ФОНЕТИЧЕСКИЙ звуко-буквенный разбор слов онлайн
 <<
>>

КАТЕГОРИЯ ЧИСЛА

§ 1147. Морфологическая категория числа существительных — это словоизменительная категория, выражающаяся в системе двух противопоставленных рядов форм — единственного и множественного числа.

Любая форма существительного обязательно относится к единственному или множественному числу. Морфологические значения единственного и множественного числа отражают внеязыковые различия единичности и неединичности называемых существительными предметов.

Противопоставление единственного и множественного числа осуществляется при помощи двух частных парадигм склонения (падежных форм ед. и мн. ч.), внутри которых одноименные падежи имеют разные флексии. У всех существительных, противопоставленных по числу, системы падежных флексий ед. и мн. ч. различаются в зависимости от типа склонения; у ряда слов в ед. и мн. ч. кроме системы флексий различаются основы (см. § 1208–1214); для ряда слов в формах ед. и мн. ч. характерны различия в ударении (см. § 1232).

В зависимости от того, к какому лексико­грамматическому разряду принадлежит существительное, все существительные делятся на слова, которые имеют формы ед. и мн. ч., и слова, имеющие формы только ед. и только мн. ч. С наибольшей последовательностью обозначение единичности и множественности представлено у существительных — названий конкретных предметов, как одушевленных, так и неодушевленных. Существительные, лексические значения которых не предполагают противопоставления по признаку «единичность — множественность» (названия отвлеченных качеств и действий, веществ, совокупностей предметов или лиц), имеют формы или только ед. ч., или, реже, только мн. ч. (см. § 1150, 1151).

Существительные, имеющие формы ед. и мн. ч., — это слова с выраженным противопоставлением по числу; они составляют основную массу существительных. Существительные, имеющие формы только ед. ч. или только мн. ч., — это слова с невыраженным противопоставлением по числу; они образуют семантические группы, которые входят в состав разных лексико­грамматических разрядов существительных.

Примечание. Наличие у существительных выраженной противопоставленности по числу не исключает преимущественного употребления одних слов в формах ед. ч., а других — в формах мн. ч. Сведения о таком употреблении даются в толковых словарях при отдельных словах.

§ 1148. Единственное число как член морфологического противопоставления «формы ед. ч. — формы мн. ч.» обозначает, что предмет представлен в количестве, равном одному: книга, окно, парта, стол, шкаф; учитель, девочка, рабочий. Обозначение единичности в противоположность множественности — основное значение форм ед. ч. Для форм ед. ч. существительных с выраженной противопоставленностью по числу характерна как а) соотнесенность с реальной единичностью, так и б) отсутствие такой соотнесенности, т. е. употребление в обобщенно­собирательном значении: а) На севере диком стоит одиноко На голой вершине сосна (Лерм.); б) В нашем лесу растет только сосна, а береза не растет; Мужчина нынче балованный, глупый, вольнодумствующий (Чех.); В Ангаре ходила рыба, в лесу летала птица (Расп.); В тылу врага, не имея инструмента, медикаментов, он провел сотни операций (газ.). Употребление форм ед. ч. существительных — названий лиц в обобщенно­собирательном значении распространено в газетной речи: Ребенок нынче пошел уверенный в себе: с таким интересно познакомиться поближе (журн.); Типичный студент в каникулы не лежит на боку, не сидит два сеанса подряд в кинотеатре: типичный студент едет (газ.).

Обобщенно­собирательное значение у существительных с выраженной противопоставленностью по числу выступает в таких контекстах, когда указание на количество несущественно; при этом контексты с формами ед. и мн. ч. оказываются информативно равнозначными: Книга — лучший подарок и Книги — лучший подарок; Пожилой человек часто простужается и Пожилые люди часто простужаются.

Отсутствие соотнесенности форм ед. ч. с реальной единичностью наблюдается также при дистрибутивном («распределительном») употреблении форм ед. ч. существительных: собаки бежали, подняв хвост (т.

е. (собаки бежали, подняв каждая свой хвост)). Формы ед. ч. выступают при этом вместо форм мн. ч. (собаки бежали, подняв хвосты) только при том условии, что предмет, обозначенный формой ед. ч., есть у многих: старики надели на нос очки, присутствующие повернули голову в сторону двери. При дистрибутивном употреблении формы ед. ч. не имеют собирательного значения.

§ 1149. Множественное число как член морфологического противопоставления «формы ед. ч. — формы мн. ч.» обозначает, что предмет представлен в количестве большем, чем один: книги, окна, парты, столы, шкафы; учителя, девочки, рабочие. Основным значением форм мн. ч. является обозначение расчлененной множественности предметов в противоположность их единичности. Формы мн. ч. могут обозначать, кроме того, совокупность предметов или лиц. Совокупность как нерасчлененное множество, не поддающееся исчислению, противостоит расчлененной множественности как ряду считаемых предметов. Значение совокупности — в сочетании со значением расчлененной множественности — может присутствовать в формах мн. ч. существительных — названий людей по национальности, профессии, роду занятий, по функции (англичане, немцы, русские; журналисты, писатели, спортсмены; офицеры, солдаты, гости); в названиях овощей, плодов (абрикосы, помидоры; сюда же — грибы, ягоды); в названиях парных предметов (ботинки, сапоги, чулки); в некоторых других названиях, чаще употребляемых во мн. ч. (волосы, кружева).

Примечание. Свойство форм мн. ч. существительных выражать не только раздельное множество, но и совокупность, находит отражение в лексикографии: в словарях формы мн. ч. названий лиц по национальности — это одновременно и названия народа: англичане, армяне, немцы. Значение совокупности у некоторых из перечисленных слов отражается в их синтаксической сочетаемости: пойти в спортсмены, служить в солдатах.

Соотнесенность с расчлененной множественностью форм мн. ч. существительных, называющих предметы, подлежащие счету, может отсутствовать и в таких контекстах, в которых имеет место намеренное отстранение лица от конкретной единичности: В дверь просунулся Яков Узелков.

— Можно? — Нельзя, — сказал Венька и, выглянув в коридор, строго отчитал постовых: зачем они пропускают разных граждан с улицы? — Я не с улицы! — закричал Узелков. — Я представитель прессы... — Представители пусть приходят утром, — сказал Венька (П. Нилин).

§ 1150. К словам, лексические значения которых препятствуют выражению отношений «единичность — множественность», принадлежат следующие (приводятся существительные в их основных значениях; в отдельных случаях слова, употребляющиеся, как правило, в ед. ч., могут образовать формы мн. ч., но при этом изменяется их лексическое значение; см. ниже).

1) Вещественные существительные, называющие то, что поддается измерению, но не счету: вино, вода, горох, железо, вермишель, крупа, лапша, масло, мед, медь, молоко, пшено, сено, серебро, соль, цемент, чугун, шерсть, а также вещественные существительные с суф.­ ин(а), ­ик(а): баранина, осетрина, земляника, черника.

2) Собирательные существительные, мотивированные существительными или прилагательными: вороньё, кулачьё, тряпьё, братва (прост.), листва, крестьянство, офицерство, студенчество, детвора, мошкара, агентура, аппаратура, генералитет, старостат, ивняк, лозняк, беднота, мелкота, старьё, голытьба (устар.), родня, ветошь, дичь (дикие птицы, на которых охотятся), зелень, мелочь, чернь, бездарь (разг.), а также некоторые немотивированные существительные: бельё, ботва, хвоя (хвойные деревья).

3) Существительные с отвлеченным значением, обычно мотивированные именами и глаголами: комизм, инструктаж, косьба, слепота, белизна, тишина, обломовщина, кройка, коллективизация, возня (разг.), беготня (разг.), синева, гордыня (устар.), гордость, общность, успеваемость, болезнь, гибель, терпение, взятие, мытьё, соседство, ханжество, звон, дрожь, лай, риск, смех, треск, тишь, шум, ширь, а также немотивированные существительные: вздор, голод, жар, холод, краса, гам, проза, скука, слава, благо, горе.

Перечисленные в группах 1–3 слова обозначают предметы, не подлежащие счету. Такие существительные, имеющие только формы ед.

ч., называются существительными singularia tantum.

Примечание. Отсутствие форм мн. ч. у существительных singularia tantum не означает невозможности образования у них форм со значением и внешними признаками мн. ч. В специальной литературе указывается, что слова singularia tantum могут быть определены как существительные с потенциально полной парадигмой (ед. и мн. ч.), но у них нормально употребляются только формы ед. ч. Формы мн. ч. существительных singularia tantum отмечены в художественной литературе, особенно в поэзии: Хватит с меня этих отдыхов! (Бунин); Колорит, развернутый приятелем, был отличный: в бархатах Тинторетто перекликались синевы Веронезе (К. Петров­Водкин); Друг! Дожди за моим окном, Беды и блажи на сердце (Цвет.); Он создал тысячи диковин И может не бояться стуж (Пастерн.); Земля! зеленая планета! Ничтожный шар в семье планет! Твое величье — имя это, Меж слав твоих — прекрасней нет! (Брюс.); сиплые низкие ревы пароходных гудков (Ю. Казак.).

Как уже сказано, в тех случаях, когда возникает необходимость выразить отношение «единичность — множественность», у ряда существительных singularia tantum могут быть образованы формы мн. ч. Это следующие случаи.

1) У ряда вещественных и отвлеченных существительных выражается противопоставление «единичность — множественность»; при этом имеет место расхождение лексических значений форм ед. и мн. ч. а) Вещественные существительные во мн. ч. обозначают виды, типы или сорта называемых веществ: вино — вина (форма мн. ч. обозначает сорта вин: красные вина, десертные вина и соотнесена в ед. ч. с соответствующим значением: красное вино, десертное вино, сухое вино); масло — масла (растительные, животные, технические), вода — воды (минеральные), крупа — крупы (манная, гречневая, овсяная), сталь — стали. б) Существительные с отвлеченным значением во мн. ч. называют проявления различных качеств, свойств, эмоциональных состояний: возможность — возможности (средство, условие, необходимое для осуществления чего­н., возможное обстоятельство); аналогично: скорость — скорости, влажность — влажности, красота — красоты, глубина — глубины, радость — радости, печаль — печали, нежность — нежности.

Ряд отвлеченных существительных во мн. ч. называет многоактное действие: гонка — гонки, сбор — сборы. в) Некоторые собирательные существительные во мн. ч., и соответственно в ед. ч., называют устройства или конкретные множества: аппаратура — аппаратуры (лабораторий); клавиатура — клавиатуры (органа).

2) Отношение «единичность — множественность» отражает не числовое противопоставление, а соотношения по массе, объему: вода (в реке, в колодце) — воды (водные пространства, потоки воды), песок — пески, снег — снега, или по силе, интенсивности проявления: боль — боли, мука — муки.

§ 1151. К существительным, у которых противопоставленность по числу морфологически не выражена, относятся слова, которые имеют падежные формы только мн. ч. Такие существительные называются существительными pluralia tantum. По своим значениям существительные pluralia tantum противостоят одновременно как существительным, называющим единичные конкретные предметы, так и существительным singularia tantum. Они называют:

1) Предметы, обычно состоящие из двух или нескольких частей, а также содержащие две или более одинаковые части (сложные предметы): брюки, весы, вилы, ворота, грабли, гусли, дровни, дрожки, кальсоны, кандалы, качели, клещи, козлы, куранты, кусачки, латы, мостки, нары, ножницы, ножны, носилки, очки, панталоны, перила, плавки, плоскогубцы, подмостки, полати, помочи, путы, пяльцы, рейтузы, розвальни, салазки, сани, соты, счеты, тиски, трусики, узы, хоромы, часы, четки, шаровары, шахматы, шорты, штаны, щипцы.

2) Совокупности чего­н. как множества: алименты, всходы, дебри, деньги, джунгли, зеленя, мемуары, миазмы, мощи, начатки, недра, огнеупоры, письмена, припасы, сласти, тропики, финансы, хлопья, чары, шхеры.

3) Вещества, материалы, кушанья, а также остатки или отбросы каких­н. веществ, материалов: белила, дрова, дрожжи, духи, консервы, макароны, обои, румяна, сливки, чернила, щи; выварки, выгребки, выжимки, выпарки, высевки, опивки, очистки, оттопки, подонки, помои, последки (прост.), а также сложные существительные со вторыми компонентами ­материалы, ­продукты, ­товары, ­поставки: стройматериалы, хлебопродукты, промтовары, зернопоставки.

Примечание. Некоторые слова, объединенные в гр. 3 (например, духи, сливки), по характеру своего лексического значения близки к словам singularia tantum с вещественным значением, таким, как вода, молоко (см. § 1150).

4) Действия, процессы, состояния, проявляющиеся длительно, а также многосубъектные или многообъектные (сложные действия, см. § 606, п. 4): бега, бредни, выборы (довыборы, перевыборы), горелки, дебаты, жмурки, козни, колики, кривотолки, нападки, нелады, переговоры, перекоры (прост.), пересуды, побои, проводы, происки, прятки, роды, сборы, хлопоты, шашни (разг.).

5) Отрезки времени: будни, вакации (устар.), каникулы, сумерки, сутки, а также обряды или праздники: именины, крестины, поминки, родины, похороны, святки, смотрины.

К существительным pluralia tantum относятся некоторые названия городов, местностей, проливов, горных хребтов: Афины, Великие Луки, Соловки, Дарданеллы, Альпы, Карпаты; созвездий: Близнецы, Плеяды.

Существительные pluralia tantum, называющие считаемые предметы (ножницы, щипцы сани, шаровары — гр. 1), а также большинство существительных, называющих отрезки времени (гр. 5), не исключают противопоставления «единичность — множественность». Значение единичности у них выражается сочетанием со счетно­местоименным прилагательным одни (одни ножницы, одни щипцы, одни сани, одни сутки), значение множественности — сочетанием с числительными: с собирательными — при обозначении количества до пяти и с количественными (или неопределенными числительными много, несколько) — при обозначении количества свыше пяти: двое ножниц, трое саней, четверо суток; пять брюк, пятнадцать щипцов, много саней, несколько суток; побывать на нескольких именинах.

Примечание. Составные числительные с последним компонентом два, три или четыре в сочетании с сущ. pluralia tantum не употребляются; встречающиеся в употреблении сочетания типа двадцать двое суток, семьдесят четверо суток также неправильны.

Существительные pluralia tantum других групп (гр. 2, 3, 4) и некот. слова гр. 5 (будни, сумерки, святки) подобны словам соответствующих разрядов singularia tantum: они не сочетаются с количественными и собирательными числительными и не выражают отношения «единичность — множественность».

§ 1152. От слов pluralia tantum, называющих сложные предметы, а также вещества, действия, отрезки времени, представленные как неделимые множества или совокупности, следует отличать следующие слова.

1) Слова, называющие множества, состоящие из отдельных единиц, и употребляющиеся только во мн. ч.: девчата, ребята; молодожены, родители; детишки, детушки, зверятки, людишки, ребятки, ребятишки, солдатушки, телятки, котятки, стишонки и другие подобные слова с суффиксами субъективной оценки (см. § 413, 415–417, 419, 420, 422, 423, 428), а также субстантивированные слова древние, домашние, молодые, новобрачные.

Примечание. Сущ. молодожены, молодые, новобрачные, родители называют двух лиц, из которых одно — мужского, а другое — женского пола. В форме ед. ч. эти слова по своему лексическому значению не соотносительны с формой мн. ч.: молодожен, молодой, новобрачный, родитель называют только лицо мужского пола; молодая, новобрачная — только лицо женского пола.

2) Слова, преимущественно употребляющиеся во мн. ч. (потенциальные pluralia tantum), но имеющие также формы ед. ч.: близнецы, букли, гренки, инициалы, кавычки, кегли, медикаменты, мириады, распри, ставни, стропила, поручни, ходули, шпалы; сапоги, чулки, боты, бутсы, гетры, краги, тапочки, чувяки.

§ 1153. Особую группу слов с точки зрения выражения числового противопоставления представляют несклоняемые существительные (см. § 1221): значение числа у них последовательно выражено синтаксически — формой ед. или мн. ч. согласуемого прилагательного: новое пальто — новые пальто, наше/наши купе, последнее/последние интервью; компетентное/компетентные жюри; бегущий/бе- гущие кенгуру; шелковое/шелковые кашне.

<< | >>
Источник: Н. Ю. ШВЕДОВА. РУССКАЯ ГРАММАТИКА. Том I. ФОНЕТИКА ФОНОЛОГИЯ УДАРЕНИЕ ИНТОНАЦИЯ СЛОВООБРАЗОВАНИЕ МОРФОЛОГИЯ. ИЗДАТЕЛЬСТВО • НАУКА• Москва 1980. 1980

Еще по теме КАТЕГОРИЯ ЧИСЛА:

  1.   5. КАТЕГОРИЯ ЧИСЛА В СИСТЕМЕ ИМЕН СУЩЕСТВИТЕЛЬНЫХ
  2.   §30.Группы имен существительных, имеющих формы только единственного числа.Функции категории единственного числа
  3. § 20. Категория числа в глаголе и своеобразия ее выражения в формах 1-го и 2-го лица
  4. Категории рода, числа и падежа имен существительных
  5. Категории лица, числа и рода
  6. § 30. Группы имен существительных, имеющих формы только единственного числа.Функции категории единственного числа
  7. § 20. Категория числа в глаголе и своеобразия ее выражения в формах 1-го и 2-го лица
  8. 5. КАТЕГОРИЯ ЧИСЛА В СИСТЕМЕ ИМЕН СУЩЕСТВИТЕЛЬНЫХ
  9. § 20. Категория числа в глаголе и своеобразия ее выражения в формах 1-го и 2-го лица
  10. 6.9. Категория числа имени существительного
  11. КАТЕГОРИЯ ЧИСЛА ИМЕН СУЩЕСТВИТЕЛЬНЫХ
  12. Категория числа имен существительных.
  13. КАТЕГОРИЯ ЧИСЛА У СУЩЕСТВИТЕЛЬНЫХ
  14. КАТЕГОРИИ ЛИЦА, ЧИСЛА, РОДА, ПАДЕЖА И ПОЛНОТЫ ~ КРАТКОСТИ
  15. § 74. КАТЕГОРИЯ ЧИСЛА
  16. Категории лица, числа и рода
  17. КАТЕГОРИЯ ЧИСЛА