<<
>>

ДЕМОКРАТИЯ

Демократию вообще невозможно определить — настолько здесь все запутано. Само убеждение в благе демократического устройства нельзя считать заблуждением. Последним является слепая вера в демократию как единственную возможную форму общественного устройства; при этом не учитываются разные значения этого слова, а их минимум шесть: демократия как общественное устройство, определенный тип   этого   устройства,   свободное   устройство,

43

правовой строй, социальная демократия и, наконец, диктатура партии.

  1. Итак, демократия, во-первых и прежде всего,— это такое общественное устройство, при котором правит народ, выбирающий себе правителей, или власть. Коли так, очень странно звучит выражение «народная демократия», ведь это то же, что «народное народовластие», т. е. «масло масляное». «Демократия» происходит от греческого demos — народ и kratein — править.
  2. Под демократией нередко подразумевается не вообще демократия, а определенный тип, форма демократического устройства. Форм демократии много. Одна из них — прямая демократия, существовавшая прежде в некоторых швейцарских кантонах, когда весь народ собирался на так называемые Landesgemeinde (общие земельные собрания) и решал важнейшие государственные проблемы; в какой-то мере прямая демократия существует и в швейцарской конфедерации. Другой формой демократии является парламентская демократия, когда народ выбирает своих представителей (парламентариев). Она также может принимать различные формы: например, существует президентская демократия (народ избирает президента, которому подотчетны министры) и партийная демократия (министры ответственны перед сеймом). Порой утверждают, что единственно «истинной» является какая-то одна из форм демократии. Это — явное суеверие.
  3. От демократии как строя следует отличать свободный общественный строй, т. е. такой, при

44

котором расцветает, к примеру, свобода печати, собраний и т.

д. При демократическом строе подобные свободы бывают ограничены (например, в период войны), и наоборот, при недемократическом строе люди иногда пользуются множеством свобод.
  1. Порой под демократией имеют в виду законность, хотя законность — это нечто иное. Правовым является то общественное устройство, при котором уважают закон. Во многих государствах с демократическим строем закон не уважается, и наоборот, есть государства недемократические, но правовые. Картину государства последнего типа рисует известный анекдот времен Фридриха Великого, в государстве которого демократией и не пахло. Королевские чиновники отобрали у мельника его мельницу. Мельник заявил, что дойдет до Берлина, ибо, сказал он, «в Берлине есть еще судьи». Значит, этот мельник верил в правовой характер своего недемократического государства.
  2. Не следует также смешивать демократический строй, относительно свободный и законный, с так называемой «социальной демократией». Последняя представляет собой общество, в котором отсутствуют психологические перегородки между различными социальными слоями. О том, что социальная демократия и демократический строй — вещи различные, свидетельствует существование стран с демократическим строем, в которых, однако, подобные перегородки слишком велики, и наоборот, есть страны с недемократическим

45

строем, в которых люди, принадлежащие к разным социальным слоям, никак не разделены между собой. Такая социальная демократия часто существует даже в тех странах, где правит тиран, стремящийся превратить всех своих граждан в рабов.

6. Наконец, демократией называют диктатуру партии, к этому, например, привыкли марксисты-ленинцы; подобной терминологией пользуются и тираны в отсталых странах, где зачастую существует всего одна партия. Называть подобный строй демократией — грубейшее заблуждение, ибо здесь отсутствует демократия в любом из приведенных выше значений: и в значении демократического строя, и — свободы и т.

д.

Наряду с путаницей в вопросе о демократии и утверждениями о существовании некоей единственно «истинной» демократии имеется еще одно очень распространенное заблуждение. Некоторые люди убеждены, что демократия или одна из форм демократического строя, оправдавшая себя в данной стране или в данном регионе, должна быть введена во всем мире — и в Китае, и в Эфиопии, и в Бразилии. Однако из 160 государств, существующих в мире, лишь 21 государство имеет демократическое устройство. Это суеверие — один из наихудших и постыднейших признаков косности.

См.:  авторитет,  государство,  народ, равенство, свобода, элита.

ДИАЛЕКТИКА. Термин «диалектика» происходит от греческого dialogein, что значит дискути46

ровать: первоначально диалектика была искусством дискуссии. В течение длительного периода— например, у древних стоиков и схоластов — диалектикой называлась логика. В этом значении диалектика отнюдь не является заблуждением и играет весьма положительную роль. Лишь немецкий философ Гегель придал этому слову новое, ложное значение. Насколько вообще можно понять мысль Гегеля — ибо выражается он крайне путано и сложно,— природа как бы дискутирует сама с собой. Вследствие этой дискуссии возникает движение, появляются различные существа и т. д. Далее, Гегель и его сторонники утверждают, что в мире существуют противоречия, ибо в дискуссии природы с самой собой один участник возражает другому. Коли так, мир полон противоречий, и обычная логика, которая их не признает,— плохая логика и самое большее пригодна лишь для «кухонного употребления» (Ленин). В философии необходима иная, «высшая» диалектическая логика, с противоречиями и тому подобными монстрами. Последователи Гегеля много говорят также о небытии отдельных частей: реально существует только целое. Так, например, в государстве человеческая личность — это «диалектический момент» целого, т. е. государства, это как бы волна, появляющаяся и исчезающая на поверхности океана.

Из понимаемой таким образом «объективной диалектики» возникает затем так называемая субъективная диалектика, та самая «высшая» логика и методология мышления.

Ленин, а затем

47

Сталин пытались установить правила «диалектического метода». Согласно Сталину, к примеру, он состоит в том, чтобы смотреть на явления с точки зрения целого, исследовать, какова цель движения, обращать внимание на противоположности (Сталин называет их, как и другие диалектики, «противоречиями») и т. д. Диалектика в такой интерпретации должна стать логикой пролетариата, революции, коммунизма и т. д.

Большинство положений диалектики — суеверия. Это и убеждение в том, что природа «дискутирует» сама с собой, и вера в некую «высшую» логику, и уверенность в том, что с помощью этой так называемой диалектической логики можно достигнуть каких-либо результатов. Ведь она в лучшем случае представляет собой собрание весьма примитивных советов, далеких от принципов современной методологии науки. Сам Маркс, на которого любят ссылаться диалектики, никогда не пользовался ничем, кроме обычной формальной логики и методологии естественных наук. В последнюю он верил, как в слово пророка.

Ложность диалектики настолько очевидна, что даже в Советском Союзе, где ее навязывали силой, находились философы, которые осмеливались выражать по этому поводу протесты. Сегодня там допускают, наряду с официальной диалектикой, и обычный человеческий разум, и обычную логику.

В чем причина успеха диалектики? Он был бы несомненно меньшим, если бы коммунистические партии всего мира не навязывали ее везде, где они

48

обладают властью. Но наряду с партийным насилием определенную роль сыграла вера в превосходство ложных философий, таких как философия Гегеля. Ход мысли при этом примерно таков: все, что рекомендует знаменитый философ, правильно и хорошо; Гегель — знаменитый философ и рекомендует диалектику. Следовательно, диалектика правильна и хороша. Таким образом, одно заблуждение влечет за собой другое. Кроме того, «достоинство» диалектики в том, что ее стороннику нет нужды представлять точные доказательства. В самой диалектике нет ни одного закона и соответственно ни одной нормы, которые можно было бы отнести к «логике»; противореча законам формальной логики, она дает своим сторонникам иллюзорное чувство свободы — кажется, что все дозволено. Однако эта ложная свобода от законов формальной логики обеспечивает право лишь на невнятицу, на нонсенс.

К сожалению, во имя «диалектического» суеверия преследовались и до сих пор преследуются люди; во имя него людей даже убивали. Диалектика — одно из самых вредных, какие только есть на свете, суеверий.

См.: логика, марксизм, невнятица, противоречие, свобода.

<< | >>
Источник: Ю.  Бохеньский. Сто СУЕВЕРИЙ. Краткий философский словарь предрассудков. Москва ИЗДАТЕЛЬСКАЯ   ГРУППА «ПРОГРЕСС» 1993. 1993

Еще по теме ДЕМОКРАТИЯ:

  1. 5.1. Понятие "демократия": истоки и содержание
  2. 5.3. Недостатки и достоинства демократии
  3. 11.3. Что такое теледемократия?
  4. МИР МЕЖДУ ДЕМОКРАТИЯМИ — ВСЕГДА ИЛИ ВСЕ ЖЕ ЗА РЕДКИМИ ИСКЛЮЧЕНИЯМИ?
  5. МОЖНО ЛИ НАВЯЗАТЬ ДЕМОКРАТИЮ СИЛОЙ?
  6. 3. Демократия при социалистическом строе
  7. ДЕМОКРАТИЯ (философия). 
  8. 183. КРИЗИС ДЕМОКРАТИИ ОБОСТРЯЕТСЯ
  9. ДЕМОКРАТИЯ
  10. Античная демократия
  11. БЕНЕШ Эдуард Демократия– ныне ивсегда
  12. БЕНЕШ Эдуард Демократия– ныне ивсегда
  13. 8. Как можно создать "истинную демократию"
  14. Теоретические модели демократии