<<
>>

Новые семантические оппозиции как отражение жизни российского общества на рубеже веков


Слово оппозиция употребляется в этой работе не в строгом терминологическом значении. Мы не имеем в виду ни привативную, ни эквиполентную оппо-
1 Козел — крайне уничижительная характеристика лица мужского пола; ругательство.
Весьма распространено в жаргоне, во многих сферах устной речи, в некоторых газетных жанрах, чаще как цитация чужого высказывания, но не только. Приведу примеры из «Толкового словаря русского общего жаргона»: Обращаюсь ко всем козлам, которые используют наше изобретение для приобретения прибыли (Стол., № 5. 1993); Враги, как всегда, начали браниться первыми и обозвали наших козлами 74 раза; Наши долго терпели, но потом не выдержали и обозвали врагов козлами 156 раз (Г. Остер, Задачник, цит. в КП, 09.09.1995); Милиционеры имели бледный вид и очень переживали, пока один из оперов не сказал по- простому: Слушай ты, козел, живо все из карманов на стол (КП, 21.09.1995) [Ермакова, Земская, Розина 1999].
зицию. Мы хотим показать лишь существующие в современном языке некоторые противопоставления, отражающие новые социальные явления.
Социальные изменения, находящие отражение в языке, как правило, способствуют разрушению старых семантических оппозиций и образованию новых.
Изучение семантических оппозиций — один из продуктивных путей проникновения в сущность языковых изменений и социальных процессов, их породивших.
Показательны семантические оппозиции местоимений, которые последовательно выстраивались в официальной печати советского времени: я — мы, мы — они, наши — не наши, свой — чужой, здесь — там и др. [Крысин 1989: 59; Markowski 1993: 146; Купина 1995: 69,91; Ермакова 1997: 145—153], атак- же разрушение прежней смысловой корреляции в политической лексике и возникновение новой, в частности, семантические оппозиции слов коммунист — демократ, коммунист — большевик, демократ — патриот, левый — правый в постсоветский период [Ермакова 1996: 60—63].
Нами будут рассмотрены некоторые семантические оппозиции преимущественно в группе имен лиц.
Известно, что антропоцентричность языка предопределяет особое положение имен лиц. Они всегда находятся в центре системы языка и внимания говорящих. Поэтому изменение семантических оппозиций в сфере имен лиц даже на небольшом участке языкового пространства может представить некоторые особенности состояния российского общества, в том числе и культурно-речевую ситуацию.
-Актуальные в настоящее время семантические оппозиции отражают самые разные языковые и социальные процессы: нейтрализацию прежних стилевых контрастов, старое и новое идеологическое противостояние, «изоморфизм» властных и криминальных структур, возникновение новых коннотаций и другие.
В семантических оппозициях нередко обнаруживается, как слиты воедино социальные и языковые процессы. Так, активизация оппозиций некоторых имен лиц по признаку пола боевик — боевичка; снайпер — снайперша, заказчик — заказчица (о людях, заказавших убийство); проститутка — прости- тут, депутат — депутатша, бизнесмен — бизнесменша (а также — бизнесле- ди, бизнесвумен), гувернер — гувернантка, клоун — клоунесса и даже «чайник» — «чайница» (о непрофессионалах за рулем машины, в жаргоне) — в определенных случаях свидетельствует о новых социальных явлениях в жизни российского общества и об усилении регулярности модификационных образований в языке.
Ср. следующие примеры:
В горах Чечни мне не раз доводилось чаевничать с боевичками, на лбу которых красовалась зеленая повязка, говорившая о готовности принять смерть в бою наравне с мужчинами (Круг жизни, № 9.1988); Депутат из фракции СПС Маргарита Баржанова, которая работает с Шандыбиным в одном комитете, вспоминает, как на одной из думских вечеринок он читал стихи присутствовавшим депутатшам (АиФ, №2. 2001); Деля приходит в бешеное негодование: — Да ты просто проститутХ Ты мне противен (Звезда, № 7.2000); У друга в котельной живет «проститут». Его посещают клиенты с нестандартной сексуальностью (КП, 29.01.1997); В отличие от Запада, где молодежь обычно предлагает свои услуги в качестве бэби-ситтеров, т. е. нянь для маленьких детей..., наши юные леди претендуют на должность гувернантки. Само понятие «гувернантка» в советское время как-то подзабылось и воспринималось только как реалия безвозвратно ушедшей дореволюционной эпохи. Не случайно возникшие недавно при некоторых учебных заведениях курсы гувернеров пользуются большим успехом (Круг жизни, № 14. 1998); Увидев нашу клоунессу, заслуженный фонограммщик России чуть не потерял сознание (Экспресс-газета, № 4. 2001).
Семантические оппозиции позволяют увидеть и ту фоновую семантику (подчас целое семантическое поле), которая обусловила эту оппозицию, и нарождающиеся коннотации у противочленов (или одного из них), и ряд скрытых смыслов и аллюзий.
Условно можно выделить два типа оппозиций: тип А — Б и А — не-А (мужик — мужчина и бюджетник — не-бюджетник).
Остановлюсь сначала на оппозициях первого типа.
  1. Оппозиция человек — мужик—мужчина

Освоение литературным языком жаргона отмечают все лингвисты, изучающие языковую ситуацию в России конца XX века. Взаимодействие кодифицированной речи со сферой просторечия, прежде всего в области семантики, протекает несколько менее активно, но тем не менее заметно. Приведу один пример.
Слово мужик в значении ‘мужчина’ в толковых словарях до сих пор сопровождается пометой прост, (см. [Ож.-Шв. 1994]). Однако оно все чаще так употребляется в разговорной речи и публицистике в чисто номинативной функции, в качестве обращения и в составе предикативной группы. Ср. примеры из разговорной речи, телевидения, газет:
Идут два мужика... Стоят мужики, разговаривают... Подходит к ней один мужик... Характерно, что так начинаются многие анекдоты, которые печатает «Комсомольская правда»; ср.: Мужик вызвал телемастера... Мужик приходит домой и... Встречаются два мужика... В бар заходит мужик с собакой... Мужики, что дарить будем женщинам? (КП, 06.03.2000); А теперь, мужики, четвертый тост... (КП, 29.03.2000); А пока — насильственное внедрение в корку и подкорку: выбери меня! Одно слово: мужики на выданье. Есть еще барышни, но я о мужиках [о выборах президента] (КП, 04.03.2000); У меня наблюдается пара — мать и дочь, которым, по их словам, вообще никто не нужен. Они любого мужика высмеют (КП, 14.12.1999); Они [проводницы] сказали, что сами помоют наши чашки. — Ну, это они, наверное, только мужикам. (Устн. речь, говорят два доктора филологических наук.) В непринужденном диалоге вопрос о членах семьи мужского пола, по моим наблюдениям, при хорошем знакомстве, чаще содержит слово мужики, чем мужчины: — Как твои мужики'? (это может быть муж и сын (сыновья), сын и брат, муж и зять и т. д.). В то же время, по отношению к одному лицу такой вопрос носителем литературного языка обычно не употребляется, особенно — вопрос о муже, так как другое просторечное значение слова мужик — ‘муж’ остается за пределами литературного языка.
Таким образом, в разговорной речи в чисто номинативной функции слово мужик составляет в настоящее время конкуренцию слову мужчина как член оппозиции с разговорной окраской (но уже не просторечной).
Еще более активно осваивается носителями литературного языка слово мужик в предикатной функции в составе именной группы: Он —хороший мужик (настоящий, замечательный) и т. д. Это освоение в разговорной речи началось гораздо раньше номинативного употребления и сейчас только заметно активизировалось. Ср.: Я всегда считал, Игорь Николаевич, что ты мужик с головой (Ю. Трифонов, Исчезновение); Павел Иванович Никодимов... был его старый товарищ... отличный мужик, честнейший и принципиальный до глупости (Там же); Писатель был средний и мужик невыдающийся (Ю. Трифонов, Время и место); — Он как раз из нашей с тобой Тамбовщины. Добрейший мужик (В. Аксенов, Московская сага). Во всех случаях говорят носители литературного языка. Ср. также более ранний пример имитации разговорной речи у Маяковского:
А Некрасов
Коля,
сын покойного Алеши, —
он и в карты,
он и в стих,
и так
неплох на вид.
Знаете его?
вот он
мужик хороший.
(Юбилейное)
Ср. примеры из современной публицистики и устной речи: — Если он хочет быть настоящим мужиком, главой семьи, пусть проявит инициативу (МК, 23—30.12.1999); Господин Глазунов [художник Илья Глазунов] не любит и не знает России. Вы любите в России барство. Когда вам сказали «Вы — отличный мужик).» — вы ответили: «Я не мужик). Я дворянин!» (КП, 14.01.2000).
Во время предвыборной кампании В. В. Путина на телевидении многие женщины-актрисы высказывались о нем: он — настоящий мужик.
В предикатной функции слово мужик составляет оппозицию и слову человек. В этой оппозиции противопоставленность носит, во-первых, стилистический характер; во-вторых, слово мужик соответствует и семантике слова человек, и семантике слова мужчина и в разных ситуациях может быть ориентировано на оценку и человеческих, и чисто мужских качеств лица. В сравнении с ним и слово человек, и слово мужчина имеют некоторые ограничения в лексической сочетаемости. Так, говорят: Он — настоящий мужчина (истинный и под.), но в сочетании хороший, замечательный, прекрасный, великолепный (не в сексуальном смысле) предпочитается слово человек. В то же время настоящий человек (но не истинный, подлинный) «отдает» неуместным в разговорной речи высоким слогом. Слово мужик в предикативной функции обладает более свободной лексической сочетаемостью.
Разумеется, это не значит, что слово мужик и в разговорной речи может быть свободно употреблено по отношению к любому лицу. Вряд ли носителю литературного языка придет в голову сказать: «Академик Лихачев был замечательный мужик!». Сниженность предиката с опорным словом мужик проясняется при выборе объекта оценки.
Кроме того, несомненно, у разных социальных групп и индивидуумов внутри этих групп отношение к слову мужик в составе оценочного предиката не одинаково. Так, неприемлемым оказывается оно для Ст. Рассадина. Он пишет: «Оставив в стороне XIX век русской поэзии, когда сама нынешняя похвала, нестерпимо вульгарная — “настоящий мужик” (так и тянет добавить неизбежное “блин”) — показалось бы оскорблением, и не потому лишь, что на то были причины классово-социальные. Но сами слова “мужчина”, “мужской поступок" — именно как комплимент — в качестве знаков самоутверждения стали существенны только в XX веке» (Нов. газ., 07—09.07.2003). Мы лишь попытались показать, что во многих случаях это слово не чуждо носителям литературного языка и может составить конкуренцию таким именам лиц, как мужчина и человек.
  1. В ряду женщина — баба — тетка — дама — мадам также выделяются двучленные противопоставления: женщина—баба; женщина—тетка, женщина—дама, женщина—мадам, а также — баба—тетка.

Слово баба в значении ‘вообще женщина’ в современной речи гораздо менее употребительно, чем мужик.
В номинативной функции не каждый носитель литературного языка может использовать слово баба и объект наименования тоже ограничен. Отнюдь не во всех контекстах, приведенных ранее со словом мужик, может быть употреблено слово баба без шутливого или пренебрежительного оттенка. Это ограничение отмечено в словаре Ожегова—Шведовой с указанием на противоречивый характер употребления. Вряд ли кто всерьез назовет бабой женщину интеллигентного вида или занимающуюся интеллектуальным трудом: * Я бы хотел(ла) попасть на прием [к врачу] к бабе. Хотя при близком знакомстве возможно фамильярное упоминание наши бабы — о коллегах в самых разных коллективах, тоже в форме множественного числа.
Обращение — бабы! (ед. число вообще не наблюдается) — отмечены преимущественно в речи просторечников, чаще — женщин к женщинам, и в стилизации под просторечие (ср. некоторые речевые маски эстрадных артистов).
Невозможно представить себе, чтобы даже в такой более чем раскованной газете, как «Комсомольская правда», появилось обращение — *Бабы\ Берегите мужчин (хотя вполне возможно —мужиков) или — *Бабы, что будете (будем) дарить мужчинам (мужикам) на 23 февраля? (ср. именно частое обращение мужики в подобных контекстах).
По-видимому, некоторая стилевая размытость и допущение большого количества просторечных и жаргонных элементов в языке прессы сталкивается с отзвуками прежнего традиционного пиетета по отношению к женщинам со стороны мужчин (значительная часть работников газеты — мужчины).
В предикативном фамильярном употреблении слово баба вмещает в себя значения и ‘человек’ и ‘женщина’ (в сексуальном смысле). Но при этом в контексте: От хорошая, добрая баба, хотя слово баба и синонимично слову человек, оно вносит особую окраску в характеристику — это доброта, именно женского характера, окрашена мягкостью, может быть, даже сердобольностью. Ограничения на употребление в предикате аналогичны ограничениям в употреблении слова мужик.
Приведу некоторые примеры использования слова баба в значении ‘вообще женщина’ в романах Д. Донцовой. Они, конечно, не говорят о том, что слово баба стало нейтральным для носителей литературного языка, но все же свидетельствуют об активизации его употребления в речи какой-то части литературно говорящих:
Карина вертелась... Тамара Павловна тоже. Бедные бабы надрывались. Вадик спокойно творил; Он жиголо, жил за счет богатеньких баб, а у этой дурочки в кармане пусто (Бенефис мартовской кошки); Реализованный мужчина никогда не станет привязываться к женщине с мелочными придирками.
Настоящий мужчина спокойно простит бабу и в 99 случаях из ста не обратит внимания на несваренный суп (Хождение под мухой).
Слово тетка в значении ‘вообще о женщине’ разные словари с точки зрения его литературности оценивают по-разному: Ушаков и БАС — как просторечное, при этом в первом оно приводится как обращение: «Здорово, тетка»; в сл. Ожегова—Шведовой есть только ограничение ‘чаще о пожилой женщине’, из чего можно сделать вывод, что слово тетка нейтрально. Думается, что оно нейтрально употребляется только в просторечии.
Однако в просторечии слова баба и тетка не всегда взаимозаменимы. Если речь идет о женщине с точки зрения сексуальной, сомнительно, чтобы носитель просторечия сказал: *Он несколько лет жил с этой теткой; Я пойду к своей тетке (не жене). Впрочем, так не скажет и носитель литературного языка: если он хочет употребить не слово женщина, то уж выберет, конечно, не тетка, а баба.
В слове тетка нет окраски грубости, но есть окраска неуважения, которая, как у слова баба, снимается в предикативной позиции: Она добрая, хорошая тетка (баба). Но набор положительных определений у слова тетка более ограничен.
Как правило, со словом тетка не сочетаются прилагательные, положительно оценивающие внешность женщины: *Она красивая, миловидная, привлекательная и т. п. тетка. Отчасти это можно объяснить тем, что слово тетка чаще обозначает пожилую женщину (сл. Ож.-Шв.). Отрицательные характеристики при этом не имеют ограничений: подлая, скверная, вздорная, злющая, противная, мерзкая, сумасшедшая, грязная, неряшливая, грубая, растрепанная и т. п. Но при любой характеристике слово тетка имеет коннотации простоватости (это не отмечают словари), что не обязательно присутствует в слове баба. Но если речь идет о женщине «из простонародья», баба и тетка чаще всего взаимозаменимы. Ср.:
— Господи, горе-то какое, — взвыла баба, кидаясь к быстро растущему могильному холму.... На тетке была потрепанная китайская куртка, не слишком чистая и новая (Д. Донцова, Хождение под мухой).
Слово дама в словаре Ожегова—Шведовой отмечено как устарелое со значением ‘женщина из интеллигентских, обычно обеспеченных городских кругов’.
В настоящее время это слово начинает деархаизироваться. Его можно встретить в разговорной речи, в языке художественной литературы для обозначения женщины, по виду интеллигентной, одетой довольно модно и со вкусом: элегантная дама, нарядная дама, изящная дама и т. п. Ср.: В этом костюме она выглядит теткой, а не элегантной дамой. В некоторых ситуациях — например, на рынке, в магазине — слово дама используется в качестве обращения к женщине или в качестве номинации, оцениваемой как более вежливое слово по сравнению со словом женщина. Ср.: Дама, я вас слушаю, что вы хотите? (в речи продавца); Дама, проходите вот к этому мастеру, он освободился (в парикмахерской); Я стою за этой дамой (в очереди) и т. п.
В разговорной шутливой речи стало употребляться слово мадам и в функции обращения к знакомым женщинам, и как номинация отсутствующей женщины «с претензиями», но не имеющей на это оснований (по мнению говорящего). Употребляется с оттенком пренебрежения, а иногда с неприязнью, часто просто иронически.
Эта мадам заявила, что не обязана каждому объяснять, как заполнять бланки (устн. речь).
Интересно употребление всех приведенных наименований лиц женского пола в романе Д. Донцовой: женщиной, дамой, теткой, бабой, мадам героиня называет одну и ту же женщину:
За столом сидела женщина с каменным выражением лица;
Дама глянула на меня в упор серыми, словно грязный асфальт, глазами...
  • Выйдите вон, — обронила тетка, буравя меня взглядом...
  • Выйдите вон, — железным голосом повторила баба.

... Сначала воспитываете преступников, а потом плачете, — ни к селу ни к городу выплюнула л^ддам... (Д. Донцова, Хождение под мухой).
Но в речи молодежи слово тетка может употребляться более широко. Так, студенты нередко говорят о преподавателе-женщине: она тетка добрая (вредная и т. п.) безотносительно к ее возрасту.
  1. Господин — товарищ

Известно, и это отмечалось исследователями, что в постсоветское время слово товарищ деактуализировалось в функции обращения (или компонента обращения) и названия лица в официальных бумагах: Товарищи! Товарищ Иванова! Товарищ председатель! Настоящая справка дана товарищу... и т. п.
Устойчивыми номинациями были также в речи партийных работников сочетания ответственные товарищи и руководящие товарищи. Ср.: — Вы что, в своем уме? — зашипел он. — В первом ряду — ответственные товарищи, секретарь обкома по пропаганде, а вы что?.. Гостей назвали, из области приедут руководящие товарищи (С. Антонов, Разорванный рубль). Наряду с этими функциями слово товарищ в советское время могло употребляться в составе именной предикативной группы вместо и в значении слова человек. Такое употребление было свойственно, прежде всего, партийной и другой номенклатуре. Ср.: Он — идейный (ответственный, подкованный, сознательный и т. п.) товарищ. Под влиянием речи номенклатурных работников это употребление встречалось и в другой среде, набор определений при этом расширялся: Он (она) — серьезный (положительный, образованный и т. п.) товарищ. У какой- то части говорящих оно могло быть слегка ироническим, у другой совершенно нейтральным.
В настоящее время предикатное употребление слова товарищ встречается (хотя, по моим наблюдениям, не очень часто) только в речи коммунистов и примыкающих к ним объединений. Ср.:«Идейный товарищ», — отрекомендовала мне Надю ее соратница Лена [о девушке из группы Лимонова, ударившей по лицу М. С. Горбачева] (КП, 23.03.2000).
Таким образом, можно говорить не только о деактуализации советского употребления слова товарищ, но и о знаковом его характере, показателе идеологического размежевания общества в настоящее время. Это вырастает в наметившуюся оппозицию господин — товарищ (‘пролетарий’ — ‘бедняк’): «Господа в иномарках ездят, а мы тут все “товарищи”» (замечание в переполненном троллейбусе на обращение «господин»).
Слово господин в сочетании с названием должности или с собственным именем в качестве обращения в настоящее время употребляется в официальной речи бизнесменов, чиновников высокого ранга и т. д., а также для обозначения этих лиц как не участвующих в разговоре. Однако в зависимости от отношения говорящего к слову господин и к лицу, называемому этим словом, оно может быть и нейтральным и ироническим, а в речи коммунистов обычно выражает откровенную неприязнь. Ср. пример, который можно толковать по-разному:
Людмила Швецова, заместитель господина Лужкова, рассказала мамам, что мэр — отец четырех детей, которых очень любит... Сам господин Лужков рассказал мамам, как это замечательно, что они рожают детей и улучшают городскую демографию («Ъ», 26.11.2002).
  1. Человек — хозяин

Оппозиция человек — хозяин, недавно отчетливо определившаяся на страницах газет, иллюстрирует некий изоморфизм социальных отношений во властных структурах и преступном мире.
В настоящее время распространилось выражение, одинаково употребительное по отношению к «верхам» (в разных сферах) и по отношению к криминалу, — человек кого-то: человек Ельцина, Чубайса, Березовского, с одной стороны, и, с другой — человек Багирова, Япончика, Валета, Квантришвили и др.: «ЧеловекЛебедя» лишь облегчит задачу областного начальства отодвинуть чу- байсовцев от руля городского управления (НГ, 27.06.1997); Сегодня вас называют «человеком Березовского», вы не собираетесь протестовать по этому поводу? (Общ. газ., 04—10.03.1999). В Грузии почти все знали, что Георгадзе — не человек Шеварднадзе (АиФ, № 40. 1995); Известие о том, что Ильюшенко попал в опалу к президенту, застало Генпрокуратуру врасплох. До последнего времени... «человек Ельцина» пользовался «наверху» всяческой поддержкой (КП, 13.09.1995); — Котелкин, Кузик, Свечников — это люди Коржакова (КП,
  1. ; — Шалва Руруа не осмелится тронуть человека Давида Гогия;... А с Тамарой будь осторожнее. Она человек Шалвы Руруа;... В Москву прилетел уже человек Рябого (Ч. Абдуллаев, Закон негодяев).

В оппозиции к человек кого-то находится слово хозяин. Оно может обозначать и мафиози, главаря банды, и главу группы людей, обладающей финансовой властью: хозяин — ‘тот, кто финансирует газету, телепрограмму и т. п.’ Ср.: Впрочем, доказывать Примаков, видимо, ничего не собирается не только Доренко, но и его хозяину Борису Березовскому (МК, 24.11.1999).
В этой оппозиции человек — хозяин оба противочлена имеют отрицательные коннотации. Этому немало способствуют и ассоциации с употреблением в XIX веке (и ранее) человек кого-то — о крепостных крестьянах. Ср.: Кирила Петрович обратился к скверному мальчику и спросил его грозно:
  • Чей ты?
  • Я дворовый человек господ Дубровских, — отвечал рыжий мальчик (Пушкин, Дубровский).
  1. Хозяин —раб

Эта оппозиция — жуткое свидетельство появления на территории России отношений, свойственных рабовладельческому строю. Уже в XIX веке, особенно после реформы 1861 г., когда крестьян нельзя было продавать и покупать, слова раб, рабство не употреблялись в прямых значениях по отношению к российской действительности. На пороге XXI века слова раб, работорговля, продать в рабство, купить раба стали употребляться в самом прямом значении. Ср.:
Контрабанда топлива из Ичкерии — второй после работорговли национальный вид бизнеса (КП, 12.12.1999); Уже к девяносто седьмому году, пожалуй, во всей республике нельзя было найти села, где бы не содержались заложники — рабы (КП, 24.03.2000); ... Украинец Петро Примак, который несколько лет был рабом заместителя Гелаева, объяснил... (КП, 11.03.2000); Даже государственный бандитизм кажется просто детской шалостью в сравнении с концлагерем для рабов под селением Итум-Киле (КП, 24.03.2000); Здесь располагался невольничий мелкооптовый рынок — следующий пункт путешествия по «гостеприимному» Кавказу. Здесь торговцы человечиной «заказывали» у рабодилеров товар, сюда же привозили пленников для продажи и обмена. Раб стоил от 1000 рублей до десятка тысяч баксов. ...Для разъяснения рабу его положения требовались пара дней и несколько крепких тумаков, но обычно хозяева просто показывали пленнику видеозаписи пыток и отрезания голов (КП, 24.03.2000).
  1. Хозяин — реализатор

Оппозиция хозяин — реализатор (‘тот, кто продает на рынке товар, закупленный оптом по более дешевой цене хозяином (хозяйкой)') отражает особенности современного российского рынка. За последние десятилетия XX века ушли слова спекулянт и фарцовщик, имевшие в советское время отрицательные коннотации не только в официальном употреблении, но и в речи разных слоев носителей языка. С ними не произошло то, что за постперестроечный период происходило со многими словами: изменение знака минус на знак плюс. Они в отличие от других слов не изменили характер оценки, а просто перестали употребляться. К тому же «советский спекулянт» обычно не пользовался посредником -реализатором.
В оппозиции хозяин —реализатор ярко выраженными коннотациями обладает слово реализатор. Это, прежде всего, коннотация несвободы, зависимости, что проявляется в целом ряде рыночных диалогов. Ср.: — Девушка, а дешевле сумку продадите? — Не могу, я реализатор, хозяйка не разрешает уступать (‘снижать цену’). — Могу уступить только десять рублей, иначе без зарплаты останусь. Что вы ее уговариваете, она человек подневольный, всего лишь реализатор: что хозяин назначит, за то и продает.
Несомненна негативная оценка и в слове хозяин. Ср.: Алла Николаевна торгует на лотке «бакалейкой»: чаем, конфетами, кофе. До пенсии ей остался год, пашет на хозяина три с половиной. Существующее свое положение называет беспределом. Трудовой стаж ей, как и прочим наемщикам-реализаторам, не идет, пенсионного и страхового свидетельства у нее нет (КП, 3.08.2001).
Совершенно естественно, что участие слова хозяин во всех отмеченных оппозициях влияет на изменение его семантики. У определенной части населения (по разным причинам) слово хозяин приобретает коннотации отрицательной оценки. Ср.: У обоих были бритые затылки, угрюмый и наглый взгляд хозяев жизни... (Ф. Незнанский, Первая версия). При этом отрицательные коннотации могут наслаиваться и на употребление, не имеющее отношения к перечисленным оппозициям: «Я, например, сама готовлю обеды, могу мужу завтрак в постель принести, это меня не унижает. — А он вам завтрак приносит? — И он. У нас нет “хозяина" в семье. Я слово “хозяин” ненавижу» (АиФ, № 48.1999);... американские СМИ не могут себе позволить иметь обозревателей типа Доренко или Леонтьева... Еще недавно Леонтьев вдохновенно «мочил» Березовского, а теперь тот ему свет в окошке. А завтра? Завтра его может купить другой хозяин. Такому журналисту просто перестают верить. А если ему не верят зрители, то он уже не нужен хозяевам. Хозяевам нужны те, кому верят (КП, 27.11.1999).
У какой-то части старшего поколения интеллигенции это слово, возможно, имело отрицательные коннотации из-за ассоциаций с прошлым: так нередко называли Сталина.
— Этот глухой двойной сигнал пробуждал Берию из самого глубокого сна. Хозяин! (В. Аксенов, Московская сага). Ср. и другое не менее одиозное: Итак, Лосх, огородившись соцреализмом, несмотря на указания хозяина КГБ, не желал иметь конкурентов (Звезда, № 9. 2000).
  1. Сыщик — преступник

Слово сыщик сейчас не соответствует значению, зафиксированному во всех толковых словарях — ‘тайный агент, занимающийся выслеживанием, слежкой’. Это значение всегда имело отрицательные коннотации, презрительную оценку в применении к российской действительности. Ореол Шерлока Холмса, Пуаро и других литературных частных детективов этому не противоречил: они жили в другом мире. Но в последние десятилетия слово сыщик стало применяться к комиссару полиции (ср. телесериал «Великие сыщики»), а в России — к следователям уголовного розыска, милиционерам, частным детективам (в прессе и в детективных романах). Появляются свои виртуальные «великие сыщики» (Турецкий из романов Ф. Незнанского, Фандорин из романов Б. Акунина и др.). Отсвет славы героев из мира вымысла накладывает отпечаток и на употребление слова сыщик в реальном мире. Естественно, что в оппозиции сыщик — преступник семантика противочлена снимает презрительную оценку у слова сыщик. Ср.: Вот давайте-ка вспомним, как нас учили: сыщик и преступник. Они, безусловно, находятся в разных лагерях (Ф. Незнанский, Синдикат киллеров); На место сразу же выехала группа из прокуратуры и милиции... Сыщики без труда восстановили картину происшествия (Мир нов., 09.12.2000); ...хозяйственные дела института сейчас особенно внимательно изучаются сыщиками (Сег., 19.12.2000); Банду грабителей ... задержали на днях ... сотрудники уголовного розыска. По наколке на руке несчастного сыщики установили его личность (МК, 22.11.2000); Сотрудник уголовного розыска УВД. За его плечами десятилетний стаж сыщика. Он профессионал (КП, 17.11.2000).
Важно отметить, что ведущую роль в реабилитации слова сыщик в наше время сыграли не реальные лица, а герои из мира вымысла.
Несколько иной характер в настоящее время имеет оппозиция сыщик — сыщица: реальный денотат второго члена оппозиции пока не получил такого названия (женщин-следователей так не называют), слово сыщица имеет виртуальный денотат — так называют некоторых героинь детективных романов и фильмов. Ср.: Раскрутка романов о сыщике Фандорине должна со временем войти в учебники как образец успешного маркетинга... Вплетение в «Фандориану» новой серии с оригинальной идеей главной героини (монахиня в роли сыщицы — это будет покруче Мисс Марпл) — тоже грамотный и эффективный маркетинговый ход, (Окт., № 9. 2000).
  1. Журналист — читатель

О стереотипах восприятия коммуникантов в оппозиции журналист — читатель в советское время писали публицисты, философы и лингвисты. JI. М. Майданова, опираясь на одну из теорий прессы, так характеризует отношения журналиста и читателя в тоталитарный период: «Таким образом, носитель мудрости [журналист] и стремящийся к совершенству ученик [читатель] выступали в довольно привлекательных образах двух собеседников: знающего и желающего знать» [Майданова 2000: 83; Сиберт, Шрамм, Питерсон 1998: 26—28].
Отношения журналиста и читателя в наше время изменились: теперь читатель — «покупатель интересующей его информации», а журналист — «поставщик такой информации» [Майданова 2000: 83]. А если учесть, что нередко между журналистом и читателем возникает конфликт, в котором обвиняемая сторона обычно журналист, то совершенно очевидно, что семантическая оппозиция журналист — читатель может отражать разные стереотипы мышления, и, с позиций среднего бытового сознания читателя, журналист нередко приобретает отрицательные коннотации: неправдивости, поверхностности, бесцеремонности, продажности и др. Это отражается, в частности, в презрительных, недавно образованных наименованиях журналюга, журналюжка. Ср.: Иногда создается впечатление, что не преступники, а журналисты главные враги народа (Ф. Незнанский, Первая версия).
  1. Выдвиженец — назначенец

Слово выдвиженец в словаре Ушакова отмечено как «новое» со значением ‘рабочий, назначенный, выдвинутый на ответственную должность (в органах государственного и хозяйственного управления)’. Это значение в антикоммунистических кругах задолго до перестройки включало компонент негативной оценки. Ср., например: Каким-то чудом он почти с рождения был антисоветчиком и конформистом. Своих родителей называл «выдвиженцы»... оба в партии с тридцать шестого года. Оба — выдвиженцы, слуги режима (С. Довлатов, Компромисс). Слово это утратило актуальность уже приблизительно к 50-м годам, хотя называемое им явление продолжало существовать. Ср.: — Молодой слиском [слишком]. Небось выдвизенец. — Выдвиженцы были раньше, мама, — Лисовский шмыгнул носом. — Теперь назначенцы (И. Штемлер, Универмаг, НМ, № 10.1982). Назначенец в том же словаре толкуется с пометой «неодобр.» как ‘лицо, занимающее выборную должность по назначению, а не по избранию’. В более поздних толковых словарях это слово отсутствует.
Несмотря на некоторое различие в толковании слов выдвиженец и назначенец, они до последнего времени не составляли оппозицию, поскольку в сущности обозначали одно явление: и «выдвижение» и «назначение» осуществлялось «ответственными организациями». Выражение его выдвинули (продвинули) употреблялось в неопределенно-личном значении, не требовалось указания — кто выдвинул (продвинул).
В деархаизированном слове выдвиженец значение уже не содержит компонент «рабочий» (это может быть и бизнесмен), изменился также безликий характер агенса действия выдвинуть: это уже чей-то выдвиженец. В этом употреблении слово выдвиженец составляет оппозицию слову назначенец, которое уже в новых контекстах, возрождаясь, снова приобретает компонент неодобрительной оценки.
— Давайте все же не забывать, что главы местного самоуправления — народные избранники, а не назначенцы... (КП, 19.12.2000); Вначале мы, правозащитники, мягко говоря, не испытывали симпатии к Миронову, он был для нас типичным думским назначенцем (Общ. газ., 05—11.04.2001); — Что же произошло сегодня? Каково сегодня ваше место в этой странной организации, где в один вечер может собраться компания, напоминающая выездную редколлегию газеты «Завтра», а накануне, например, встречаются выдвиженцы «Апреля» (Кулиса НГ, № 6, 06.04.2001);... Ельцин, несмотря на приглашение, в Думу не явился, а сидевший на сцене Путин пока не заслужил публичной обструкции от выдвиженца Партии пенсионеров (Лигачев избирался от нее) (КП, 28.01.2000).
В то же время, на наш взгляд, в современной прессе слово выдвиженец, как и в прежние годы, нередко употребляется в оппозиции к слову избранник и тем самым различия между выдвиженец, с одной стороны, и ставленник, назначенец — с другой, стираются. Ср.: «Выдвиженец» Вашингтона возглавил ООН; ...ставленника Вашингтона, как его называют в ООН, поддержали все 15 членов Совбеза (КП, 17.12.1996); Главный «медведь» С. Шойгу на совещании в Красноярске признал, что две трети состава палаты «нового призыва» — выдвиженцы его партии, с приходом новичков Совет Федерации разделился на две части. С одной стороны, — региональные руководители, с другой — «назначенцы», часто из московских чиновников; сидеть рядом с «назначенцами» и «выдвиженцами» — слишком большой удар по статусу и самолюбию региональных руководителей, неоднократно прошедших горнило выборов (АиФ, № 12.2001).
Таким образом, наметившаяся одно время оппозиция слов выдвиженец — назначенец под влиянием социальных факторов не состоялась, различия в их значении оказались размытыми, оба они оказались в оппозиции к слову избранник.
Оппозиции типа А — не-А в настоящее время также отражают разные стороны российской действительности. Рассмотрим лишь некоторые примеры.
  1. Бюджетник — не-бюджетник

Эта оппозиция содержит ряд скрытых смыслов: бюджетники — самый неблагополучный разряд граждан: у них самая низкая зарплата, ее не всегда выплачивают вовремя и т. д., отсюда коннотации — ‘незащищенность’, ‘униженность’. У правящей части населения — коннотации, связанные с бюджетниками, иные — это ‘тяжкое бремя для государства’, о них, к сожалению, надо заботиться, но это и несколько опасная категория, потому что бюджетников можно использовать в борьбе с правительством. Ср. высказывание вице-губернатора Ульяновской области (учителям): Зарабатывайте сами\ Ученые, а заработать не могут! (КП, 01.03.2001); Чтобы выдержать параметры бюджета, придется опять зажать бюджетников (КП, 01.03.2001); Кому я действительно сочувствую, так это уклоняющимся от налогов, хотя и отношусь к ним отрицательно, потому что я бюджетник и с этих налогов живу (Знамя, № 8. 2000); Кто потребитель не чтива, но современной серьезной литературы? По традиции считается, что это интеллигенция — врачи, учителя, инженеры, то есть в основном бюджетники, а поскольку у бюджетников денег на книги нет, то и платежеспособный спрос с их стороны почти отсутствует (НМ, № 3. 2001); Не учителя мы, не педагоги, мы — бюджетники (Заголовок. Уч. газ., 31.10.2000); У Акоповой трое детей, муж — бюджетник, и переехать из крошечной двушки она даже не мечтала (Д. Донцова, Бриллиант мутной воды).
  1. Шестидесятники — не-шестидесятники (семидесятники и т. д.)

В современной прессе название шестидесятники может входить и в оппозицию первого типа — «шестидесятники» — «семидесятники», но чаще встречается во второй. Шестидесятники — это ‘интеллигенты 60-х годов, романтики, часто поэты или писатели, поверившие в «оттепель», в возможность «говорить правду», но не утратившие веру в социализм’. До недавнего времени слово шестидесятники сохраняло не просто положительную, а скорее почти высокую оценку и такие коннотации как ‘бескорытие’, ‘преданность науке или искусству’, ‘молодое бунтарство’.
  • Вы — романтик-шестидесятник. Как вам живется нынче, в период полураспада демократии?
  • Шестидесятник я, может быть, с некоторой натяжкой. Но все-таки есть это, присутствует во мне (МК, 19.07.1997).

В настоящее время, в связи с переоценкой многих явлений прежнего былые коннотации у слова шестидесятники изменились. Во всяком случае, в прессе. Это слово скорее олицетворяет прекраснодушных мечтателей, несколько наивных, бунтарство которых было слишком мягкотелым. Оценка проскальзывает положительно-снисходительная. Ср.: Догадывались ли «шестидесятники» про себя, что все-таки не договаривают? Не доворачивают? Не идут за некий
7 - 8534
рубеж? Наверное, догадывались — они сами себя называли «детьми полдороги». Что же они — трусили? Сейчас им ставят в вину недостаточную отрешенность от марксизма. Получается: все кругом прозрели, уже и памятники комиссарам посбрасывали, а за «шестидесятниками» все вьется пыль дороги «той единственной, гражданской». Уже берут кое-где «шестидесятника» за хилова- тые грудки и допрашивают: а это с кем вы намеревались брататься? Не с ГКЧП ли? Как же так: были кумиры, писали против, числились бунтарями — и вдруг... (КП, 02.11.1991).
  1. Натуралы — не-натуралы

Произошедшая в нашей стране сексуальная революция перевернула в сознании людей некоторые понятия. Наряду с чрезмерной актуализацией сексуальной тематики в прессе, на телевидении, в кино и в художественной литературе стало навязчиво демонстрироваться то, что раньше стыдливо замалчивалось: существование в России гомосексуалистов и лесбиянок.
Соответственно оформились и семантические оппозиции: натуралы (гетеросексуалы) — не-натуралы.
В нашей стране эта противоположность сексуальной ориентации выражается в антагонизме сторон. В целом ряде статей в шутку и всерьез пишут о том, что «натуралы» не в моде, это люди отсталые, «непродвинутые». Ср.: Сейчас каждый третий на сцене — педик, но я не собираюсь следовать моде и остаюсь убежденным натуралом (КП, 09.06.1999); «Натуралов» сошлют за Урал. Куда нам податься с нормальной ориентацией? (Заголовок статьи. КП, 22.01.1999); «...А если несчастный гетеросексуал огрызнется в ответ, ему ехидно предлагают составить список ста знаменитых гетеросексуалов, сомневаясь, что такая сотня наберется» (КП, 09.07.1999); Вот зашла в Internet на днях. Там то же самое. Сервер www.gay.ru над гетеросексуалами измывается. Говорят, что не бывает «натуралов», бывает слишком мало водки (КП, 22.01.1999); Признаться, я сознательно заострил выступление. Надоело, что меня воспринимают как мягкого, пушистого, сладкого... — Сладенький образ у меня ассоциируется, извините, с «голубизной», а я этого категорически не перевариваю (КП, 09.07.1999); Дело в том, что наш отечественный режиссер-дебютант снял большую сцену, в которой мужчины-натуралы в ролях геев весьма откровенно изображают не только поцелуй, но довольно долгую любовную игру (Время, 10.02.2003).
Об отношении к гомосексуалистам говорит уже то, что в жаргоне и в просторечии они именуются рядом презрительных наименований: гомик, голубой, педик, педрила, пидор, козел и др. Для лесбиянок существует жаргонное обозначение розовые, выражающее легкое пренебрежение. Ср.: В засилье «розовых» на корте была и большая вина теннисистов (АиФ, № 49. 1997); Узнав о том, что Кинг изменяет ей с одной «розовой», Мэрилин наложила на себя руки (АиФ, № 49.1997).
Можно отметить гораздо больше семантических оппозиций названий лиц. Мы отметили лишь те из них, которые не только отражают современные явления общественной жизни, но и влияют на изменения в лексической семантике членов оппозиций.
Т

Подготовка к ЕГЭ/ОГЭ
<< | >>
Источник: М. Я. Гловинская, Е. И. Галанова и др.. Современный русский язык: Активные процессы на рубеже XX— XXI веков / Ин-т рус. яз. им. В. В. Виноградова РАН. — М.: Языки славянских культур,2008. — 712 с.. 2008

Еще по теме Новые семантические оппозиции как отражение жизни российского общества на рубеже веков:

  1. Глава 11ОСНОВНЫЕ ЧЕРТЫ ДУХОВНОСТИ РУССКОГО НАРОДА
  2. А. С. Пушкин
  3. Оглавление
  4. Новые семантические оппозиции как отражение жизни российского общества на рубеже веков
  5. ТРУДЫ томской ДИАЛЕКТОЛОГИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ
  6. 3.1. Основные тенденции в современном медийном словотворчестве
  7. 2. Поиски новых выразительных средств на цветном телеви­дении