<<
>>

Распоряжение общей вещью и долей

Законодательство всех анализируемых нами государств при распоряжении вещью в целом учитывает мнение всех сособственников. Доля может отчуждаться по воле ее сособственника. Кроме того, распоряжаться можно как долей в целом, так и ее частью.

На особенности распоряжения частью доли хотелось бы обратить особое внимание в данном разделе настоящего исследования.

Авторами Концепции развития гражданского законодательства был затронут интересный вопрос о способности доли в праве общей собственности дробиться на части. Было отмечено, что «собственники недвижимого имущества, пользуясь тем, что круг оснований, по которым вещь может поступить в общую собственность двух или более лиц, весьма велик (п. 4 ст. 244 ГК), нередко пользуются своим правом недобросовестно. По своему усмотрению они разбивают единое право собственности на «карликовые» доли типа 1/100, 1/32 и т.п.» . Данные действия

осуществляются в основном в отношении недвижимого имущества, что приводит к нарушению земельного и жилищного законодательства. Дальнейшее развитие эта мысль получила в п. 2 ст. 276 Проекта ГК РФ, согласно которому «участник долевой собственности вправе по своему усмотрению продать, подарить, завещать, отдать в залог свою долю (часть доли) либо распорядиться ею иным образом с соблюдением при ее возмездном отчуждении правил о преимущественном праве покупки, если иное не установлено законом». Абзац второй п. 2 ст. 276 устанавливает ограничение, в соответствии с которым «доля в праве собственности не может быть раздроблена сособственником на части, если это повлечет невозможность владеть и пользоваться частью общего имущества,

328

соразмерной части этой доли, в соответствии с его назначением».

Анализ научной литературы показывает, что в основном возможность отчуждения части доли отрицается. Это аргументируется по-разному. Некоторые авторы указывают, что «доля в праве не рассматривается как [306] [307]

~ ~ 329

вещь, и, соответственно, к ней неприменимы правила о делимости вещей» .

Однако хотелось бы отметить, что доля идеальна, и если признается способность права делиться на доли, то можно предположить, что эти доли могут делиться дальше, тем более что закон это позволяет, например, при наследовании.

Другие авторы указывают на то, что «право, наоборот, стремится прекратить состояние общей собственности и стимулирует этот процесс. Отсюда берут свое начало оборотоспособность доли в общей собственности и право преимущественной покупки доли. Поэтому долевой сособственник не имеет права дробить свою долю и отчуждать ее по частям. Кроме того, право долевой собственности не может распространяться на саму долю в праве общей собственности как на объект, не являющийся объектом права собственности» . Думается, что при отчуждении части доли новая долевая собственность образовываться не может, но сама по себе доля, поскольку она идеальна и выражается лишь в виде математической дроби, может делиться и на меньшие части.

К. И. Скловский отмечает, что «сама по себе передача в порядке ст. 382 не всех имеющихся требований, а части из них возможна потому, что при этом не ухудшается положение должника, обязанности которого не изменяет тот факт, что определенные обязательства он исполняет в отношении иного кредитора. Но в связи с тем, что такое дробление увеличивает количество участников и тем самым снижает его ценность. Особенно это ясно, если принять во внимание право каждого участника участвовать во владении и пользовании общим имуществом. Изложенное позволяет прийти к выводу о невозможности отчуждения части доли (дробления доли) иначе как путем отчуждения доли нескольким лицам по одной сделке. В известном смысле этот вывод совпадает с выводом из п. 4 ст. 244 о невозможности [308] [309]

собственнику создать общую собственность на неделимую вещь путем

331

соглашения с иным лицом» .

На наш взгляд, распоряжение частью доли допустимо и с точки зрения возможности дальнейшего деления права, и с позиции целесообразности существования общей долевой собственности, которая при рациональном регулировании может быть вполне экономически оправданной.

Действительно, возможность отчуждения части доли необходимо ограничивать, но не на уровне осуществления правомочия пользования, так как правомочие пользования - это, безусловно, важное, но не единственное правомочие собственника.

Согласно господствующей и воспринятой законодателем концепции доля представляет собой долю в едином праве. Поэтому любое распоряжение долей касается распоряжения права в целом. Однако наличие в праве долевой собственности долей позволяет некоторые акты распоряжения в отношении доли осуществлять сособственнику самостоятельно, распоряжение правом в целом осуществляется всеми сособственниками сообща. С точки зрения распоряжения законодатель выделяет в ст. 276 две сферы: общую и индивидуальную. Общая сфера касается распоряжения вещью в целом и требует согласия всех сособственников. Сфера индивидуальная охватывает возможность сособственника распоряжаться собственной долей без или вопреки воле остальных сособственников, так как при осуществлении правомочий распоряжения затрагиваются только интересы одного сособственника.

Из-за того, что доля в праве представляет собой нечто идеальное, по причине отсутствия реальной доли при отчуждении части доли другому лицу речь идет не о делении доли, а в некотором смысле об ее умножении, так как третьему лицу передается право на предмет без отказа от собственной правовой позиции. [310]

С одной стороны, свобода распоряжения долей должна распространяться и на часть доли. Но если следовать этой точке зрения, предполагается, что сособственник формальным дроблением своей идеальной доли мог бы предоставлять положение совладельцев множеству третьих лиц без согласия остальных сособственников. В этой связи положительно можно оценить решение законодателя относительно установления границ дробления доли. Однако существуют такие правомочия, которые не зависят от размера доли, кроме того, пользование не всеми вещами зависит от размера доли.

Для того чтобы определить, относится ли отчуждение части доли к индивидуальной или общей сфере, необходимо проанализировать влияние односторонней продажи части доли на юридические позиции остальных совладельцев.

Долевая собственность со всей очевидностью подразумевает возможность существования разных по величине долей, которые могут быть разного размера изначально или меняться в процессе существования общей собственности. Размер доли влияет не на все возможности осуществления правомочий собственности. Он важен для осуществления правомочий владения и пользования, так как с размером доли законодатель связывает долю в вещи для осуществления пользования. Не всегда и не все виды имущества находятся в раздельном владении и пользовании сособственников. Это зависит от воли сособственников, вида имущества и цели его назначения. Если речь идет о земельном участке или о жилом помещении, то размер доли здесь принципиально важен для реализации правомочия пользования. Но в общей долевой собственности может находиться, например, бассейн, рассчитанный на одновременное пользование несколькими лицами. Пользование данной вещью никак не связано с размером доли, с ним связано только несение бремени содержания общей вещи, а пользование осуществляется всей вещью в целом.

Ключевое отличие общей собственности от индивидуальной состоит в том, что вещь принадлежит на праве собственности одновременно нескольким лицам. Этот существенный признак порождает одно из главных качеств общей собственности - осуществление всех правомочий собственности сообща. Наше действующее законодательство и проект нового закона предусматривают в качестве принципа принятия решений - принцип единогласия, что наделяет правом каждого из сособственников независимо от размера доли определять порядок владения, пользования и распоряжения вещью, причем последнее (порядок распоряжения) не может устанавливаться судом в случае недостижения соглашения между сособственниками. В каком-то смысле может существенно облегчить ситуацию соглашение о владении и пользовании вещью, которое согласно п. 4 ст. 277 Проекта ГК РФ должно быть заключено в письменной форме в отношении недвижимого имущества. Однако соглашение теряет силу при переходе доли в праве собственности на недвижимую вещь к другому сособственнику или третьему лицу, если условия этого соглашения не внесены в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество.

Таким образом, остается открытым вопрос: сохраняет ли соглашение свое действие при отчуждении части доли? Сохранение данного соглашения имело бы смысл при утрате отчуждателем доли собственной правовой позиции, то есть если бы приобретатель доли полностью становился на место отчуждателя как гарантия того, что смена одного сособственника никак не отразится на правовом положении других сособственников. В данном же случае речь идет об увеличении числа совладельцев, которое должно влечь пересмотр порядка владения и пользования имуществом. Помимо этого, согласно п. 5 анализируемой статьи Проекта ГК РФ это не обязанность сособственника, а право вносить соглашение о порядке владения и пользования в Единый государственный реестр. Учитывая уровень правовой активности граждан, можно прогнозировать нечастое пользование этой нормой.

Не только правомочия пользования и владения нуждаются в согласовании, единогласие имеет особое значение при осуществлении правомочия распоряжения, так как этот порядок не может быть установлен судом. В связи с чем прибавление любого нового сособственника порождает возможность наступления «правового коллапса», выход из которого законом не регламентируется.

Факт обладания долей предоставляет право сособственнику требовать в любое время раздела общего имущества или выдела доли из него. Пункт 3 ст. 280 Проекта ГК РФ предусматривает, что при недостижении участниками долевой собственности соглашения о способе и условиях раздела общего имущества или выдела доли одного из них участник долевой собственности вправе в судебном порядке требовать выдела в натуре своей доли из общего имущества.

Если выдел доли в натуре не допускается законом или невозможен без несоразмерного ущерба имуществу, находящемуся в общей собственности, выделяющийся собственник по его выбору имеет право на выплату ему стоимости его доли другими участниками долевой собственности либо на предоставление ему права вещной выдачи (пункт 3 статьи 305 Проекта ГК РФ).

Сама по себе норма о прекращении общности посредством продажи общего имущества позитивна и имеет место во многих европейских кодификациях.

Однако с точки зрения возможности в одностороннем порядке отчуждения части доли она порождает последствия в виде продажи вещи, в пользовании которой могут быть заинтересованы другие сособственники. Проект ГК РФ не предусматривает ограничение права требовать раздела вещи или выдела доли в натуре, что делает сособственников еще более уязвимыми.

Другие европейские кодификации допускают ограничение этого права на основании договора между сособственниками. Так, абзац 1 § 749 ГГУ предусматривает, что каждый участник может требовать в любое время отмену общности, если участники своим соглашением не ограничили это право. Действие этого соглашения, зарегистрированного в поземельной книге, распространяется на правопреемников. Согласно § 650 ГК Швейцарии и § 850 ГК Австрии отмена общности возможна в любое время, если она не ограничена договором. Однако, кроме установленного соглашением, существует законный механизм защиты общих интересов. Прекращение общей собственности не должно приходиться на время, когда сособственник имеет особый интерес в пользовании этой вещью (например, комбайном в период уборки урожая). Все эти меры носят временный характер, но они защищают интересы других сособственников.

Проведенный анализ позволяет прийти к выводу, что отчуждение части доли не может относиться к индивидуальной сфере сособственника, так как неминуемо затрагивает интересы других сособственников. Поэтому данный акт распоряжения должен быть поставлен в зависимость не от возможности использования части вещи, пропорциональной доли по назначению, а от согласия остальных сособственников, которые будут принимать решение, в том числе и исходя из возможности использования общего имущества.

Поскольку в долю невозможно выделить только те правомочия, которые относятся к индивидуальной сфере, продавая часть доли, непонятно, отчуждается только часть правомочий сособственника или уже целой общности. Отчуждение одной или нескольких частей доли без утраты собственной владельческой позиции неминуемо влечет нарушение интересов остальных совладельцев, что свидетельствует о вторжении в общую сферу интересов, а потому требует согласия всех сособственников.

В данном разделе работы хотелось бы затронуть вопрос о возможности отказа от доли. Отказ от права собственности - это один из возможных вариантов осуществления правомочия распоряжения. Возможен ли отказ от доли с точки зрения ее правовой природы и особенностей права общей долевой собственности?

Наибольшую актуальность и практическую значимость этот вопрос имеет в Германии, так как достаточно длительное время и доктрина, и правоприменительные органы на основе законодательных предписаний считали этот вариант распоряжения долей возможным, однако возникшие на практике ситуации заставили пересмотреть данную позицию.

§ 137 ГГУ предусматривает в качестве общего принципа право на свободу распоряжения, которую невозможно ограничить сделкой, что подразумевает и право на отказ от доли в том числе. Предписания закона не противоречат, а, напротив, допускают возможность отказа от прав и обязанностей, которые вытекают из долевой общности. Но вполне возможно, что внутри самой доли есть ограничение на отказ.

Вопрос поднимался неоднократно судебной практикой в связи с обжалованием действий по отказу от доли оставшимися сособственниками. Поскольку до того, как сформировалась современная судебная практика, доктрина и правоприменительные органы признавали возможным отказ от доли, многие случаи отказа были зарегистрированы в поземельной книге.

В качестве примера приведем случай, рассмотренный земельным судом г. Констанца . Сособственник бассейна хотел отказаться от доли в собственности в связи с отсутствием интереса в обладании данным объектом через регистрацию соответствующего заявления в поземельной книге по § 928 ГГУ. Суд земли отказал в возможности отказа в связи с тем, что общность не может прекращаться в силу § 11 Закона о собственности на квартиру, а также потому, что такое распоряжение долей в долевой собственности исключено.

Если обратиться к истории регулирования этого вопроса, то в § 950 первого проекта ГГУ была предусмотрена возможность отказа от доли в собственности по общим предписаниям о собственности. Большинство членов законодательной комиссии, обсуждающей проект, считало эту точку [311]

зрения правильной, но решение этого вопроса предоставили науке и

333

практике .

Сдержанность законодателя в конечном итоге восполнилась сформировавшимся мнением доктрины и судебной практики, которое отталкивалось от следующего. Односторонний отказ совладельца от его доли с приращением этой доли к долям других совладельцев невозможен, так как такой отказ делает долю бесхозяйной (§§ 928, 958 ГГУ). Отказ с последствием, что существующие до сих пор наряду с правом, от которого отказались, права расширяются, существует в тех отношениях, где есть место ограниченному вещному праву и праву собственности (§ 877 ГГУ). В силу признака эластичности права собственности отказ от ограниченного права восстанавливает полноту основного права, но между множеством собственников возможна только передача доли, а не навязывание дополнительных долей отказом с последствием приращения. Таким образом, единственным последствием отказа от права является образование бесхозяйной вещи. Если имеется отречение от доли, которая равна, например, 1/8, нужно было представлять себе, что вещь может становиться бесхозяйной на 1/8. Поскольку невозможно представить существование бесхозяйной вещи на 1/8, невозможно представить и то, что на 7/8 она находится в собственности.

К выводу о невозможности отказа от доли можно прийти, если учесть последствия общей собственности. Долевая собственность характеризуется тем, что ее предмет неделим. Сособственники сообща осуществляют правомочия, в частности использование, потому в итоге они несут общие расходы. Долевая общность учреждает совместные права и обязанности. Доли действуют одинаково и самостоятельно, кроме возможности распоряжения, при голосовании по поводу определения порядка использования вещи, распределения доходов и расходов. Качество [312] неделимости предмета ведет к тому, что не может иметься бесхозяйности вещи в доле. Бесхозяйность доли не может отражаться в ограничении использования вещи. Что касается несения бремени содержания вещи и получения доходов, то они все равно должны осуществляться. Кредиторы не могут выставлять меньшие счета из-за отсутствия у одной доли собственника. Иначе влияет отказ от доли на распределение доходов, поскольку соответствующая часть доходов должна резервироваться для будущего хозяина. Вследствие этого остальные правомочные граждане были бы обременены управлением вещи в части бесхозяйного дохода, до тех пор пока кто-то не решится на присвоение доли. Это значит, что оставшиеся сособственники, если они не хотят принимать право собственности на долю отказавшегося, должны были бы тем не менее управлять долей дохода для будущего собственника. Будет ли осуществлено возмещение расходов при последующем приобретении доли, так же неизвестно, как и сам факт приобретения. Таким образом, бремя содержания имущества неминуемо бы обременило оставшихся участников общности. Возмещение расходов при возможном более позднем присвоении соучастия собственности неизвестно, как и само приобретение права собственности.

Таким образом, отказ от доли невозможен, так как неминуемо затрагивает общие интересы.

В связи с изложенными общенаучными, теоретическими и правовыми аргументами считаем возможным сделать следующие выводы:

Первое: законодательства всех анализируемых государств связывают возможность распоряжения вещью в целом только с единогласно выраженной волей сособственников. Особенности распоряжения долей сводятся к тому, что отказ от доли невозможен, распоряжение частью доли должно осуществляться с согласия остальных сособственников, а на случаи возмездного отчуждения доли может распространяться право преимущественной покупки.

Второе: на основании изложенного предлагается следующая редакция ст. 246 ГК РФ (соответственно ст. 276 проекта ГК РФ):

Распоряжение имуществом, находящимся в долевой собственности

1. Решения о распоряжении вещью в целом, изменении ее целевого назначения, дроблении доли принимаются единогласно всеми участниками долевой собственности, если иное не предусмотрено законом. Доля в праве собственности не может быть раздроблена сособственником на части, если это повлечет невозможность владеть и пользоваться частью общего имущества, соразмерной части этой доли, в соответствии с его назначением.

2. Участник долевой собственности вправе по своему усмотрению продать, подарить, завещать, отдать в залог свою долю (часть доли) либо распорядиться ею иным образом с соблюдением при ее возмездном отчуждении правил, предусмотренных статьей 278 настоящего Кодекса, если

334

иное не установлено законом .

1.

<< | >>
Источник: ФИЛАТОВА УЛЬЯНА БОРИСОВНА. ИНСТИТУТ ПРАВА ОБЩЕЙ СОБСТВЕННОСТИ В СТРАНАХ РОМАНО-ГЕРМАНСКОЙ ПРАВОВОЙ СЕМЬИ (ГЕРМАНИИ, АВСТРИИ, ШВЕЙЦАРИИ, ФРАНЦИИ И РОССИИ: СРАВНИТЕЛЬНО-ПРАВОВОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ). Диссертация на соискание ученой степени Доктора юридических наук. Москва - 2015. 2015

Скачать оригинал источника

Еще по теме Распоряжение общей вещью и долей:

  1. Статья 252. Раздел имущества, находящегося в долевой собственности, и выдел из него доли
  2. § 4. Право общей собственности
  3. § 1. Общая характеристика основных видов права собственности
  4. Статья 244. Понятие и основания возникновения общей собственности
  5. § 4. Общая собственность
  6. Генезис и формы развития института общей собственности в России
  7. Правовое регулирование отношений общей собственности в Германии
  8. Становление и развитие права общей собственности в Швейцарии
  9. Институт права общей собственности в Австрии
  10. Общая собственность во французском праве
  11. § 2. КОНЦЕПЦИИ ПРАВА ОБЩЕЙ ДОЛЕВОЙ СОБСТВЕННОСТИ: «ИНДИВИДУАЛИСТИЧЕСКАЯ КОНЦЕПЦИЯ» И «КОНЦЕПЦИЯ ОБЩНОСТИ»
  12. Понятие и значение юридической конструкции «доля» в европейской доктрине
  13. Российская правовая наука о правовой природе доли
  14. Владение и пользование общей вещью
  15. Соглашение об определении порядка владения, пользования и распоряжения общей вещью
- Административное право зарубежных стран - Гражданское право зарубежных стран - Европейское право - Жилищное право Р. Казахстан - Зарубежное конституционное право - Исламское право - История государства и права Германии - История государства и права зарубежных стран - История государства и права Р. Беларусь - История государства и права США - История политических и правовых учений - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминалистическая тактика - Криминалистическая техника - Криминальная сексология - Криминология - Международное право - Римское право - Сравнительное право - Сравнительное правоведение - Судебная медицина - Теория государства и права - Трудовое право зарубежных стран - Уголовное право зарубежных стран - Уголовный процесс зарубежных стран - Философия права - Юридическая конфликтология - Юридическая логика - Юридическая психология - Юридическая техника - Юридическая этика -