ФОНЕТИЧЕСКИЙ звуко-буквенный разбор слов онлайн
 <<
>>

Члены предложения и частицы

Внимание к структурным и семантическим свойствам предложения и его членов позволило дифференцировать функциональные свойства частиц, неоднозначных по синтаксической роли. Они могут входить в состав члена предложения, могут оформлять все предложение в целом.

Во многих случаях трудно четко отграничить частицы, относящиеся ко всему предложению, от частиц, входящих в состав какого-либо одного члена предложения. Такие полифункциональные частицы более емки по структурно-семантическим свойствам, чем частицы с одной функцией.

Входя в состав члена предложения, смысловые частицы привносят в семантику члена предложения в соответствии с разрядом свои значения (указательные, определительно-уточняющие, выделительно-ограничительные, усилительные): Стройка - это огромный механизм, и его звено - лишь маленькая клеточка этого механизма (Чичков); Только влюбленный имеет право на звание человека (Блок); Шумливы только мелкие речки (Песков); Петя знал, что он плохо воспитан и что некоторые неудачи в его жизни произошли им.еиножо..этой_пртчине (Каверин); Я готов обнять даже Лом. у Москвы-реки (Лазарев); Мы - дети баррикад. Мы сами - баррикады (Евтушенко).

На границе между предложениями смысловые частицы берут на себя и функции союзов: Капитан, капитан, улыбнитесь, ведь улыбка - это флаг корабля. (Лебедев-Кумач); Но черствый хлеб не перестает быть хлебом. Даже самый черствый хлеб не превращается в камень (Ю. Яковлев).

Эмоционально-экспрессивные (восклицательные) частицы (Что за, как, какой, куда, где там, куда там) сочетают две функции: 1) выступают как строевые элементы восклицательного предложения и усиливают восклицательную интонацию всего предложения (при наличии их обязательно ставится восклицательный знак!); 2) усиливают степень качества того слова, с которым непосредственно сочетаются: Что за прелесть эти сказки! (Пушкин); Как эти ливни золотые, пугая, радовали нас! (Бунин); Как хороши, как свежи были розы! (Мятлев); Какой светильник разума угас! Какое сердце биться перестало! (Некрасов); Какая теплая и темная заря! (Бунин).

Как и какой функционально сближаются с наречием очень. В таких случаях не следует добиваться однозначной морфологической квалификации их. Ср. также: Исключение составлял зазимовавший в поселке писатель... Да, впрочем, какой он был писатель. По целым суткам пропадал с рыбаками в море... (Куприн); Тишина, ах, какая стоит тишина! (Алигер); Ах, какая большая стоит тишина! (Алигер).

Особенно разнообразны функции модальных частиц.

Отрицательная частица не может входить в состав любого члена предложения, частица ни при повторе совмещает функции союза с функцией частицы; частица не при повторе усиливает утверждение: Ни зима, ни весна, ни лето, ни осень не оказывали ни малейшего видимого влияния ни на него, ни на его образ жизни (Бунин); Но он не мог не думать о работе (Яшин).

Вопросительные частицы {разве, неужели, ли) являются одним из средств оформления вопросительного предложения, в состав членов предложения не входят: разве гром бывает немотою болен? Разве сдержишь смерч, чтоб вихрем не кипел? (Маяковский); - А плохо разве быть великим хирургом? (Крелин); Приходилось ли видеть колючие кусты можжевельника, приятно пахнущие смолою? (Соколов-Микитов). И даже эти самые однозначные частицы имеют выделительно-ограничительное и усилительное значение, примыкая в интерпозиции к глаголу- сказуемому.

Сравнительные частицы (как, как бы, словно, будто, как будто, точно, вроде и др.) вносят в семантику членов предложения значения сравнения, неуверенности, предположения: И он по площади пустой бежит и слышит за собой как будто грома грохотанье (Пушкин); Дни как битвы (Сикорский); Я брожу как_бы?во_?сне^ (Тютчев); Я успел только разглядеть очертания небольшой, как будто детской руки (Короленко).

Сравнительные частицы могут относиться ко всему предложению или его обособленной части, изменяя их модальность: Молодой, нежный месяц, будто забытый жницей серебряный серп, лежал на синем пологе ночи (Паустовский); Сосна-великанша, будто отдаваясь сладкой своей гибели, еще не шевельнула ни единой иглой (Белов).

Формообразующие частицы (пусть, пускай, да, бы, дай (-те), давай (-те), самый и др.) проявляют себя в предложении неоднозначно.

Частица бы (б) всегда входит в состав сказуемого, образуя форму сослагательного наклонения: Хотел бы в единое слово я слить мою грусть и печаль (Мей).

Частица самый образует превосходную степень прилагательного и вместе с ним выполняет функцию одного члена предложения: Гайдар писал тогда самый изумительный свой рассказ «Голубую чашку» (Паустовский); До самой последней минуты инженер Алексей Ковшов не верил, что уезжает на восток (Ажаев).

В сочетании с существительными частица самый имеет усилительное значение и вместе с существительным образует один член предложения: Баржа стояла в самой глубине бухты, под берегом (Конецкий); Его обдало теплом и тем милым хлебным запахом, которым были пропитаны самые стены (Николаева).

Частицы пусть, пускай, да, давай(-те) и др. выполняют двойную функцию: оформляют побудительное предложение и служат для образования формы повелительного наклонения глагола-сказуемого: Да будет мягким сердце, твердой воля! Пусть этот нестареющий наказ напутствием послужит каждой школе, любой семье и каждому из нас (Маршак); Да здравствуют звонкие песни и радость улыбки вокруг! (Лебедев- Кумач).

Особенно очевидна двойная функция частицы пусть при сопоставлении однофункциональных предложений, различных по способам выражения грамматического значения предложения: Соловьи, соловьи, не тревожьте солдат, пусть солдаты немного поспят (Фатьянов).

Формообразующая функция частиц да, пусть и др. ярче при их интерпозиции: Наш веселый смех пусть несется дальше всех (Ошанин); Дни тяжких испытаний наступают, но, принимая тяготы войны, пусть руки наши устали не знают, сердца да будут ожесточены (Чивилихин).

Подводя итоги анализа синтаксических функций служебных слов, отметим, что наиболее определенны синтаксические функции предлога: он всегда входит в состав члена предложения. Структурная и семантическая роль союзов и частиц менее определенна: здесь возможны вариативные оценки союзов и частиц, тем более что нередко они сочетаются в одном слове: с одной стороны, союзы принимают на себя смысловой груз частиц, с другой - частицы начинают выполнять роль средств связи. То же самое можно сказать и о частицах, обслуживающих члены предложения и предложение в целом. При разборе таких предложений по членам предложения возможны вариативные решения.

А.              К. Федоров

<< | >>
Источник: Е. Е. Долбик, В. JI. Леонович, Л. Р. Супрун-Белевич. Современный русский язык : хрестоматия. В 3 ч. Ч. 3. Синтаксис / сост. : Е. Е. Долбик, В. Л. Леонович, Л. Р. Супрун- Белевич. — Минск : БГУ,2010. — 295 с.. 2010

Еще по теме Члены предложения и частицы:

  1. Однородные члены предложения
  2. Повторяющиеся члены предложения запятая
  3. Нечленимые предложения
  4. Члены предложения и служебные слова
  5. Члены предложения и союзы
  6. Члены предложения и частицы
  7. Отличительные особенности синтаксического анализа всех видов сложных предложений минимальной структуры
  8. ПРОСТОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ. ОСНОВНЫЕ ПОНЯТИЯ
  9. ПРЕДЛОЖЕНИЯ ТИПА Светает; Знобит
  10. ПРЕДЛОЖЕНИЯ ТИПА Натоптано; Закрыто
  11. СЛОЖНОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ. ВВЕДЕНИЕ
  12. ПРЕДЛОЖЕНИЕ. ГРАММАТИЧЕСКАЯ (ПРЕДИКАТИВНАЯ) ОСНОВА ПРЕДЛОЖЕНИЯ. ПОДЛЕЖАЩЕЕ И СКАЗУЕМОЕ КАК ГЛАВНЫЕ ЧЛЕНЫ ПРЕДЛОЖЕНИЯ
  13. 23. Главные члены предложения как предикативный центр. Подлежащее, сказуемое, их разновидности и способы выражения.
  14. ВТОРОСТЕПЕННЫЕ ЧЛЕНЫ ПРЕДЛОЖЕНИЯ (ПОЯСНИТЕЛЬНЫЕ СЛОВА).