ФОНЕТИЧЕСКИЙ звуко-буквенный разбор слов онлайн
 <<
>>

Комментарии к отдельным моделям сдвига значений

Рассмотрим теперь отдельные случаи сдвига Субъекта в направлении от физического мира к человеку, общем для деривации литературной и сленговой метафоры.

Транспорт — человек.

Сдвиг тематического класса Субъекта от транспорта к человеку используется и в рамках литературного языка, например (20), и при образовании сленгового значения, например (21):
  1. а. На него сзади карета наехала и задавила (Андреев, MAC).

б.              — Не убьюсь, — ответил Незнайка и тут же наехал на собачью будку, которая стояла посреди двора (Носов).

  1. В первую очередь отрабатывались версии, связанные с коммерческими «разборками» и попытками «наехать» на банк (Маринина).

Однако сдвиг Субъекта при образовании сленгового значения по своей сути иной, чем в литературном языке. В литературном языке характер действия, которое описывает глагол, не меняется; участник ‘транспортное средство’ не замещается участником ‘человек’, а лишь понижает свой коммуникативный ранг, вытесняясь на периферийную позицию; между человеком и транспортом существует связь по смежности: человек находится на транспорте — иными словами, в литературном языке это не метафорический, а метонимический сдвиг[23].

Между тем при образовании сленгового значения ‘человек’ и ‘транспортное средство’ связаны друг с другом только сходством результата действия—ущербом, который причинен Объекту в результате наезда, и транспортное средство исчезает из ситуации.

Часть предмета — человек. Такая модель сдвига используется и в литературном языке, ср. ее роль в деривации двух метафорических значений глагола оторваться, литературного (226) и сленгового (22в):

  1. а. Наверно, от солнца оторвался кусок и ударил меня по голове

(Носов).

б. ...он никак не мог оторваться от своего сакса и тихо наигрывал новую тему (Аксенов).

в. ...особенно оторвались дети, которые решили, что этот праздник устроен именно для них (МК, 28.12.1993).

Можно предположить, что в этом случае как деривация сленгового, так и деривация литературного метафорического значения должна включать какие- то дополнительные различающие их преобразования. И действительно, дополнительно к изменению тематического класса Субъекта в литературном значении (226) меняется класс периферийного участника: целый предмет (солнце) заменяется на инструмент (сакс), а при деривации сленгового значения (22в) участник целое вообще уходит из ситуации.

Масса—лицо. Перенос от массы к лицу возможен и в литературном языке, ср. пример (23), но только при условии, что имя лица сочетается с квантором множественности, как в (236), где имя, которому приписан статус Субъекта, стоит в форме множественного числа:

  1. а. Когда их вскрыли в матросском кубрике, оттуда посыпались: шоколад — голландский, коньяк — французский, сгущенка — датская, спички — шведские, ракетница — чешская, а сигареты — турецкие (Пикуль).

б.              Отряхивая брызги, по трапу вдруг кубарем посыпались сигнальщики (Он же).

При деривации сленговых значений это правило нарушается, ср. пример (24), где Субъект выражен формой единственного числа, и пример (25), где при образовании литературного и метафорического сленгового значения глагола строить по той же модели, от названия массы к лицу, меняется тематический класс Объекта, но в литературном значении квантор сохраняется, а в сленговом — нет:

  1. Ну вот я и посыпался — не читывал, откровенно говоря (Интернет- сайт «Книжные вкусы»).
  2. а. Мне было шесть или семь лет, я строил замок из разноцветных азбучных кубиков (Набоков).

б... .ночью поднимали весь взвод[24] и строили вокруг одного нечищенного сапога (Солженицын).

в. Жена каждое утро его строит (разговорная речь, 2000).

Источник звука — лицо.

Эта модель тоже используется в рамках литературного языка, но, как и в случае с моделью ‘транспорт — лицо’, при образовании метонимически, а не метафорически мотивированных значений. Глагол при этом остается в том же тематическом классе глаголов издавания звука, ср.:
  1. а. Колокол звонит.

б. Иван звонит в колокол.

При образовании сленгового значения гудеть ‘пить’ источник звука исчезает из ситуации, а глагол переходит в новый тематический класс «физиологических» глаголов поглощения:

  1. а. Густой колокол звучно и мерно гудел с колокольни (Достоевский),

б.              Бывало, смены гладко проходили. Ну, выпили, но смирно сидят на посту. А бывало — буянили, избивали больных. Вся больница знала, что восьмое отделение гудит (Изв., 13.05.1996).

Итак, в некоторых случаях деривация литературных и сленговых значений происходит по одним и тем же моделям, но в литературном языке это модели метонимии, а при образовании сленговых значений — это модели метафоры. Если же образованные по одной модели литературное и сленговое значения метафорически мотивированы, деривация сленга включает какое-то дополнительное преобразование.

<< | >>
Источник: М. Я. Гловинская, Е. И. Галанова и др.. Современный русский язык: Активные процессы на рубеже XX— XXI веков / Ин-т рус. яз. им. В. В. Виноградова РАН. — М.: Языки славянских культур,2008. — 712 с.. 2008

Еще по теме Комментарии к отдельным моделям сдвига значений:

  1. Ф. И. Тютчев
  2. ХАРАКТЕР И РЕЗУЛЬТАТЫ ПОЗНАВАТЕЛЬНОЙ РЕФЛЕКСИИ ПО ПОВОДУ МЫШЛЕНИЯ И ЯЗЫКА В КЛАССИЧЕСКИХ УЧЕНИЯХ ДРЕВНОСТИ 
  3. Оглавление
  4. Комментарии к отдельным моделям сдвига значений
  5. ТРЕБОВАНИЕ СМЫСЛОВОЙ ТОЧНОСТИ И МНОГОЗНАЧНОСТЬ РУССКОГО СЛОВА
  6. РАЗВИТИЕ УЧЕНИЯ О ХУДОЖЕСТВЕННОЙ РЕЧИ В СОВЕТСКУЮ ЭПОХУ
  7. Моделирование простейшего рынка услуг
  8. Математические и логические "перлы" у Жана Тироля
  9. ОБ ОСНОВНЫХ ТИПАХ ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИХ ЕДИНИЦ В РУССКОМ ЯЗЫКЕ
  10. КУЛЬТУРА XX ВЕКА И ДИАЛОГ КУЛЬТУР
  11. Концептуализация предлогов в философском и поэтическом тексте
  12. КОМПЬЮТЕРНАЯ ЛИНГВИСТИКА: МОДЕЛИРОВАНИЕ ЯЗЫКОВОГО ОБЩЕНИЯ
  13. Глава 272 Интегральная стемма
  14. Глава 3 КУЛЬТУРА РЕЧИ СРЕДИ ДРУГИХ ЛИНГВИСТИЧЕСКИХ ДИСЦИПЛИН