<<
>>

§ 68. Модальные значения инфинитива

Так как инфинитив потенциально содержит в себе отношение к лицу, то возможны модальные употребления его в функции всех основных наклонений глагола.

Как известно, инфинитив чаще всего сочетается с глаголами, лексические значения которых однородны или с видовыми, или модальными значениями (ср., например: я не мог понять; он намерен уехать в отпуск; ты хотел зайти; мы пытались его остановить и т.п.). Инфинитив в сочетании с глаголами модальной окраски выражает прежде всего многообразие и богатство модальных значений, выражаемых обычно формами косвенных наклонений(430).

Конечно, случаи объектного употребления инфинитива при этом остаются в стороне. Например, у Л.Толстого: "Старуха встала и собрала себе ужинать" ("Поликушка"); "Войска, варящие себе есть два раза в день..." ("Война и мир"); у Горького: "Нет, вот что— купи мне есть".

Но кроме того, инфинитив приобретает все более широкие права экспрессивного, переносного замещения личных форм глагола. Так, намечающийся отход форм повелительного наклонения в сферу междометия возмещается развитием императивных оттенков у инфинитива. Инфинитив не только обозначает безапелляционный приказ, категорическое постановление, распоряжение: "Уволить!"; "Срочно исполнить!"; "У меня на пол не плевать!" (Слепцов, "Сцены в больнице"); "Отнести ее вон,— проговорила изменившимся голосом старуха.— Скверная собачонка!" (Тургенев, "Муму"); "Это вас не касается,— молчать!— крикнул офицер, вставая" (Горький, "Мать"); "А вы стоять на крыльце и ни с места" (Гоголь, "Ревизор"), но и выражает обязательность действия, роковую его неизбежность, неотложную потребность в нем, необходимость его наступления, волю к его отрицанию, как бы запрет на действие. Например: "Пить! Прежде всего пить студеную, оживляющую влагу" (Сейфуллина). Ср.: "Не бывать тому, пока я жив, не бывать, не бывать" (Достоевский, "Преступление и наказание"); "Быть грозе великой" (Пушкин, "Борис Годунов").

Параллельно развивается употребление инфинитива для выражения субъективного оттенка нерешительности, сомнения, недоумения, эмоциональных колебаний или для выражения сознания бесцельности действия: "Что же делать, если обманула та мечта, как всякая мечта?" (Блок); "Пошли и они— не оставаться же на корабле вечно" (Короленко); "И к чему же, за что себя убивать?" (Чехов, "Мститель"). Изучение экспрессивно-модального употребления инфинитива неотделимо от наблюдений над различиями интонационной структуры соответствующих конструкций.

Инфинитив легко принимает на себя и функции условно-желательного наклонения, например: "Вам хоть бы концерты давать" (Тургенев, "Дворянское гнездо"); "Покурить бы теперь..." (М.Горький, "Емельян Пиляй"); "Ехать бы нам" (Чехов, "Вишневый сад"); "Одну минуту, еще одну минуту видеть ее, проститься, пожать ее руку" (Лермонтов, "Княжна Мери"); Вздремнуть бы! Он выступает и в роли изъявительного наклонения со своеобразными экспрессивными оттенками. Так, инфинитив несовершенного вида употребляется в значении прошедшего времени с интенсивно-начинательным оттенком, например: А он— бежать; Дрозд горевать, дрозд тосковать.

В народных пословицах инфинитив нередко сочетается непосредственно с обозначением субъекта, особенно в противительных словосочетаниях. Например: Люди пировать, а мы горевать; Люди молотить, а он замки колотить; Муж в поле пахать, а жена руками махать; Муж зевать, а жена спать.

Противопоставленные здесь действия не прикреплены ни к какому определенному времени.

Они осознаются как обычные и как взаимообусловленные, как параллельно возникающие и протекающие. П.Глаголевский правильно отмечал, что здесь речь идет не всегда о начале действия и, во всяком случае, не только о начале действия, но и "о самом действии, понимаемом под единственным условием напряженности или продолжительности"(431).

Сюда примыкает разговорное употребление инфинитива с частицами ну, давай с явственными оттенками волюнтативного наклонения (а он ну кричать).

Применение инфинитива в функциях изъявительного (ср., например, в предложениях: "Не сносить тебе головы"; "Взглянуть, как треснулся он— грудью или в бок"— Грибоедов), условно-желательного, волюнтативного и повелительного наклонений обнаруживает большую широту модальных колебаний этой формы.

Подробное описание всех инфинитивных конструкций этого рода, их функций и круга их стилистического использования— задача синтаксиса предложения.

1 Учение о трех временах русского глагола впервые намечено в грамматиках Лудольфа (1696) и Ададурова (1731). Ср. мнение проф. А.В.Болдырева о двух (настоящем и прошедшем) временах русского глагола.

2 Ср. замечание Франк-Каменецкого: "С точки зрения научно-логического понимания, настоящее, строго говоря, остается неуловимым для непосредственного восприятия, являясь подвижной гранью между не существующим более прошедшим и еще не наступившим будущим. Для мифического мышления (как, впрочем, и для современного обыденного) настоящее есть наиболее осязаемая непреложная реальность, отнюдь не обладающая нулевой протяженностью"(284).

3 Ср. у А.В.Добиаша: "Настоящее время есть в конце концов произвольная линия во временном пространстве, для каждого особого случая говорящим устанавливаемая; прошедшее время есть то временное пространство, которое предшествует начальной точке, а будущее— то, которое следует после окончательной точки произвольного в каждом отдельном случае особо устанавливаемого говорящим настоящего времени"(285).

4 Ср. статьи А.В.Болдырева "Рассуждение о глаголах" (Труды Общества любителей российской словесности, 1812, ч.2) и "Рассуждение о средствах исправить ошибки в глаголе" (там же, ч.3), статьи, в которых полемически доказывалось существование лишь двух форм времени в русском языке— настоящего и прошедшего.

5 Отрицание "злополучного деления русских глагольных форм на виды" и возврат к учению о сложной системе времени (7 времен: praesens, imperfectum, iterativum— дергивал, aoristus— дернул; aoristus II— (по-)выдергал, futurum aorist. I— выдерну, II— повыдергаю) см. в статье Р.Г.Вестфаля "Об образовании основ и времен русского глагола" (Русский вестник, 1876, октябрь).

6 Ср. у Г.Павского ироническое замечание, направленное против ломоносовско-востоковской системы времен: "Странное дело! Десять времен в языке русском, который даже для трех времен (настоящего, прошедшего и будущего) не имеет отличительных признаков! В нем, как и в других славянских языках, не различено и будущее время от настоящего, и причастие, которое мы ныне называем прошедшим временем... есть не более как глагольное прилагательное имя"(288).

7

Следует, не углубляясь в теоретически спорные предпосылки, признать чрезмерно упрощенной предложенную Gustave Guillaume схему соотношений форм времени русского глагола, графически изображаемую в таком виде:

(См.

книгу "Temps et verbe. Theorie des aspects, des modes et des temps" par G. Guillaume. P., 1929, p. 105— 109.)

8 Форма пошел в значении повелительного наклонения резко обособилась от системы форм прошедшего времени. Ср. у Гончарова в его произведении "Фрегат Паллада": "Пошел все наверх!"

9 Конечно, в приложении к этой форме термин "давнопрошедшее время" не соответствует тому значению, которое связывается с ним в грамматиках античных и современных западноевропейских языков.

10 А.А.Потебня ставил в связь это употребление многократной формы при отрицании с оттенком постоянства, присущим этой форме: "Под понятие постоянства и всеобщности подходит отрицание, относящееся не к данному моменту совершения действия, а к продолжительному периоду времени, занимаемому действием или бытием"(303)а.

11 См. статью Добровского (Филологические записки, 1883, т.4. с.262), насчитавшего в стихотворениях Некрасова лишь 10 подобных форм.

12 Ср. замечание А.А.Потебни: "Древний язык и современный литературный нередко формально не различают категорий непрерывной длительности, с одной, и обычности и многократности, с другой стороны, там, где чешский и отчасти народные русские говоры различают"(309).

13 Ср.: "Возможно, что употребление (императива) в значении прошедшего вызвано влиянием аориста... Ср., например, совпадение форм... в постави, просшви, увери, замети"(317).

14 Из императива выводил эти формы Б.Дельбрюк(319).

15 Необходимо отличать от этих форм книжно-архаические формы аориста, иногда употребляемые в литературных стилизациях древнерусского церковного или летописного изложения. Например, в "Идиоте" Достоевского: "С месяц назад тому помре и два с половиной миллиона капиталу оставил".

16 На употребление формы 2-го лица повелительного в значении всех лиц аориста в сербском языке указывали Миклошич (Vergleichende slavische Grammatik, Bd. 3. § 482) и Потебня (Из записок по русской грамматике, т.4, с.184).

17 Впрочем, в вопросительном предложении возможно употребление и форм 2-го лица от этих образований. Например: "А ты пойди и скажи об этом бабушке?"; "А вы и поверь ему?"

18 См. в моих "Очерках по истории русского литературного языка", гл. 1. Ср. замену форм 2-го лица аориста и преходящего времени формами на -л(еси) при исправлении книг Максимом Греком и его школой. Ср. парадигмы простых прошедших времен в грамматике Мелетия Смотрицкого (1648) (формы 2-го лица лишь читал, бил и т.п.). Ср. также настойчивое прикрепление форм типа показался, обрезался и т.п. к 3-му лицу единственного числа и требование употребления в качестве форм 2-го лица прошедшего форм на -л(еси) в трактате "О исправлении в прежде печатных книгах минеях"(324) и многие другие(325).

19 Ср. в грамоте из Нижнего на Вычегду, 1612г. (Любомиров П. Г. Очерки истории нижегородского ополчения. 1939, с.233): "...востали мнози лжехристи, и в их прелести смятись вся земля наша и бысть разорение ея..."; в "Деле розыскном 1591 году про убивство царевича Димитрия Ивановича в Угличе" (М., 1913): "И пришла на него старая болезнь падучей недуг, и тут его удари о землю, он бьючися ножем сам себя поколол" (с.13— 14) и другие подобные.

20 Ср. анализ форм типа хлоп у А.М.Пешковского: "Мы назвали бы эту категорию ультрамгновенным видом русского глагола. К глаголам на -нуть с мгновенным значением (как прыгнуть, скакнуть и т.д.), от которых они почти исключительно образуются, они относятся как превосходная степень прилагательного к сравнительной. Когда мы говорим прыг вместо прыгнул, мы хотим выразить ограниченность проявления движения во времени и символизируем ее при этом обычно еще и особой артиуляцией звуков (напряженной) и особой интонацией. Но этот ультрамгновенный вид отличается от всех остальных русских видов тем, что стоит в стороне от системы спряжения, что не имеет ни лица, ни числа, ни рода (я прыг, вы прыг, он прыг, она прыг). Правда, время и наклонение за ним, до некоторой степени, можно признать, так как слова эти никогда не обозначают ни одновременных с речью, ни будущих фактов (если мы даже употребили бы их в картине будущего, например: "Я пойду к нему, задам ему этот вопрос, и если он не ответит— бац его по роже!— то и тут было бы прошедшее в смысле будущего...) и никогда не обозначают нереальных фактов (предположения или приказания)(333). Таким образом, и Пешковский признает эти формы прошедшим временем совершенного вида с ультрамгновенным значением.

21 А.А.Потебня подчеркивал позднее происхождение этих форм: "Чистые корни такого значения в русском, несмотря на отсутствие внешних указаний, взяты из готовых глаголов"(334).

22 Л.П.Размусен определял основную функцию прошедшего времени несовершенного вида так: "...говорящее лицо, обращая внимание только на время самого действия или состояния, останавливается над созерцанием этого действия или состояния и старается особенно рельефно выставить его на вид с материальной стороны его, показать, как оно тогда происходило, без указания на объединительные моменты пределов, начало и конец"(340).

23 Впрочем, еще Перевлесский замечал, что прошедшее сложное время употребляется для показания действия только что оконченного, "как бы в минуту речи или вообще неопределенно"(343).

24 Проф. С.И.Соболевский, рассматривая значения латинского plusquamperfectum (который в соответствии с perfectum praesens может означать "состояние, последовавшее за действием как его результат и существовавшее в упоминаемое прошедшее время; ср. русские выражения: вчера вечером он был пообедавши, к тому времени он уже успел пообедать), отмечает: "Подобный тип прошедшего времени есть и в русском языке: "Моя хозяйка была пригожа и добра, а муж-то помер" (Пушкин, "Гусар").—...Здесь автор хочет указать не на момент смерти мужа, а на то, в каком состоянии был он в упоминаемое время: "он был тогда мертв, его не было в живых, а умер он, может быть, за несколько лет до этого". Такое же прошедшее в фразе: "В гомерическое время личность уже заявила свои права" (Леонтьев, Мифическая Греция, Пропилен, т.2, с.70); уже заявила = была уже заявившей"(348).

25 См. анализ этих форм в статье М.К.Милых "Вопросы грамматической стилистики" (Ученые записки Ростовского-на-Дону гос. университета. Русское языкознание, 1945. вып.1).

26 Однако в новых работах о перфекте (В.Погорелова, Ван-Вейка, А.Белича, Ст. Младенова и др.) указываются и другие значения и оттенки формы перфекта в истории славянских языков.

27 Впрочем, в областной народной речи форма на -л, примыкая к другому глаголу, может иметь значение предикативого определения и может быть частью составного сказуемого или "второстепенным сказуемым". Ср.: Грандилевский А. Родина М.В.Ломоносова. Спб., 1907, где отмечено такое употребление причастной формы на -л в холмогорском говоре: "Лежит моя баба, прихилилась не работать". А.Грандилевский так комментирует этот пример: "Здесь следует разуметь, что "лежит моя баба, притворившись больною из нежелания работать" (с.79).

28 Ср. замечание Шахматова: "Перфект означает действие, осуществившееся в результативной форме к настоящему моменту... Стол накрыт. Письмо отослано. Перфект выражется... причастиями прошедшего времени страдательными на -н, -т"(354). Ср. у С.Шафранова: "Perfectum всего точнее может быть передано настоящим страдательного залога"(355).

29 Ср. в "Совершенном Егере" Левшина в описании птицы-гоголя: "Конец самого носа загнулся (= загнут) вниз"(357).

30 В.Мансикка в статье "О говоре Шенкурского уезда Архангельской губ." писал: "Подобно старинному языку прошедшее время употребляется, когда говорят о морях, реках, озерах, болотах, горах, дорогах, просеках и пр., имея в виду первый момент некогда совершившегося явления, результаты которого в неизменном виде существуют доныне: Река обошла деревню и выпала в Вагу, река недалеко этта взялась... наша Двина расположилась песками, гора обошла кругом; нас отделило болотами, дорога рядом подошла. Ср. еще выражение: Под старость худо увидел— худо стал видеть"(358).

Тот же В.Мансикка в говоре северо-восточной части Пудожского уезда отметил "прошедшее время в значении существующего доныне: Гора обошла кругом болота...; до нас озёро шло, а от нас река пошла; туды вода кругом обошла; изо мхов вышли такие ручьи; пошла есь, так это и есь уита и другие подобные".

Местами в таком же значении употребляются формы будущего времени: "рика выпадё в Водлу; рика выдёт на Корбозёра"(359).

Ср. у В.А.Слепцова в очерках "Владимир и Клязьма": "[Перевозчик] на речке тут и живет. Речка Пекша прозывается... позади осталась. Речка она пустая, под Юрьевым взялась да в Клязьму и пала; ну, а весной тоже люта бывает" (в речи крестьянина).

31 Ср. у Куприна в рассказе "Вред": "Лицо его сразу изменилось, точно постарело, коротко остриженная голова ушла в плечи, глаза потухли, полузакрылись с усталым, болезненным выражением".

32 Любопытно в этой связи вспомнить замечание К.Житомирского: "Мы не можем теперь отличить "он ушел" в смысле il s'en alla, er ging fort от "он ушел" в смысле "его здесь нет" (il s'en est alle, er ist fort) и в смысле "его здесь не было" (il s'en etait alle; er war fort; abierat). Однако потребность в этих формах чувствуется в русском языке. Народ (а не писатели) уже ивыработал необходимые формы. "Он ушел" у него уже значит только: il s'en alla (аорист), а для результативного вида он имеет уже формы, еще не признанные литературой: "он ушедши" (il s'en est alle), "он был ушедши" (il s'en etait alle). Эти формы, без сомнения, не замедлят перейти в литературный язык, как видно из уже терпимых форм: он был выпивши, он был уставши и немногих других"(360) ("Молох XX века").

33 Употребление настоящего времени в значении прошедшего в русском литературном языке, по-видимому, распространилось под влиянием живой народное речи. Известно, что в старославянских переводах формы praesentis historici (настоящего времени в значении прошедшего) очень редки. В старославянском языке греческое praesens historicum обычно передается формой аориста(364). Коснувшись вопроса об употреблении аориста вместо греческого настоящего исторического в старославянском переводе Библии, Потебня заметил: "Быть может, переводчик чувствовал, что настоящее историческое, столь обыкновенное теперь (приходит он и говорит, ждет-пождет), дало бы повествованию слишком простонародный, сказочный тон"(365).

34 Ср. замечание Фортунатова: "Форма настоящего времени не может употребляться в глаголах совершенного вида, так как при обычном значении настоящего времени в глаголах сочетание признака с известным субъектом обозначается как относимое говорящим к продолжающейся теперь смене моментов речи, вследствие чего и оба результативные значения и детерминативное значение совершенного вида не соединяются с обычным значением настоящего времени в глаголе".

35 С.И.Соболевский, отмечая способы выражения предшествующего действия в латинских итеративных предложениях (посредством perfectum и plusquamperfectum), пишет: "В русском языке praesens и perfectum в итеративном предложении выражаются одинаково настоящим временем, a imperfectum и plusquamperfectum— одинаково прошедшим временем длительного вида (т.е. в русском языке значение предшествования не передается формой времени.— В. В.). <...> Однако и русский язык может выразить эту разницу, а именно: латинский perfectum и plusquamperfectum могут быть выражены будущим недлительного вида, тогда как латинский praesens и imperfectum могут быть выражены только настоящим и прошедшим длительного вида. Например, у Пушкина:

Он знак подаст, и все хлопочут;

Он пьет: все пьют и все кричат;

Он засмеется, все хохочут;

Нахмурит брови, все молчат.

...В трех из этих фраз придаточное предложение имеет будущее время, в одной— настоящее: это потому, что в трех фразах действие придаточного предложения в каждом отдельном случае недлительное (и потому предшествующее действию главного предложения), а в одной— действие придаточного предложения в каждом отдельном случае длительное (и современное действию главного предложения): в каждом отдельном случае все начинали хлопотать лишь после того, как он подаст знак, и т.д., но в каждом отдельном случае все пили и кричали в то же время, когда он пил"(380).

36 Раньше вместо наклонения предлагались термины "изложение" или "образ" (modus). Термин наклонение (enklisis) не выражает сущности этой категории. Поэтому уже в древней греческой грамматике был предложен другой термин— diathesis psychike (или просто diathesis)— "психическое или душевное расположение". Тут намечалось на то, что данная категория выражает отношение говорящего к действию, которое представляется либо действительным, либо предполагаемым, либо желаемым, либо требуемым. В латинской грамматике это значение яснее было определено термином modus (или modus agendi— "образ действия")(386).

37 Так, уже у Буслаева различаются, сверх неопределенного, три наклонения: изъявительное, повелительное и условное(388).

38 См. полемику между Н.Богородицким, Н.П.Некрасовым и Н.Завьяловым по вопросам этимологии русского глагола в "Журнале министерства народного просвещения" за 1869— 1872гг.

39 Ср. ссылку на отсутствие удовлетворительного исторического объяснения форм сослагательного (условного) наклонения у Л.А.Булаховского(396)а.

40 Г.К.Ульянов тоже ставил в связь с судьбами аориста образование русских форм сослагательного, условного и желательного наклонений. Именно он думал, что первоначально составные формы из аориста быхь с причастием на -ль могли употребляться для обозначения наступления сочетания признака с субъектом без отношения к какому-либо субъективному моменту времени. На основе этого значения возникает вторичное значение гипотетического наклонения. Так, "условные предложения с быхь + причастия" на -лъ надо рассматривать как первоначальные относительные предложения, в которых обозначалось только наступление одного сочетания признака с субъектом при наступлении или существовании другого сочетания, без отношения к какому-либо субъективному времени"(398).

41 Примеры сочетания частицы было с формами причастия прошедшего времени совершенного вида ("нашедший было") имеют то же значение аннулированного результата.

42 Ср. замечание К.С.Аксакова: "Я было пошел, я было сделал; это совсем не то, что "несовершенное действие"; напротив: действие, о котором говорится, совершено, но должно быть опять или прекращено (например: я было стал читать..., да печать очень мелка), или уничтожено (например: я было заснул, да меня разбудили), или обращено назад, т.е. тоже уничтожено (например: я было воротился с прогулки... да вас увидел в саду и пошел к вам). Было... стоит наравне с бы; прибавим, что если бы образует наклонение, именно условное, то и было точно так же образует наклонение и тоже, можно сказать, условное, но совершенно с особенным оттенком, которого нет, кажется, в других языках"(402). Любопытно также, что И.Ф.Калайдович рассматривал сочетание прошедшего времени на -л с частицей было как форму особого прошедшего несовершившегося времени(403).

43 Г.Павский писал: "Повелительное наклонение с окончанием -и (о, й) у нас обыкновенно называют 2-м лицом единственного числа. Если это 2-е лицо единственного числа, то как же мы говорим: осмелься он взять; сделай это я, сделай это мы; тронь они нас, мы найдем расправу и т. п.? <...> Гений нашего языка позволил нам употреблять повелительное наклонение с окончанием -и в разных лицах обоих чисел по той причине, что -и не есть знак 2-го лица, а только знак наклонения"(409).

44 Ср. у Пушкина в "Полтаве":

Ах, вижу я: кому судьбою

Волненья жизни суждены,

Тот стой один перед грозою,

Не призывай к себе жены.

45 Ср. указания на более широкое употребление формы императива единственного числа в значении 3-го лица в древнерусском языке у Л.А.Булаховского(409)а.

46 Ср. у К. С. Аксакова в "Критическом разборе" буслаевской грамматики: "В этой форме идемте есть элемент 2-го лица: но в форме 1-го лица идем есть тоже элемент 2-го лица... Пойдем-те значит: пойдем-вы"(413).

47 Часто, как отмечает проф. A. Mazon, эта экспрессия императива несовершенного вида грамматистами обобщается, и императив несовершенного вида рассматривается только как форма вежливого приказания(418).

48 Проф. A. Mazon констатировал в этой форме лишь оттенок неожиданности и непредвиденности. Но этого мало(425).

49 И.И.Давыдов в "Опыте общесравнительной грамматики" сопоставлял русское "сослагательное наклонение" как аналитическую форму с английским: "В английском языке также сослагательное наклонение заменяется прибавкой к глаголу слов I тау, l shall"(426).

50 Другие примеры см. у Д.Н.Кудрявского во "Введении в языкознание".

7. КАТЕГОРИЯ ЗАЛОГА

<< | >>
Источник: В.В. ВИНОГРАДОВ. РУССКИЙ ЯЗЫК. ГРАММАТИЧЕСКОЕ УЧЕНИЕ О СЛОВЕ. МОСКВА - 1986. 1986

Еще по теме § 68. Модальные значения инфинитива:

  1. § 68. Модальные значения инфинитива
  2. § 10. Модально-приглагольные частицы
  3. § 4. Состав лексико-грамматической категории модальности с точки зрения этимологической
  4. § 5. Разряды модальных слов и частиц, выделяемые по их современному значению и употреблению
  5. СОДЕРЖАНИЕ
  6. 281. Виды обстоятельств по значению
  7. § 68. Модальные значения инфинитива
  8. § 9. Модально-приглагольные частицы
  9. Модальные частицы
  10. § 5. Разряды модальных слов и частиц, выделяемые по их современному значению и употреблению
  11. § 68. Модальные значения инфинитива
  12. § 10. Модально-приглагольные частицы
  13. I. Модальные частицы