<<
>>

ПРЕДИСЛОВИЕ КО ВТОРОМУ ИЗДАНИЮ

Первое издание этой книги вышло вскоре после того, как я закончил А Ааспирантуру 0 990 г.). В то время мне казалось удивительным, что так мало учебников по политической философии написано моими старшими коллегами, у которых, полагаю, имелась основа для создания учебника в виде текстов лекций, читавшихся ими многие годы, и значительно боль­ший моего опыт преподавания и изучения этой проблематики.

Двенадцать лет спустя мне кажется, что только полный энтузиаз­ма аспирант, чрезмерно уверенный относительно своих новых знаний и убеждений, мог прийти к мысли написать настолько амбициозную книгу. Вообще-то при написании её у меня было две цели. Первая — дать полный (в разумных рамках) обзор важнейших теорий в англо­американской политической философии наших дней. Вторая — показать взаимосвязи между различными теориями. Я хотел продемонстриро­вать, что каждую теорию можно рассматривать как обращение к неким общим для них всех вопросам, как реакцию на слабость или ограничен­ность ответов, дававшихся на них прежними теориями, с тем чтобы про­следить прогресс этой области знания.

И то, и другое сейчас кажется несколько самонадеянным. Первая зада­ча — дать всеобъемлющий обзор — была, вероятно, нереалистичной уже в то время, но стала ещё более затруднительной в последнее десятилетие из-за взрывного роста исследований в этой области. Одним из призна­ков этого стал экспоненциальный рост количества журналов по данной проблематике. Когда Джон Ролз написал «Теорию справедливости» в 1971 г., что можно считать точкой отсчёта для начала дебатов, существо­вал только один журнал (-'Ethics*), посвященный проблемам политиче­ской философии, и он был в полумёртвом состоянии. После выхода пер­вого издания моей книги к возродившейся к жизни *Ethics» прибавились несколько новичков — «Philosophy and Public Affairs* и "Political Theory* в их числе. Сегодня же в нашем распоряжении есть ещё такие журналы, как -Journal of Political Philosophy*, «Critical Review of International Social and Political Philosophy" и «|ournal of Political Ideologies* и др. Мы также стали свидетелями рождения новых серийных изданий, посвященных этой проблематике, таких как серия «Оксфордская политическая теория» издательства Оксфордского университета и «Современная политическая теория» издательства Кембриджского университета.

Короче говоря, в этой области стало работать людей больше, и они публикуют статей и книг больше, чем когда бы то ни было. И эти публи­кации не просто совершенствуют старые подходы, но обращаются к coвершен но новым темам, почти не замечавшимся в 1970-е и 1980-е годы, как, например, мультикультурализм или делибератиннан демократия.

Так что сейчас для меня просто слишком много материала, чтобы быть в курсе его, и невозможно даже пытаться претендовать на всеобъ­емлющее введение в политическую философию. Действительно, иногда я думаю, что нам нужен совершенно новый вид введения в нашу дисци­плину: основанный на рассмотрении нескольких избранных примеров, а не на обзоре всей области исследовании, или же более концентрирую­щийся на методе и менее на конкретных теориях

Однако я признаюсь, что эта книга затрагивает нежные струны в моей душе, и мне доставляет удовольствие мысль о том, что она помогла представить некоторые идеи, которые для меня очень важны, новой ау­дитории.

Думаю, что всё еще* существует потребность в чём-то, по край­ней мере приближающейся к обзору данной области исследования.

Чтобы удерживать Ситуацию под контролем, мне пришлось прини­мать трудные решения относительно того, какой материал из прош­лого десятилетия включить и это новое издание. В своей собственной исследовательской работе я сосредоточился на проблемах граждан­ства, и полагаю, что это была одна из самых плодотворных дискуссий в 1990-е годы. Действительно, некоторые комментаторы говорят, что слово «гражданство» прожужжало все уши в 1990-е, так же как «спра­ведливость» и 1970-е и «сообщество» в 1980-е годы. Поэтому я добавил две новые главы о гражданстве. В одной главе «Теория гражданства» внимание сосредоточено на том, какие навыки, добродетели и виды дея­тельности должен демонстрировать гражданин, чтобы демократическое политическое общество было эффективным, стабильным и справедли­вым. Это вопрос, который наиболее энергично поднимали гражданские республиканцы, хотя к нему обращались многие мыслители, и он лежит в основе современных концепций гражданских добродетелей, воспита­ния граждан, публичного разума и делиберативной демократии.

В другой главе «Мультикультурализм» рассматривается соотношение между гражданством и групповыми различиями. Часто подразумевается, что гражданство есть статус, который должен быть общим для нас всех, но многие группы стремятся к юридическому и политическому признанию их особых иденгичностей, через некоторую форму «политики различия» или «политики признания». Это проблема, наиболее энергично поднима­емая представителями мулмикультурализма. но в ней отражаются также более общие вопросы соотношения индивидуальных и групповых прав, национализма, расизма, иммиграции и представительства групп.

Это не единственные важные новые вопросы, поднимавшиеся в 1990-х годах. В частности, я жагею о том. что отсутствует глава, в которой освеща­лись бы все расширяющиеся дебаты о наших моральных обязательствах

И

Уилл Кимликл. Современная политическая философия

по отношению к окружающей среде и животным — дебаты, затрагиваю­щие самую сердцевину наших исходных допущений о природе политиче­ской морали и политического сообщества1. Но я надеюсь, что эти новые главы о гражданстве вместе с обширными обновлениями ранее написан­ных глав дадут читателям хорошее, если и не вполне всеобъемлющее, вве­дение в эту проблематику по состоянию на сегодняшний день,

Как я уже отмечал выше, одной из моих целей в первом издании было выявить те аспекты, в которых новые теории могут рассматриваться как соотносящиеся со старыми, основывающиеся на их сильных сторонах и исправляющие слабые. Эта задача также слишком сложна сегодня ввиду растущего разнообразия тем и подходов. Сейчас труднее увидеть после­довательность развития, или предпринять всеохватывающее описание разнообразных новшеств в данной области, или найти способы для из­мерения прогресса в литературе по политической философии.

Действительно, при попытке познакомиться с растущим разнообра­зием подходов со своей терминологией и интересами может показаться, что современная политическая философия есть просто набор не связан­ных между собой аргументов или дебатов, каждый из которых развива­ется в соответствии со своей внутренней логикой и не связан с другими частями этой дисциплины. Головокружительное множество новых тео­рий в последнее десятилетие только усиливает это ощущение фрагмен­тации и потери опоры.

Однако, на мой взгляд, это умножение теорий и терминологий может затемнить тот факт, что все политические философы должны решать не­которые общие проблемы, и должны это делать в свете одних и тех же реалий сегодняшней жизни, с её характерными потребностями, устрем­лениями и сложностями. Теоретики не сходятся во мнениях относитель­но интерпретации этих проблем и реалий, но мы упустим смысл и цель этих различных теорий, если не сможем разглядеть общие вопросы, с которыми они и^еют дело. И как только удастся вычленить эти общие цели, можно будет начинать формировать суждения о том, продвигаем­ся ли мы к их достижению.

Действитсльнс, для меня трудно понять, как можно заниматься та­ким предприятие* как политическая философия, если не иметь уверен­ности, что можно продвинуться в решении этих вопросов. Поскольку

•к.

' Например, важный «Проект человекообразных обезьян- (Great Аре Project), международное движение за pat прост ранение некоторых основных 'прав че­ловека- * л человекообразны! обезьян (Cavaliieri, Singer 1993). По поводу более общи» вопросов о расширении морального сообщества таким образом, что­бы оно включало животных, см.: (DeOrayU 1995; Regan 20011. По поводу деба­тов о моральном статусе окружавшей среды см.: (Eckenlri 1992; Dobson 1990; Zimmerman 1993; Goodin 1992л. De-ShalH 2000].

12

Предисловие ко второму изданию

надежда на прогресс представляется мне сушностно важной для этого предприятия, я не уклоняюсь от описания тех случаев, где новые теории предлагают, по моему мнению, не только иные, но и лучшие ответы на эти общие вопросы.

Каковы эти общие темы или проблемы, к которым пытаются обра­щаться различные теории? Одну, которую я подчёркивал в первом из­дании, можно охарактеризовать в виде вопроса: в каком смысле каждую теорию можно рассматривать как попытку интерпретировать, что для государства означает дечонстрировать «равную заботу и уважение- к своим гражданам? Я подробно обсуждаю эту идею и показываю, каким образом она позволяет нам оценивать соперничающие теории, во Вве­дении настоящего издания, поэтому не буду повторяться здесь.

Но есть две другие общие темы, имплицитно присутствовавшие в пер­вом издании, которые я пытаюсь лучше осветить во втором. Эта тема клю­чевого значения либеральной демократии для современной политической филоанрии. Упрощая, можно сказать, что современные политические философы принадлежат двум лагерям. С одной стороны, это те, кто при­держиваются основных принципов либеральной демократии и заботятся о наилучшем философском обосновании этих ценностей. На сегодняш ний день существуют три основных подхода к обоснованию либеральной демократии: утилитаризм, либеральное равенство и либертарианство. Взятые вместе, они стали определять язык политических дебатов в англо­американских либеральных демократиях Группа понятий, ассоциируе­мых с этими гремя подходами — «права», «свобода», «наибольшее благо наибольшего числа» лю;.ей, «равные возможности» и т.д. — доминируют в политическом дискура' как на теоретическом, так и на практическом уровнях. Действительнс. гегемония этих теорий настолько велика, что для некоторых людей они обеспечивают «единственный политический язык, который может оСрести убедительное нравственное звучание в на­ших общественных сферах» (см.: [Cirant 1974: 5]).

В первых трёх главах этой книги дастся оценка этих влиятельных тео­рий либеральной демократии. Можно охарактеризовать эти теории как мейнстрим современной политической философии. Но всегда были и есть те, кто отвергают либеральную демократию, полностью или частич­но, и кто предлагают езой набор понятий и принципов вдобавок или как альтернативу взамен словарного запаса либеральной демократии. В последующих главах рассматриваются цять таких критических школ: марксизм, коммунитаризм, гражданский республиканизм, мультикуль­турализм и феминизм. Их можно охарактеризовать как «критику и аль­тернативы» либеральни в чём они расходятся.

Вторая, более конкретная тема, проходящая через всю книгу, касается идеи ответственности. Представление о том, что «ответственность» долж­на быть центральной категорией политической мысли, иногда ассоцииру­ется с феминизмом и гражданским республиканизмом, каждый из кото­рых сурово выговаривает либералам за их якобы чрезмерное внимание к -правам-. Но. как зыясняется при анализе, идея ответственности принци­пиально важна для всех этих теорий. Действительно, их можно предста­вить как описания того, кто ответствен за удовлетворение каких потреб­ностей или за какие затраты или выбор. Они различаются не в отношении центральной роли ответственности как таковой, но в отношении более конкретных вопросов о личной и коллективной отвественности. Напри­мер, ответственны ли мы за свой выбор в том смысле, что должны платить цену за каждый акт своего выбора и не ожидать, что другие будут субси­дировать наши добровольно понесённые расходы? Ответственны ли мы за исправление недобровольных невыгодных положений, в которых ока­зываются другие, в том смысле, что должны стремиться, чтобы никто не был бы поставлен в невыгодное положение незаслуженно доставшими­ся неравенствами жизненных шансов? Ответственность за себя и ответ­ственность за других являются фундаментальными для всех этих теорий, и размышление о них в этих понятиях помогает прояснить моменты их согласия и несогласия друг с другом. -

Обращение со всеми людьми с равными заботой и уважением; от­стаивание и критика либеральной демократии; ответственность за себя и других — это некоторые из общих тем, которые я пытался вплести на протяжении всей книги и которые, я полагаю, создают полезный общий рамочный формат для понимания и оценки разнообразных и развиваю­щихся теорий в политической философии.

'■1

Предисловие ко второму изданию

При написании настоящей книги я надеялся, что любой читатель (он или она), прочитав ее, сможет чувствовать себя как дома, раскрыв лю­бой из упомянутых выше журналов по политической философии. Моя книга не дает определений и не объясняет всю терминологию, встречаю­щуюся в этих журналах, но, думаю, раскрывает основные темы и подхо­ды, обсуждаемые в них сегодня. Более того, мне кажется, она объясняет, почему эти темы и подходы стали предметом дискуссии. Я надеюсь, что читатель узнает, почему некоторые темы рассматриваются как слабое место одних подходов и как появились другие подходы для исправления этих слабостей1.

Должен подчеркнуть, что эта книга — не лёгкое чтение. Это некое введение в самые новагорские исследования в сфере политической фи­лософии. Я считаю, что в ней делается действительно выдающаяся рабо­та, и я хочу расскаэатьо ней.

Эти новаторские исследования часто очень утончённы: используемые понятия многогранны и аргументы основываются на тонких различиях или примерах. Я попытался объяснить эти понятия и примеры для тех, кому этот материал в новинку, настолько ясно, насколько это вообще возможно, но я не пытался избежать сложностей или нюансов.

Другими слонами, это не просто введение в основные вопросы со­временной политической философии, но также и введение в наилучшие ответы на эти вопросы. Понимание приводимых аргументов может по­требовать некоторой концентрации внимания, но я надеюсь, вы согла­ситесь, что результат стоил усилий,

• • •

В подготовке второго издания книги участвовали многие коллеги. Преж­де всего я хотел бы поблагодарить Ингрид Робейнс, Вейта Бэдсра, Дэвида Шмидца, Мэтта Мэтреверса, Пола Уоррена, Стивена Рейбера, Сэмьюэла Фрим дна, Шелли Тримейн, Синди Старк и шесть анонимных рецензентов издательства Окфордского университета за полезные комментарии по по­воду первого издания и/или предложения о поводу второго.

Свою особую признательность хотел бы выразить Колину Маклсоду и Джейкобу Леви за их обширные комментарии, включая ответы на не­которые срочные звонки с просьбой о помощи в тех вопросах, которые я знал недостаточно глубоко, и Сью Доналдсон, которая снова просмо­трела каждую строчку всего нового материала.

1 Нет необходимости говорить о том, что много интересной работы в полити­ческой филоесфии делается и пределами англо-американской традиции,часто с очень ра|ными темами в центре внимания. О •возвращении политической философии- в послевоенной Европе см.; [Manent 2000).

Уилл Кимликл. Современная политическая философия

Я также благодарен Идил Боран за прекрасную помощь в проведении исследования, Саре О'Лири за помощь в подборе и оформлении библио­графии и Тиму Бартону и Анджеле Гриффин из издательства Оксфорд­ского университета за их энтузиазм и терпение.

При подготовке первого издания книги мне очень помогли полез­ными комментариями Ричард Арнесон. Иэн Картер, Джеймс Гриффин, Салли Хэсленджер, Брэд Хукер, Эндрю Керноэн, Дэвид Нотт, Генри Лэй-кок, Колин Маклеод, Сьюзан Моллер Окин, Артур Рипштейн, Вэйн Сам-нер и Питер Валлентайн. В особом долгу я перед Дж. Э. Коэном, который учил меня большей части того, что я знаю о политической философии. Он великодушно и терпеливо прокомментировал многие аргументы в этом варианте книги. Моя величайшая благодарность Сью Доналдсон, которая просмотрела всю книгу, строчка за строчкой, несколько раз.

<< | >>
Источник: Уилл Кимликл. Современная политическая философия. 0000

Еще по теме ПРЕДИСЛОВИЕ КО ВТОРОМУ ИЗДАНИЮ:

  1. Предисловие ко второму изданию
  2. ПРЕДИСЛОВИЕ КО ВТОРОМУ ИЗДАНИЮ
  3. Йозеф Шумпетер. "Капитализм, социализм и демократия" > Предисловие ко второму изданию, 1946 г.
  4.   ПРЕДИСЛОВИЕ КО ВТОРОМУ ИЗДАНИЮ
  5. 1868 —18G9 ПРЕДИСЛОВИЕ КО ВТОРОМУ ИЗДАНИЮ 
  6. Предисловие ко второму изданию[1]
  7. Предисловие к первому изданию
  8. ПРЕДИСЛОВИЕ КО ВТОРОМУ ИЗДАНИЮ
  9. ПРЕДИСЛОВИЕ КО ВТОРОМУ ИЗДАНИЮ.
  10. ПРЕДИСЛОВИЕ КО ВТОРОМУ ИЗДАНИЮ