<<
>>

История развития фонетического и морфологического строя языка восточных славян (древнерусского и старорусского периодов)

  1. Периодизация истории языка в связи с историей народа. Периодизация истории русского языка: древнерусский период (К-ХЩ вв.), старорусский (ХЩ-ХУП вв.), начальный период формирования русского национального языка (конец ХVП-ХVШ вв.), новый период (ХРХ-ХХ вв.).
  2. Характеристика системы древнерусского языка, условно принимаемой за исходную.
    Фонетическая система (IX — начало Х в.): структура слога, система гласных и согласных фонем. Морфологическая система (X — начало XI в.): части речи и их грамматические категории.
  3. Древнейшие фонетические изменения (X — начало XI в.) в древнерусском языке. Утрата носовых и вторичное смягчение согласных.
  4. Специфика языковой ситуации в Древней Руси. Начало письменного периода истории русского языка (конец X — начало XI в.). Формирование церковнославянского языка русской редакции. Взаимовлияние живого древнерусского и русского церковнославянского языков. Особенности языка древнейших русских письменных памятников.
  5. Развитие фонетической системы языка древнерусского и старорусского периодов.
    1. Падение редуцированных ъ и ь: утрата в слабой позиции и вокализация их в сильной позиции (ъ в о, ь в е). Различная судьба сильных напряженных [ы] и [и] на древнерусской территории. Изменение сочетаний типа tbrt, явление «второго полногласия». Изменение сочетаний типа trbt по диалектам.
    2. Следствия падения редуцированных: сокращение числа гласных фонем, образование закрытых слогов, появление чередования [о] и [е] с нулем звука, образование новых сочетаний согласных в пределах слога, ассимилятивные и диссимилятивные процессы в некоторых из них, упрощение некоторых новых групп согласных.
    3. Формирование корреляции согласных фонем по твердости ~ мягкости (непалатализованности ~ палатализованности) и глухости ~ звонкости, роль в этом процессе падения редуцированных.
    4. Объединение lt;иgt; и lt;ыgt; в одну фонему в связи с установлением противопоставленности согласных по палатализованности и непалатализованности (ряд гласного становится позиционно обусловленным признаком).
    5. Изменение сочетаний [кы], [гы], [хы] в [к’и], [г’и], [х’и] как следствие утраты согласными лабиовелярности.
      Положение мягких заднеязычных в системе фонем.
    6. Изменение ’е gt; ’о в позиции t’et в новом закрытом слоге (t’et gt; t’ot). Временные границы этого процесса. Появление слога типа t’o в открытых слогах перед твердым согласным, перед мягким согласным (t’ot’) и в конце слова (t’o) в результате действия грамматической аналогии. Сильная позиция для твердых и мягких согласных фонем перед [о] как следствие этого изменения. Различный статус [о] и [е] в разные периоды развития: от lt;оgt; и lt;еgt; с дифференциальным признаком ряда через положение их в системе как одной фонемы к фонологизации с различительным признаком «лабиализованность — нелабиализованность». Отсутствие изменения ’е gt; ’о в некоторых говорах.
    7. Отвердение шипящих (ш, ж) и ц. Изменение качества согласных [ш’т’ш’] и [ж’д’ж’]. Диалектный характер этих изменений.
    8. История гласных lt;еgt; и lt;оgt;. Различная судьба lt;еgt; по диалектам: замена ее фонемой lt;еgt; как результат утраты признака «напряженности» в говорах, восходящих к ростово-суздальскому диалекту, и в ряде других говоров; замена ее фонемой lt;иgt; в юго-западных, некоторых новгородских и двинских говорах; сохранение как самостоятельной фонемы (в ударном положении) в некоторых южнорусских и севернорусских говорах. Утрата на большей части территории фонемы lt;оgt;. Связь этих процессов.
    9. Аканье как тип безударного вокализма. Типы аканья в современных акающих говорах. Основные гипотезы о времени, месте и причинах возникновения аканья. Распространение аканья на север и северо-запад.
    10. Основные черты фонетической системы центральных говоров, сложившейся к ХVII в. и легшей в основу литературного языка нового времени.
  6. Развитие морфологической системы языка древнерусского и старорусского периодов.
    1. История категорий и форм имени существительного.
      1. Утрата двойственного числа.

В связи с развитием противопоставления «один — не один», «один — много», заменившего противопоставление «один — два — много», в живом языке происходит замена особых форм двойственного числа формами множественного.

Отражение этого процесса в письменных памятниках.
      1. Развитие системы склонения существительных.
      2. Причины, вызвавшие изменение системы склонения. Различия в направленности процесса в единственном и множественном числах.
      3. Перегруппировка типов склонения в единственном числе. Ведущая роль категории рода в этом процессе. Изменение словоизменительных парадигм существительных со старыми основами на *согласный и *й. Взаимодействие типов склонения на *о и *й. Изменение склонения существительных мужского рода со старыми основами на Взаимодействие твердого и мягкого вариантов склонения на *ж *о и формирование единой системы окончаний в рамках этих типов. Форма именительного падежа как фактор, сдерживающий реализацию процессов объединения имен одного рода в один словоизменительный класс. Результат этих изменений — унификация словоизменения имен среднего рода (кроме имен с основами на *еп — типа имя), мужского рода (с вариантными окончаниями в род. и местн. падежах) за исключением имен с основой на *Дтипа слуга) и сохранение двух словоизменительных парадигм для слов женского рода (типа вода и кость).
      4. Унификация типов склонения во множественном числе.

Распространение тенденции к нейтрализации родовых различий во множественном числе прилагательных и местоимений на существительные. Унификация флексий в дат., местн. и твор. падежах. Тенденция к унификации флексий в им. и вин. падежах имен мужского и женского рода — lt;иgt; — при сохранении флексии lt;аgt; у имен среднего рода. Появление новых форм им. п. имен мужского рода с флексией а. Вопрос о происхождении этих форм. Сохранение трех флексий в род. мн., восходящих к склонениям на *й (овъ) , *!(ии) и *д, *ц *согл. (ъ / ь). Факторы, определяющие использование одной из названных флексий для образования формы род. падежа мн. числа.

      1. Развитие категории одушевленности.

Категория лица (омонимия форм вин.

и род. падежей в ед. числе у имен мужского рода, обозначающих лицо, отражающаяся уже в древнейших текстах, а во множественном с XIV в.) как основа развития категории одушевленности. Распространение новой формы вин. падежа на названия животных, сначала в ед. (конец XVI в.), а затем и во мн. (XVII в.) Новая форма вин. падежа имен лиц женского пола во мн. ч. (XVII в.).
      1. Категория рода.

Род — наиболее древняя и устойчивая категория имени существительного. Изменения родовой характеристики имени, связанные с разрушением системы склонения (гъртань, степень), с заменой словообразующего суффикса (теля — теленок). Наличие родовариантных отглагольных имен (оград — ограда). Имена общего рода.

    1. История местоимений.
      1. Изменение словоизменительных парадигм личных (1-го и 2-го лица) и возвратного местоимения себя. Формы вин. и род. падежей. Формирование местоимения 3-го лица как результат объединения падежных форм указательных местоимений онъ (именительный) и *и (косвенные).
      2. История форм неличных местоимений. Изменение форм род. падежа ед. числа мужского — среднего и женского рода. Сближение склонения неличных местоимений и членных прилагательных в ед. и мн. числах. Утрата родовых форм во множественном числе.
    2. История форм имени прилагательного.
      1. Род, число, падеж прилагательного — согласовательные категории, указывающие на связь с существительным. Наличие этих категорий у прилагательных всех разрядов: качественных, относительных и притяжательных, у именных и членных, а также у форм сравнительной степени. Именные и членные качественные и относительные прилагательные, их значение и функции в предложении. Отсутствие членных форм у притяжательных прилагательных.
      2. Ранняя утрата именных форм относительными прилагательными. Изменение синтаксических функций именных качественных прилагательных, закрепление их в предикативной функции и утрата ими в связи с этим форм косвенных падежей при сохранении форм числа и родовых форм в единственном числе. Сохранение именными формами притяжательных прилагательных синтаксической функции определения и как следствие этого именного склонения. Формирование особой парадигмы притяжательных прилагательных под влиянием местоименного склонения.
      3. История склонения местоименных форм прилагательных. Влияние склонения неличных местоимений на склонение прилагательных, сближение их парадигм. Завершение процесса обобщения родовых форм во множественном числе.
      4. История форм сравнительной степени. Утрата словоизменения именными формами сравнительной степени в связи с закреплением за ними предикативной функции. Формирование аналитической формы сравнительной степени и ее использование в атрибутивной функции.
    3. Формирование имени числительного как части речи.
      1. Утрата счетными словами свойственных им грамматических категорий рода и числа. Формирование особой парадигмы склонения наименований 2-4 и общей парадигмы 5-10. Двучленная парадигма слов сто, сорок, девяносто. Обобщение синтаксической сочетаемости счетных слов с существительными: в им. и вин. падеже они сочетаются с формой род. падежа существительного, в остальных падежах согласуются с ним. Расширение группы числительных как результат преобразования составных наименований (один на десяте в одиннадцать, два десяти в двадцать и др.).
    4. История глагольных форм.
      1. История форм настоящего времени. Разрушение спряжения нетематических глаголов. История флексий тематического спряжения.
      2. История форм будущего времени. Дифференциация временного значения форм настоящего времени в связи с формированием противопоставления глаголов совершенного ~ несовершенного вида: оформление простого будущего глаголов совершенного вида при сохранении настоящего глаголов несовершенного вида. Формирование аналитической формы будущего времени глаголов несовершенного вида: сочетание инфинитива с формой вспомогательного глагола буду, будешь и т. д. История преждебудущего времени.
      3. История системы прошедших времен. Ранняя утрата имперфекта и аориста. Расширение функций перфекта; утрата перфектом вспомогательного глагола (есмь, еси и т. д.); использование форм на -л для выражения различных значений прошедшего времени. Преобразование древнего перфекта в универсальную форму прошедшего времени. История форм плюсквамперфекта.
      4. История форм ирреальных наклонений. Сокращение числа спрягаемых форм в повелительном наклонении, изменения в образовании форм повелительного наклонения тематических и нетематических глаголов. История форм сослагательного наклонения: утрата форм аориста глагола быти в форме сослагательного наклонения и замена их единой для всех формой бы.
      5. История причастий. Утрата именными действительными причастиями родовых, падежных и числовых форм. Закрепление их в функции «второстепенного сказуемого». Формирование деепричастий. Утрата именными формами страдательных причастий форм косвенных падежей, закрепление их в функции предиката пассивных конструкций. Переход членных форм причастий в прилагательные (сидячий). Закрепление в качестве нормы литературного языка образования действительных причастий настоящего времени посредством церковнославянских суффиксов.
      6. История супина и инфинитива.

<< | >>
Источник: Е. А. Галинская, Е. В. Клобуков. Русский язык и его история: Программы кафедры русского языка для студентов филологических факультетов государственных университетов. — 2-е изд., испр. и доп. — М.: МАКС Пресс,2007. — 480 с.. 2007

Еще по теме История развития фонетического и морфологического строя языка восточных славян (древнерусского и старорусского периодов):

  1. История развития фонетического и морфологического строя языка восточных славян (древнерусского и старорусского периодов)