ФОНЕТИЧЕСКИЙ звуко-буквенный разбор слов онлайн
 <<
>>

Ш. СОГЛАСНЫЕ ИНДОЕВРОПЕЙСКОГО ЯЗЫКА В ИХ ПЕРЕХОДЕ В ЯЗЫК СТАРОСЛАВЯНСКИЙ И РОДСТВЕННЫЕ С НИМ ЯЗЫКИ

Теперь мы рассмотрим согласные индоевропейского языка в их переходе в язык старославянский и в языки, родственные с ним. Согласные по условиям образования делятся на согласные шумные и согласные сонорные (по-русски их можно называть звучными, но эти звучные согласные не следует смешивать с согласными звонкими, о которых я скажу далее).

В первых, т. е. в согласных шумных, шум в той или другой части полости рта составляет или все свойства звука, или его характеристический признак. Шумные согласные произносятся или с голосом, или без голоса; первые называются звонкими, вторые глухими. И те и другие шумные согласные делятся в свою очередь на согласные мгновенные, являющиеся вследствие полного соприкосновения органов речи в той или другой части полости рта, и на согласные так называемые „фрикативные", являющиеся только при сближении органов речи в той или другой части полости рта, причем выдыхаемый воздух подвергается трению в суженной полости рта; отсюда и название для этих согласных—„фрикативные", т. е. согласные, вызываемые трением. Мгновенные согласные могут быть как непридыхательными, так и придыхательными, т. е. такими, при образовании которых участвует и придыхание, образующееся в гортани. Мгновенные согласные в сочетании с фрикативными согласными того же места образования могут составлять слитные согласные, например с (ц), разлагающееся по условиям образования на              или              ^ (ч)gt; разлагающееся на известного рода

t Vi s (ш). Сонорные согласные в их чистом виде, именно сонорные согласные, образующиеся при участии голоса, находятся

по условиям образования ближе к гласным, чем согласные шумные. К сонорным согласным принадлежат, во-первых, согласные плавные и, во-вторых, согласные носовые; при образовании последних выдыхаемый воздух направляется через полость носа, которая при образовании звуков неносовых (гласных и согласных) остается закрытой.

Наконец, особое место среди согласных по условиям образования занимает придыхание (h)9 образующееся в самой гортани.

В индоевропейском языке в эпоху его распадения из числа шумных согласных существовали следующие согласные.

Мгновенные согласные. Задненёбные согласные, называемые неточно гортанными: k — глухая согласная, g — соответствующая звонкая, причем в этих k и g различались в свою очередь k и g чистые и k и g лабиализованные, т. е. такие, которые по отношению к k и g нелабиализованным представляют в условиях образования известное изменение в направлении к гласным о9 и. Затем индоевропейский язык имел k и g средненёбные, называемые также просто нёбными, т. е. приблизительно такие k и g9 какие существуют, например, в немецком языке перед мягкими гласными, например в немецких словах Kind, ging; русский язык имеет также средненёбные k и g9 например в словах руке, ноге, причем эти k и g являются у нас в виде смягченных согласных, а смягченные согласные в сравнении с несмягченными представляют известное изменение в условиях образования по направлению к гласным е и /, т. е. гласным мягким. Зубные мгновенные индоевропейского языка: глухая согласная t9 соответствующая звонкая d. Губные мгновенные: глухая р и соответствующая звонкая Ь. Мгновенные согласные существовали в индоевропейском языке и в качестве придыхательных, т. е. здесь были известны g обоих видов, d9 b9 а также k обоих видов, t9 р9 между прочим, в качестве придыхательных (gh, dh, bh, kh, th, ph). Звонкие мгновенные придыхательные были в индоевропейском языке более употребительны, чем глухие мгновенные придыхательные; последние определены пока для индоевропейского языка лишь в немногих случаях.

Согласные фрикативные индоевропейского языка. Задненёбных фрикативных согласных индоевропейский язык не имел, т. е. он не имел звука х и соответствующего звонкого у (звук, являющийся в русском языке, например, в слове богатый). Из средненёбных фрикативных здесь существовала только звонкая фрикативная — j; из зубных фрикативных индоевропейский язык имел глухую фрикативную s и соответствующую звонкую z; из губных фрикативных была здесь известна только звонкая фрикативная v.

Из числа слитных согласных индоевропейский язык имел зубную слитную согласную с и соответствующую звонкую dz; последняя может быть передаваема славянской буквой s, ибо s выражает звук dz. Индоевропейские с и s были как непридыхательными, так и придыхательными.

Сонорные согласные индоевропейского языка. Плавные: г, I и плавная, отличавшаяся от чистого г и чистого I, которую я оставляю без определения и называю неопределенной плавной индоевропейского языка; носовые: п задненёбное перед задненёбными мгновенными согласными, п средненёбное перед средненёбными мгновенными согласными, п зубное (т. е. тот звук, который является, например, в русском и) и губная носовая т. Плавные и носовые согласные в индоевропейском языке в положении без последующей гласной были известны не только как краткие, но и как долгие (сравните то, что я говорил прежде об индоевропейских сочетаниях „неслоговое иррациональное а-f-слоговая плавная или носовая", где, как мы видели, индоевропейский язык различал краткие и долгие плавные и носовые).

Наконец, индоевропейский язык из числа согласных имел, я думаю, в некоторых случаях и придыхание (К) в качестве отдельного звука.

Индоевропейские к задненёбные, чистое и лабиализованное (то и другое я буду рассматривать вместе), откуда в греческом языке тг, т, х, в латинском qu (т. е. k -j- неслоговое и) и одно k (буква с), изменившееся очень поздно в положении перед мягкими звуками в звук с, в общеславянском языке являлись как k задненёбное и таким же перешли в старославянский и русский языки; в положении перед мягкими звуками первоначальное к задненёбное подвергалось в общеславянском языке изменениям, именно в 6 (ч) и с (ц), о чем я буду говорить впоследствии. Индоевропейские g задненёбные, чистое и лабиализованное, откуда в греческом языке р, §, у (сравните греческие тг, т, х из индоевропейского k задненёбного), в латинском, во-первых, gu (т. е. g -f- неслоговое и), сохранявшееся в таком виде после п, во-вторых, одно неслоговое и (из gu), совпавшее затем с v, и, в-третьих, одно g (сравните латинское qu, k из индоевропейского к задненёбного), в общеславянском языке являлись как g задненёбные, откуда старославянское г, русское г: в положении перед мягкими звуками первоначальное g изменялось в общеславянском языке в g, т.

е. dz, откуда далее еще в общеславянском языке z (ж), и в s (dz); об этих изменениях я буду говорить впоследствии.

Пр имеры. Индоевропейские k задненёбные, чистое и лабиализованное-. старославянская местоименная основа к*-, например в формах к«г«, к«му, русские кого, кому, тождественна С греческой ОСНОВОЙ по-, ионическое Х0-, например В HOTS, SCOTS, с латинской основой quo-, например в quod; старославянское к»т«ръ1н, а также котсръш, русское который, сравните с греческим HOTspoc, xoTspoc; старославянское влькъ, влъкъ (с старославянской перестановкой звуков в общеславянском сочетании amp;/), русское волк, тождественно с греческим \Ьхо$; в индоевропейском языке в корне этого слова заключалось сочетание „неслоговое иррациональное а-|- краткая слоговая плавная*, являвшееся здесь под ударением, как я уже говорил прежде; старославянское «к», родственно латинское oculus с другим суффиксом, сравните также греческое отг-, например в глагольной форме бтгштга (греческое тг здесь из первоначального k задненёбного). Греческое т из индоевропейского к задненёбного* мы находим перед мягкими гласными, т. е. в таком положении, при котором в общеславянском языке к подвергалось изменению в с: например, греческие тЕс, тЕ тождественны с латинскими quis, quid, и сюда же принадлежит старославянское уь в местоимении уьт«, где у из k перед мягким звуком.

Индоевропейские g задненёбные, чистое и лабиализованное: старославянское нг« (старославянское н здесь из рь, а это из jb, 1ъ), сравните латинское jugum, греческое              гДе              гре

ческое с из индоевропейского у; старославянское гевладь — „бычачий*, русское говяжий, говядина, где общеславянское gov- тождественно с греческим (3of- и далее ро-, например в форме Poj=olt;;,, откуда (iooc, в древнеиндийском, языке соответствующее слово имело в начале звук g (родственно и немецкое Kuh); что касается латинского bos, bovis, то так как латинский язык не представляет вообще изменения задненёбного g в Ь, надо думать, что это слово заимствовано в латинском языке из такого древнеиталийского языка, в котором известно было Ъ из задненёбного g.

Другие примеры для индоевропейских k и g задненёбных я приведу впоследствии, когда буду говорить об изменениях их в общеславянском языке в 6 и g (откуда z), с и s в положении перед мягкими звуками.

Индоевропейское k средненёбное, называемое также нёбным, откуда в греческом языке х, в латинском k (буква с) с его позднейшим изменением в звук с перед мягкими гласными, в общеславянском языке обратилось в фрикативную согласную s, отсюда старославянское с и русское с; в литовском языке такому общеславянскому s из индоевропейского k средненёбного соответствует фрикативная согласная s (ш). Индоевропейское g средненёбное, откуда в греческом у, в латинском g, в общеславянском языке обратилось в фрикативную z (сравните общеславянское s из k средненёбного), откуда старославянское % и русское з; в литовском языке этому общеславянскому z из индоевропейского средненёбного g соответствует фрикативная согласная z (ж). Славянские s и z из индоевропейских k и g средненёбных должны быть отличаемы от славянских s и z другого происхождения.

Примеры. Индоевропейское k средненёбное: старославянские. дссатъ, деслть, русские десятый, десять, литовские desimtas— „десятый", desimtis — „десять", греческое Ssxatoc, тождественное с старославянским двелтъ, сравните греческое Ыха, тождественное с латинским decem; старославянское срьды|в, русское сердце (в старославянском перестановка звуков общеславянского сочетания ?/•), родственны греческие xapSia, крадії), латинское cor из cord; старославянские елсвс, слава, русские слово, слава, сравните греческое хХе^ос, откуда хХгос, тождественное с старославянским сд«в«, от того же корня с первоначальным б греческое х16оgt;, латинское clueo, cluo.

Индоевропейское g средненёбное: старославянское ;натн, русское знать, родственны по корню греческое ytyvagt;axlt;o, латинские nosco, cognosco (в nosco g отпало); старославянское мдъ;»— „ дою “ (со старославянской перестановкой звуков в общеславянском сочетании #/), неопределенное мдъстн (со старославянской перестановкой общеславянских звуков el), литовские milzti— „доить", melzu—„дою", родственны также греческое арЛІуа (где а приставлено перед начальным jx), латинское mulgeo.

В некоторых единичных случаях мы находим общеславянское k, указывающее само по себе на индоевропейское k задненёбное там, где родственные языки свидетельствуют об индоевропейском k средненёбном. Таково, например, общеславянское k в старославянских свекръ, свекри, русские свекор, свекровь, которые родственны с греческим і XI)рос, латинским socer из soceros; в литовском й древнеиндийском языках мы находим здесь в соответствии с славянским k согласные, указывающие на индоевропейское k средненёбное, из которого могут происходить и греческое k в ехорбс, и латинское с в socer.

Индоевропейское t, откуда в греческом и латинском t, сохранилось как t ив общеславянском языке, отсюда старославянское т и русское т\ об изменениях t в общеславянском языке в положении перед мягкими неслоговыми звуками я буду говорить далее.

Примеры: старославянское мати, русское мать, тождественны греческое дорическое paxTjp, ионическое и аттическое jirjTTjp (с диалектическим г, из общегреческого а), латинское mater, старославянское трню (мужской род числительного „три"), где и перед у явилось из е еще в общеславянском языке, как мы увидим далее, тождественно с греческим тргТ; из трееlt;;, где между е$ исчезло у, и с латинским tres, также непосредственно из trees, где между ее исчезло у; основа указательного местоимения т«-, например в формах т«г«, т«м«у, русское то-, например в того, тому, тождественна с греческой осноерй то- в местоимении и члене, например в формах tov, тшИндоевропейское d, откуда греческое S, латинское d и иногда, в зависимости от неизвестных условий, I, в общеславянском сохранилось как d, отсюда старославянское д и русское д; об изменениях общеславянского d в положении перед мягкими неслоговыми звуками я буду говорить далее.

Примеры: старославянское деелтъ, русское десятый, сравните греческие bkxa.iос, Uxol, латинское decern; старославянские длтн, длръ, русские дать, дар, родственны греческие Шшр.і, dSfov, латинские donum, dare; старославянское дивврь, русское деверь, родственны греческое Sajjp ИЗ SatfTjp, латинское levir, где I в начале из индоевропейского d.

Индоевропейское р, откуда греческое и латинское р, сохранилось и в общеславянском как р, отсюда старославянское н и русское п.

Пр и меры. Старославянские пл*ва — „плыву", неопределенное пд«утн, русские, с другой гласной в корне, плыву, плыть, сравните греческое ttXs.f(o, откуда ттХзм, тождественное с старославянским пл«в», от того же корня латинское pluo; старославянское плъмъ, русское полон, полный (в старославянском перестановка общеславянских звуков pi), литовское pilnas, может быть, тождественно (и во всяком случае родственно) с латинским plenus, если 1ё восходит здесь к индоевропейскому сочетанию „г-(-долгая слоговая плавная", от того же корня с другим порядком звуков греческое шцтгЦш, латинское pleo; старославянское срьпъ (с старославянской перестановкой общеславянских звуков рр), русское серп, родственно с греческим артти], где греческое придыхание в начале из s, а греческое ар восходит, как и рь в срьпъ, к индоевропейскому Пр.

Индоевропейское b непридыхательное было звуком мало употребительным в индоевропейском языке; из индоевропейского b как в греческом и латинском языках, так и в общеславянском, старославянском и русском языках находим Ь. Таково в в старославянском слове вжвыгь, русское бубен, бубны, родственны греческие              pajxpatva);              старославянское в«уултн — „мы

чать", а также выкъ, русское бык, родственны, по-видимому, с латинским bucina—„труба, рог, в который играют", и с греческим {36*njc в значении „ревущий".

Индоевропейские звонкие мгновенные придыхательные в общеславянском языке не отличались от соответствующих непридыхательных согласных, так как они утратили придыхание еще в литовско-славянском языке, т. е. в общеславянском языке, в соответствии с индоевропейским g задненёбным придыхательным, чистым и лабиализованным, мы находим g (старославянское г и русское г); в соответствии с индоевропейским g средненёбным придыхательным мы находим здесь z (старославянское г и русское з); в соответствии с индоевропейским d придыхательным являлось здесь d (старославянское д и русское д); в соответствии с индоевропейским b придыхательным являлось здесь b (старославянское в и русское б). В греческом языке индоевропейские звонкие мгновенные придыхательные изменились сперва в соответствующие глухие придыхательные, а эти через посредство, вероятно, слитных согласных, состоявших из глухих мгновенных в слитии с соответствующими фрикативными, перешли с течением времени в новогреческие фрикативные глухие согласные хgt; ?¦ По отношению к индоевропейским g задненёбным придыхательным надо заметить, что отсюда в греческом языке получалась не только задненёбная согласная, но также и губная и зубная согласная, точно так же как из индоевропейских задненёбных непридыхательных в греческом языке являлись, как мы видели, не только задненёбные, но также губные и зубные согласные. Таким образом, из индоевропейских g задненёбных придыхательных, с g чистым задненёбным и лабиализованным, древнегреческий язык имел придыхательные ph, th, kh (сравните греческие (3, 8, у и греческие тг, х, х из задненёбных g и k непридыхательных); эти придыхательные согласные, через посредство, вероятно, слитных согласных тор, тamp; (межзубное), обратились в новогреческие lt;р, $, у (согласные фрикативные). Из индоевропейского g средненёбного придыхательного в древнегреческом получалось k задненёбное придыхательное (kh), откуда, через посредство слитной согласной х%, новогреческое фрикативное х- Из индоевропейского d придыхательного в древнегреческом получалось t придыхательное (th), откуда, через посредство слитной согласной т», новогреческое фрикативное $. Подобным же образом из индоевропейского b придыхательного в древнегреческом получалось р придыхательное (ph), откуда, через посредство слитной согласной тгф, новогреческое фрикативное (р. — В латинском языке индоевропейские звонкие мгновенные придыхательные, через посредство глухих мгновенных придыхательных, в которые они изменились еще в общеиталийском языке, перешли затем в глухие фрикативные, которые далее в известном соседстве с звонкими звуками с течением времени обратились в звонкие мгновенные, через посредство звонких фрикативных; глухая фрикативная х там, где она осталась глухой, изменилась в придыхание (А). Таким образом, в зависимости от различного положения в словах, в латинском языке индоевропейские звонкие мгновенные придыхательные подверглись различным изменениям, а именно, из индоевропейского g задненёбного придыхательного, чистого и лабиализованного, мы находим в латинском языке:

  1. придыхание h (это редкий случай), 2) /, 3) сочетание g-\-u, сохранявшееся в таком виде после п, 4) одно и, совпадавшее далее с v (сравните латинское gu и одно и из g задненёбного непридыхательного), и 5) g; из индоевропейского g средненёбного придыхательного латинский язык получил: 1) придыханиэ h и 2) g; из индоевропейского d придыхательного латинский язык имел: 1) / непосредственно из межзубной фрикативной Ь,
  2. b из межзубной звонкой фрикативной, перешедшей в звонкую мгновенную, и 3) d; из индоевропейского b придыхательного латинский язык имел: 1) / и 2) Ъ.

Примеры. Индоевропейские g задненёбные придыхательные, чистое и лабиализованное: старославянское енъгъ (где ъ из дифтонга), русское снег, родственны греческие vetast, vttpa, латинские ninguit, nix nivis; старославянское г«рътн, русское гореть, родственны греческие ftspoc, Оерцос, древнелатинское for- mus; старославянское длъгъ (с старославянской перестановкой общеславянских звуков а/, где а из а еще в общеславянском языке), русское долог, долгий, родственно греческое bokiybc. (где гласная і развилась из предыдущей плавной перед согласной), в индоевропейском языке это слово заключало в коренном слоге сочетание „неслоговое иррациональное а-(-долгая слоговая плавная"; старославянское гость, русское гость, латинское hostis; старославянское лаг», неопределенное лешхн, русское лягу, лечь, родственно греческое \kf0ZИндоевропейское g средненёбное придыхательное: старославянские ве?ж, в»?ъ, русские везу, воз, сравните латинское veho, тождественное с старославянским ве?«, и греческое F'j'/.'k, откуда охо;; старославянское лн?дтн, настоящее лпжж, русское лизать, лижу, где общеславянское Ї из дифтонга, как показывает соответственное литовское слово, родственно греческое Хе?хlt;о, в латинском от того же корня с первоначальным кратким і — lingo; старославянское ^нмл, русское зима, где общеславянское

Ї из дифтонга, как показывает тождественное слово в литовском языке, родственны греческие XstfJL“vgt; 'ff'-V-'XИндоевропейское d придыхательное: старославянское медъ, русское мед, сравните греческое jxlfto; старославянское дъшъ, русское дым, латинское famus, по корню и образованию родственно также греческое Oojaoi;; старославянское врддд (с старославянской перестановкой общеславянских звуков or перед согласной), русское борода, тождественно латинское barba, где второе Ь, соответствующее славянскому d, из индоевропейского dh.

Индоевропейское b придыхательное: старославянское вер», русское беру, тождественны греческое lt;рерю, латинское fero; старославянское нек«, родительный невеев, русское небо, нёбо, сравните греческое V%0с, родственно, но с другим суффиксом, латинское nebula.

Индоевропейские глухие мгновенные придыхательные остаются пока мало известными, как я уже говорил: в литовско- славянском они, по-видимому, совпадали с соответствующими глухими мгновенными непридыхательными, как и индоевропейские звонкие придыхательные совпали здесь с соответствующими звонкими непридыхательными. В греческом и латинском языках с индоевропейскими глухими мгновенными придыхательными совпали и индоевропейские звонкие придыхательные, которые, как мы видели, в древнегреческом, а также в общеиталийском языке изменились в соответствующие глухие мгновенные придыхательные.

Перехожу теперь к индоевропейским фрикативным согласным, причем в связи с индоевропейскими j и v, согласными фрикативными, я укажу и на индоевропейские і и у, примыкавшие в слоговом отношении к слоговому звуку следующего слога. Об этих индоевропейских /им следовало бы говорить при обзоре гласных, так как это звуки гласные, но их удобнее рассмотреть вместе с j и v, так как индоевропейские /им в большинстве отдельных индоевропейских языков с течением времени частью или вполне совпадали с у и г» и так как в самом индоевропейском языке во многих случаях являлось чередование между / и j и между у и V, в зависимости от известных фонетических условий (в некоторых случаях индоевропейские/ и и находились в чередовании с слоговыми і и и перед гласной); притом надо заметить, что в настоящее время мы нередко не можем еще различать индоевропейские у и v и частию индоевропейские і и у.

Я остановлюсь сперва на индоевропейских і и у. В греческом языке эти звуки в большинстве сочетаний не смешивались между собой, хотя они здесь не сохранились как неслоговое і и у, но подвергались различным изменениям, в зависимости от различного положения в словах, и вызывали различные изменения в соседних с ними, в словах звуках. Не останавливаясь подробно на этих изменениях, я укажу лишь на некоторые относящиеся сюда явления, из которых можно видеть различную судьбу того и другого звука в греческом языке. Так, в начале слова мы находим здесь индоевропейское і в виде густого придыхания, между тем как из индоевропейского у в том же положении (в начале слова) получалось то звуковое сочетание, которое выражалось буквой ?, хотя греческое ? имело и другое происхождение; или, например, из групп т -f- индоевропейское і и х инДоевРопейское і в общегреческом языке являлось известное звуковое сочетание, перешедшее затем в аа в одних диалектах, в тт в других диалектах, между тем как из т 4-индоевропейское у уже общегреческий язык имел аа, откуда в аттиче- ческом одно а, при гомеровском аа, а из группы х 4-у общегреческий язык получил группу *4-т (с изменением У в т), перешедшую и в диалекты. В латинском языке индоевропейские / и у в положении без предшествующей согласной совпали в одном звуке, который в начале слова сохранился как /, откуда впоследствии явилось / (мы произносим у), а в положении между гласными исчез; что же касается индоевропейских і и у после согласной в латинском языке, то вопрос, насколько они могут быть различаемы здесь, требует еще исследования: мы находим эти звуки в латинском языке частью в виде і слогового, частью утраченными в таком положении, а в некоторых случаях известная согласная, смягчаясь, сама уподоблялась следовавшему далее индоевропейскому і или у, которое в этом случае продолжало сохраняться в латинском языке как /, позже у. Общеславянский язык получил из литовско-славянского языка индоевропейские І и у, может быть, уже совпавшими в одном звуке, которым в древнем периоде жизни общеславянского языка было, по-видимому, і в положении без предшествующей гласной и у в положении после гласной, а некогда в литовско- славянском языке индоевропейские і и у еще различались между собой, как мы увидим далее. В эпоху распадения общеславянского языка неслоговой звук из индоевропейских і и у (а также из индоевропейского і слогового перед гласной) сохранялся или как /, или как у, скорее как у, по указанию большинства славянских языков, в следующих положениях: в положении в начале слов перед гласными, хотя с известными ограничениями, о которых я буду говорить далее (такое общеславянское у восходит как к первоначальному /, так и к у); затем в старом положении между гласными (такое общеславянское у восходит по большей части к первоначальному у, как мы увидим впоследствии); и, наконец, в диалектах общеславянского языка мы находим 2 или у также в положении после губной согласной не в начальном слоге, где другие диалекты имели вместо этого I смягченное (в этих случаях общеславянское і или у восходит как к индоевропейским і и у, так и к старому і слоговому). Отсюда и в старославянском языке і или у и в русском языке у в положении в начале слов перед гласными и внутри слов между гласными, а в диалектах паннонских текстов старославянского языка также і или у ив положении после губных согласных не в начальном слоге слов, хотя в тех же текстах в том же положении мы находим и л смягченное, между тем как в русском языке в этих случаях является только л смягченное (западнославянские языки представляют здесь звуки из общеславянских сочетаний „губная соглас- ная-f* І или у“). Относительно того, что в старославянских текстах не существует особого начертания для і йотированного и что поэтому нам не известно, существовали ли в старославянском языке сочетания й или уї, я уже говорил прежде. Точно так же я говорил и о том, что в паннонских глаголических текстах и частью в текстах, писанных кириллицей, вместо іе, которое известно нам из других текстов, является в нейотированное.

Я приведу теперь примеры старославянского і или у из общеславянского у в том его положении, при котором у существовало в эпоху распадения общеславянского языка во всех диалектах, т. е. в положении без предшествующей согласной, между тем как об изменениях индоевропейских р и /, а также и і слогового перед гласной (не в первом слоге), в положении после согласной в общеславянском языке, я буду говорить впоследствии. В старославянских юге, юм«у, юіл и т. д., русские его, ему ит. д., местоименная основа ю-, где общеславянское е из о в положении после мягкого неслогового звука (см. далее), тождественна с греческою основой о в местоимении ОС, указательном и относительном, причем с б; в значении относительного местоимения однородны по значению старославянские югеже, юмеуже и т. д. (в индоевропейском языке эта местоименная основа имела в начале і, откуда в греческом языке густое придыхание); старославянское иеъ в пеисъ, русское пояс, где по—предлог, родственно греческое Сева- в Е|шатг]р, сравните также Oovvojxt (греческое С здесь из индоевропейского J); старославянское юнъ, тождественно литовское jamas, родственно по корню латинское juvenis; старославянское трню, где н еще в общеславянском языке из е перед у, тождественно латинское tres, непосредственно из trees, где между ее исчезло первоначальное у, греческое xpsTc, непосредственно ИЗ xpssc, где между гласными исчезло первоначальное у; точно так же старославянское -ню в окончании именительного множественного числа имен мужеского рода с основами на первоначальное I, т. е. старославянское ь, например, в формах геетніе, пятню, тождественно по происхождению с латинским -es из -ejes, откуда ees с выпадением у, в именительном множественного числа имен латинского третьего склонения, например ovSs, первоначально в именах с основами на Ї, а затем по аналогии с такими именами и в именах с основами на согласную, греческое -etc непосредственно из -sec, а это из -ejec, в именительном множественного числа имен с основами на t, например pdtaetc. В старославянских ?нанк, знають; дъллнк, дълають; сыя, с«ють; желънк, жблыеть, русские знаю, знает; делаю, делает; сею, сеет; в подобных глагольных образованиях старославянское у или р в первоначальном положении между гласными восходит к индоевропейскому у, принадлежавшему известному суффиксу основы настоящего времени.

Индоевропейские и и v. В греческом языке оба эти звука некогда различались между собой, как видно из различий в изменениях тех звуковых групп, которые заключали в себе эти звуки. Например, из группы s-j-йв начале слова мы находим в греческом языке густое придыхание, так как в греческом языке первоначальное s в начале слова перед гласной вообще переходило в густое придыхание, между тем как в первоначальной группе s v перед гласными в греческом языке s удерживалось. С течением времени индоевропейские и и v совпали в греческом языке в одном звуке, обозначавшемся дигаммой {V или и)9 и этот звук в некоторых диалектах (в ионическом, аттическом) рано исчез вполне. В латинском языке индоевропейские и и v в положении без предшествовавшей согласной совпали в одном звуке и9 откуда лишь очень поздно v (мы произносим и пишем v); в положении после согласных мы находим здесь в одних случаях и9 в других случаях и слоговое, а после известных согласных в некоторых случаях находим и утрату звука из индоевропейского и или v9 причем остается неизвестным, насколько могут быть различаемы в латинском языке индоевропейские и и V. В общеславянском языке индоевропейские и и v совпадали в одном звуке v9 в который перешло и индоевропейское слоговое и перед гласными в положении не в первом слоге слова; из общеславянского v — старославянское в и русское в. В положении после согласных в некоторых случаях (при условиях, остающихся неизвестными) индоевропейское и или v9 вероятнее #, исчезло еще в литовско-славянском языке. Например, старославянское ве^ж, в*?ъ, русские везу, воз, сравните латинское vehO, греческое орlt;; из fojpt; старославянское н*въ, русское нов, где общеславянское о из е перед v9 сравните греческое v?olt;; из vsj^o;, латинское по- T)us9 где о из е перед v; старославянское свекръ, русское свекор, сравните греческое кхорсlt;;, где греческое є в начале из индоевропейского сочетания sua*9 латинское socer9 где латинское о из ё вследствие предшествовавшего ему некогда и; старославянское сестра, русское сестра, как и родственное литовское sesuo— „сестра", представляет утрату индоевропейского # или v9 вероятнее и9 после начального s еще в диалектах литовско-славянского языка, сравните немецкое Schwester, где немецкое sch из s; родственное латинское soror, где первое г из s между гласными, имеет so из sue, подобно so в латинском socer, о котором я говорил.

Индоевропейское s. В греческом языке индоевропейское S сохранялось как s при известных фонетических положениях, между тем как в начале слов перед гласными оно перешло в густое придыхание, внутри слов между гласными исчезло через посредство перехода в придыхание и т. д. В латинском языке индоевропейское s сохранялось как s при известных фонетических положениях, между тем как в положении после гласной и г оно перешло в г, перед г в начале слова в /, перед г внутри слова в b и т. д. В общеславянском языке индоевропейское s являлось частью в виде s, частью в виде х с теми их фонетическими изменениями перед мягкими звуками, о которых я говорю далее; отсюда старославянские си х и русские с и х. В общеславянском х из s надо различать два х^ одно из этих х являлось в общеславянском из литовско-славянского s лишь при известном фонетическом положении, именно между известными гласными, как мы увидим далее, а другое х получалось из индоевропейского s независимо, по-видимому, от известного положения в слове и происходило именно из такого индоевропейского s, которое еще в литовско-славянском языке отличалось от чистого s; в литовском языке такому славянскому х из s соответствует 5, между тем как славянскому s из индоевропейского s, а равно и такому славянскому хgt; которое получалось из s только при положении между известными гласными, в литовском языке соответствует s. Таким образом, балтийские и славянские языки позволяют думать, что в индоевропейском s, т. е. в глухой фрикативной класса нёбнозубных согласных, называемых также зубными согласными в широком смысле последнего термина, надо различать два звука. Приведу теперь примеры для старославянского с из первоначального s, а также для того старославянского х из первоначального s, которому в литовском соответствует S.

Старославянское с в окончании именных основ среднего рода на -ес- не в именительном единственного числа, например В родительном единственного числа невесе, СЛФВЄС6 и в других формах, это славянское -ес- тождественно с греческим -за в окончании известных именных основ среднего рода, причем а фонетически исчезало в положении между гласными, а в латинском языке сюда принадлежат именные основы на -ег перед гласными, где г из s в положении между гласными, например, старославянская именная основа невес- тождественна с греческой именной основой vs^psa-, например, в родительном vscpso; из vscpsao; (именительный vlcpo;), а в латинском языке сравните именные основы на -ег из -es перед гласными, например gener- в форме generis, где г из s между гласными (именительный genus — греческое y^voO- Старославянское с-ша, русское семя, тождественно латинское semen; старославянское срьпъ, русское серп, родственно греческое арттг), которое я приводил уже; старославянское врьхъ, русское верх, сравните тождественное литовское virsiis, где литовское s соответствует общеславянскому хgt; родственно латинское verruca, где гг из rs, родственные слова известны и из древнеиндийского языка, который указывает на первоначальное s после г; старославянское м-ьхъ как в значении „pellis", так и в значении „мешок", русское мех, сравните тождественное литовское maisas — „мешок", где литовское s соответствует общеславянскому х; то же слово известно из древнеиндийского языка и из германских языков, которые показывают, что славянское /, литовское s образовались здесь из первоначального s.

Индоевропейская фрикативная z, т. е. зубная звонкая фрикативная, соответствующая по месту образования глухой s, употреблялась в индоевропейском языке лишь в сочетаниях с следовавшею далее звонкою мгновенною согласной. В общеславянском языке индоевропейское z сохранялось как z, откуда старославянское і и русское з. Такое общеславянское z, известное лишь в очень редких случаях, надо отличать, следовательно, по происхождению от другого общеславянского z, о котором я говорил прежде. В греческом языке индоевропейское z зависело в своих изменениях от следующей согласной: так, из группы zd в греческом языке являлось звуковое сочетание, выражавшееся буквой С, хотя обыкновенно греческое ? имело другое происхождение; в тех группах, где в индоевропейском языке за согласной z следовала звонкая мгновенная придыхательная, мы находим в греческом языке а из г, так как в греческом языке индоевропейская звонкая мгновенная придыхательная обращалась, как мы знаем, в соответствующую глухую придыхательную, и вследствие этого z перед такой согласной переходило в соответствующую глухую, т. е. в о. В латинском языке история индоевропейского z обусловливалась также влиянием согласной, следовавшей за z: так, из индоевропейского z перед g мы находим в латинском г, сравните то латинское г, которое получалось из s между гласными, где это г образовалось непосредственно из г, а г из s; перед d индоевропейское z исчезло в латинском языке, причем предшествующая краткая гласная становилась долгой; перед индоевропейским d придыхательным индоевропейское z переходило в латинском языке в s в связи с изменением индоевропейской звонкой придыхательной в общеиталийском языке в соответствующую глухую придыхательную, откуда в латинском языке в результате мгновенная непридыхательная в таком сочетании. Старославянское ? из индоевропейского z в положении перед г является, например, в слове м*?гъ, русское мозг, как показывают родственные языки; в положении перед д старославянское ? может восходить к первоначальному z в слове мь?дд, с которым родственно греческое juafloc.

В эпоху распадения индоевропейского языка в нем существовали и некоторые слитные согласные, именно слитная согласная с (ц) и соответствующая звонкая s (дз), причем эти слитные согласные s и с были в индоевропейском языке не только непридыхательными, но и придыхательными. Слитные согласные сиэ являлись в самом индоевропейском языке из мгновенных зубных t и d непридыхательных и придыхательных в положении их перед зубными мгновенными, т. е. в положении перед t (th) и d (dh); кроме того, по-видимому, и вместо t перед s индоевропейский язык имел с. В общеславянском, греческом и латинском языках мы находим s из индоевропейского с, т. е. в индоевропейской слитной согласной с первая часть исчезала в этих языках, причем в латинском языке в группе c-\-t, без последующего г, t перешло также в s, через посредство, вероятно, звука с, который являлся из уподобления t предшествовавшему с. Из общеславянского s такого происхождения мы находим с, с и в старославянском и русском языках. Сюда принадлежат такие случаи, как старославянские бъсть, дасть, исть (3-є л. единственного числа), въсн, дасн, иен (2-е л. единственного числа), русские даст, ест. В старославянских въсть, дасть, исть старославянское с из общеславянского s восходит к индоевропейскому с, которое образовалось из зубной мгновенной в положении перед зубною мгновенной, сравните старославянские въд-, дад-, ид- в формах въдать, дадлть, идать; в старославянских въсн, дасн, иен старославянское с из общеславянского 5 восходит к более древнему ss, по-видимому, из cs, где с из зубной мгновенной в положении перед зубной фрикативной s. В греческом языке сюда принадлежат такие случаи, как Гате—„вы знаете", где а из индоевропейского с, а индоевропейское с из зубной мгновенной в положении перед зубной мгновенной t (под влиянием а в форме Гате явилось а в форме Гарisv при более древней форме ifyxsv); в таких случаях, как будущее etaofxat, греческое а из ss, а последнее, по-видимому, из CS, где с из зубной мгновенной в положении перед S. В латинском языке сюда принадлежат, например, такие случаи, как scissus, где ss из индоевропейского с -\-1 суффикса 4а0-, а с из зубной мгновенной в положении перед зубной мгновенной, сравните латинское sc id і; или, например, в латинском языке сюда принадлежит claustrum, где st из ct, не перешедшего в ss под влиянием следующего г, сравните claudо; в латинском es—„ешь" 5 из ss, а последнее, по-видимому, из cs, где с из зубной мгновенной в положении перед s, сравните латинское edo. — Из индоевропейской слитной согласной „5 придыхательное" в положении перед глухой согласной в греческом, латинском и общеславянском языках должно было получиться, через посредство с, также s, как и из индоевропейского с, вследствие того, что индоевропейская придыхательная согласная в положении перед шумной согласной давно уже утратила придыхание во всех этих языках, причем перед глухою согласной предшествовавшая звонкая должна была становиться глухой. Что же касается индоевропейской слитной согласной „s непридыхательное", а также ,,s придыхательное" в положении перед звонкой согласной, то в общеславянском надо ждать здесь z9 но я не знаю примеров для такого общеславянского z.

Индоевропейские сонорные согласные: носовые н плавные

Индоевропейские носовые согласные. Из индоевропейских различных п (об их различиях я говорил прежде) в греческом языке явились п зубное (v), п задненёбное (у) перед греческими задненёбными мгновенными, а также р. перед греческими губными мгновенными из индоевропейских задненёбных мгновенных; в латинском языке из индоевропейских различных п получились п зубное и п задненёбное, последнее перед латинскими задненёбными согласными. В общеславянском языке в эпоху его распадения индоевропейские п сохранялись лишь в п зубном перед гласными, откуда старославянское н, русское я, так как еще раньше в общеславянском языке носовые согласные, как п, так и т, в положении без последующей гласной исчезали, изменяя при этом предыдущую гласную в носовую гласную; относительно общеславянского п смягченного из п -]- / я буду говорить далее.

Примеры. Старославянское новъ, русское нов, сравните греческое vsolt;;, латинское novus; старославянское нев«, невесе, русское небо, нёбо, греческое vitpoc, v?lt;psolt;;, родственно, но с другим суффиксом, латинское nebula; старославянское снагъ, русское снег, родственны греческое vstcpet, vilt;pa, латинские ninguit, nix; старославянское жена, русское жена, родственно греческое yovj), беотийское pavot (где р из индоевропейского g задненёбного).

Индоевропейское т, откуда греческое д, а в конце слов и перед зубными мгновенными v, в латинском гп, а перед зубными мгновенными п, в общеславянском языке в эпоху распадения сохранялось как т лишь в положении перед гласной, по той причине, на которую я указал по поводу я; в старославянском и русском языках отсюда м, м.

Пр им еры. Старославянское матн, русское мать, греческое дорическое датг^р, ионическое и аттическое дгрщр, латинское mater; старославянское д»мъ, латинское domus, греческое 86дос; старославянское межда, русское межа, тождественны латинское medius, греческое дamp;заос, дгаос, где aa, а из индоевропейского сочетания dh-\-j; старославянское -мь, русское -м, в окончании 1-го лица единственного числа настоящего времени в юсмь, дамь, имь, в*мь, русские дам, ем, тождественно греческое -ці, например, в stці, Ш(ojju; старославянское -мъ, русское -м, в окончании

  1. го лица множественного числа, например в формах вс?емъ, нссвмъ, русские везем, несем, тождественно латинское -mas из -mos в окончании 1-го лица множественного числа, например в vehimus, тождественном с старославянским ве?вмъ. Другие примеры для индоевропейских носовых согласных я приводил прежде, когда говорил о сочетаниях этих согласных с неслоговым иррациональным а.

Индоевропейские плавные согласные. Индоевропейское г, откуда греческое и латинское г, сохранялось и в общеславянском языке как г, отсюда старославянское р и русское р. Например, старославянское вер», русское беру, тождественны греческое lt;ргрю, латинское fero; старославянское врлръ в одних диалектах, вратъ в других, русское брат, родственны латинское frdter, греческое lt;ррaxyjp, tppapwp; старославянское держ, русское деру, тождественно греческое Sspto; старославянские «рдтн, рдтлн, рдд«, русские орать, рало, ратай, сравните греческие арош, A'poTpov, латинские arare, aratrum. Об общеславянском смягченном г из г-\-р я буду говорить далее.

Индоевропейское I, довольно редкое вообще в индоевропейском языке, а также индоевропейская плавная, которую я не определяю точно и которая отличалась от чистых г и /, в европейских языках нашей семьи совпали в одной плавной /. В общеславянском языке I было открытым (/) в положении не перед мягкими гласными и закрытым (притом полусмягченным) в положении перед мягкими гласными. Из общеславянского I открытого в старославянском языке получалось такое I (л), которое, как я уже говорил, по-видимому, мало отличалось от I закрытого, а из общеславянского I закрытого (полусмягченного) и в старославянском I закрытое (л). В русском языке общеславянскому I открытому соответствует / (л), может быть, еще более открытое, а общеславянское / закрытое полусмягченное (перед мягкими гласными) в русском языке обращалось в смягченное, подобно тому как и другие общеславянские полусмяг- ченные согласные изменялись здесь в смягченные. Об общеславянском I смягченном из общеславянского l-\-i я буду говорить впоследствии.

Пр им еры. Старославянское л из индоевропейского I: старославянское лишити, русское любить, родственны немецкое lieben, латинское lubet, и в древнеиндийском языке родственные слова имеют I, что указывает на индоевропейское /; старославянское лл*в», пл*утн, родственно русское плыву, плыть, сравните греческое тгііо), и в древнеиндийском языке родственные слова имеют /, что указывает на индоевропейское /; старославянское лн^лтн, русское лизать, сравните греческое Xst/ogt;, латинское lingo, родственные древнеиндийские слова имеют также I, хотя в ведийском наречии древнеиндийского языка те же слова известны с плавной г: в индоевропейском языке в этих словах существовали, по-видимому, как I, так и та плавная, которую я не определяю и называю неопределенной плавной и которая в древнеиндийском языке совпадала с г. Старославянское л из индоевропейской неопределенной плавной: старославянские слдвд, сл*в*, русские слава, слово (общеславянское 5 здесь из индоевропейского k средненёбного), родственны греческое xleо;, латинское clueo, cluo (в древнеиндийском языке родственные слова имеют только г)\ старославянское *тъ- лъкъ—„остаток" (*тъ—предлог), сравните греческие Хеітпо, Ъопгос (где греческое тт из индоевропейского k задненёбного), латинское linquo в relinquo (родственные слова древнеиндийского языка имеют г). Другие примеры для индоевропейских плавных я приводил прежде, когда рассматривал индоевропейские сочетания „плавная-]-неслоговое иррациональное а".

Плавные и носовые после гласной в положении без последующей гласной были в индоевропейском языке не только краткими, но и долгими, причем эти различия плавных и носовых существовали не только в сочетаниях с предшествующим неслоговым а (об этих сочетаниях я говорил прежде), но также и в сочетаниях с предшествующею гласной полного образования. Относительно общеславянского языка надо заметить, что как из указаний балтийских языков, так и из фонетических явлений, представляемых отдельными славянскими языками по отношению к общеславянским группам, заключавшим в себе плавные без последующих гласных после гласных, — из этих данных явствует, что плавные после гласных в положении без последующей гласной в общеславянском языке были долгими вообще, т. е. как в соответствии с индоевропейскими долгими плавными, так и в соответствии с индоевропейскими краткими плавными. Тем не менее, однако, эти общеславянские долгие плавные в таких сочетаниях некогда различались между собой по качеству долготы или по ее степени в зависимости от того, происходили ли они из первоначальных кратких плавных, или из первоначальных долгих плавных, и в эпоху распадения общеславянского языка это различие продолжало сохраняться в положении таких сочетаний под ударением в различном качестве самого ударения, что существовало как в сочетаниях, заключавших в себе слоговые плавные (об этом я говорил прежде), так и в сочетаниях, заключавших в себе неслоговые плавные. Например, различие в ударении между русским ворон из общеславянского *vorm и русским ворона из общеславянского *vorna (ударение было в общеславянском языке на первом слоге и в том и в другом слове) объясняется из различного качества ударения на or в слоге vor в том и другом случае в общеславянском языке, а это различие в качестве ударения в свою очередь стояло в связи с различной степенью долготы общеславянского г в том и другом слове; в одном случае это г произошло из индоевропейского краткого г, в другом из индоевропейского долгого г (кратким оно было некогда в том слове, из которого произошло общеславянское *vorm, русское ворон, а долгим в том слове, из которого произошло общеславянское *vorna, русское ворона). В соответствующих литовских словах varnas — „ ворон “, vdrna—„ворбна" также существует известное различие в качестве ударения на аг в слоге var, и это различие в качестве ударения объясняется здесь так же, как и в общеславянском языке в соответствующих сочетаниях, хотя самое качество ударения в этих литовских словах и подобных им не то, какое существовало в литовско- славянском языке, и не то, какое было в общеславянском языке в соответствующих словах. — Что касается носовых согласных после гласных в положении без последующей гласной, то на основании указаний балтийских языков можно сделать предположение, что носовые согласные, как и плавные, были получены в общеславянском языке долгими в таких сочетаниях не только там, где они образовались из индоевропейских долгих носовых, но и там, где они произошли из первоначальных кратких носовых; понятно, что доказать это нельзя было бы по отношению к общеславянским носовым согласным в таких сочетаниях, так как в эпоху распадения общеславянского языка носовые согласные в положении без последующей гласной уже не существовали, как я говорил. Различие же между первоначальными краткими и первоначальными долгими носовыми согласными в положении без последующей гласной отразилось в общеславянском языке в эпоху образования носовых гласных в различном качестве долготы или в различном количестве этих носовых гласных, и в эпоху распадения общеславянского языка это различие продолжало сохраняться в слоге под ударением в различном качестве ударения носовых гласных в положении перед согласной точно так же, как общеславянские долгие гласные из первоначальных долгих гласных и дифтонгов представляли некогда различие в самой долготе, а под ударением продолжали различаться в самом ударении и в эпоху распадения общеславянского языка, соответственно с различием в долготе индоевропейских и литовско-славянских долгих гласных и в количестве неслоговых і и и в индоевропейских и литовско- славянских дифтонгах.

В индоевропейском языке в эпоху его распадения в числе согласных звуков существовало, я думаю, и придыхание h в качестве отдельной согласной, т. е. придыхание было известно здесь не только в придыхательных согласных, о которых я говорил прежде. В греческом языке индоевропейское придыхание в положении между гласными исчезало так же, как исчезло здесь в таком же положении позднейшее придыхание, которое получалось в греческом языке, например, из s между гласными. Случаи же, где индоевропейский язык имел придыхание перед гласной в начале слова, мне не известны из греческого языка В латинском языке индоевропейское придыхание между гласными также исчезало, между тем как в положении перед гласной в начале слова оно удерживалось здесь как придыхание h. В общеславянском языке придыхание между гласными не сохранялось так же, как в греческом и латинском языках, в начале же слова оно некогда продолжало существовать в общеславянском языке, хотя в эпоху распадения общеславянского языка, вероятно, уже исчезло. Придыхание в положении между

гласными существовало в индоевропейском языке в творительном падеже множественного числа имен с основами на -5°, откуда греческое -о, латинское -о, общеславянское -о; оно находилось в индоевропейском языке в этом случае между а0 окончания основы и гласною і (вероятно Ї) падежного суффикса -his, являвшегося в таком виде лишь в творительном множественного числа от имен с основами на -а0, а не в других именах. Сюда принадлежит в греческом языке окончание -otc, например в 'йптое; из -ot'c, а последнее из -ohis, в латинском позднейшее -is из более древнего -eis, например в equis, где -eis из -ois, которое в свою очередь из -o'is, -ohis (oi в конеч- ром слоге давало в латинском языке вообще ei, как я говорил прежде), литовское -ais непосредственно из -cas, последнее из -ahis, например в vitkais, общеславянское -у, откуда старославянское -Ъ1, например в старославянском творительном влъкы или рав-ы. Общеславянское -у явилось здесь, следовательно, из соединения двух слоговых гласных о и і, между которыми исчезло придыхание, а оно исчезло в таком положении, может быть, еще в литовско-славянском языке. Процесс образования общеславянского у в этом случае мог быть таков, что о перед гласной более закрытой і переходило само в более закрытую гласную, т. е. в й, а отсюда, вследствие стяжения б и {, получалось 5, т. е. позднейшее у, так как из й в общеславянском языке вообще получалось у (старославянское гі). Греческая, латинская и литовская формы могли бы сами по себе восходить к индоевропейской форме на a°is, но против этого свидетельствует общеславянская форма, а также соответствующая форма древнеиндийского языка. Индоевропейское придыхание в начале слова некогда сохранялось в общеславянском языке: так, оно существовало некогда в общеславянском языке в той местоименной частице, которая является в русском языке как э, например, в слове этот или, например, в слове эк и т. д. На бывшее здесь общеславянское придыхание указывает то, что мы находим как в русском языке э, так и в других славянских языках, в которых сохранилась эта местоименная частица, е, не ]е, между тем как в общеславянском языке, как мы увидим далее, перед каждым начальным е развивалось              отсюда следует, что в начале местоименной частицы *е, откуда русское э в этот, эк, общеславянский язык имел некогда перед е известный звук, который сохранялся здесь еще в ту эпоху, когда действовал в общеславянском языке закон о появлении і перед всяким начальным е. С русским э в этот, эк родственно в латинском языке ho- в hodie, с гласной из индоевропейского а0, между тем как русское э в этот восходит к индоевропейской гласной ае, чередовавшейся с аи; родственная местоименная основа является и в латинском hie из hoic, heic. Индоевропейское придыхание в начале слова было получено общеславянским языком и в том слове, из которого произошло старославянское а (союз), русское а, а и в других славянских языках и которое по корню может находиться в родстве с местоименной частицей *е, например, в этот. На бывшее некогда в общеславянском языке придыхание в начале союза *а, откуда старославянское а, указывает то обстоятельство, что общеславянский язык не получил здесь перед й звука і, который развивался перед всяким общеславянским начальным й, как мы увидим далее.

<< | >>
Источник: Ф.Ф. ФОРТУНАТОВ. ИЗБРАННЫЕ ТРУДЫ ТОМ 2 ЛЕКЦИИ по Фонетике СТАРОСЛАВЯНСКОГО /церковнославянского/ ЯЗЫКА. Государственное учебно-педагогическое издательство Министерства просвещения РСФСР Москва -1957. 1957

Еще по теме Ш. СОГЛАСНЫЕ ИНДОЕВРОПЕЙСКОГО ЯЗЫКА В ИХ ПЕРЕХОДЕ В ЯЗЫК СТАРОСЛАВЯНСКИЙ И РОДСТВЕННЫЕ С НИМ ЯЗЫКИ:

  1. § 2. Носовые сонанты
  2. § 11. Грамматическая роль фонем л и о. Полная система первичных гласных
  3. § 14. Долгие плавные и носовые сонанты
  4. II. ГЛАСНЫЕ ИНДОЕВРОПЕЙСКОГО ЯЗЫКА В ИХ ПЕРЕХОДЕ В ЯЗЫК СТАРОСЛАВЯНСКИЙ И РОДСТВЕННЫЕ С НИМ ЯЗЫКИ
  5. Ш. СОГЛАСНЫЕ ИНДОЕВРОПЕЙСКОГО ЯЗЫКА В ИХ ПЕРЕХОДЕ В ЯЗЫК СТАРОСЛАВЯНСКИЙ И РОДСТВЕННЫЕ С НИМ ЯЗЫКИ
  6. ИЗМЕНЕНИЯ ГЛАСНЫХ В СОЧЕТАНИИ С ГЛАСНЫМИ
  7. ИЗМЕНЕНИЯ ГЛАСНЫХ В СОЧЕТАНИЯХ „ГЛАСНАЯ + СОГЛАСНАЯ" В КОНЦЕ СЛОВ
  8. ФОНЕТИЧЕСКИЕ ЯВЛЕНИЯ В ОБЩЕСЛАВЯНСКИХ ГЛАСНЫХ НАЧАЛА СЛОВ
  9. ОБРАЗОВАНИЕ ПАДЕЖНЫХ ФОРМ СКЛОНЕНИЯ ИМЕН В ОБЩЕИНДОЕВРОПЕЙСКОМ ЯЗЫКЕ И ИХ ИСТОРИЯ В ОТДЕЛЬНЫХ ИНДОЕВРОПЕЙСКИХ ЯЗЫКАХ
  10. ОГЛАВЛЕНИЕ[XLVII] ЛЕКЦИИ ПО ФОНЕТИКЕ СТАРОСЛАВЯНСКОГО (ЦЕРКОВНОСЛАВЯНСКОГО) ЯЗЫКА