, имеет своей целью обеспечение прав человека, которые, как считают многие, и определяют сущность правового государства[6]. Позволим себе, однако, в этом усомниться.

Сведение функций правового государства только к обеспечению прав человека скрывает в себе с точки зрения поиска оптимального варианта согласования общественных и личных интересов серьезную опасность. В рассматриваемой нами концепции акцент делан на правах человека, слабо подкрепленных обязанностями все того же человека, как следствие, свобода выбора варианта поведения в рамках правовых норм, очерченных взаимными правами и обязательствами граждан и государства, грозит превратиться в ничем не ограниченную волю по реализации права. Все это, в свою очередь, может поставить под сомнение не только возможность равной реализации права всеми людьми в таких условиях, но и существование самого правового государства.

Более того, особого внимания заслуживает способ обеспечения прав человека, заключающийся в невмешательстве государства в эту сферу, в результате чего должна формироваться область, так называемого гражданского общества представленного в виде «сообщества вольных граждан в проявлении их социальной активности», в рамках которого государство уже прекратило свое существование. Все вытекающие из этого факта последствия нами показаны ранее.

В свое время односторонность индивидуалистического понимания роли государства резко критиковал Б.Н.Чичерин. «Нет сомнения, - писал он, - что излишняя регламентация со стороны государства и вмешательство его во все дела могут действовать вредно. Гумбольдт прав, когда он говорит, что этим подрывается самодеятельность и тем самым умаляются материальные и нравственные силы народа, который привыкает во всем обращаться к правительству, вместо того, чтобы полагаться на самого себя. Но это доказывает только необходимость рядом с деятельностью государства предоставить возможность и широкий простор личной свободе. Цель общественной жизни состоит в гармоничном согласовании обоих элементов, а не в пожертвовании одним в пользу другого»[7]. Именно такое пожертвование случилось в активно разрабатываемых сегодня концепцях гражданского общества и правового государства.

Основу концепции правового государства составляет, по нашему мнению, идея права как формы выражения социальной справедливости. Как следствие, ограничение государства правом, его верховенство, означает не более и не менее как определение сферы правосубъектности и правоспособности государства в процессе поиска им оптимальных параметров согласования общественных и личных интересов. В данном контексте важным условием является гражданское общество, но не как самостоятельный внегосударственный субъект. Напротив, в нашем случае под гражданским обществом понимается гражданское состояние общества, характеризующееся нахождением всех социальных субъектов (граждан, социальных групп и образований) в определенных правовых отношениях с государством, основанных на имеющейся у каждого из них правосубъектности и правоспособности. Характерная черта этих отношений - наличие строго прописанных взаимных прав и обязательств всех указанных субъектов, включая государство, а также необходимая мера свободы и ответственности каждого субъекта в реализации его интересов в определенных правом границах. Другими словами, формулировка «правовое государство» фиксирует наличие четко отлаженной социально-правовой связи между различными социальными субъектами и государством как выразителем их идей, субъектом, оптимально согласующим их интересы в рамках единого общественного целого.

Безусловно, нарисованная нами картина носит идеальный характер, в реальной жизни все намного сложнее и противоречивее. Достаточно проследить становление понятия гражданского общества, в процессе которого оно последовательно проходит стадии от полного отрицания себя во всем существе своей правовой связи с государством до отрицания себя в качестве самостоятельного внегосударственного субъекта организации общества. Причем это отрицание носит диалектический характер и выступает «как момент связи, как момент развития, с удержанием положительного»[8].

Прекрасной иллюстрацией этого процесса будет история развития прав человека в рамках европейской цивилизации. Как совершенно верно указывал в начале Х1Х в. один из исследователей-обществоведов Б.Бауэр: «Мысль о правах человека лишь в прошлом столетии была открыта для христианского мира. Она не является для человека врожденной, а, напротив, завоевана им лишь в борьбе против исторических традиций, в которых до сих пор воспитывался человек. Таким образом, права человека - не дар природы, они также не получены нами от прошлой истории в наследие, - они куплены ценой борьбы против случайностей рождения и против привилегий, доныне передававшихся историей из поколения в поколение. Они - результат образования, и только тот может обладать ими, кто их завоевал и заслужил»[9].

Изначально гражданское общество возникает в форме, отрицающей всякую государственность. И происходит это там и только тогда, где и когда институт государства уже не в состоянии находить оптимальное решение вопроса о соотношении общественных и личных интересов и тем самым разрешать возникающие в обществе противоречия. Необходимым условием появления гражданского общества в его самоотрицающей форме служит представленность в общественной жизни самостоятельных общественных институтов, имеющих собственный статус и способных к равноправному диалогу с институтом государства, способных противостоять политической экспансии государства, быть его противовесом, сдерживающим его стремление к монополии, к превращению из системы обеспечения развития общества в систему самообеспечения.

Такая ситуация в истории современной западной цивилизации сложилась в XV - XVI вв., когда в Европе зарождались капиталистические отношения, а вместе с ними изменялась структура общественного устройства. Появлялись все новые и новые социальные группы, занимающие собственное место в обществе, в активно складывающихся производственных отношениях и преследующие свои интересы. Быстро изменялось отношение людей к миру, переосмысливались ценности.

Естественно, что государства того времени, представленные абсолютными монархиями, суть которой очень точно словами «государство - это я» выразил один из французских королей, не могли и не хотели учитывать никакие иные интересы, кроме интересов власть предержащего меньшинства. Более того, они активно вмешивались во все сферы жизнедеятельности общества, насаждая удобные для себя порядки и ущемляя интересы всех других социальных групп. Ни о каком согласовании интересов не могло быть и речи.

В результате в обществе складывалось глубокое противоречие между интересами государства в лице монарха и многообразными интересами социальных групп и граждан. Закономерное развитие этого противоречия приводило сначала к выделению и формированию в рамках государства нового действующего субъекта («гражданского общества»), отражающего и согласующего общественные интересы и стремящегося в целях наиболее эффективного выполнения этих функций к полной независимости от государства, а затем, как известно из истории, к эскалации противостояния этих двух действующих субъектов, вылившегося в революции.

Основным достижением европейских буржуазных революций считается законодательное (конституционное) ограничение власти государства в лице монарха и формирование первого поколения прав человека. В число этих прав исторически вошли личные (гражданские) и политические права. Причем в области личных прав за каждым человеком признавалось право на жизнь, свободу, на равенство перед законом, личную неприкосновенность, невмешательство в его частную жизнь, тайну переписки и переговоров, неприкосновенность жилища, право на свободу от произвольного ареста, задержания или изгнания, право на гласное и с соблюдением всех требований справедливости рассмотрение дела независимым и беспристрастным судом. В области политических прав устанавливалось право каждого гражданина избирать и быть избранным, участвовать в управлении государственными делами, право на свои политические убеждения, на политические объединения (партии, союзы), на митинги, шествия, демонстрации, пикетирования. В экономической сфере предоставлялось право быть собственником, предпринимателем, а также право на свободный и безопасный труд, на его справедливое вознаграждение. В духовной сфере признавалось право на свободу мысли, убеждений, совести, слова, свободу творчества, защиту интеллектуальной собственности.

Все эти права выражали так называемую «негативную» свободу, т.к. обязывали государство воздерживаться от вмешательства в сферу личной свободы и создавать условия участия граждан в политической жизни. Однако позволим себе не согласиться с распространенным в литературе мнением о том, что сфера реализации первого поколения прав является внегосударственной сферой общественной жизни[10]. Напротив, как нам кажется, реализация этих прав становится возможна только в сфере государственной жизни и только благодаря тому, что государство, вступая в правоотношения с гражданами, берет на себя обязательство по обеспечению условий реализации имеющихся у них прав. В описанной ситуации государству достаточно просто держать свое обязательство по невмешательству, что на данном этапе развития общества само по себе является большим достижением. В результате успешного разрешения противоречия между гражданским обществом как внегосударственным субъектом и государством (мы видим это в нашем случае) государству возвращаются функции согласования общественных и личных интересов, а общество переходит в свое нормальное гражданское состояние.

Безосновательны, с нашей точки зрения, ссылки в ряде источников[11] на философов Нового времени, разработавших концепцию общественного договора с логически вытекающей из нее концепцией правового государства, и утверждения, что последние обосновывали гражданское общество в качестве некого внегосударственного субъекта. О несостоятельности этих заявлений свидетельствует тот простой факт, что во всех концепциях общественного договора государству предшествовало некое свободное естественное состояние общества, в котором все были равны и могли реализовать весь спектр своих интересов[12], по сути дела здесь описывается то самое гражданское общество как самостоятельный субъект, существовавший до и вне государства. Следующим этапом в развитии общества, по интересующим нас теориям, становится заключение людьми общественного договора, которое сопровождается появлением права как норм, обеспечивающих справедливое общежитие и реализацию интересов каждого человека, и нового субъекта, обеспечивающего достигнутую договоренность, в лице государства, при этом общество в своем развитии переходит в новое гражданское состояние и обязательно исчезает как самостоятельный до- или внегосударственный субъект. Дальше во всех без исключения теориях общественного договора обсуждается оптимальная с точки зрения общественного согласия форма государственного устройства и реализации властных полномочий. В этом контексте предметом пристального внимания становятся вопросы разделения единой государственной власти на три независимые ветви, формирования действенной системы сдержек и противовесов в их работе, верховенства закона, демократии и др. Более того, на каждом этапе общественно-исторического развития ответы на них должны учитывать как реалии того времени, так и основополагающую на тот момент идею социальной справедливости в ее конкретно-историческом содержании.

Возвращаясь к периоду буржуазных революций, необходимо отметить, что высшим выражением социальной справедливости в то время считалось достижение формально-правового равенства всех перед законом и судом вне зависимости от занимаемого в обществе положения, вероисповедания, национальной и расовой принадлежности. В описываемый период данный вопрос был успешно решен посредством смены формы правления на конституционную монархию или республику, включения в систему осуществления государственной власти выборных органов управления и самоуправления, избираемых государственных должностей, развития законодательства, перехода уголовного судопроизводства с инквизиционной на состязательную систему и т.д.

Общественно-экономическое развитие западных стран не стояло на месте, и к концу Х1Х - началу ХХ вв. в Европе начался новый кризис, явившийся следствием неспособности государства найти оптимальные способы согласования общественных и личных интересов. В основе этого кризиса лежала отнюдь не проблема вмешательства государства в частную жизнь граждан и социальных групп, напротив, проблема состояла в том, что, несмотря на получение формального права на реализацию интересов, большая часть населения этих стран (в частности, рабочих, крестьян) в силу целого ряда социальных причин не могла им воспользоваться. В общественном сознании постепенно укреплялась мысль, что, говоря словами Б.Констана, «политическая свобода служит гарантией личной свободы, но она не может ее заменить»[13].

Высокого уровня активности достигло рабочее движение, которое на первый план выносило уже не политические, а социальные требования, имевшие целью повышение жизненного уровня этой категории граждан. Можно опять говорить о появлении нового действующего субъекта в лице гражданского общества, стремящегося выйти из-под влияния буржуазного государства посредством его разрушения с последующим построением нового мира.

В странах Европы и в России складывалась революционная ситуация, в которой из-за нарастающего противостояния государства и гражданского общества, как внегосударственного субъекта, отражающего интересы значительной части общества, «верхи не могут управлять по-старому, а низы не хотят жить по-старому»[14]. Выход из нее и возвращение общества в гражданское состояние для европейских государств закончились самореформированием государства и выработкой нового поколения прав человека; для России - серией революций, развалом Российской империи и старых форм государственности, гражданской войной, невиданной разрухой, голодом, эпидемиями и, наконец, образованием нового государства диктатуры пролетариата, Союза Советских Социалистических Республик.

Обратим внимание, что СССР создавался целенаправленно, в соответствии с заранее разработанным К.Марксом и его соратниками планом построения бесклассового общества социальной справедливости, и должен был стать первым государством, где через диктатуру пролетариата совершился бы переход к коммунизму. Однако этого не произошло.

Анализируя причины краха, целесообразно вспомнить пророческие слова М.Бакунина. В работе «Государственность и анархия» он подвергал идею К.Маркса о диктатуре пролетариата серьезной аргументированной критике. Выдающийся теоретик анархизма писал: «марксисты… утешают мыслью, что эта диктатура будет временная, короткая», но «никакая диктатура не может иметь другой цели, кроме увековечения себя» и она «способна породить, воспитать в народе, сносящем ее, только рабство»[15], привычку подчиняться приказам власти. Все это отнюдь способствует отмиранию государства. М.Бакунин решительно отворачивался от идеи социалистического государства, резко отвергал «государственный социализм господина Маркса».

Более того, теоретически предвосхищая события, он подробно описывал картины перерождения диктатуры пролетариата в диктатуру партии и классовое общество: «По Марксу, народ не только не должен его (государство - А.Г.) разрушить, напротив, должен укреплять и усилить и в этом виде передать в полное распоряжение своих благодетелей и учителей - начальников коммунистической партии, словом, г.Марксу и его друзьям, которые начнут освобождать его по-своему. Они сосредоточат бразды правления в сильной руке, потому что невежественный народ требует весьма сильного попечения: создадут единый государственный банк, сосредоточивающий все торгово-промышленное, земледельческое и даже научное производство, а массу народа разделят на две армии: промышленную и земледельческую, под непосредственной командой государственных чиновников, которые составят новое привилегированное сословие»[16]. Все это имело место в истории Советского Союза. Однако вернемся к европейским государствам.

Самореформирование государств запада в конце Х1Х - начале ХХ вв. шло по пути принятия ими на себя новых обязательств по обеспечению всем гражданам уровня жизни не ниже определенного минимума, что потребовало активной позиции государства в определенных вопросах социальной жизни, другими словами, принятия на себя социальных функций. В результате правовое государство переходит на качественно новый уровень жизнедеятельности и становится, если использовать общепринятую терминологию, социальным государством[17].

Если в задачи правового государства входило создание действенных правовых механизмов согласования общественных и личных интересов и реализации законных прав и интересов людей, то в задачи социального государства в первую очередь входят разработка и внедрение в жизнь социальных механизмов решения обозначенных вопросов. Безусловно, механизмы эти должны опираться на право, однако сказанное совсем не означает, что они должны сводиться к нему. В их основу могут быть положены любые социальные, психологические, экономические, культурные, национально-этнические, правовые и другие тенденции и особенности развития общества во всей сложности его структуры и в многообразии уровней, вплоть до конкретных индивидов. Высшим уровнем развития социального государства, с нашей точки зрения, является грамотное использование и стимулирование в процессе решения всевозможных и разноуровневых социальных проблем внутренних ресурсов общества, его естественных тенденций к самоорганизации, самопомощи и мобилизации сил.

Ориентация в поиске оптимальных параметров согласования общественных и личных интересов на социальную сферу со всем ее ярко выраженным социальным и имущественным неравенством требует от государства реализации не только норм формально-правовой справедливости, но и справедливости распределения и перераспределения ресурсов общества.

Основой для социальной деятельности послужило, так называемое, второе поколение прав человека, закрепляющее за государством и его структурами обязательство по поддержанию уровня жизни граждан за счет справедливого (пере-) распределения в их адрес тех или иных ресурсов. Сегодня число таких прав значительно и имеет тенденцию к дальнейшему расширению, хотя в каждой стране этот список имеет свои особенности и может включать их большее или меньшее число. В качестве иллюстрации приведем перечень прав человека, обеспечивающих качество жизни, который закреплен в юридических документах Организации Объединенных Наций.

Признание социальных прав граждан обязывает государство вести социальную политику, направленную на разработку и поддержание действенных механизмов, способствующих оптимальному согласованию частных интересов различных социальных субъектов и консолидации общества посредством обеспечения минимально необходимого качественного уровня жизнедеятельности для всех людей на каждом этапе общественного развития. Понятие «социальная политика» применяется уже более 120 лет для обозначения усилий в направлении улучшения жизненных условий социально ущемленных лиц и общественных групп. Оно возникло в связи с попытками государства, общественных объединений и отдельных личностей смягчить последствия и побочные явления бедственного положения рабочих в капиталистических странах.

Пока нет однозначного и общепринятого определения социальной политики, однако традиционно к этой сфере относятся такие направления государственной политики, которые предполагают создание в обществе комплексной системы социальной защиты населения, включающей социальную безопасность, социальное обеспечение и социальное обслуживание.

Политика любого государства в области социальной безопасности реализуется по следующим основным направления: 1) глобальная и региональная безопасность (национальные интересы, общественная безопасность и стратегическая стабильность); 2) общественная безопасность (социально-экономическая, национально-культурная, экологическая, информационно-техническая и др.); 3) личная безопасность в современной общественно-политической обстановке и условиях производства; 4) безопасность в чрезвычайных ситуациях и в экстремальных условиях.

Применительно к конкретному человеку социальная безопасность достигается тогда, когда обеспечен нормальный уровень жизни населения, отражающий степень удовлетворения материальных и духовных потребностей людей и складывающийся из нескольких компонентов: размера реальных душевых доходов; объема потребляемых благ и используемых услуг; установившихся цен на товары и услуги; обеспеченности жильем; доступности образования, медицинского, культурного обслуживания, экологической безопасности и т.д. В этом смысле социальная безопасность неразрывно связана с эффективностью действующих в государстве систем социального обеспечения и социального обслуживания населения.

В свою очередь, государственная политика в области социального обеспечения направлена на создание действенной системы распределения в обществе материальных благ с целью удовлетворения жизненно необходимых личных потребностей различных категорий граждан в случаях и на условиях, установленных в законодательстве.

Сущность социального обеспечения наиболее рельефно проявляется в его функциях: экономической, политической, демографической, реабилитационной и др. Так, экономическая функция социального обеспечения заключается в замещении дохода или содержания, утраченного в связи с возрастом, нетрудоспособностью или потерей кормильца, частичном возмещении дополнительных расходов при наступлении определенных жизненных обстоятельств, а также оказании материальной помощи малоимущим гражданам. Политическая функция социального обеспечения способствует поддержанию социальной стабильности в обществе, в котором имеются значительные различия в уровне жизни разных слоев населения. Демографическая функция призвана стимулировать воспроизводство народонаселения, необходимое для нормального развития страны. Социально-реабилитационная функция направлена на восстановление общественного статуса нетрудоспособных граждан и других социально слабых групп, позволяющая им ощущать себя полноценными членами общества.

Удовлетворение потребностей населения может осуществляться на эквивалентной основе в связи с трудовой деятельностью и/или уплатой взносов; и/или безэквивалентной, но нормированной основе, и/или бесплатно (алиментарно) вне связи с трудовой деятельностью и уплатой взносов с помощью назначения денежных выплат (пенсий, пособий, компенсаций) и предоставления льгот и услуг.

В настоящее время можно выделить следующие организационно-правовые формы социального обеспечения: государственное (обязательное) социальное страхование; социальное обеспечение за счет прямых ассигнований из федерального бюджета; государственную социальную помощь; а также частное (добровольное) социальное страхование и общественную благотворительность. В основу системы социального страхования традиционно положено представление о социальном страховом риске как неком предполагаемом событии, влекущем изменения материального или социального положения человека, от наступления которого последний, собственно, и желает обезопасить себя посредством отчислений в определенный фонд, откуда в случае наступления данного события он должен получить помощь. Обеспечение за счет прямых ассигнований из бюджета или благотворительных средств носит целевой характер и направлено на конкретные категории населения или отдельных лиц, в то время как объектами социальной помощи признаются только малоимущие граждане и/или семьи, а основанием предоставления социальных выплат или услуг - уровень индивидуального или среднедушевого дохода семьи, который должен быть заведомо ниже величины установленного законодательно прожиточного минимума.

Неотъемлемым направлением государственной социальной политики является создание, поддержание и развитие системы социального обслуживания населения, которая объединяет деятельность различных социальных служб по социальной поддержке, оказанию социально-бытовых, социально-медицинских, психолого-педагогических, социально-правовых услуг и материальной помощи, по проведению социальной адаптации и реабилитации граждан, находящихся в трудной жизненной ситуации. Под последней понимается ситуация нарушения жизнедеятельности человека, которую он не может преодолеть самостоятельно.

Вне зависимости от страны социальное обслуживание традиционно осуществляется на принципах адресности (с сохранением приоритета содействия гражданам, находящимся в опасном или беспомощном состоянии) доступности, добровольности, гуманности, конфиденциальности, законности и др. Известны следующие основные виды социального обслуживания.

1. Материальная помощь, предоставляемая в виде денежных средств, продуктов питания, медикаментов, средств санитарии и гигиены, предметов ухода за детьми, одежды, обуви, предметов первой необходимости, специальных транспортных и технических средств профилактики инвалидности и реабилитации для инвалидов и лиц, нуждающихся в постороннем уходе.

2. Социальный патронаж граждан и семей, нуждающихся в постоянном нестационарном обслуживании. Одиноко проживающим гражданам, частично утратившим способность к самообслуживанию в связи с возрастом, болезнью, инвалидностью, предоставляется помощь на дому в виде социально-бытовых услуг, содействия в получении медицинской и иной помощи. Семьям, находящимся в трудной жизненной ситуации, предоставляются услуги по уходу за детьми.

3. Социальное обслуживание в стационарных условиях граждан, частично или полностью утративших способность к самообслуживанию и нуждающихся в постоянном постороннем уходе. В соответствии с их возрастом и здоровьем предусматривается создание необходимых условий жизнедеятельности, проведение мероприятий медицинского, психологического, социального характера, обеспечение питанием, уходом, организация посильной трудовой деятельности, отдыха и досуга.

4. Предоставление временного приюта гражданам без определенного места жительства и занятий, безнадзорным детям и подросткам, другим нуждающимся в такой помощи лицам.

5. Организация дневного пребывания в учреждении социального обслуживания. Гражданам пожилого возраста и инвалидам, сохранившим способность к самообслуживанию и активному передвижению, а также другим лицам, в том числе детям, находящимся в трудной жизненной ситуации, предоставляется социально-бытовое, медицинское и иное обслуживание в дневное время в учреждениях социального обслуживания.

6. Консультативная помощь гражданам и семьям в области социально-экономического и медико-социального обеспечения жизнедеятельности, психолого-педагогической помощи, правовой защиты.

7. Реабилитационные услуги. Социальные службы оказывают помощь в профессиональной, социальной, психологической реабилитации граждан, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, а также проводят работу по коррекции отклоняющегося (девиантного) поведения, в том числе и общественно опасного.

Система социальных служб ориентирована главным образом на обеспечение нуждающихся лиц разного рода услугами. Этим определяется совокупность и содержание ее функций. Среди них прежде всего выделяются:

а) функция социальной помощи, которая включает:

- выявление, учет семей и отдельных лиц, наиболее нуждающихся в социальной поддержке, оказание материальной помощи, предоставление нуждающимся временного жилья и т.д.;

- профилактику бедности, например, через создание семьям условий для самостоятельного обеспечения своего благополучия, семейного предпринимательства;

- надомные услуги семьям и одиноким гражданам, нуждающимся в постороннем уходе (доставка продуктов, лекарств, транспортировка на лечение, наблюдение на дому за состоянием здоровья, приспособление и оборудование квартир клиентов с ограниченными возможностями и т.п.);

- содействие развитию нетрадиционных форм дошкольного, школьного и внешкольного воспитания (детский сад на дому, прогулочные группы и т.д.);

- организация временного вынужденного пребывания ребенка вне родительской семьи, его дальнейшее устройства в детское учреждение, под опеку (попечительство), усыновление;

б) функция консультирования. В нее входят консультации различных специалистов (психологов, педагогов, врачей, юристов, социальных работников и др.), профессионально ориентирующее консультирование, проведение родительского медико-психологического всеобуча, подготовка молодежи к вступлению в брак и сознательному родительству;

в) функция социального корректирования и реабилитации, которая содержит:

- социальную, медико-психологическую и педагогическую коррекцию и реабилитацию несовершеннолетних с отклоняющимся поведением, безнадзорных детей и подростков, детей, оставшихся без попечения родителей или лиц, их заменяющих;

- социальную, медико-психологическую и педагогическую коррекцию и реабилитацию лиц с ограниченными возможностями, а также, в случаях необходимости, их семей;

- социальную, медико-психологическую и педагогическую коррекцию и реабилитацию совершеннолетних граждан с отклоняющимся поведением, в том числе антисоциальным (например, граждан, освободившихся из мест лишения свободы);

г) функция информирования населения, изучения и прогнозирования социальных нужд, в рамках которой выделяют три относительно самостоятельных направления:

- предоставление клиенту информации, необходимой для разрешения сложной жизненной ситуации;

- распространение среди населения социально-правовых, медико-психологических, педагогических и иных знаний;

- изучение потребностей и интересов населения, возможностей их удовлетворения, а также социальных проблем, разработка и реализация целевых социальных программ;

д) функция участия в реализации чрезвычайных мер по преодолению последствий стихийных бедствий и социальных конфликтов. Она предусматривает:

- участие специалистов социальных служб в разработке комплексных программ преодоления чрезвычайных ситуаций;

- формирование в рамках спасательных служб, организуемых на центральном (региональном, муниципальном) уровне, бригад психологов, медиков и социальных работников, готовых в случае необходимости прибыть в район стихийного бедствия или на территорию, где население оказалось втянутым в социальный конфликт, с целью профессиональной реабилитационной, психологической или иной помощи.

Традиционно в качестве основополагающих принципов социальной политики выделяют: социальную справедливость, социальную солидарность, социальное партнерство, социальные гарантии, социальную компенсацию и субсидиарность.

Безусловно, и это надо подчеркнуть, каждая страна формирует собственную модель социальной политики, в которой стремиться оптимально решить вопрос согласования общественных и личных интересов, исходя из уровня экономического развития, особенностей государственного устройства, национальных обычаев и традиций, менталитета населения и т.д. Нельзя не отметить, что социальная политика в истории существования государства неоднократно изменялась и продолжает изменяться, и важно, чтобы эти изменения были адекватны уровню развития интересов населения данной страны. Однако вернемся к истории становления института прав человека.

В период после второй мировой войны стало формироваться третье поколение прав человека, называемых коллективными, которое отражает законные чаяния всего человечества: право на мир, на развитие, на охраняемую от разрушения чистую окружающую среду, на общее наследие человечества, на коммуникацию и др. В их основе лежит появившееся в сознании человечества в результате ужасов войны представление о справедливости как стабильности окружающего мира, социального и природного, в том числе как стабильности в развитии, от которой в значительной степени зависит способность государства обеспечить реализацию всех прав человека. В результате на государство накладываются новые обязательства, которые на этот раз направлены не только на деятельное решение вопросов оптимального согласования внутренних интересов, но и на активное выражение интересов общества на межгосударственном (международном) уровне. Вследствие этого формируется разветвленная сеть всевозможных международных организаций, среди которых наиболее известна Организация Объединенных Наций.

Неверно было бы полагать, что все описанное выше произошло как-то само собой. В этой ситуации налицо присутствие гражданского общества как влиятельного внегосударственного субъекта, реализующего интересы большинства, выразившиеся в активном антивоенном движении на территории государств-участниц, с одной стороны, и движении народного сопротивления на территориях, перешедших в результате военных действий под юрисдикцию государств-завоевателей, с другой. Здесь наглядно представленно противоречие между существующей формой государственного устройства и гражданским обществом как внегосударственным субъектом, которое успешно разрешается установлением новых взаимных прав и обязанностей.

Научно-техническая революция и последовавшие за ней серьезные изменения во всех областях жизнедеятельности общества привели к осознанию различными субъектами социальной жизни (группами, отдельным людьми) своей самоценности и уникальности. В обществе начинает складываться представление о справедливости как равноценности признания и уважения самобытных черт (индивидуальности) социального субъекта (социальной группы, человека). Формируется новая сфера социальной активности, выраженная борьбой за право на самобытность, и надо признать, что эта борьба еще далека от завершения. В современном обществе широко представлены движения борьбы за свои права различных социальных групп и категорий населения, например: феминистское движение, движение в защиту прав ребенка, движения в защиту прав отцов, движения борьбы за права сексуальных меньшинств, национально-этнических групп и т.д. В результате складывается и начинает обостряться новое противоречие между государством как субъектом, обеспечивающим общественное согласие, и гражданским обществом с активно заявляемой внегосударственной позицией.

Нынешняя ситуация имеет ряд парадоксальных, на первый взгляд, особенностей. Так большинство современных государств гибко реагирует на требования субъектов социальной активности обратить внимание и обеспечить реализацию их самобытных интересов и потребностей, внося в законодательство необходимые изменения, в соответствии с которыми им предоставляется особый правовой статус, позволяющий за счет дополнительных прав на равных принимать участие в общественной жизни, в том числе получить доступ к необходимым ресурсам общества. Однако это не снимает всей напряженности ситуации. И дело здесь отнюдь не в низкой эффективности правовых механизмов и государственных институтов социальной помощи. Тому можно привести множество примеров.

В частности, современное движение за права женщин с формально-правовой точки зрения теряет всякий смысл: сегодня в странах запада женщина не только обладает равными с мужчиной правами, но и имеет массу законодательно закрепленных льгот и привилегий, решением женских проблем занимается разветвленная сеть государственных социальных служб. На этом фоне в пору говорить о бесправии мужчины. Как показывают исследования, активность феминистских движений на западе не только не падает, но и продолжает расти. Можно было бы, конечно, обвинить женщин в корысти и неблагородстве, если бы в схожей ситуации не находились и другие борцы за свою самобытность и самоценность. Те же отцы изначально имели равные с матерями права, что не помешало и, более того, стимулировало развитие на западе отцовского движения. Хотя «цветные» жители США уже давно формально приравнены в правах к «белым», борьба против расовой дискриминации по-прежнему не стихает. Можно продолжать приводить примеры достаточно долго.

Ситуация заставляет серьезно задуматься. По сути, практика борьбы различных социальных групп и отдельных личностей за признание их права на самобытность и самоценность раздвигает рамки рассмотрения вопроса о правах человека от ограниченного пространства правовой плоскости до безграничного континуума социальной жизни. Впервые столь очевидной становится неспособность государства решить данный вопрос только методами позитивно-правового регулирования. Вдруг оказывается, что декларируемое государством в качестве естественного право человека быть самим собой еще должно стать таковым, для чего требуется его естественное признание обществом и каждым человеком.

В этом смысле совершенно прав был П.Новгородцев, который еще в начале ХХ в., называя условия, необходимые для существования правового государства, писал: «Новые задачи правового государства более чем какие-либо иные требуют укрепления и поддержки со стороны факторов нравственных, средств воспитания и всяких способов общественного воздействия на умы и характеры людей, долженствующими свободными усилиями общества создать более совершенное общество»[21]. Проблемы реализации прав человека нельзя рассматривать исключительно в плоскости неисполнения соответствующих обязательств государства, права человека - это и его обязанности по их соблюдению вне зависимости от места в общественной иерархии и отношения к структурам государственной власти, это и обязанности гражданского общества в лице образующих его групп, объединений и организаций, конкретных личностей.

Данный момент крайне важен, поскольку со всеми на то основаниями позволяет полагать, что категория прав человека является не только правовой, но и в первую очередь социальной категорией. Другими словами, права человека отражают действительность общественной жизни в единстве всеобщих и особенных ее проявлений. Не удивительно, что с появлением новых интересов, постепенно приобретающих характер всеобщности, обязательно изменяется государственная форма общественной организации посредством расширения содержания категории прав человека, а вслед за этим качественные изменения претерпевает общественная жизнь во всем ее многообразии. Подтверждение этой закономерности мы без труда найдем в истории. Так расширение в ХVI-XVIII вв. сферы внегосударственной социальной активности, ориентированной на борьбу за формально-правовое равенство и ограничение государственного вмешательства, привело не только к появлению новой формы «буржуазного» государства и формированию первого поколения прав человека, но и к серьезным качественным изменениям во всех сферах жизнедеятельности общества связанных с развитием капиталистических общественных отношений.

Естественно, возникает вопрос о том, какова же должна быть мера, в пределах которой общество, планомерно поглощающее человека, или человек, последовательно разрушающий общество, не подвергнутся самоуничтожению. Как нам кажется, именно естественные права человека есть та мера оптимального соотношения общественных и личных интересов, при которой общество и человек могут существовать в своей качественной определенности.

Безусловно, категория естественных прав человека, хотя и основывана на объективной природе человеческого бытия, не является раз и навсегда определенной, ее содержание меняется и расширяется вместе с развитием представлений человека о самом себе в процессе его общественно-практической деятельности. Однако сколь бы обширны ни были знания человека он всегда будет оставаться для себя «вещью в себе», что обусловлено объективными причинами[22]. Следовательно, содержание категории естественных прав человека, представленной в культуре, всегда будет подвержено влиянию фактора субъективности. Поэтому чтобы использовать ее в качестве абсолютной (непререкаемой) меры в решении вопроса оптимального соотношения общественных и личных интересов, она должна найти подтверждение в общественно-исторической практике, т.е. быть максимально объективизированой.

Итак, категория прав человека отражает непосредственные интересы человека на данном этапе общественно-исторического развития. Ее содержание не является раз и на всегда заданным и неизменным, а меняется и дополняется в процессе этого развития. Более того, права человека не существуют вне государства, в котором их реализация подкреплена соответствующими правовыми и социальными механизмами со стороны государственной власти.

Права человека отражают действительность общественной жизни в единстве всеобщих и особенных ее проявлений. И не удивительно, что с появлением новых интересов, постепенно приобретающих характер всеобщности, неизменно изменяется государственная форма общественной организации посредством расширения содержания категории прав человека, а вслед за этим качественные изменения претерпевает общественная жизнь во всем ее многообразии.

В своем развитии общество последовательно проходит стадии от отрицания всякой государственности и стремления к ничем неограниченной реализации всего спектра интересов каждым из его членов (стадия гражданской самосубъектности общества) к абсолютному принятию государства в форме наиболее соответствующей решению задач общественного согласия на данном этапе общественно-исторического развития (стадия гражданского состояния).

Описанный процесс имеет естественный циклический (повторяющийся) характер и обусловлен необходимым появлением в процессе общественно-исторического развития новых интересов у субъектов (граждан, социальных групп), образующих общество, согласование которых становится невозможным в старых государственных формах, что порождает противоречие между государством и гражданским обществом как внегосударственным субъектом, выражающим новый спектр интересов.

Особо хочется подчеркнуть, что решение проблемы оптимального согласования общественных и личных интересов не может и не должно иметь абсолютного раз и навсегда данного решения, на каждом последующем этапе истории она должна решаться обществом по-новому в соответствии с реалиями того времени. Однако, как нам кажется, именно в категории естественных прав человека заключается та мера оптимального соотношения общественных и личных интересов, при которой общество и человек могут существовать в своей качественной определенности.

При этом в практической реализации крайне важно, чтобы естественные права человека основывались не только на естественных для человеческой природы потребностях и интересах, но и, что не менее значимо, естественном их принятии и обеспечении в качестве таковых обществом на всех уровня и во всей сложности его структуры, начиная от институтов государства и права и заканчивая каждым членом данного общества.

[1] Теория государства и права/ Под ред. В.М.Карельского, В.Д.Перевалова. М.,1997. С.105.

[2] Гаджиев К.С. Политическая наука. М.,1995. С.195.

[3] Цит. по: Мамут Л.С. Народ в правовом государстве. М.,1999. С.14-15.

[4] Ильин В.В., Ахиезер А.С. Российская государственность: истоки, традиции, перспективы. М.,1997. С.115-116.

[5] Там же. С.116.

[6] См. например: Бланкенагель А. О понятии правового государства// Общественные науки. 1990. №2; Дженнис М., Кей Р., Брэдли Р. Европейское право в области прав человека. М.,1997; Мюллерсон Р.А. Права человека: идеи, нормы, реальность. М.,1991; Правовое государство, личность, законность. М.,1997 и др.

[7] Чичерин Б.Н. Собственность и государство//Избранные труды. СПб.,1998. С.201.

[8] Ленин В.И. Полное собрание сочинений. Т.29. С.207.

[9] Цит. по: Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Т.1. С.398.

[10] См., например: Дженнис М., Кей Р., Брэдли Р. Европейское право в области прав человека. М.,1997; Мюллерсон Р.А. Права человека: идеи, нормы, реальность. М.,1991; Правовое государство, личность, законность. М.,1997 и др.

[11] См., например: Гражданское общество: истоки и современность. М.,2000; Кравченко И.И. Концепция гражданского общества в философском развитии// Полис. 1990. №5; Перегудов С.П. Гражданское общество: «трехчленная» или «одночленная» модель?// Полис. 1995. №3; и др.

[12] Подробнее об этом см. п.3 гл. 1 настоящей работы.

[13] Цит. по: Витюк В.В. Становление идеи гражданского общества и ее историческая эволюция. М.,1995. С.56.

[14] Ленин В.И. Полное собрание сочинений. Т.22. С.154.

[15] Исаев А. «Коммунистическая антиутопия» М.Бакунина// АиФ. 1990. №12. С.6.

[16] Исаев А. «Коммунистическая антиутопия» М.Бакунина// АиФ. 1990. №12. С.6.

[17] Однако своего расцвета социальные государства запада достигают только после второй мировой войны.

[18] Сокращения: КЛДЖ - Конвенция о ликвидации всех норм дискриминации в отношении женщин; КПР - Конвенция о правах ребенка; МПГПП - Международный пакт о гражданских и политических правах; МПЭСКП - Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах.

[19] Таблица приводится по книге: Заботясь о будущем: Доклад независимой комиссии по проблемам народонаселения и качества жизни. М., 1998. С.89-90.

[20] Таблица приводится по книге: Холостова Е.И. Социальная политика. М.,2000. С.84.

[21] Новгородцев П. Кризис современного правосознания. М.,1909. С.370.

[22] Сегодня эта проблема широко обсуждается во всех общество- и человековедческих науках, где в качестве основной причины указывается единство объекта и субъекта познания.

<< | >>
Источник: Гончарова А.Н.. Проблема согласования общественных и личных интересов в процессе построения гражданского общества: Моногр. / Краснояр. гос. ун-т. Красноярск,2001. 160 с.. 2001

Еще по теме 2.2 ПРАВОВОЕ ГОСУДАРСТВО И ЕГО РОЛЬ В ПОСТРОЕНИИ ОБЩЕСТВА ГРАЖДАНСКОГО СОГЛАСИЯ. КОНКРЕТНО-ИСТОРИЧЕСКОЕ СОДЕРЖАНИЕ КАТЕГОРИИ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА:

  1. IV. Зачатки догматического направления в русской юриспруденции и первые опыты научной обработки положительного уголовного права
  2. Глава первая.ВВЕДЕНИЕ. ОСНОВАНИЯ ПОВЫШЕННОЙ ГРАЖДАНСКОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ
  3. § 1. Цивилистическое понимание собственности и права собственности
  4. § 1. Общая характеристика основных видов права собственности
  5. Приложение А Круглый стол «Верховенство права как ОПРЕДЕЛЯЮЩИЙ ФАКТОР ЭКОНОМИКИ» (стенограмма) (Москва, ИНСОР, 31.01.2012) УЧАСТНИКИ:
  6. ЗАДАЧИ УГОЛОВНОГО ПРАВА
  7. ЛЕКЦИЯ 2. Основные этапы развития общей теории права и   государства в России.
  8. Унификация права стран Латинской Америки
  9. ЦЕННОСТЬ ЧАСТНОГО ПРАВА 1
  10. 9.2. Институциональная структура политической системы общества
  11. Раздел  II. ПРАВО (Общая теория права. Право: общетеоретические понятияи определения)
  12. ПРОБЛЕМА СОГЛАСОВАНИЯ ОБЩЕСТВЕННЫХ И ЛИЧНЫХ ИНТЕРЕСОВ В ФИЛОСОФИИ НОВОГО И НОВЕЙШЕГО ВРЕМЕНИ
  13. 2.1 ДИХОТОМИЯ ОПТИМАЛЬНОЙ ФОРМЫ СОГЛАСОВАНИЯ ОБЩЕСТВЕННЫХ И ЛИЧНЫХ ИНТЕРЕСОВ. ГЕНЕЗИС ИДЕИ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА
  14. 2.2 ПРАВОВОЕ ГОСУДАРСТВО И ЕГО РОЛЬ В ПОСТРОЕНИИ ОБЩЕСТВА ГРАЖДАНСКОГО СОГЛАСИЯ. КОНКРЕТНО-ИСТОРИЧЕСКОЕ СОДЕРЖАНИЕ КАТЕГОРИИ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА
  15. 2.3 ИНСТИТУТ СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЫ И ЕГОРОЛЬ В ПОСТРОЕНИИ ОБЩЕСТВА ГРАЖДАНСКОГО СОГЛАСИЯ
  16. § 10. Мистически-субъективированная концепция права преп. Нила Сорского как явление правовой образованности и интеллектуальности
  17. Глава 4. Всемирный исторический процесс