ФОНЕТИЧЕСКИЙ звуко-буквенный разбор слов онлайн
 <<
>>

Синкретичное категориальное значение словоформы

Синкретизм члена предложения может быть обусловлен синкретизмом категориального значения распространяемой словоформы и синкретизмом самой словоформы. Первый случай рассмотрим на примере отглагольного существительного, второй - на примере инфинитива.

Всегда синкретичны по семантике словоформы, распространяющие члены предложения, выраженные отглагольными существительными, так как семантика отглагольных существительных совмещает значение предметности со значением действия.

Так, в словосочетаниях поездка на Кавказ и сообщение о собрании синкретичное категориальное значение главных слов обусловливает сложную семантику словосочетаний и двойную валентность их: правую и левую. Например: прошлогодняя поездка на Кавказ; неожиданное сообщение о собрании. В словосочетании поездка (какая? куда?) на Кавказ совмещаются определительное и обстоятельственное значения, а в словосочетании сообщение (какое? о чем?) о собрании - определительное и объектное значения, так как общее субстантивное свойство этих существительных (предметное значение) обусловливает их потребность в атрибутивном распространителе, а общее глагольное свойство (действие) - потребность в обстоятельственном и объектном распространителе. Потребность в обстоятельстве и объекте определяется лексико-грамматическим значением движения (поездка) и говорения (сообщение). Выбор второго вопроса куда? и о чем? обусловлен живой связью отглагольных существительных с мотивирующими глаголами: поехать (куда?) на Кавказ; сообщить (о чем?) о собрании.

Синкретичность семантики зависимых словоформ можно аргументировать трансформациями. Атрибутивный компонент выявляем заменой несогласованного определения согласованным: кавказская поездка, объектный компонент - заменой субстантивного словосочетания - глагольным: сообщить о собрании. Такие трансформации не сохраняют полную семантику, да и не всегда возможны в силу различных причин: семантических, стилистических, словообразовательных и др.

Приведем примеры таких словосочетаний в предложении: Мысль о поражении и бегстве не могла прийти в голову Ростову (Л. Толстой); Слон слушал его запоздалое признание в любви (Ю. Яковлев); Поездка в город и впрямь была для них праздником (Чичков); У входа в вагон была обычная вокзальная сутолока (его же); Известие об открытии курсов разнеслось по тайге задолго до получения ответа из области (Коптяева).

Отглагольные существительные вносят в предложение дополнительную предикацию, поэтому возможна замена их деепричастными оборотами и придаточными предложениями: По приезде (каком? куда?) в Ленинград я не преминул наведаться в Пушкинский дом Академии наук СССР (Андроников). - Приехав в Ленинград... - Как только я приехал в Ленинград... Эти трансформации - еще одно свидетельство наличия глагольного компонента в семантике отглагольных существительных.

Отглагольные существительные неоднородны по степени сохранения глагольного компонента, поэтому удельный вес сочетающихся свойств в зависимом члене различен. В одних случаях в зависимом члене преобладает объектное значение, в других - определительное[34]. Ср.: Выпиливание (чем?) лобзиком (чего?) настенных украшений было его любимым занятием. - Чувство (какое? чего?) новизны, радости и желания что-то сделать согревало ее (Грин). Объектный компонент семантики подавляет атрибутивный при отглагольных существительных, сохраняющих живые связи с глаголами (изучение истории, выдвижение кандидатов, чтение газет и т. п.).

Синкретичный характер члена предложения может быть обусловлен и синкретичным характером его собственных структурно-семантических свойств, его положением в системе частей речи.

Покажем это анализом некоторых синтаксических функций инфинитива.

Инфинитив выполняет роль всех членов предложения, так как совмещает в своем категориальном значении субстантивный и глагольный компоненты. «Если бы мы ничего не знали о происхождении неопределенной формы, то мы бы определили ее как «глагол, сделавший один шаг по направлению к существительному».

Зная же ее происхождение, мы скажем, что это «существительное, не дошедшее на один шаг до гла- гола»[35].

Как и в других синкретичных словоформах, в инфинитиве в зависимости от синтаксических условий (от порядка слов, от сочетаемости с другими словами и т. д.) усиливаются то глагольные, то субстантивные свойства.

Субстантивный компонент в семантике инфинитива преобладает в следующих случаях:

  1. в позиции подлежащего: Подчинять своей воле подхалимов скучно. Подчинить мыслящего человека - нелегкое, но удовольствие (Евтушенко). В некоторых случаях возможна замена инфинитива отглагольным существительным: Курить запрещается. - Курение запрещается;
  2. в позиции дополнения, особенно в тех случаях, когда инфинитивное дополнение чередуется в тексте с субстантивными дополнениями: Будьте великодушны, дайте чаю.и.закусить, (Горький); Я целую вас и завещаю вам священную ненависть. к проклятому и подлому врагу, бороться с ним до последнего фашиста (Смирнов);
  3. в инфинитиве представления : Спускаться в загадочную котловину ночью? Нет, это было опасно (Платонов).

Глагольный компонент семантики инфинитива проявляет себя в валентных свойствах.

В составе сказуемого у инфинитива актуализируется глагольный компонент семантики: В пятницу лагерь начали сворачивать (Паустовский); Хотелось мне зарю назвать Авророй (Троицкий); Старый учитель любил рассказывать о восстаниях Разина, Пугачева, Булавина (Паустовский); Когда мы прощались после нашей первой встречи, вы обещали обратиться ко мне в затруднительных обстоятельствах (Куприн).

  1. субстантивном компоненте в семантике инфинитива свидетельствует возможность местоименного вопроса что? к инфинитиву в естественной речи: ... Напротив, тот скорее достоин сожаления, с кем эта штука случается. - Случается что? - Полюбить (Тургенев).

Инфинитив, обозначающий действие того же лица, что и спрягаемый глагол, называют субъектным. Принято считать сказуемым сочетания фазовых и модальных глаголов с инфинитивом.

Нет единого мнения в оценке сочетаний люблю петь, боюсь сказать, мечтаю уехать и г. п. Если расширить число связочных глаголов и включить в них не только фазовую и модальную, но и эмоциональную и этическую оценку действия, то такие сочетания можно трактовать как сказуемые: Кузьма всю жизнь мечтал учиться и писать (Бунин); Я мечтаю поставить фильм... об одном дне в моем родном селе (Шукшин); Я... боялся потревожить прохладный покой в старом доме (Астафьев). Известна и иная квалификация отмеченных сочетаний. Кроме того, инфинитив рассматривается как дополнение, несмотря на его субъектное значение, и в сочетаниях с модальными глаголами: «... нет никаких оснований считать нечленимыми на уровне синтаксического конструирования сочетания типа хочу учиться, думаю остаться, надеялся встретить, мечтал увидеть, боялся взглянуть, готовился принять, остался заниматься и под. Личные глаголы в этих сочетаниях имеют вполне определенное, лексическое (вещественное) значение и относительно свободное, незакрепленное употребление - следовательно, самостоятельно выполняют роль сказуемого; в свою очередь примыкающий к ним инфинитив также выступает в роли отдельного грамматического члена»[36].

Конечно, можно договориться квалифицировать все субъектные инфинитивы как часть сказуемого, но несомненно, что, и входя в состав такого «условного» сказуемого, инфинитив удовлетворяет потребность глаголов начать, хотеть, любить и подобных в сочетании с объектом. Эта потребность может быть реализована субстантивными и местоименными дополнениями, а также придаточными предложениями, которые в тексте нередко чередуются с инфинитивом. Мне хотелось движения, а не спокойного течения, жизни. Мне хотелось волнений, опасностей и самопожертвования для чувства (Л. Толстой); - Милая Надя, милая моя девочка, - говорит мама, - не хочется ли тебе чего-нибудь?? - Нет, мама, ничего? не хочется (Куприн); А как мне хотелось, чтобы меня поняли! (Чехов); Он [Пипилок. - В. Б.] боялся мертвых, боялся подходить, когда провозили их через село (Шамякин); ...

Но я постоянно боюсь огорчить их, боюсь, что вот у отца от волнения покраснела его тощая шея и как бы с ним не сделался удар (Чехов); Я люблю книги, люблю держать их в руках, пробегая заглавия... (Грин); Ты не любишь считать облака в синеве. Ты не любишь ходить босиком по траве. Ты не любишь в полях паутин волокно... (Тушнова).

Эти и им подобные примеры свидетельствуют о несомненном синкретизме семантики инфинитива, обусловливающей возможность и необходимость двойственной квалификации его синтаксической функции. Так, очевидно, что разные компоненты синкретичной семантики актуа- лиризуются в предложениях: Я люблю пение, но не люблю петь сама. Синкретичные категориальные значения слов пение и петь близки, но не тождественны: у инфинитива преобладают глагольные свойства, а у отглагольного существительного - субстантивные.

Следовательно, нельзя не видеть в инфинитивах, сочетающихся с глагольными формами начать, хотеть, любить, бояться и под., и глагольного значения, обозначающего действие деятеля, и субстантивного, выражающего значение объекта действия спрягаемой глагольной формы. Другими словами, инфинитив в составе сказуемого выполняет двойную функцию: обозначает действие деятеля и объект действия, выраженного спрягаемой глагольной формой. В конкретной речевой ситуации ярче то одно значение, то другое. Это зависит прежде всего от характера лексического значения спрягаемой глагольной формы. Вообще модальные лексические значения, берущие на себя значительную долю «предло- женческой» модальности, менее ярки и менее самостоятельны, чем значения эмоциональной, этической и т. п. оценки. Поэтому сочетания с модальными словами «прочнее», чем с более яркими по лексическому значению (ср. разную членимость предложений типа: Кататься зимой с высокой горы весело и Кататься зимой с высокой горы следует (нужно, необходимо и т. д.) на больших санках[37].

Инфинитив, выполняющий роль определения, содержит и объектный компонент в своей семантике: Не раз поднималось в ее душе почти непреодолимое желание (какое? чего?) высказать все без утайки (Тургенев).

Все сочетания с инфинитивом требуют тонкого анализа, здесь нельзя стремиться к однозначной квалификации, наступая на горло языковым фактам.

<< | >>
Источник: Е. Е. Долбик, В. JI. Леонович, Л. Р. Супрун-Белевич. Современный русский язык : хрестоматия. В 3 ч. Ч. 3. Синтаксис / сост. : Е. Е. Долбик, В. Л. Леонович, Л. Р. Супрун- Белевич. — Минск : БГУ,2010. — 295 с.. 2010

Еще по теме Синкретичное категориальное значение словоформы:

  1. § 17. Семантика словосочетаний
  2. Определение
  3. I. Основные понятия морфологии как раздела грамматики
  4. Синкретичное подлежащее.
  5. СИНКРЕТИЧНЫЕ ЧЛЕНЫ ПРЕДЛОЖЕНИЯ
  6. Синкретичное категориальное значение словоформы
  7. Лексико-грамматические свойства сочетающихся словоформ
  8. Изоморфизм и переходность явлений языка как системообразующие факторы.
  9. Развитие идей традиционного языкознания в структурносемантическом синтаксисе.
  10. Грамматические вопросы как средство презентации категориальных значений частей речи и членов предложения.