<<
>>

§ 4. Принципы морфемного и словообразовательного анализа.

Самостоятельного значения морфемный разбор слова для изучения живой, функционирующей словообразовательной системы языка в ее ста- 1 тике и развитии не имеет. Дать формулу словообразовательной структуры слова, зная лишь, на какие морфемы оно распадается, невозможно.

А это значит, что нельзя и выйти в таком случае за пределы анализируемого слова в словообразовательную систему, определить его словообразовательное место в ряду других слов, установить лингвистические свойства составляющих его морфем. Только словообразовательный анализ дает нам в руки данные, которые можно использовать для изучения словообразовательной системы в целом, поскольку именно он позволяет соотносить слово как определенную структурную единицу с другими словами.

Морфемный анализ выступает лишь как помощник словообразова- * тельного. В силу этого он должен производиться с учетом всех тех

требований, которые предъявляются к словообразовательному анализу.

Подлинно научный анализ структуры слова, а не механическое членение слова на морфемы (иногда не существующие) возможен только в том случае, когда слово рассматривается, во-первых, на фоне родственных и одноструктурных ему в данный момент слов, а во-вторых, в совокупности всех присущих ему грамматических форм. Это является основным принципом словообразовательного анализа (как и морфемного) .

Например, выделение приставки о- в слове одеть оказывается возможным в силу существования рядом с ним родственных и структурносемантически соотносительных глаголов раздеть, надеть, в которых имеется (наряду с приставками раз-, на-) тот же корень -де-. Определение значения приставки не требует выхода за эти словесные пределы, оно может быть вскрыто при сравнении семантики анализируемого глагола с семантикой слов раздеть и надеть. Однако для уяснения характера этого значения (оно у приставки о- свободное) необходимо привлечь имеющие ту же приставку глаголы окутать, окрасить, оклеить и т.

д. Для выделения инфинитивного -ть следует обратиться к присущим данному глаголу формам (одену, одел и т. д.). Наконец, сравнение с родственными словами, одноструктурными словами и словами, содержащими те же служебные морфемы (ср.: раздеть, надеть при отсутствии соотносительного «деть»; окутать, раскутать при наличии кутать; разуть, обуть при отсутствии бесприставочного «уть» и т. д.), позволяет установить связанный характер непроизводной основы -деи структурное тождество слов одеть и обуть.

Определить морфемный состав и структуру прилагательного лисий невозможно, если при словообразовательном анализе не учитывать его грамматические формы (формы косвенных падежей, числа, рода). Только рассмотрение слова лисий на их фоне показывает (ср.: лисьего, лисьему, лисьим и т. д., лисьи, лисья, лисье), что оно не является двуморфемным, выделяющим лишь непроизводную основу и окончание, как нередко думают, а представляет собой слово с производной основой (лис-ий-) и нулевым окончанием, слово, в котором -ий не флексия (ср.: синий, вчерашний и т. п.), а форма суффикса -/-, в остальных падежах выступающего в своем основном виде.

Для доказательства верности проведенного анализа очень важным оказывается и привлечение фактов, относящихся к характеру выражения окончания в прилагательных, обозначающих принадлежность, и к аналогичной модификации морфем, омонимичных выделенному суффиксу -/-. Оно показывает, что в им. пад. ед. ч. мужск. рода притяжательных прилагательных окончание действительно нулевое (белкин-0, осетров-0 и т. п.), а суффиксы, омонимичные суффиксу -j- в слове лисий, выступают то в виде -/-, то в виде -ий (ср.: ущелье — ущелий, шалунья — шалуний и т. д.).

Так как в результате словообразовательного анализа должна быть Дана реально существующая в настоящее время картина структуры слова, то особенное внимание следует обратить на четкое различение одинаковых на первый взгляд морфем. Например, слова технорук, головокружение, черноморец, автобаза, быстродействующий на первый взгляд содержат одну и ту же общую по функции морфему — соединительную гласную о.

Однако это не так. Ее имеют лишь первые четыре слова. В слове автобаза (из автомобильная база) о принадлежит непроизводной основе автомобиль и является последним звуком сокращения; в слове быстродействующий (возникшем путем слияния словосочетания быстро действующий) о является суффиксом наречия быстро.

Но и в первых четырех словах соединительная гласная о выступает в разных функциях. В слове технорук она появилась по чисто фонетическим причинам (ср.: политрук, военрук без о) — для устранения труднопроизносимой группы согласных хнр. В слове черноморец о как словообразующая морфема выступает вместе с суффиксом -ец: слово черноморец образовано путем сложения и одновременной суффиксации слов Черное море. Лишь в словах коновязь и головокружение о выступает в качестве единичной связочной морфемы. Но и в этих словах о разное, так как в слове коновязь соединительная гласная о появляется незакономерно на месте ожидаемой после мягкого согласного основы соединительной гласной е (ср.: конь — коневодство).

Слова пальто и трюмо являются несклоняемыми, однако конечное о в этих словах не идентично. В слове трюмо о представляет собой неотъемлемую часть основы во всех случаях употребления этого слова в русском языке, а в слове пальто о, также не являющееся окончанием, в ряде случаев (именно при словообразовательных процессах) «ведет себя» все же как окончание (ср.: пальто — пальт-ец(о) — пальт- ишк(о), точно так же как письмо — письм-ец(о) —письм-ишк(о) и т. п.).

Анализировать структуру слова, привлекая в связи с этим родственные ему в настоящее время лексические единицы, нельзя произвольно, путем простого его сопоставления с имеющими ту же непроизводную основу словами (пусть и в порядке убывающей их сложности). Правильное членение слова на морфемы, а затем и определение его структуры невозможно без учета связей и соотношений, существующих между производной и производящей основами, иначе говоря, между анализируемым словом (при условии, что оно имеет производную, т. е.

членимую, делимую на морфемы, основу) и прямо и непосредственно соотносящимся с ним словом того же корня.

При морфемном анализе правило обязательного учета связей и отношений производной и производящей основ проявляется в отказе от методики разбора слова по составу, начиная с корня. Слово членится «с конца», снимается один слой за другим.

Последовательное выделение в слове его значимых частей, происходящее. так сказать, по принципу «матрешки», т. е. анализ прямо и непосредственно соотносительных с точки зрения современного языкового сознания родственных образований, гарантирует (естественно, если этот принцип сочетается со строгим учетом данных парадигматики) от всех возможных ошибок и неточностей, позволяет выделять наличные в слове морфемы и определять их действительную семантику, дифференцируя похожие, но различные значимые части и структурные типы лексических единиц.

Метод установления семантико-словообразовательной соотносительности производной и производящей основ не является единственным при установлении структуры слова. Уже говорилось о необходимости учитывать грамматические формы слова Если анализируются слова, имеющие в своем составе связанные непроизводные основы, учет родственных им слов может приобретать вид сопоставления двух соотносительных производных основ, общая производящая корневая морфема которых известна в настоящее время лишь в связанном виде (ср.:              у-бав-и(ть)—при-бав-и(ть), коммун-ист-0— коммун-изм-0,

косм-ос-0—косм-ическ-(ий), пт-иц(а)—пт-ах(а) ч т.д.). Однако все эти «операционные дополнения» так же базируются на синтагматическом характере слова (включая и слова с непроизводной основой, имеющие формы словоизменения), как и определение для анализируемой основы соответствующей производящей.

Следование принципу деления слов по непосредственно составляющим, гарантируя правильное определение морфемного состава слова, позволяет также установить его «синхронную этимологию», а тем самым и действительную его структуру.

Вместе с тем для выяснения структуры слова одного членения слов по непосредственно составляющим недостаточно: требуется всесторонний анализ слов в широком лингвистическом контексте (сопоставление с одноструктурными образованиями, отграничение от похожих, учет разницы морфем в характере и проявлении их значений и т. д.).

Научная процедура определения морфемного состава слова (с чего, собственно, и начинается выяснение его структуры) представляет собой последовательное выделение непосредственно составляющих, заканчивающееся вычленением непроизводной основы, например: увлекательность — увлекательный, увлекательный — увлекать, увлекать — увлечь, увлечь — влечь, в результате — {[(у-влек)-а]-тельн}- ость-0. В этом случае нельзя забывать, что «о производной основе можно говорить лишь тогда и лишь до тех пор, пока есть соотнесенная с ней основа непроизводная»1.

В связи со сказанным при словообразовательном анализе принципиально важно учитывать разницу между основной и служебными морфемами как частями слова: первая составляет его необходимую принадлежность (слов без корня нет!), вторые могут в нем и не быть. Именно этим и определяется сформулированный выше важнейший принцип словообразовательного анализа: производная основа существует как делимое целое, лишь если есть соотносительная ей в словообразовательном и семантическом отношении непроизводная. Основа не может быть производной, если то, что мы хотим выделить в данном слове в качестве корня, не встречается как идентичная значимая часть в каком-либо другом слове. Слово может быть охарактеризовано как слово с производной основой только втом случае, если рядом есть хоть одно

'Винокур Г. О. Заметки по русскому словообразованию И Избр. работы по русскому языку.— М., 1959.— С. 425.

родственное с той же непроизводной основой. Поэтому будет неверным выделение чего-то в качестве непроизводной основы, если выделяемое известно в языке только в этом слове и ни в каком другом не встречается.

При наличии обязательной соотносительности родственных слов вовсе не обязательна соотносительность слов одноструктурных.

Поэтому производных слов и основ с изолированными, единичными, только в них выделяющимися непроизводными основами нет и быть не может, но есть производные основы и слова, в которых выделяются только в их составе живые сейчас аффиксы. Наличие в основах слов и в словоформах нерегулярных, изолированных, не образующих воспроизводимой модели служебных морфем объясняется историческим характером языковой системы, содержащей продуктивные и непродуктивные словообразовательные типы, модели как регулярного, так и нерегулярного характера. В таких случаях проведенное морфемное членение слова должно быть всегда сопоставлено с фактами языкового прошлого или языка-источника, а остаточное значение служебной морфемы (см. § 12), установленное в ней по соотношению с родственными анализируемому словами (путем «вычитания» из значения целого слова семантики непроизводной основы), проверено сравнением с соотносительными моделями.

Словообразовательный анализ устанавливает, что анализируемое слово представляет собой в словообразовательном отношении в настоящее время. Как данное слово возникло в действительности, словообразовательный анализ показывает только в том случае, если рассматриваемое слово и сейчас имеет ту же структуру, какую оно имело в момент своего появления в языке.

Словообразовательный анализ необходимо четко отграничивать от анализа этимологического (особенно тогда, когда его данные привлекаются для объяснения современной структуры слова). Нельзя переносить в словообразовательную систему современного языка те связи и соотношения, которые существовали в нем ранее, и те, которые существуют или существовали между словами в других (родственных и неродственных) языках.

Чрезвычайно важно при словообразовательном разборе иметь в виду и то обстоятельство, что процессы образования новых слов очень часто сопровождаются возникновением омонимов и омоформ. В омонимах и омоформах, если они не являются явно корневыми, всегда наблюдается омонимия словообразовательной формы, проявляющаяся или в омонимии основ, или в омонимии составляющих основу морфем. Некоторые из слов-омонимов отличаются друг от друга характером основы в целом. Так, соотносительное со словом круг существительное кружок («маленький круг») имеет основу производную, в его составе выделяется непроизводная основа круж- и суффикс -о/с, в то время как слово кружок (в контексте драматический кружок) имеет основу непроизводную, ибо со словом круг несоотносительно. Другие слова- омонимы, разлагаясь на одни и те же в звуковом отношении части, различаются семантикой этих частей. В одном случае — только значением основной морфемы: так, в словах засаливать (рукав пиджака) и засаливать (огурцы) только основные морфемы -сал- имеют различные значения, приставка за- и суффикс -та- в обоих словах одной и той же семантики. В другом случае — только значением какого-либо аффикса: например, в словах заговорить («начать говорить») и заговорить («утомить разговорами») различные значения имеет лишь приставка за-. В третьем случае — и тем, и другим: так, в словах потопить (печь) и потопить (неприятельское судно) различные значения заключены и в основной морфеме -топ- (ср.: топка и потоп), и в приставке по-, которая в слове потопить (печь) имеет словообразовательный характер и указывает на действие, совершающееся не в полную меру (ср. истопить), а в слове потопить (неприятельское судно) выступает как формообразующий элемент, образуя лишь совершенный вид глагола.

Следует иметь в виду, что различие словообразовательных форм может наблюдаться и в пределах одного слова. Возможность двоякого (альтернативного) членения слова на значимые части в первую очередь зависит от того, с каким словом как образующим соотносится по своей семантике анализируемое.

При словообразовательном анализе важно учитывать и омонимию в аффиксах. Она проявляется как среди приставок и суффиксов (например, такие омоморфемы, как приставки с- в сделать работу и сбросить камень, за- в запеть и заржаветь, суффикс -ин(а) в горошина и домина и т. д.), так и среди окончаний (например, -а в стола, дома, шла, сорока, хороша и т. д.).

Для того чтобы правильно интерпретировать факты при морфемном членении и установлении структуры того или иного конкретного слова, необходимо ясно представлять себе специфические особенности русского слова как определенной структурной единицы в целом (разной в пределах различных лексико-грамматических классов). Особенно важным здесь является учет разных возможностей соединения морфем внутри слова друг с другом, различного характера слов с точки зрения их структуры и основных семантических и деривативных особенностей (в первую очередь диапазона распространения корневых и служебных морфем). Так, применяя при членении слова на морфемы принцип учета связей и отношений между производной и производящей основами, следует иметь в виду, что морфемы в слове могут располагаться не только в линейной последовательности агглютинативного характера, например: при-нес-у, без-рук-ав-к(а), вод-о-лаз-0 и т. д., но и в порядке аппликации, находя одна на другую, например: приду, лермонтовед, бескозырка и т. п. (см. § 29).

Чрезвычайно тесное слияние приставки и непроизводной основы (при четком и ясном осознании той и другой морфемы) можно наблюдать, например, в слове бессудный, в котором с относится на стыке морфем как к приставке бес-, так и к непроизводной основе ссуд-. Такое же «взаимопроникновение» элементов, на этот раз уже непроизводной основы и суффикса, наблюдается в слове антенный, в котором н является принадлежностью как корня антенн-, так и суффикса -н(ый).

Устанавливая структуру слова (в частности, отношения друг к другу морфем) и его происхождение, необходимо учитывать продуктивность выделяемой в нем служебной морфемы в пределах той части речи, к которой оно относится, а также характерные для нее словообразовательные связи. Это позволит доказать, что установленная с помощью учета соотнесенности производной и производящей основ словообразовательная характеристика слова является действительно верной.

Так, в словах пробег, подход и просинь, подкласс морфемный состав однотипен (приставка + корень + нулевое окончание), однако структура и способы образования разные, поскольку первые прямо и непосредственно связаны с глаголами пробегать, подходить и выступают в виде безаффиксных производных от этих глаголов, а вторая пара слов соотносится с существительными синь и класс. О том, что такое объяснение является правильным и исключает интерпретацию первых двух слов как подобных существительным просинь и подкласс, свидетельствуют характер и значение приставок про- и под- в этих словах и их словообразовательные связи в целом (ср.: глагольные непроизводные основы в словах пробег, подход и именные в словах подкласс, просинь).

Выделяя в составе слова соединительную морфему -о'-е, нужно помнить, что она может быть лишь межосновной, т. е. возможна только тогда, когда слово содержит не менее двух корней. Поэтому, например, будет неверным деление основы в словах типа картотека на непроизводную основу карт-, соединительную гласную о и суффикс -тек(а) со значением «собрание, склад». По соотношению с соответствующей непроизводной основой карт- в карта мы имеем право выделить в существительном картотека лишь остающийся, за вычетом корня карт-, суффикс -отек(а) 4

Как правильное членение слова на морфемы, так и более сложная операция — определение действительной его структуры — невозможны без строгого соблюдения целого ряда принципиальных условий:

  1. Слово должно рассматриваться на фоне родственных и одноструктурных слов, а также в совокупности всех присущих ему грамматических форм.
  2. Следует учитывать связи и отношения, существующие между производной и производящей основами.
  3. Словообразовательный анализ нельзя смешивать с этимологической рефлексией на слово: он должен опираться на объективные факты языка, а не на субъективное языковое чутье носителей языка.
  4. Производная основа существует лишь постольку и до тех пор, пока в языке имеется соответствующая ей непроизводная; что касается соотносительности одноструктурных слов, то ее может и не быть. Поэтому в составе слов с производной основой не могут быть единичные непроизводные основы, но возможны и существуют единичные аффиксы.
  5. Нельзя смешивать словообразовательный анализ с анализом этимологическим и в силу этого переносить при проведении словооб- разовательноґо анализа в план синхронии факты других языковых эпох и систем.
  6. Словообразовательная структура слова должна анализироваться с учетом существования в языке омонимии слов и морфем и омонимии словообразовательной формы.

7 Совершенно обязателен при словообразовательном анализе конкретного слова учет специфических особенностей структуры русских слов в целом.

В свете сформулированных принципов членение слова на морфемы представляет собой последовательный ряд операций по установлению непосредственно составляющих данное слово элементов, последняя из которых приводит к выделению далее нечленимой основы, а определение структуры слова (после уяснения связей и соотношений между составляющими его морфемами) — последовательный ряд операций по сравнению и сопоставлению данного слова с другими в широком языковом «контексте» (при необходимости даже иных эпох и систем).

<< | >>
Источник: Н. М. Шанский, А. Н. Тихонов. Современный русский язык. Учеб. для студентов пед. ин-тов С 56 по спец. № 2101 «Рус. яз. и лит.». В 3 ч. Ч. 2. Словообразование. Морфология / Н. М. Шанский, А. Н. Тихонов. — 2-е изд., испр. и доп. — М.: Просвещение,1987. — 256 с.. 1987

Еще по теме § 4. Принципы морфемного и словообразовательного анализа.:

  1. 1.5. Словообразовательные модели (типы) имен существительных с уникальными суффиксами
  2. 2.1. Продуктивные / непродуктивные, регулярные / нерегулярные,        уникальные аффиксы
  3. 2.2. Причины недостаточной изученности уникальных аффиксов
  4. Литература
  5. § 4. Принципы морфемного и словообразовательного анализа.
  6. МОРФЕМИКА
  7. Словообразование
  8. Автор о лингвометодических идеях в своих школьных учебниках
  9. ПРИНЦИПЫ МОРФЕМНОГО АНАЛИЗА СЛОВА
  10. ИСТОРИЧЕСКИЕ ИЗМЕНЕНИЯ В МОРФЕМНОЙ СТРУКТУРЕ СЛОВА. ЭТИМОЛОГИЯ
  11. Модуль 1. «Морфемика. Морфонология»
  12. Модуль 2. «Словообразование»
  13. Морфемика. Морфема как основная единица морфемики
  14. Словообразование. Единицы словообразовательной системы
  15. Истинная и гипотетическая научная этимология