<<
>>

Постижение непостижимого

Свой основной философский труд Франк назвал «Непостижимое». В нем неоднократно отмечается непостижимость непостижимого. Казалось бы, это столь же тривиально звучит, как известный афоризм Козьмы Пруткова: «Никто не обнимет необъятного!» Однако основная идея Франка отнюдь не сводится к такой тривиальности.
Первым предшественником этой идеи он называет Сократа, который показал, что «в состав самого рационального знания необходимо вхо- дит знание его ограниченности и неадекватности»[256]. Сократ говорил: «Я знаю, что я ничего не знаю». Его же оппоненты - софисты утверждали, что они «знают всё». И тем не менее Сократ был мудрее их. Он знал, что он ничего не знает. Они же не знали даже этого, не знали «своей собственной духовной нищеты» (136, см. также 212).
Эпиграфом к третьей части «Непостижимого» Франк взял слова из трактата «О Божественных именах» (примерно V в. н. э.), приписываемого Дионисию Ареопагиту: «Самое божественное знание Бога есть то, которое познается через неведение» (415). Франк неоднократно ссылается на формулу Николая Кузанского, которого он называл своим единственным учителем философии (см. 184): «Недостижимое достигается через посредство его недостижения». «Умудренное неведение» Николая Кузанского Франк считал высшей мудростью. Продолжая традицию этих парадоксальных формулировок, Франк делает следующий вывод из своего философского исследования всеединства: «Непостижимое постигается через постижение его непостижимости» (559).
Если бы Франк просто провозгласил: «непостижимое непостижимо», это было бы равнозначно афоризму: «Никто не обнимет необъятного!» Однако философ утверждает как раз постижение непостижимого. Но процесс этого постижения как раз и обнаруживает непостижимость непостижимого. Все это - не схоластическая игра словами, а выявление диалектической противоречивости и самой познавательной деятельности человека и предмета ее познания - видимой и невидимой реальности. Разве можно, например, считать словесной игрой остроумный афоризм польского писателя С. Е. Леца: «Наше невежество достигает все более далеких миров»?
Думается, что высокая оценка трудов Франка выдающимися русскими философами, при всем несогласии с теми или другими положениями этих трудов, связана с последовательно проводимым Франком диалектическим принципом - «антиномистическим монодуализмом», т. е. «совпадением противоположного». Диалектика Франка своеобразна. Она идет не от Гегеля, как диалектика марксизма, а как бы «через голову» Гегеля (хотя, разумеется, философию Гегеля Франк знал) - от Сократа, неоплатоников, Ареопагита, Николая Кузанского, Канта, Фихте, Шеллинга.

Постижение непостижимого в его непостижимости не предполагает для Франка ни скептицизма, ни абсолютного иррационализма в духе Л. Шестова. Он не отрицает правомерности рационального миропонимания и рациональности самого бытия. Но в то же время для него неприемлем ни «отвлеченный иррационализм», ни односторонний рационализм. «Наше мышление, - утверждает Франк, - посколь- ку оно служит именно познанию реальности, должно всегда оставаться диалектичным...» (236). И это для него означает не отвержение рациональности в познании и в реальности, как это делают иррациона- листы, а возвышение рациональности до трансрациональности, сверхрациональности. Ведь и сам принцип «антиномистического монодуализма» Франк определяет как «трансрациональный». В этом представляется суть «трансрациональной» диалектической логики Франка, отличной не только от формальной рационалистической логики, но и от «диалектической логики» Гегеля и его последователей. Чтобы подчеркнуть отличие своей «трансрациональной» логики от обычной рациональной логики, он называет природу всеединства «металогической», характеризуя ее как «единство противоположного»[257]. Однако если логика «антиномистического монодуализма» у него «работает» в мирской реальности, то она бессильна в сфере реальности Божественной, ибо «невозможность логического согласования основана на сущностной трансрационалъности Бога» (546)[258].
«Трансрациональность Бога» для Франка и означает «Непостижимое». Открытие философией трансрационалъно-непостижимо - го утверждает, по его мысли, «саму священную реальность Божества» и «непосредственноерелигиозное восприятие бытия» (558). Философия Франка, по его собственному определению, является религиозной. Признавая, что книга Франка «Непостижимое» «пронизана бесспорной и глубокой религиозностью», Зеньковский упрекает Франка в том, что он «слишком философ, чтобы быть богословом»[259]. Для философа такой упрек - не упрек.
 
<< | >>
Источник: Столович Л. Н.. История русской философии. Очерки. - М.: Республика,2005. -495 с.. 2005

Еще по теме Постижение непостижимого:

  1.   УКАЗАТЕЛЬ   ИМЕН [*] 
  2. ДИАЛОГ О СТАНОВЛЕНИИ              141  
  3. АПОЛОГИЯ УЧЕНОГО НЕЗНАНИЯ  
  4. О ВЕРШИНЕ СОЗЕРЦАНИЯ  
  5. Бог и мир
  6. Постижение непостижимого
  7. § 46. Объяснение предыдущих отделов
  8. § 11. Непостижимость существа Божия при всеобщей уверенности в бытии Божием
  9. 4.ТРОИЦА: БОГ ХРИСТИАН
  10. Философия неоплатонизма