ФОНЕТИЧЕСКИЙ звуко-буквенный разбор слов онлайн
 <<
>>

§ 17. Грамматическая определенность и структурное единство системы наречия

Четыре основных морфологических разряда наречий: качественно-относительных, предметно-обстоятельственных, количественных (счетных) и отглагольных— функционально объединяются в двух синтаксических категориях— обстоятельственного отношения и качественного определения действия, предмета или свойства; при этом из последней категории несколько выступает тип наречий со значением количественного определения и отношения.

Функция синтаксического отношения, типичная для категории наречия в целом, отчасти обусловлена морфологическим составом тех наречий, которые включают в себя предлоги-префиксы и, следовательно, вбирают в себя обозначения грамматических отношений, выражаемых предлогами (ср., например: "щегольские лосиные панталоны в обтяжку"— Тургенев, "Дворянское гнездо"); походка вприпрыжку, вытянуться в струнку; мозги набекрень и т.п. Но— прежде всего и главнее всего— значение отношения (качественного или предметно-обстоятельственного) является основной синтаксической принадлежностью самой формы наречия. Грамматические функции наречия как несогласуемого и флексивно-неизменяемого определяющего слова, которое, выражая качественные и обстоятельственные отношения, примыкает к глаголу или к имени прилагательному (а следовательно, и к наречию), или, наконец, к имени существительному, очерчены очень ясно. Этим определяется положение категории наречия в системе других грамматических категорий, других частей речи. Категория наречия выражается синтаксической функцией слова, иногда комплексом форм (например, субъективной оценки, степеней сравнения), чаще лексическим значением или морфологическим строем слова и особенно— его грамматическим отношением к другим категориям. Без этой грамматической оформленности наречного слова невозможно было бы его понимание. Например, аллегро (от итал. аllegro— весело) как музыкальный термин непосредственно связывается или с обозначением темпа исполнения музыкальной пьесы (т.е.
со значением образа действия) и тогда осмысляется как качественное наречие скоро, оживленно, или же относится к музыкальной пьесе (а также к какой-нибудь ее части), исполняемой в таком темпе, и, следовательно, осмысляется как несклоняемое имя существительное. Напротив, слово аллегри (от итал. allegri— будьте веселы, не огорчайтесь; так гласила шуточная надпись на проигрышных билетах лотереи) непосредственно осознается как определение слова лотерея, с которым оно чаще всего и сливается в сложное речение: лотерея-аллегри, т.е. лотерея с немедленной выдачей выигрышей. Следовательно, в слово аллегри включена, несмотря на его неизменяемость, функция имени прилагательного.

Соотносительность наречия с другими грамматическими категориями и своеобразие его синтаксических значений определяют место наречий в морфологической системе современного русского языка. Категория наречия настолько определенна, что никто не смешает слов кашне, туше со словами вотще, втуне или уже, не свалит в одну кучу слов хаки и паки (несмотря на устарелость этого наречия) и т.п. и не отнесет их к одной грамматической категории.

<< | >>
Источник: В.В. ВИНОГРАДОВ. РУССКИЙ ЯЗЫК. ГРАММАТИЧЕСКОЕ УЧЕНИЕ О СЛОВЕ. МОСКВА - 1972. 1972

Еще по теме § 17. Грамматическая определенность и структурное единство системы наречия:

  1.   § 6. Слово и его грамматические формы
  2.   § 7. Система частей речи и частиц речи в русском языке
  3. § 17. Грамматическая определенность и структурное единство системы наречия
  4. СОДЕРЖАНИЕ
  5. § 6. Слово и его грамматические формы
  6. § 17. Грамматическая определенность и структурное единство системы наречия
  7. Грамматическая концепция А. А. Потебни и её идеалистический философско-лингвистический фундамент
  8. Учение о слове и о классах слов в индоевропейском праязыке в курсах акад. Ф. Ф. Фортунатова
  9. Кризис фортунатовской системы в морфологических теориях М. Н. Петерсона
  10. Эволюция грамматических взглядов проф. А. М. Пешковского и неудавшийся синтез учений Фортунатова, Потебни, Овсянико-Куликовского, де Соссюра и Шахматова
  11. Грамматическая система категорий и частей речи в учении акад. А. А. Шахматова