<<
>>

И.В. Романычева, Е.Е. Маркина (Ульяновск) Содержательность синтаксической формы (сборник А. А. Тарковского «Гостья-звезда»)


Наше исследование выполнено в русле структурной лингвистики, в частности, того её традиционного крыла, которое занимается изучением индивидуального стиля писателя, то есть лингвистической поэтики.
Цель настоящей статьи - проанализировать сложные синтаксические конструкции сборника стихотворений А. А. Тарковского, выявить категориальный смысл поэтических высказываний на грамматическом уровне, с учётом семантики предложения.
Впервые эту идею высказал А.П. Журавлёв. По аналогии с фонетическим строем поэзии, исследователь показал важность синтаксических конструкций в создании смысла. «Символическое значение синтаксических конструкций . заключается в способности поддерживать, подчеркивать самую общую эмоциональную настроенность предложения или отрывка текста» (здесь и далее выделено нами: Е.М., И.Р.) [4: 46]. Автор выделяет три группы синтаксических моделей по типу логикоструктурных отношений между частями: атрибутивные, компаративные, каузативные. Первая группа предложений характеризуется тем, «что по крайней мере одна из частей в них синсемантична и поэтому не может функционировать самостоятельно, а представляет собой как бы атрибут другой, автосемантичной части». Во второй группе предложений «сравниваются события, описанные в каждой из частей». Между частями предложений третьей группы «устанавливаются причинно-следственные отношения». В каждой из них исследователь выделяет подгруппы в зависимости от отношений между частями предложений, которые могут быть гармоничными (далее:              Г) или дисгармоничными (далее:              Д). Под
гармонией синтаксической формы здесь и далее мы понимаем такую структуру, в которой первая часть предсказывает последующую, формируя их соразмерность, соответствие; а также эмоциональную содержательность высказывания (положительную - радость, чувства светлого любования; отрицательную - чувства отчаянья, тоски). Наиболее полно это свойство, с точки зрения исследователя, проявляется в поэтических произведениях. А.П. Журавлёв отмечает, что, например, в произведениях А.С. Пушкина доминируют гармоничные логико-структурные отношения. В стихотворении «Редеет облаков летучая гряда» большинство сложных конструкций именно этого типа:
Я помню твой восход, знакомое светило,
Над мирною страной, где все для сердца мило,
Где стройны тополы в долинах вознеслись,
Где дремлет нежный мирт и темный кипарис,
И сладостно шумят полуденные волны.
А вот в поэтических текстах М.Ю. Лермонтова чаще всего встречаются сложные конструкции дисгармонии. Так, весь синтаксис поэмы «Мцыри» пронизан примерами дисгармоничных структур.
Он застонал, как человек,
И опрокинулся. Но вновь,
Хотя лила из раны кровь Густой, широкою волной,
Бой закипел, смертельный бой!
Проиллюстрируем основные положения классификации сложных конструкций (по А.П. Журавлёву) синтаксическими структурами тридцати стихотворений сборника А.А. Тарковского «Гостья-звезда» (1929-1940), трансформировав отдельные примеры и комментируя их.
  1. Группа атрибутивных предложений:
    1. Атрибутивные с дополнением одной из частей (Д). Одна из частей сложной конструкции может существовать как самостоятельное предложение, другая существует лишь в связи с первой.
      Предложения данного типа частотны.


Я бы сказал:
- Ты уносишь с собой
Сто обещаний, сто праздников,
сто
Слов.
Первая              предикатная часть
является              синсемантичной,
атрибутивной,              она              не
функционирует без              второй,
автосемантичной части.
При трансформации предложения происходит              упрощение
синтаксической структуры за счёт того, что синсемантичная часть входит в автосемантичную в качестве вводной:
- Ты уносишь с собой, я бы сказал, Сто обещаний, сто праздников, сто Слов.

В рассматриваемых конструкциях наблюдается односторонняя грамматическая и смысловая зависимости, так как одна часть может существовать лишь в связи с другой, являющейся самостоятельной. «Связь частей однонаправленна, но тесна, и такое строение модели способствует выражению сильных              (добавим:              соразмерных)              эмоций односторонней
направленности» [4: 47]. Очевидна безусловная дисгармония синтаксической формы.
1.2. Атрибутивные с пересечением частей (переходный тип: Г-Д). В данных предложениях части взаимозависимы: одна является атрибутом другой. Конструкции этого малочисленны.
Есть такие дворы в городах - Подымают бугры в шелушащихся корках,
Дышат охрой и дранку трясут в коробах.
(«Дом»)
А.П. Журавлёв отмечает неоднозначность подобных предложений: с одной стороны, они негармоничны, так как сложные конструкции можно преобразовать в простые. При этом ядро простого предложения образуется при помощи одной из частей: Есть такие дворы в городах, подымающие бугры в шелушащихся корках, дышащие охрой и дранку трясущие в коробах. С другой стороны, элементы данной конструкции уравновешены «относительно общей части пересечения», что свидетельствует о гармоничности предложения.

2. Компаративные синтаксические конструкции. Они подразделяются на два вида.
2.1. Компаративные симметричные (Г). Устанавливается сходство событий, описываемых в частях предложений, в том аспекте, который обозначается семантикой скреп. Такие конструкции встречаются в сборнике нечасто.
Когда купальщица с тяжелою косой
Выходит из воды, одна в полдневном зное,
И прячется в тени, тогда ручей лесной
В зеленых зеркальцах поет совсем иное.
Временное сходство описываемых событий проявляется и в трансформации ротации частей вокруг скрепы:
Тогда ручей лесной в зеленых зеркальцах поет совсем иное, когда купальщица с тяжелою косой выходит из воды...

Компаративные симметричные предложения А. П. Журавлёв относит к гармоничным конструкциям:              «.              это гармония равновесия. Такие
конструкции часто встречаются в описаниях природы, ими подчеркивается также чувства светлого любования, восхищения, разделенной любви» [4: 51].
  1. Компаративные противительные (Д). В частях сложных конструкций сравниваются события, но не устанавливается ни сходства, ни противопоставления, констатируется лишь их различие в каком-либо отношении. Предложения этого типа в поэтических текстах сборника встречаются редко.


И один для меня приготовит крутой кипяток, А другой для меня приготовит шесток золотой.
(«Сверчок»)
Возможна              трансформация
частичной антонимизации с ротацией, при которой сравниваемые элементы частей взаимозаменяются, а оставшиеся на месте элементы берутся с отрицанием.
Другой для меня не приготовит крутой кипяток, а один не приготовит шесток золотой.

Логико-структурные элементы компаративных противительных конструкций противопоставлены друг другу, поэтому предложения, безусловно, дисгармоничны. Однако их символическое значение выражено не особенно чётко: данные предложения «могут усиливать символическое значение других конструкций с более выраженной дисгармонией частей» [4: 52].
  1. Каузативные предложения представлены следующими видами:

3.1. Каузативные следования (Г). События в одной части являются следствием событий в другой. Данные конструкции частотны.
Если считаться начнём, я Предложения этой модели могут
не вправе быть подвергнуты следующей
Даже на этот пожар за трансформации:
окном. Я вправе даже на этот пожар за
(«Перед листопадом») окном, если считаться не начнём.

С изменением события в одной части, меняется событие в другой, поэтому каузативные следования называют гармоничными. Это конструкции, выражающие «эмоции рационального плана, осознанного чувства» [4: 53].
    1. Каузативные разделительные (Д). События в этих конструкциях несовместимы во временном плане, так как они не могут происходить одновременно. Обнаружены единичные случаи употребления этого синтаксического целого.


Все жужжит беспокойное веретено - То ли осы снуют, то ли гнется камыш,-
Осетинская мельница мелет зерно,
Ты в Даргавском ущелье стоишь. («Мельница в Даргавском ущелье»)
Определяющей              служит
трансформация дизъюнкции: Если не осы снуют, то (значит, это) гнётся камыш.

Каузативные разделительные характеризуются ярко выраженной дисгармонией, так как части сложного предложения несовместимы: «Символика конструкций усиливает негармоничные, отрицательные эмоции - смятение, печаль, уныние» [4: 54].
  1. Каузативные алогичные (Д). Констатируется нарушение обычных причинно-следственных              отношений.              Такие              логико-структурные

взаимоотношения частей не характерны, примеров крайне мало.
Ты можешь услыхать старой жизни:
траве
Осклизлые грибы в сырой растут,
До самых сердцевин их проточили слизни,
А кожу              все-таки              щекочет
влажный зуд.
дыханье
Стихотворение              насыщено
эмоциями увядания природы и угасания человеческой любви. Отсутствует прямое дополнение (кожу гриба). Предложения данной модели весьма своеобразны и не поддаются              трансформации.
Единственный способ проверки - подробная              расшифровка
алогичных отношений:
Ты можешь услыхать дыханье старой жизни: осклизлые грибы в сырой траве растут, и несмотря на то что до самых сердцевин их проточили слизни, кожу все-таки щекочет влажный зуд.

Синтаксический символизм каузативных алогичных конструкций, так же, как и каузативных разделительных конструкций, характеризуется ярко выраженной дисгармоничностью: их символика «способствует выражению глубоких негармоничных переживаний, возникающих в трагических обстоятельствах» [4: 55].
Подведём итоги наших наблюдений. Анализ тридцати поэтических текстов сборника А. А. Тарковского «Гостья-звезда» позволил обнаружить следующую картину, отражённую в таблице.
Синтаксическая модель Логико
структурные
отношения
Число
примеров
Процентное
соотношение
Атрибутивные предложения с дополнением одной из частей Д 22 36%
каузативные следования Г 16 25%
компаративные
симметричные
Г 9 14%
компаративные
противительные
Д 9 14%
атрибутивных с пересечением частей Г-Д 3 5%
каузативные алогичные Д 3 5%
каузативных - разделительных Д 1 1%

Итого: 63 примера из 30 текстов

Синтаксическая организация текста очень важна для создания семантики стихотворения:              «.роль грамматических элементов в
стихотворении с доминирующим грамматическим уровнем настолько велика, что синтаксический уровень, как «поставщик» смыслов, занимает в них главенствующее положение по отношению к лексическому уровню» [1: 97]. Описание синтаксических структур, используемых в поэтических текстах, необходимо для более глубокого понимания идиостиля поэта.
Очевидно, что А.А. Тарковский - не просто лирик, это поэт- мыслитель: его художественный мир неоднозначен и сложен, поэтому, кроме внимания лексике, необходимо изучить синтаксис его произведений.
В ходе анализа выяснилось, что синтаксическая структура сложных конструкций сборника «Гостья-звезда» действительно характеризуется особой выразительностью (всего: 63 примера). 35 примеров из 63 - это дисгармоничные (структурно и эмоционально) синтаксические конструкции (55%),28 примеров из 63 - это гармоничные (структурно и эмоционально) синтаксические конструкции (45%) .
Это наблюдение вполне соотносимо с выводами большинства литературоведов, многие из которых считают поэзию А.А. Тарковского философской. Так, О.С. Боковели в диссертационная работа рассматривает модель мира в философской лирике поэта [2]. С.В. Кекова называет поэтический мир А.А. Тарковского глубоко философичным. Но наиболее полное обоснование «философской поэзии » А.А. Тарковского даёт С.Н. Руссова. Она пишет: «Философская поэзия в основе своей является способом познания мира. Художественное мышление не популяризирует философские умозаключения, а создаёт свою картину мира. Особые приёмы художественного обобщения, вопросы общефилософского характера, преодоление утилитарности обыденного сознания - позволяют назвать поэта философом».
Таким образом, приведённый фрагмент синтаксического исследования и на грамматическом уровне подтверждает структурную и эмоциональную гармоничность сборника «Гостья-звезда» А. А. Тарковского. В перспективе мы предполагаем обратиться к анализу следующих сборников, что позволит установить динамику идиостиля поэта.
<< | >>
Источник: В. Н. Артамонов. Русский литературный язык в контексте современности : Материалы II Всероссийской научно-методической конференции с международным участием (Ульяновск, 19-21 октября 2011 года) / под ред. д-ра филолог. наук В. Н. Артамонова. - Ульяновск : УлГТУ,2012. - 170 с.. 2012

Еще по теме И.В. Романычева, Е.Е. Маркина (Ульяновск) Содержательность синтаксической формы (сборник А. А. Тарковского «Гостья-звезда»):

  1. § 1 34. Апофантическое учение о формах
  2.   4.9. Объяснение, понимание, интерпретация в социально-гуманитарных науках  
  3. Взаимоотношение философии и науки: основные концепции
  4. § 9. в) Понимание вырванных [из контекста] синкатегорематиков
  5. § 11. Возражение. Suppositio materialis и ее аналог
  6. §12. Отсутствие смысла (Unsinn) и бессмыслица (Widersinn)
  7. БИБЛИОГРАФИЯ
  8. Приемы и способы юридической герменевтики
  9. Примечания
  10. Предисловие
  11. ПРОГРАММА 2: ФУНКЦИОНАЛЬНО-КОММУНИКАТИВНЫЙ СИНТАКСИС'
  12. Введение
  13. Формальные единицы синтаксического уровня
  14. К. В. Лукина, Е. Е. Маркина (Ульяновск) Парадигмы образов и стиль автора
  15. И.В. Романычева, Е.Е. Маркина (Ульяновск) Содержательность синтаксической формы (сборник А. А. Тарковского «Гостья-звезда»)