<<
>>

ОСЕННЕЮ ДОРОГОЮ

  Меркнет день. Над усталой поблекшей землей

Неподвижные тучи висят. Под прощальным убором листвы золотой

И березы и липы сквозят. Душу обняли нежно — тоскливые сны,

Замерла бесконечная даль, И роскошно — блестящей и шумной весны

Примиренному сердцу не жаль.

И как будто земля, отходя на покой,

Погрузилась в молитву без слов, И спускается с неба невидимый рой

Бледнокрылых безмолвныхдухов.

1886

а А А

Бедный друг, истомил тебя путь, Темен взор, и венок твой измят. Ты войди же ко мне отдохнуть. Потускнел, догорая, закат.

Где была и откуда идешь, Бедный друг, не спрошу я любя; Только имя мое назовешь — Молча к сердцу прижму я тебя.

Смерть и Время царят на земле, — Ты владыками их не зови; Все, кружась, исчезает во мгле, Неподвижно лишь солнце любви.

1887

Милый друг, иль ты не видишь, Что все видимое нами — Только отблеск, только тени От незримого очами?

Милый друг, или ты не слышишь, Что житейский шум трескучий — Только отклик искаженный Торжествующих созвучий?

Милый друг, иль ты не чуешь, Что одно на целом свете — Только то, что сердце к сердцу Говорит в немом привете?

1892

it it it

В час безмолвного заката Об ушедших вспомяни ты, — Не погибло без возврата, Что с любовью пережито

Пусть синеющим туманом Ночь на землю наступает — Не страшна ночная тьмы нам: Сердце день грядущий знает.

Новой славою господней Озарится свод небесный, И дойдет до преисподней Светлый бл-говест воскресный.

1892

ПАНМОНГОЛИЗМ

Панмонголизм! Хоть слово дико, Но мне ласкает слух оно, Как бы предвестием великой Судьбины божией полно.

Когда в растленной Византии Остыл божественный алтарь

И отреклися от Мессии Иерей и князь, народ и царь, —

Тогда он поднял от Востока Народ безвестный и чужой, И под орудьем тяжким рока Во прах склонился Рим второй.

Судьбою павшей Византии Мы научиться не хотим, И все твердят льстецы России: Ты — третий Рим, ты — третий Рим.

Пусть так! Орудий божьей кары Запас еще не истощен. Готовит новые удары Рой пробудившихся племен.

От вод малайских до Алтая Вожди с восточных островов У стен поникшего Китая Собрали тьмы своих полков.

Как саранча, неисчислимы И ненасытны, как она, Нездешней силою хранимы, Идут на север племена.

О Русь! забудь былую славу: Орел двуглавый сокрушен, И желтым детям на забаву Даны клочки твоих знамен.

Смирится в трепете и страхе, Кто мог завет любви забыть... И третий Рим лежит во прахе, А уж четвертому не быть.

1894

* * *

Памяти А.Ф.Аксаковой

Опять надвинулись томительные тени Забытых сердцем лиц и пережитых грез, Перед неведомым склоняются колени, И к невозвратному бегут потоки слез.

Не об утраченных, о нет: они вернутся, — Того мгновенья жаль, что сгибло навсегда, Его не воскресить, и медленно плетутся За мигом вечности тяжелые года.

Иль эта мысль обман, и в прошлом только тени Забытых сердцем лиц и пережитых грез? Перед неведомым склоняются колени, И к невозвратному бегут потоки слез.

1895

<< | >>
Источник: И.Н. Сиземская. Поэзия как жанр русской философии [Текст] / Рос. акад.наук, Ин-т философии ; Сост. И.Н. Сиземская. — М.: ИФРАН,2007. - 340 с.. 2007

Еще по теме ОСЕННЕЮ ДОРОГОЮ:

  1. А. Пушкин. "Осень" (отрывок)
  2. ОСЕННИЙ МОТИВ
  3. ОСЕННЕЮ ДОРОГОЮ
  4. Глава 2. Организация земельного дела в период смены власти (лето — осень 1918 г.)
  5. ОСЕНЬ
  6. ПРОБЛЕМА ОБРАЗА АВТОРА В ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЕ
  7. Русская осень
  8. Осень
  9. БЛАГОУСТРОЙСТВО ДОРОГ. ОЖИВЛЕНИЕ КУСТАРНО-РЕМЕСЛЕННОГО ПРОИЗВОДСТВА И ТОРГОВЛИ
  10. § 15. Благозвучие речи.
  11. ПОРЯДОК СЛОВ В СТИХОТВОРНОЙ РЕЧИ