<<
>>

Акцентное выделение предлогов и приставок

Акцентирование непервообразных предлогов (напр., перед, около, через, сквозь, сверх и т. п.), по-видимому, было возможно и раньше. Во всяком случае, [ОС 1989; 1999] дает следующие рекомендации для произношения таких предлогов: произносится со слабым ударением[102].

Можно предположить, что на базе так называемого слабого ударения мог возникнуть и фразовый акцент (логическое ударение) на предлоге. Особенно отчетливо это заметно при явной или скрытой контрастивности, напр., Ты этот куст лучше перед домом посади; Нужно пройти через поселок; Подожди его около поликлиники, а внутрь не заходи; Их дом — возле почты, а не за ней; Алеша написал еще две статьи сверх плана и т. п.

Акцентирование первообразных предлогов и даже приставок — явление, появившееся сравнительно недавно, причем акцентное выделение приставок, по-видимому, явилось последним новшеством в просодической системе языка[103]. Примеры: Он совершенно убежден, что без переговоров ничего решить нельзя; Чтобы дойти до городской черты, нужно еще некоторое время; Сергей помнил только, что до войны эта семья жила в Сокольниках; За этой башней будет восьмиэтажка, где почта; Пдд гаражом он устроил склад; Эти источники не переводились с греческого; Специальные костюмы всегда должны быть под рукой; Но почему-то он едет в другой конец города, от аэропорта; Война закончилась не для всех и т. д.

Примеры на акцентное выделение приставок: Прёдцёнтровая часть высказывания произносится на среднем тоне говорящего; Получится как бы прёдпремьёрный показ нового фильма; Это как раз проправительственная фракция; Сегодня днем они прёкратят свои передачи; Эти круги попытаются пёрераспределйтъ собственность; Она хорошо помнит старую, довоенную Москву; Надо воздействовать на сознание, а не на подсознание граждан; Раньше у команды было послёднее место, теперь — прёдпослёднее; Только после войны появится возможность демократических прёобразований; Сейчас по городу могут бёспрепятственно передвигаться только машины скорой помощи; К сожалёнию, мы в эфире пёренаселены писателями; Главные расходы им еще прёдстоят; Мне как раз хочется сказать о времени предвоенном; Тогда и были переведены тексты Священного Писания; Приводится их перечень, начиная с главных, или заглавных персонажей; Все это говорит о нежелании посмотреть на себя в контексте других культур; Я считаю эту постановку задачи недопустимой; Права ребенка могут нарушаться либо действием, либо бёздёйствием; В проблемах беспризорности виновата коррупция; Судьи неоднократно подтверждали свою незамысловатую ангажированность; Гости забили два безответных гола; Эпоха Горбачева провозгласила именно перестройку; Для прокоммунистической прессы характерна ориентация на русскую историю (возможно также и контрастивное выделение квазиприставок: Это объективные причины.

Что же касается причин субъективных, то о них следует сказать особо).

Эта просодическая особенность приставок в современной русской речи отражена в работах [Каленчук, Касаткина 1997; 1999].

Каждый из приведенных примеров может быть трансформирован таким образом, что акцентироваться будет не только приставка, но и все слово (ср.: Сегодня днем они прекратят свои передачи и Сегодня днем они прекратят свои передачи; Эпоха Горбачева провозгласила именно перестройку и Эпоха Горбачева провозгласила именно перестройку и т. п.). Акцентирование приставок и флексий — это новый этап в развитии русской просодической системы, точно так же, как акцентное выделение отдельных слов не было представлено в этой системе изначально, но возникло на определенном этапе ее развития.

Сопоставление данных литературного языка с данными некоторых диалектов (в первую очередь севернорусских, где акцентное выделение как языковая категория отсутствует), отражающих более ранний этап эволюции русской просодической системы, подтверждает наше предположение о сравнительно позднем появлении категории АВ (акцентного выделения) в литературном языке. Это вполне согласуется с идеей Т. М. Николаевой об АВ как средстве языковой компрессии. При АВ отдельных морфем смысловое «подчеркивание» («проминентность») становится более «сфокусированным», а порою почти «точечным». Тем самым значительно возрастает уровень семантической компрессии в устной речи.

Можно связывать все эти инновации с развитием средств массовой коммуникации, с развитием публицистической речи, возможно, что это так, но сама тенденция уже была заложена в просодической системе русского языка, поскольку было возможно акцентное выделение непервообразных предлогов.

Вполне можно допустить, что возросшую активность акцентирования первообразных предлогов можно связать с таким явлением, как отказ от переноса ударения на предлоги в энклиноменных группах, о чем речь шла выше. Ведь такие реализации, как на зиму, под гору, за спину и т.

д., не допускают просодического варьирования внутри застывшего фонетического слова, в то время как освобождение предлога от обязательного акцента в таком словосочетании очищает поле для просодической игры, открывающей новые возможности.

Эти просодические инновации поддерживают усиление агглютинативных тенденций в морфологии (в частности, более ярко выраженными становятся границы между морфемами, в данном случае между префиксами и корнями). Важно подчеркнуть, что в наше время стало возможным произношение первообразных предлогов и приставок без акцентного выделения, но и без качественной редукции гласного: б['соответственный, б[’е[зынициатйвный, д[о[военный, подотчетный, з[а]океанский, пр['е]дцёнтровый, п^ер’еОсмыслёние, н[а]ддиалёктный, пр['е[двоённый, св[’ё[рхъестёственный, с[о[переживание и т. п.

Из этих изменений в просодической системе происходят некоторые следствия, весьма важные для сегментной фонетики русского языка. Во-первых, стало возможным различение гласных [а] и [о], [е] и [и] в первообразных предлогах, т. е. внутри фонетического слова, а также и в приставках, т. е. внутри слова. Если раньше подобное различение было допустимо лишь в некоторых лексических подсистемах (заимствованных слов, ср. гросбух, гоплит, верлибр, вестгот и т. п.; подсистеме сложных и сложносокращенных слов, ср. помреж, спецназ и т. п., подсистеме служебных слов, ср. не ты, ноя, сквозь окно, сверх меры и т. п.), то теперь оно стало возможным и внутри слова и в тех лексемах, которые входят в основной словарный фонд языка.

Во-вторых, появилась возможность новых маркеров межсловных и меж- морфемных границ. Здесь имеется в виду реализация звонких согласных на этих границах. Если раньше внутри фонетического слова действовал закон: перед звонким шумным возможно произношение только звонкого шумного, то теперь из этого закона появилось исключение, которое можно сформулировать следующим образом: если на стыке предлога и слова или приставки и корня (или двух основ сложного слова) возникает сочетание двух звонких согласных фонем, то первая из них может реализоваться глухим согласным, если предшествующий гласный несет на себе акцент (м[с] дома, бё[с]домный, гд[с[дума)[104].

Это положение было проверено и подтверждено инструментально в работе [Kasatkina 1999].

В речи замена звонкого глухим согласным плохо опознается слушающими, поскольку произношение звонкого сегмента перед следующим звонким ожидаемо, и нарушение фонетического закона (произношение глухого согласного перед звонким) может оставаться незамеченным, так как маскируется произношением последующего звонкого.

На этих же морфологических границах конечный звонкий предлога, приставки или первой основы сложного слога обычно сохраняет свою звонкость перед гласным, сонорным или в + гласный или сонорный, начинающими следующую морфему, как это бывает в позиции внутри слова: под окном, без окон; под нами, без нас; подоконник, безоружный, подлокотник, безликий; мединститут, газэкспёрт, судмедэкспертиза и т. п. При наличии акцента на предлоге или первой морфеме (приставке или первой основе сложного слова) возможно произношение глухого согласного в соответствии со звонкой фонемой. Такие случаи зафиксированы в речи неоднократно: и[с] армии, w[c] архива, ы[с] небольшого города, и[с] России, исходя и[с] этого, и[с] Лондона передает наги корреспондёнт, ы[с] Ижевска, одно м[с] выражений, передача м[с] Лугано, и[с] Моздока, команда w[c] Индианы, м[с] Лиссабона, и[с] определенных источников, один и[с] важнёйших факторов, это говорит о[п] ограниченности возможностей общества; о[п] идёйной основе, переговоры о[п] урегулировании спорных вопросов; о[п] отмывании дёнег, о[п] освобождёнии, о[п] удовольствии, о[п] умёлом руководстве; о[п] исключёнии, о[п] одном момёнте, о[п] угрозе, бе[с] лидера, бе[с] макроэкономической программы, бе[с] малого, бе[с] России, по[т] Нижним Новгородом, по[т] юрисдикцию, но[т] экономикой, на[т] реальностью и др. Отмечено также несколько примеров с непервообразными предлогами, которые должны бы произноситься с финальными звонкими согласными: пере[т] многочисленным митингом, пере[т] началом, чере[с] несколько дней, чере[с] них, чере[с] ограду, чере[с] облака (все примеры из радиопередач).

Примеры оглушения конечного звонкого согласного в приставках перед гласными и сонантами более редки, но зафиксированы и они: безвизовый, безрезультатно, бёЗме^икаментозный, й[с]менёние, наднациональный, прё[т]новогодний, прё[т]инфарктный, гіре[і\рассудки, предопределённый, прё[т]олимпййский, пд[т]отчётно, д[п]нарддован.

На морфемных границах между основами сложных слов отмеченную закономерность подтверждает множество примеров: гдсэпй[т]надзор, джа[с]мён, га[с]лмф/и, загра[т]отряд, за[ф\лаб, за[ф]маг, ме[т]институт, ме[т]эксперт, лорЗ-мэр, ме[иі]арабский, нор[х]-дст, пе[т]институт, Си[п]нёфтъ, су[и]марйна и т. д.

Можно сказать, что появление акцента на предлогах и указанных морфемах придало новый импульс тенденции к их обособлению, и тогда стали возникать новые пограничные сигналы, которые уже продолжают существовать даже после устранения первоначальной причины их возникновения — акцентного выделения.

Акцентирование предлогов и приставок вносит нечто новое в структуру актуального членения предложения. Предлоги и приставки могут входить как в тематическую группу, так и в рематическую, ср., напр., Все эти экс и виие. пыжась, пытаются сохранить маску облеченных властью; Все это лишь псевдо. а не культура; «Со- и противопоставление этих двух типов бала,., прямо проведено Пушкиным» [Пеньковский 1999,263]; Его обычная, официальная позиция была всегда скорее «недо», чем «пере».

В таких высказываниях, как Довыборы состоятся в апреле; Пересмотр этих положений должен дать совершенно иную картину; Здесь вводится система сдположёний (из доклада на заседании Ученого совета) — приставки до-, пере- и со- составляют вторую рему. Такова же роль предлога над в следующем высказывании: Оно дейктично и над грамматикой и над лексикой (из доклада на Ученом совете).

<< | >>
Источник: М. Я. Гловинская, Е. И. Галанова и др.. Современный русский язык: Активные процессы на рубеже XX— XXI веков / Ин-т рус. яз. им. В. В. Виноградова РАН. — М.: Языки славянских культур,2008. — 712 с.. 2008

Еще по теме Акцентное выделение предлогов и приставок:

  1. Оглавление
  2. Акцентное выделение предлогов и приставок
  3. БИБЛИОГРАФИЯ
  4. РАЗДЕЛ V МОРФОЛОГИЯ СОВРЕМЕННОГО РУССКОГО ЯЗЫКА
  5. 26. Научный стиль