<<
>>

II. ГЛАСНЫЕ ИНДОЕВРОПЕЙСКОГО ЯЗЫКА В ИХ ПЕРЕХОДЕ В ЯЗЫК СТАРОСЛАВЯНСКИЙ И РОДСТВЕННЫЕ С НИМ ЯЗЫКИ


Рассматривая звуки старославянского языка в их отношении по происхождению к звукам греческого и латинского языков, мы должны будем познакомиться с теми звуками, которые, как показывает сравнительно-историческое изучение индоевропейских языков, существовали в индоевропейском праязыке в эпоху его распадения.
Определяя же отношения старославянских звуков к звукам русского языка, мы должны будем обращаться при этом к звукам общеславянского языка, открываемого из сравнительно-исторического изучения всех славянских языков, а также из сравнительного изучения языков славянских и балтийских, образовавшихся, как мы знаем, из одного общего литовско-славянского языка. Из сопоставления между собою славянских языков наука открывает общеславянский язык в эпоху его распадения на отдельные славянские языки, т. е. в последнем периоде его жизни. Сопоставление же языков славянских с языками балтийскими, открывая язык балтийско-славянский, или литовско-славянский, дает вместе с тем возможность познакомиться с языком общеславянским в эпоху его выделения из литовско-славянского языка, и, следовательно, таким путем мы узнаем общеславянский язык в древнейшем периоде его жизни. Между этими двумя периодами жизни общеславянского языка, между начальной эпохой его существования и последним периодом, наука может открывать и промежуточные эпохи в жизни этого языка из сопоставления фактов обоих этих периодов.
В изменениях звуков языка в процессе речи, или, что то же, в фонетических изменениях языка, надо различать изменения того или другого звука или того или другого звукового сочетания самого по себе и изменения, вызываемые положением отдельных звуков или звуковых сочетаний в различных словах и в сочетаниях слов в речи, т. е. изменения, вызываемые или влиянием со стороны других звуков слов, или влиянием ударения слов, или влиянием возможной паузы, т. е. остановки речи при положении звука в конце слова, или влиянием возможного начала речи, т. е. при положении звука в начале слова. Понятно, что, прежде чем изучать в истории языка фонетические явления второго рода, надо познакомиться с явлениями первого рода, т. е. с историей звуков самих по себе, насколько первые явления могут быть отделяемы от фонетических явлений второго рода. Я укажу поэтому сперва на то, в каком виде являются отдельные звуки и звуковые сочетания индоевропейского праязыка в языках общеславянском, старославянском, русском, греческом и латинском. Начнем с гласных такой обзор старославянских звуков в их отношении по происхождению к звукам родственных языков.
Индоевропейский праязык в эпоху распадения из числа гласных имел: 1) различные звуки, которым мы даем общее название — индоевропейские звуки а, 2) звуки і и 3) звуки и. В индоевропейских звуках а можно различать теперь следующие виды: три вида краткого а, именно краткое а чистое, краткое а, склонявшееся к еgt; и краткое а, склонявшееся к о; три соответственных вида долгого а, именно долгое а чистое, долгое а, склонявшееся к е, и долгое а, склонявшееся к о; наконец, еще звука а иррационального, т. е. более краткие сравнительно с краткими а индоевропейского языка и в связи с этим отличавшиеся по качеству от кратких а. Нам остается неизвестным качество этих индоевропейских иррациональных гласных (так как возможно, что они представляли различные виды по отношению к качеству звука), поэтому точнее бы было называть их вообще иррациональною гласною или иррациональными гласными, а не иррациональным а.
Но последнее название представляет то удобство, что указывает на связь их по происхождению с индоевропейскими гласными а краткими и долгими, а такая связь действительно существовала в индоевропейском языке, как я укажу далее. Индоевропейские гласные, называемые мною а кратким или долгим, склонным к е, и а кратким или долгим, склонным к о, могли бы быть называемы иначе е кратким или долгим, склонным к а, и о кратким или долгим, склонным к а; другими словами, это такие гласные, которые по условиям их образования занимают промежуточное место между чистым а и чистым е и между чистым а и чистым о. Соответственно с этим мы можем и выражать их буквами, именно а, склонное к е, краткое или долгое, буквой а с надписанным наверху е (ае,йе); а, склонное к о, краткое или долгое, буквой а с надписанным наверху о (а°, а0); подобным же образом индоевропейское а чистое, краткое или долгое, может быть обозначаемо буквой а с надписанным наверху а (аа, lt;2а), между тем как одну букву а, й мы можем употреблять в тех случаях, где оставляем без определения качество индоевропейского краткого или долгого а или где это качество пока и не может быть определено точно. Относительно долгих индоевропейских а всех трех видов замечу, что самая долгота их была, по-видимому, двух видов, но так как пока нередко представляется трудным различать эти виды долготы, то мы будем их рассматривать вообще, без отношения к этому различию, за исключением некоторых отдельных случаев. Индоевропейские иррациональные гласные, называемые мною индоевропейским иррациональным а, могут быть выражаемы условно греческою буквой а; в этих индоевропейских гласных надо различать иррациональное а слоговое и иррациональное а неслоговое. Различие между слоговыми и неслоговыми звуками не следует смешивать с различием гласных и согласных; как гласные могут являться в виде неслоговых звуков, так и длительные согласные могут являться в виде слоговых звуков. Слог состоит или из одного звука, потому слогового, или из сочетания нескольких звуков; в последнем случае слоговым становится тот звук, который имеет в таком сочетании (при известной длительности) ббльшую силу сравнительно с другими звуками, являющимися по отношению к нему неслоговыми. Индоевропейские гласные а и а всех трех видов известны нам лишь в слоговом употреблении, а индоевропейское иррациональное а было как слоговою гласною, так и неслоговою; в связи с этим могло существовать различие и в качестве этой гласной. Индоевропейское иррациональное неслоговое а может быть обозначаемо, для отличия от индоевропейского слогового иррационального а, буквою а, где значок под буквой выражает неслоговое свойство звука. Индоевропейское неслоговое иррациональное а существовало лишь в сочетании с плавными и носовыми согласными, и притом по большей части в сочетании с последующею плавною или носовою согласною, хотя в индоевропейском языке были известны также и сочетания неслогового иррационального а с предшествующею плавною или носовою. Таким образом, рассматривая историю индоевропейского неслогового иррационального а в отдельных индоевропейских языках, мы должны брать этот звук в сочетании с плавными и носовыми согласными, так как вне этих сочетаний в индоевропейском языке такая гласная не существовала. В сочетаниях индоевропейской иррациональной неслоговой гласной с последующей, плавной или последующей носовой согласной надо различать: 1) сочетания, в которых за плавной или носовой следовала гласная, и 2) сочетания, в которых за плавною или носовою согласной не следовала гласная, т. е. где плавная или носовая стояла или перед гласной, или в конце слова. В сочетаниях второго рода сама плавная или носовая была в индоевропейском языке слоговым звуком, т. е. в этих случаях здесь существовали сочетания „неслоговое иррациональное а-\-слоговая плавная или слоговая носовая". Такие слоговые плавные и слоговые носовые были в индоевропейском языке не только краткими, но также и долгими, т. е. в индоевропейских сочетаниях „неслоговое иррациональное а-(-слоговая плавная или носовая" надо различать сочетания с краткими слоговыми плавными или носовыми и сочетания (более редкие) с долгими слоговыми плавными или носовыми. Что же касается тех гораздо более редких случаев, где в индоевропейском языке неслоговое иррациональное а находилось после плавной или носовой, то здесь сама плавная или носовая была всегда слоговою; но существовали ли и в этих сочетаниях, кроме кратких слоговых плавных или носовых, также долгие слоговые плавные или носовые, остается пока неизвестным. —Различные гласные индоевропейского языка, называемые нами вообще индоевропейскими гласными а, были различным образом связаны между собой по происхожде- нию, как показывает грамматический анализ слов индоевропейского языка. А именно индоевропейское ае оказывается родственным по происхождению с а0, т. е. чередуется в словах, родственных между собой, с а°, откуда следует, что обе эти гласные произошли в индоевропейском языке из одной и той же гласной вследствие каких-то фонетических условий. Впрочем, в этом отношении в самом индоевропейском а° надо различать два вида, и только один из двух видов этой гласной оказывается в чередовании с ае, между тем как а° другого вида имело другое происхождение и не находилось в родстве с ае. Индоевропейские долгие а всех трех видов в некоторых случаях произошли путем стяжения в слове двух кратких а того или другого вида, или долгого а того или другого вида с кратким а того или другого вида, или, наконец, двух долгих а того или другого вида; чаще, однако, индоевропейские долгие а не могут быть объясняемы так, и в этих случаях мы их находим частью в чередовании с краткими а трех видов, причем нам остается неизвестным происхождение такого чередования, т. е. является ли в этих случаях краткое а того или другого вида звуком более древним, или наоборот; частью же мы находим чередование между различными видами долгого а, хотя случаи этого рода мало исследованы пока вследствие того, что в этом отношении нередко расходятся между собою показания отдельных индоевропейских языков. Индоевропейское слоговое иррациональное а частью оказывается родственным по происхождению с долгими а всех трех видов, т. е. в случаях этого рода наблюдается чередование в словах долгих а всех трех видов со слоговым иррациональным а в зависимости от известных фонетических условий, частью же индоевропейское слоговое иррациональное а являлось в качестве так называемой соединительной гласной, существовавшей в словах в известных случаях между составными частями слова, между основой и суффиксом (эта гласная первоначально или возникала фонетическим путем, или же выделялась из окончания древней основы), и в этих случаях индоевропейское слоговое иррациональное а не находилось в чередовании с долгими а всех трех видов. Индоевропейское неслоговое иррациональное а, существовавшее в сочетании с плавными и носовыми согласными, в большинстве случаев оказывается родственным по происхождению с гласными ае и а0, чередовавшимися между собою, и такое неслоговое иррациональное а в индоевропейском языке было ослаблением полных гласных а, вызывавшимся известными фонетическими условиями. В некоторых же случаях индоевропейское неслоговое иррациональное а оказывается однородным по происхождению со слоговым иррациональным а в качестве соединительной гласной.— Что касается гласных і и и в индоевропейском языке, то здесь надо различать і и и краткие и і и и долгие; в долгих і и и существовали те же два вида долготы, как и в долгих а. Индоевропейские долгие і и и частью получались путем стяжения из известных сочетаний гласных, начинавшихся с і и и, частью же, и притом в большинстве случаев, они не могут быть объясняемы так, и при таких долгих і ни, иногда в тех же словах, встречаются и краткие і и и. Относительно индоевропейских і и и надо заметить еще, что здесь различались і и и слоговые и і и и неслоговые. История как тех, так и других в отдельных индоевропейских языках представляет в свою очередь различия, зависящие от различных сочетаний этих звуков с другими звуками слова. В этом отношении в индоевропейских слоговых і и и надо различать: 1) слоговые і и и без последующей гласной, т. е. перед согласною или в конце слова, и 2) і и и слоговые перед гласною. По отношению же к индоевропейским неслоговым і и и надо различать: 1) неслоговые і и и, примыкавшие в слоговом отношении к следовавшему далее слоговому звуку, и 2) неслоговые і и н, примыкавшие в слоговом отношении к предшествовавшему слоговому звуку, именно к различного рода а и а; сочетания последнего рода принадлежат к звуковым сочетаниям, называемым дифтонгами в тесном смысле этого термина.
Я указал на те гласные, которые существовали в индоевропейском праязыке в эпоху его распадания. Теперь я укажу на то, в каком виде перешли эти индоевропейские гласные в языки общеславянский, старославянский и русский, а также в языки греческий и латинский.
Индоевропейское ае, откуда в греческом и латинском языках е, в общеславянском звучало также е и таким же перешло в старославянский и русский языки. Например, старославянское верж, русское беру, греческое lt;р?р(о, латинское fero; старославянское вс^ж, русское везу, латинское veho (об отношении общеславянского z к латинскому h я буду говорить далее); старославянское юсть, русское есть, греческое єат[, латинское est; старославянское е в окончании звательной формы единственного числа имен с основами на индоевропейское а°9 чередовавшееся с ае, например ране (основа, вошедшая в состав других форм, рав*-), греческое и латинское е в окончании звательной формы единственного числа имен с соответствующими основами, например греческое ииге, латинское eque.
Индоевропейское а°, откуда греческое и латинское о, в общеславянском звучало также о и таким же перешло в старославянский и русский языки. Например, старославянское д*мъ, русское дом, греческое Sgjjioc, латинское domus; старославянское *вы|а, русское овца, родственны, хотя и не тождественны: латинское ovis, греческое о ie, oi; из 6л;; старославянское в*?ъ (ср. е в ве^ж), русское воз, родственно греческому лб/о;, откуда ор;; старославянское в*ръ, например, в слове съв*ръ—„собрание" (ср. Є В верж), русское сбор, Греческое Сроро; (ср. Ср?р(о).
Индоевропейское йа, откуда в греческом и латинском а, в общеславянском языке совпало с о, т. е. в общеславянском языке индоевропейские а° и аа явились в одной и той же гласной б; совпадение этих двух гласных в одной гласной произошло еще в литовско-славянском языке, где эта гласная звучала как а0у откуда общеславянское о, литовское а. Например, с греческим ароо), латинским агаге родственно старославянское *ратн — „пахать", русское орать; с латинским axis тождественно старославянское *сь, русское ось, родственно также, хотя отличается по суффиксу, греческое a'Swv; с греческим а в окончании звательной формы единственного числа имен с основами на индоевропейское аа, чередовавшееся с аа, в таких случаях, как звательные v6jjt(pa, бготгота, в старославянском тождественно *, всегда являющееся здесь в окончании звательной формы единственного числа имен с соответственными основами, например звательная форма жен* при именительном жена.
Индоевропейское (f, откуда греческое У) и латинское ?, перешло и в общеславянский язык как е, которое в эпоху распадения общеславянского языка являлось в виде звукового сочетания ie9 составлявшего один слог, именно с і слоговым, е неслоговым, а в диалектах, может быть, с неслоговым і и е слоговым, долгим или полудолгим, т. е. в общеславянском е первая часть долгого звука приняла качество і, а вторая часть осталась гласной е. Из общеславянского іе в старославянском языке получилось то звуковое сочетание, различное в различных диалектах (как я говорил прежде), которое выражалось буквой ъ9 а в русском языке отсюда явилось с течением времени е, которое совпало, следовательно, с старым е из общеславянского е. Например, в старославянском глаголе д*ьтн, русское деть, старославянское д*- тождественно с греческим $т]- в глаголе старославянское сшamp;, русское семя, родственно с латинским semen. Надо заметить, что общеславянское ie9 откуда старославянское ъ, новое русское е9 имело также другое происхождение, как мы увидим далее.
Индоевропейское й°9 откуда греческое lt;о, латинское д9 в общеславянском языке в эпоху его распадения в большинстве случаев совпадало с й9 происшедшим из индоевропейского аа; но из балтийских языков видно, что в эпоху выделения общеславянского языка из языка литовско-славянского такая долгая гласная из индоевропейского а0 отличалась еще от долгой гласной из йа и звучала д (литовское ио). Общеславянское й указанного происхождения в старославянском языке являлось как а (количество не известно), и в русском языке отсюда а (краткое, так как долгие гласные в русском языке вообще утратили долготу). Например, старославянское даръ, русское дар9 греческое 8lt;bpov; в старославянском глаголе датн, русское дать9 старославянское да- тождественно с греческим 8(0- в глаголе 8(8lt;ощ и с латинским dd-9 например, в donum; старославянское гас- в слове п*-гасъ (где п*—предлог), русское пояс9 тождественно с греческим ?(оа- (где С из индоевропейского у) в froGTrjp, сравните также frowst. Когда я указывал на индоевропейские й различного вида, я заметил, что они представляли различия и по самой долготе, которая была двух родов. Общеславянское а из индоевропейского й° восходит именно к индоевропейскому а° с той долготой, которая преимущественно употреблялась в индоевропейском языке в долгих гласных; что же касается а° с другой долготой, являвшейся в более редких случаях, то образовавшееся отсюда литовско-славянское б в общеславянском языке перешло с течением времени, как я думаю, не в а, а в н (через посредство б закрытого), откуда старославянское «у, русское у, хотя надо заметить, что обыкновенно общеславянское U, откуда старославянское «у, русское у, имело другое происхождение, как мы увидим далее. Наиболее ясный случай такого общеславянского м (старославянское «у, русское у), которое образовалось из индоевропейского й° с известной долготой, представляет одно падежное окончание, где в индоевропейском языке а0 являлось в дифтонге d°i; этот случай я приведу далее, когда буду говорить о дифтонгах индоевропейского языка в отдельных индоевропейских языках.
Индоевропейское йа, откуда в греческом а, а также в диалектах т), при известных условиях (это 7) надо отличать от общегреческого 7) из индоевропейского ае), в латинском й, звучало и в общеславянском языке в эпоху его распадения как й, откуда старославянское а (количество не известно), русское а, причем в общеславянском а являлась, как мы видели, и та гласная, которая получалась из индоевропейского й° с известной долготой. Например, старославянское матн, русское мать, латинское mater, греческое дорическое р'атт^р, ионическое и аттическое ртуг7]р; старославянское врятръ, а также врятъ, русское брат, родственны латинское frater, греческое lt;рратт]р, lt;рратlt;ор — „член фратрии “ (известно также из одного древнего словаря диалектическое (ppTjxTjp, с диалектическим 7), в значении „брат“); старославянское -я, русское -а, в именительном единственного числа имен и местоимений с основами на первоначальное йа, т. е., например, в именительном единственного числа женя, ривя, ТЯ, Греческое а (диалектическое 7) при известных условиях) в именительном единственного числа имен и местоимений с соответственными основами, например Х“Ра» тіцг], -fj, латинское a из й в именительном единственного числа имен и местоимений с соответственными основами, например aqua, ista (долгая гласная сократилась здесь в латинском языке вследствие положения в конце слова).
Индоевропейское иррациональное слоговое а (индоевропейское а) в греческом языке обращалось в гласную полного образования и получало при этом различное качество, а именно переходило здесь и в а, и в ?, и в о; в латинском языке индоевропейское иррациональное слоговое а стало также гласной полного образования и перешло именно в а, которое, как и всякое латинское й, подвергалось при известных положениях в словах известным изменениям. Для определения тех случаев, где греческие а, е, о, латинское а произошли из индоевропейского слогового иррационального а, а не из индоевропейского й того или другого вида, важно сопоставление с древнеиндийским языком. Из этого сопоставления видно, например, что в греческом ттатг]р, латинском patergt; греческое и латинское а образовались не из йа, а из индоевропейского ирр- щонального слогового а, принадлежавшего здесь корню слова. Точно так же из такого сопоставления видно, например, что греческое а в слове образовалось не из индоевропейского йа, а из индоевропейского иррационального слогового а, в данном случае являвшегося в качестве так называемой соединительной гласной перед согласной суффикса. Слово, родственное с греческим р, известно и из славянских языков: сюда принадлежат старославянское дъштн, русское дочь (старославянское шт, русское ч получились здесь из первоначальной группы kt перед мягкой гласной, как мы увидим далее); в этом славянском слове, как и в тождественном литовском daktamp; (ё — долгое закрытое), мы не находим никакой гласной в соответствии с греческим а В (Ьуатцр, и в этом отношении славянское и литовское слово ближе к родственному слову в немецких языках, например к нововерхненемецкому Tochter, где также нет никакой гласной (не было и в общенемецком, как показывает сравнение между собой немецких языков), в соответствии с греческим а в слове {toyokqp. В случаях такого рода в самом индоевропейском языке иррациональное слоговое а как соединительная гласная существовало, может быть, не во всех формах слова, т. е. в данном примере не во всех падежах имени, и появление этой гласной в таких случаях, может быть, обусловливалось сперва известными фонетическими причинами, например известным стечением согласных в той или другой форме, причем, может быть, еще в индоевропейском языке эта слоговая иррациональная гласная частью переносилась по аналогии и в другие формы слова, где присутствие ее не требовалось фонетическими условиями. Впоследствии в отдельных языках одни из таких форм могли вполне вытеснять другие: так, в греческом языке в слове (byсохранились лишь формы, где существовало иррациональное слоговое аgt; между тем как в балтийских, славянских, а также немецких языках в том же слове сохранились лишь формы без этой гласной. Итак, случаи, подобные отношению старославянского дъштн, русского дочь, литовского duktS, немецкого Toch- ter к греческому {Ьуат7)р и к родственному древнеиндийскому слову, не дают еще права предполагать, что индоевропейское иррациональное слоговое а само по себе, как звук, исчезло в общеславянском языке или еще раньше, в литовско-славянском языке, а также и в общенемецком языке. Из таких случаев, как нововерхненемецкое Vater, известно, что из индоевропейского иррационального слогового а получалось еще в общенемецком языке а. Что же касается общеславянского языка, то я думаю, что здесь этот индоевропейский звук существовал в виде о (= литовскому а) и, следовательно, совпадал с общеславянским б из индоевропейских а° и ad; в старославянском и русском языках, следовательно, и здесь является о. При определении такого славянского о важно сопоставление с древнеиндийским языком, а так как в этом курсе я не привожу вовсе фактов древнеиндийского языка, то потому я не могу здесь объяснить, почему в известных случаях в общеславянском о я вижу индоевропейское иррациональное слоговое а. Такое о я нахожу, например, в старославянском * перед х в аористе, например в формах рек*хъ, • нес*хъ; здесь старославянское * из индоевропейского иррационального слогового а в качестве соединительной гласной, между тем как такие формы старославянского аориста, как рхъ (из *(шмъ), восходят к индоевропейскому образованию того же аориста без этой соединительной гласной; из древнеиндийского языка известны как образование аориста, соответствующее славянскому рск^хъ, нес*хъ, так и образование аориста, соответствующее славянскому рхъ. Касательно старославянского х в рбк*хъ, нсс*хъ надо заметить, что оно произошло из индоевропейского s; о переходе s в к в общеславянском языке я буду говорить впоследствии, а пока замечу, что с этим X в аористе родственно, следовательно, греческое а в сигматическом аористе. Другие примеры для общеславянского б, старославянского * из индоевропейского слогового иррационального а: старославянское к*дъ, русское кол, тождественное с известным древнеиндийским словом, имеющим гласную из индоевропейского а; старославянское сп*ръ—„обильный", русское спорый— „прибыльный, успешный", тождественное с известным древнеиндийским словом, имеющим гласную из индоевропейского а (корень в этом слове тот же, что в спътн, где ъ из йе).
Индоевропейское неслоговое иррациональное а существовало, как я говорил, лишь в сочетаниях с плавными и носовыми согласными и притом по большей части в сочетаниях с последующими плавными и носовыми. Индоевропейскими плавными согласными были г, / и плавная, называемая мною неопределенной плавной индоевропейского языка (так как она не может быть точно определена: или известный род г, или известный вид /); носовыми согласными в индоевропейском языке были звуки п различного места образования и губная носовая т (см. дальше). Индоевропейское а, существовавшее в сочетании с плавными и носовыми согласными, было получено общеславянским языком из литовско-славянского языка в большинстве случаев в виде /, а в некоторых редких случаях (перед плавными и носовыми) в виде и, причем происхождение этого и вместо обыкновенного і обусловливалось, вероятно, в литовско-славянском языке известным фонетическим положением звука в словах. Литовско-славянское і и редкое и из индоевропейского а в положении перед индоевропейскими неслоговыми плавными и носовыми были в общеславянском языке слоговыми иррациональными і и и, т. е. слоговыми ь и ъ (и такими, может быть, были получены из литовско-славянского языка); точно так же и литовско-славянское і после индоевропейских слоговых плавных и носовых было в общеславянском языке слоговым иррациональным і, т. е. 6, между тем как индоевропейская слоговая плавная или слоговая носовая в таком положении являлась в общеславянском языке неслоговою. Эти общеславянские ь и ъ9 с которыми совпали здесь ь и ъ из индоевропейских I ИЙ (см. далее), перешли и в старославянский язык как ь и ъ (об изменениях ь и ъ в диалектах старославянского языка я говорю далее); в русском языке, в зависимости от различного положения в словах, эти ь и ъ или исчезали, или переходили в гласные полного образования: ь в е, ъ в о. Что касается литовско-славянского і и редкого и из индоевропейского а в положении перед индоевропейскими слоговыми плавными и НОСОВЫМИ, то эти і и и, как можно думать на основании указаний балтийских и славянских языков, были получены общеславянским языком в качестве неслоговых иррациональных, т. е. в качестве неслоговых ь и ъ (ь, ъ), причем слоговые плавные и носовые продолжали сохранять слоговое свойство. Общеславянские */•, р{, рр, р{ (значок под г, I выражает слоговое свойство согласных) такого происхождения имели этот вид и в эпоху распадения общеславянского языка (причем общеславянское ъ[ имело р не только из литовско-славянского р, но также и из литовско-славянского р при известном фонетическом положении последнего, как мы увидим далее). Что же касается общеславянских pit, ptp, рр, pip, указанного происхождения, то в известную эпоху жизни общеславянского языка, когда возник здесь фонетический закон относительно образования носовых гласных из сочетаний „гласная-(-носовая согласная* в положении без последующей гласной, рр, ьір перешли в е носовое, которое в положении перед согласной (как и всякая носовая гласная в таком положении) становилось долгим, а в положении в открытом конечном слоге переходило, по-видимому, в е краткое неносовое; соответственно с этим надо думать, что рр, pip в эпоху образования носовых гласных перешли в общеславянском языке в о носовое, которое в положении перед согласной становилось долгим (примеры для гласной из „р слоговая носовая* в открытом конце слова не известны). От общеславянского е носового и редкого о носового этого происхождения должны быть отличаемы общеславянские е и о носовые другого происхождения, о которых я говорю далее. Надо заметить еще, что общеславянские рр, pip, рр, pip при известном фонетическом положении в словах имели в общеславянском языке другор изменение и дали в результате ъ, как мы увидим далее. Что касается различия между индоевропейскими краткими и долгими слоговыми плавными и носовыми в их сочетании с предшествовавшим неслоговым иррациональным а, то в общеславянском языке, где плавные и носовые в таких сочетаниях были получены из литовско-славянского языка, по-видимому, всюду некраткими, различие между индоевропейской краткостью и долготой слоговых плавных в этих сочетаниях продолжало сохраняться в эпоху распадения общеславянского языка в различном качестве долготы этих некратких слоговых плавных в положении под ударением или в различном качестве ударения этих сочетаний, между тем как подобное же различие, существовавшее некогда в слоговых носовых, отразилось на различном качестве долготы долгих носовых гласных, полученных из таких сочетаний, в положении их под ударением или на различном качестве ударения этих долгих носовых гласных.
В старославянском и русском языках история рассматриваемых мною теперь общеславянских звуков была такова. Общеславянское е носовое и редкое о носовое указанного происхождения в старославянском языке, как и всякие носовые е9 о, сохранились как носовые гласные а и ж (е и о носовые); в русском языке всякое общеславянское е носовое перешло в я, т. е. ja9 в положении без предшествующей согласной и lt;"gt;а после согласной, становившейся при этом смягченной (знаком^1) в передается смягчение предшествующей согласной), а всякое общеславянское о носовое в русском языке перешло в у. Что касается общеславянских сочетаний ь/-, ь/, amp;/•, amp;/, то в старославянском языке они получили перестановку гласной и плавной, т. е. перешли в сочетания рь, ль, ръ, лъ, которые в различных диалектах старославянского языка имели различную историю. В диалектах паннонских глаголических текстов плавные в этих сочетаниях такого происхождения продолжали сохраняться слоговыми, между тем как ь и ъ остались неслоговыми: на это указывает отсутствие изменения таких ь и ъ в е и ? в этих диалектах при условиях, вызывавших здесь такое изменение в других ь и ъ, как мы увидим далее, между прочим, в тех группах рь, ль, ръ, лъ, которые произошли из общеславянских гь9 1ь9 гъ, 1ъ (с слоговыми ь и ъ различного происхождения). Для диалекта Зографского евангелия (паннонский глаголический текст) различие между ь, ъ в группах рь, ль, ръ, лъ из общеславянских сочетаний гь9 1ь9 гъ9 1ъ9 с одной стороны, и из общеславянских сочетаний „ь или amp; + Г или с ДРУг°й стороны, свидетельствуется также тем, что в группах рь, ль, ръ, лъ из общеславянских bf, ь/, amp;/•, ъ{ в этом памятнике существует, по наблюдению Ягича, такое колебание в употреблении ь и ъ, с преобладанием, впрочем, ъ, какого вообще, за известными исключениями, не представляют здесь ь и ъ в группах рь, ль, ръ, лъ из общеславянских гь, 1ъ, гъ, 1ъ. В других древних глаголических текстах в группах „плавная-{-иррациональная гласная" перед согласными того и другого происхождения пишется почти исключительно ъ (из общеславянских 6 и ъ), причем, как я заметил уже, вместо ь и ъ из общеславянских слоговых ъ и ъ при известном фонетическом положении здесь являются и * вместо ъ, и е вместо ь, между тем как вместо ъ из общеславянских неслоговых ь и ъ (в сочетании с слоговыми плавными) при том же фонетическом положении мы не находим здесь е и *. Саввина книга и Супрасльская рукопись (важнейшие из паннонских памятников, писанных кириллицею) отличаются от глаголических паннонских текстов по отношению к истории рассматриваемых нами звуковых сочетаний в том отношении, что здесь в группах „плавная иррациональная гласная" из общеславянских групп ьг, ь{ (а также и из общеславянских гъgt; 1ь) не господствует ъ, но очень часто является и ь, особенно при р: в Супрасльской рукописи мы находим то рь, ль из общеславянских ?f, ь/, то ръ, лъ (при другом фонетическом положении), то колебание в одном и том же случае между ь и ъ, а в Саввиной книге господствует ь из общеславянского ь в этих сочетаниях, хотя и здесь в известных случаях являются лъ вместо ль или при ль из общеславянского б/ и ръ вместо рь или при рь из общеславянского ь/\ Относительно Супрасльской рукописи надо заметить при этом, что хотя здесь, как и в глаголических текстах, существует вообще замена ь через е при известном фонетическом положении, между прочим, и в группах рь, ль из общеславянских гь, 1ь, такая замена, однако, как и в глаголических текстах, не является в рь, ль из общеславянских РГgt; РІ* откуда следует, что и в этом диалекте ь в таких группах (а следовательно, и ъ в группах ръ, лъ из общеславянских групп bf, amp;/) было получено неслоговым. Для диалекта Саввиной книги мы не имеем прямых указаний на то, что ь и ъ в сочетаниях рь, ръ, ль, лъ из общеславянских сочетаний ?/•, amp;/•, #/, ъ\ были получены неслоговыми, так как этот памятник не представляет изменения каких бы то ни было ь и ъ в е и «, С диалектом Саввиной книги сходится и диалект Остромирова евангелия (древнейшего из непаннонских текстов) в том отношении, что и здесь мы не находим прямых указаний на неслоговое свойство ь и ъ в сочетаниях „плавная -\-ъ или ъ“ из общеславянских сочетаний „ь или ъ-\-слоговая плавная"; при этом общеславянское ь в bf обыкновенно сохраняется в Остромировом евангелии как ь в рь и лишь редко заменяется через ъ в ръ, между тем как общеславянское ь[ является в Остромировом евангелии в виде лъ, т. е. общеславянские ъ\ и ь\ совпадают в Остромировом евангелии в одном лъ. В этом лъ, где оно восходит к общеславянскому ь/, изменение ь в ъ произошло в диалектах старославянского языка еще ранее старославянской перестановки гласной и плавной в таких сочетаниях, как это видно из того, что общеславянское /бив диалекте Остромирова евангелия удерживает ь, т. е. является как ль; изменение общеславянского РІ в диалектах старославянского языка в лъ через посредство ъ\ обусловлено было тем, что / было известным видом t (/ открытого) слогового и это-то t влияло на изменение предшествовавшего ь в ъ. Приводя в этом курсе старославянские слова, заключавшие в себе сочетания, полученные из общеславянского ?/•, я даю им только рь (оставляя в стороне позднейшее диалектическое ръ из рь), а приводя старославянские слова, заключавшие в себе сочетания, полученные из общеславянского ь/, я даю им лъ (издавна существовавшее в диалектах из всякого ь/), а также и ль в тех случаях, где оно засвидетельствовано как древнее ль Саввиной книгой и Зографским евангелием. Относительно Остромирова евангелия и других старославянских памятников русской редакции надо заметить, что старославянские группы „плавная-[-иррациональная гласная" из общеславянских групп „неслоговая иррациональная гласная-[-слоговая плавная" нередко писались здесь ошибочно с ь и ъ перед плавными (например, мьртвъ, пълнъ вместо мрьтвъ, плънъ), в применении к русскому произношению, или же с ь и ъ, или с заменявшим их надстрочным знаком и перед плавной и после плавной (например, пьрьсн вместо прьсн, пьрв-ын вместо прьвин, пьръстъ! вместо ПрЬСТЪ!, ВЪЛКЪ вместо ВЛЪКЪ, ДЪЛЪГЪ! вместо ДЛЪГЪ|). В русском языке общеславянские сочетания „ ь или $ -j- слоговая плавная" перешли в сочетания „е или о -)-плавная неслоговая", причем е в этих сочетаниях из общеславянского ь, а о из общеславянского ъ, а также из общеславянского ь перед I (при посредстве изменения этого ь в ъ) в том случае, когда этому ь предшествовала согласная, полученная из общеславянского языка не смягченной, но лишь полусмягченной, полумягкой.
Укажу теперь на сочетания индоевропейского неслогового иррационального а с плавными и носовыми в их переходе в греческий и латинский языки, причем я ограничусь теми сочетаниями, в которых эта гласная предшествовала плавным и носовым, а из слоговых носовых в этих сочетаниях я возьму только краткие слоговые носовые. В греческом языке индоевропейское неслоговое иррациональное а перед неслоговою носовою или плавною является в виде краткого слогового а; перед неслоговою плавною мы находим в греческом языке и о слоговое из индоевропейского неслогового иррационального а, именно там, где плавная получилась в индоевропейском языке из долгой плавной. Индоевропейские сочетания „неслоговое иррациональное а -(- краткая слоговая носовая" в греческом языке давали по большей части, именно там, где эти сочетания были получены без ударения, краткое слоговое а с полной утратой носовой согласной. Индоевропейские сочетания „неслоговое иррациональное а-(-краткая слоговая плавная" в греческом языке обращались в сочетания ар, аХ, допускавшие перестановку в ра, Ха: плавная в том и другом случае была в греческом языке неслоговою, а гласная была слоговою; в редких случаях, где эти сочетания были получены под ударением, греческий язык имел отсюда ро, 1и, откуда далее диалектическое Хо, с краткой слоговой гласной и неслоговой плавной. Индоевропейские сочетания „неслоговое иррациональное а-(-долгая слоговая плавная" в греческом языке давали или ор, оХ (с краткой слоговой гласной и неслоговой плавной), или с перестановкой рlt;о, Хш (с долгой слоговой гласной и неслоговой плавной, — долгота гласной образовалась здесь под влиянием бывшей прежде долготы плавной).— В латинском языке индоевропейское неслоговое иррациональное а перед неслоговой носовой и, а также перед краткими слоговыми носовыми обратилось в краткие слоговые е, І, причем носовая всегда являлась неслоговой (различие между е и і находилось в зависимости от различного положения звука в слове), а перед индоевропейским неслоговым /тг неслоговое иррациональное а перешло в латинском языке в краткие слоговые о, и (различие между о и п, откуда далее в известных случаях 2, зависело от различного положения звука в слове). Индоевропейское неслоговое иррациональное а перед краткою неслоговою плавной в латинском языке обратилось в краткое слоговое о, откуда при известных условиях и перед /. Индоевропейское неслоговое иррациональное а перед краткою слоговою плавной переходило в латинском языке также в краткое слоговое о, откуда при известном положении и, а перед г иногда, по-видимому (при каких-то условиях), и в краткое слоговое еgt; причем плавная и в том и в другом случае становилась здесь неслоговою. Индоевропейские сочетания „неслоговое иррациональное а-{-долгая слоговая плавная" в латинском языке или переходили в сочетания га, 1а, гё, 1ё, где плавная была неслоговою, а гласная долгою (долгота слоговой гласной была заимствована из долготы плавной), или, при других условиях, отсюда получались сочетания ar, aly еГу el без перестановки, где гласная была слоговою, а плавная неслоговою.
Примеры. Индоевропейские сочетания „неслоговое иррациональное а -f-неслоговая носовая*. Старославянское ь из индоевропейского неслогового иррационального а перед неслоговою
носовой: уьнж в глаголе нд-уьнж (на предлог), русское начну,
от того же корня с индоевропейскою гласной полного образования а0; старославянское к*нь — „начало", являющееся в наречии нск*нн; старославянское мьнга, русское мню в помню, от того же корня с индоевропейскими йе и й°, например, греческие }XSV0C, цгрош; старославянское жьмж, русское жму, от того же корня с индоевропейскими ае и а° греческие угрю, убjxolt;;. Старославянское ъ из индоевропейского неслогового иррационального а перед неслоговой носовой, обратившегося еще в литовско-славянском языке не в 2, как обыкновенно, но в и: старославянское гънатн, русское гнать, от того же корня с индоевропейскими гласными йе и а0 старославянские женж, г*нга, русское гоню, между тем как с старославянским ъ в гънатн тождественно прусское и в родственном слове; старославянское дъмж—„дую" (неопределенное датн), с старославянским ъ в этом слове тождественно литовское и в соответствующем слове (dumiu), а родственные слова древнеиндийского языка указывают на индоевропейский корень в полном виде с гласной й известного качества перед т.
Индоевропейские сочетания „неслоговое иррациональное а-{-слоговая носовая". Старославянское а из индоевропейского сочетания „неслоговое иррациональное а-(-слоговая носовая" в положении не в открытом конце слова: старославянское плмать, русское память, где па— предлог, а мать тождественно с литовским mintis в at-mintis — „память", где at— предлог, и с латинским mens; старославянское дссатъ, дссат-ып, русское десятый, а также старославянское дссать, русское десять, сравните греческое Ыхатоlt;;, где греческое а восходит к индоевропейскому сочетанию „неслоговое иррациональное а-(-слоговая носовая". Старославянское ж, т. е. о носовое из индоевропейского сочетания „неслоговое иррациональное а-(-слоговая носовая" при положении не в открытом конечном слоге, там, где неслоговое иррациональное а еще в литовско-славянском языке давало не і, как обыкновенно, но и (случаи вообще редкие); вполне достоверные примеры не известны, но, может быть, сюда принадлежит старославянское ж, например, в неопределенном джтн (сравните настоящее время дъмж, о котором я говорил), если джїн вполне тождественно с литовским dumti— „дуть". Об индоевропейском сочетании „неслоговое иррациональное с-(-слоговая носовая" в открытом конечном слоге в общеславянском языке и далее в старославянском и русском языках я буду говорить впоследствии.
Индоевропейские сочетания „слоговая носовая-(- неслоговое иррациональное а“. Старославянское ь из индоевропейского неслогового иррационального а после слоговой носовой, бывшей в общеславянском языке уже неслоговою, между тем как гласная стала слоговою: такое старославянское ь является, например, в глаголе нь?нтн, в сложении с предлогом въ-нь^нтн, при родственном въ-н«;нтн, где « из индоевропейского а полного образования, именно из а0; тот же корень в существительном н«жь, русское нож, где « из индоевропейского а0.
Индоевропейские сочетания „неслоговое иррациональное а -(- неслоговая плавная". Старославянское ь из индоевропейского неслогового иррационального а перед неслоговою плавной является, например, в старославянском дьрдтн, русское драть, сравните греческое Sap-, например, в SSaprjV, Saprjaofiat, где греческая а из индоевропейского неслогового иррационального а, от того же корня с а° греческое Sspco, старославянское деря, русское деру. Такое же ь, как в дьратн, является, например, и в старославянском вьрлтн, русское брать, при старославянском веря, русское беру, где в из индоевропейского ае; или такое же ь в мьря, русское мру, родственное латинское тог- в morior может иметь о того же происхождения, т. е. из индоевропейского неслогового иррационального а; такое же ь в старославянском етьдятн, русское стлать, при о из индоевропейского ае в стсмя, русское стелю. Что касается старославянского ъ из индоевропейского неслогового иррационального а перед неслоговою плавной, именно из того индоевропейского неслогового иррационального а перед неслоговою плавной, которое еще в литовско-славянском языке обратилось не в і, как обыкновенно, а в и, то достоверные примеры здесь мне не известны: может быть, сюда принадлежит, например, кърь — „корень*, сравните родственные к«рд, корень, русское корень, где славянское о из индоевропейского а0, чередовавшегося с ае (родственные слова балтийских языков имеют е).
Индоевропейские сочетания *неслоговое иррациональное а-\-слоговая плавнаяСтарославянские группы рь(ръ), дь(дъ) из общеславянских групп рр, amp;/; таково происхождение рь, например, в старославянском еъ-мрьть, русское смерть, в старославянском мрьтвъ, русское мертв, тождественны латинские mors, mortuus, а от того же корня с а' ис а0 старославянское мрътн (где старославянское р» из общеславянского ег), русское мереть (с полногласием), старославянское моръ, русское мор; старославянское устврьтин, русское четвертый, тождественно греческое татартос, ткрато; (греческое ар, при ра, из того же индоевропейского сочетания „неслоговое иррациональное а-[- слоговая плавная*); старославянское срьдьцс, русское сердце, родственны греческие xapSta, хро.Щ, латинское cor(d), где греческие ар, ра, латинское or из того же индоевропейского сочетания „неслоговое иррациональное a -f- краткая слоговая плавная*; старославянское вдькъ (так в Зографском евангелии) и влъвъ, русское волку тождественны литовское vilkas, греческое ЛО*0lt;;, нововерхненемецкое Wolf; старославянское влънд— „шерсть", русское волна, тождественны литовское vilna, латинское lana, где латинское їй восходит к индоевропейскому сочетанию „неслоговое иррациональное a -f- долгая слоговая плавная"; старославянское пр*-стрьтъ (при неопределенном пр*-стрътн), где старославянское сїрьть тождественно с греческим ахр(ото;, латинским stratus, т. е. здесь слоговая плавная в индоевропейском языке была долгой; старославянское gрьн*, русское зернОу тождественны латинское granum (индоевропейская слоговая плавная была здесь долгой), нововерхненемецкое Korn. Старославянская группа „плавная -|- ъ“ из общеславянской группы „ъ + слоговая плавная", где ъ из литовско-славянского и, вместо обыкновенного і, из индоевропейского неслогового иррационального а: примером может служить старославянское гръл*, русское горло, родственно литовское gurklys—„зоб птицы", „кадык", где литовское и, тождественное с старославянским ъ в гръл*, восходит вместе с ним к литовско-славянскому и из индоевропейского неслогового иррационального а перед плавной; от того же корня с индоевропейским 3е литовское gerkli—„горло", с которым родственно русское ожерелье (русское ере из общеславянского ег перед согласною). О старославянской группе лъ из такой общеславянской группы в/, где ъ было изменением литовско-славянского і при известных фонетических условиях, я буду говорить впоследствии.
Индоевропейские сочетания „слоговая плавная-]- неслоговое иррациональное а*. Старославянское ь из индоевропейского неслогового иррационального а после слоговой плавной, бывшей в общеславянском языке уже неслоговою, между тем как гласная была здесь слоговою: старославянское рьцн, где ц из ky при рек», где е из индоевропейского йе; сравнение с литовским языком показывает, что литовско-славянский язык имел при сильной основе rek- слабую основу rik-y где і из индоевропейского неслогового иррационального а после плавной. Другим примером является старославянское не-пръ-врьд*мъ— „беспредельный", собственно, „неперебредомый", при Бред», русское бреду, где в из индоевропейского 3е; сравнение с литовским языком показывает, что литовско-славянский язык имел при сильной основе bred- слабую основу brid-, где і из индоевропейского неслогового иррационального а после плавной.
Перехожу теперь к индоевропейским гласным і и и и остановлюсь сперва на индоевропейских і а и слоговых кратких и долгих в положении без последующей гласной, т. е. перед согласной или в конце слова.
Индоевропейское слоговое краткое і в положении без последующей гласной, откуда в греческом и латинском языках также Ї, в общеславянском языке с течением времени обратилось в ь, т. е. в і иррациональное и потому открытое, откуда и в старославянском языке ь; в русском языке, в зависимости от различного положения в словах, эта иррациональная гласная или исчезала, или переходила в краткую гласную е (сравните сказанное мною прежде об изменении в русском языке того общеславянского иррационального і, которое образовалось из индоевропейского неслогового иррационального а). Следовательно, в общеславянском и старославянском ь надо отличать ь из индоевропейского неслогового иррационального а от ь из индоевропейского краткого слогового і в положении без последующей гласной. Старославянское ь из индоевропейского Ї является, например, в старославянском уь в местоимении уы« (русское что, откуда што), где общеславянское с из А вследствие положения перед мягким звуком, И С ЭТИМ Yb тождественны латинское quid, греческое xi (греческое т из первоначального k, как мы увидим далее); с старославянским «вьца (русское овца) родственны латинское ovis, греческое ояс, оїс, откуда далее о!;; старославянское -мь (русское -м) в окончании 1-го лица единственного числа настоящего времени известных глаголов, например в юемь, дамь (русское дам), тождественно греческое -1X1, например в $і;хі, діЗшці; старославянское -ть (русское -т смягченное и -т несмягченное) в 3-м лице единственного числа настоящего времени, например в юсть (русское есть), даеть (русское даст), вереть (русское берет), тождественно с греческим -xt, -lt;ji (где а из х), например в єзхt, Шті (дорическое SiSam); старославянскому дьнь(русское день) родственно латинское din- в nundinae, а также и известное древнеиндийское слово с Ї в корне.
Индоевропейское Ї, откуда в греческом и латинском Ї, сохранялось и в общеславянском языке как і; в старославянском отсюда і (буквы н, і), количество которого не известно, в русском і (и), понятно, краткое, так как здесь сократились все долгие гласные. Например, старославянское жнвъ, русское жив (где общеславянское z из g перед мягким звуком), тождественно латинское vivus (где v в начале из известного рода g), в греческом родственно (3!о; из ре 50; (где греческое р из известного рода g), но это греческое слово отличается от латинского и славянского слова тем, что имеет Ї из первоначального ї9 а не Ї из первоначального Ї; старославянское пн- в слове пнтн, русское питву тождественно с греческим тгг-, например, в Tuftt; старославянское свннъ—„свиной", свнннга, русское свинья, родственны латинское sutnus, нововерхненемецкое Schweiti (где новый дифтонг ei из древнего Ї).
Индоевропейское й слоговое в положении без последующей гласной, откуда латинское й, общегреческое й, обратившееся в диалектах, например в ионическом и аттическом, в й (о), в общеславянском языке с течением времени стало иррациональным и потому открытым, подобно тому как индоевропейское Ї в том же положении в общеславянском языке в эпоху его распадения было иррациональным и потому открытым. Из общеславянского иррационального слогового и9 т. е. ъ9 получилось ъ и в старославянском языке, а в русском языке, в зависимости от различного положения в слове, эта иррациональная гласная или исчезала, или переходила в краткую гласную о; сравните сказанное мною о замене в русском языке того общеславянского ъ9 которое образовалось в известных случаях из индоевропейского неслогового иррационального а. Следовательно, в общеславянском и старославянском языках ъ из индоевропейского краткого и должно быть отличаемо по происхождению от ъ из индоевропейского неслогового иррационального а в известных случаях. Старославянское ъ из индоевропейского краткого слогового и в положении без последующей гласной является, например, в старославянском дъштн, русское дочь, где старославянское шт, русское ч произошли из известной общеславянской группы, получившейся из kt в положении перед мягкою гласной; тождественны литовское dukti (где ё
выражает долгое закрытое 'е), немецкое Tochter, родственно греческое {)оуах7)р; старославянское медъ, русское мед, тождественно греческое ргйо; старославянское енъха, русское сноха (где общеславянское / из s), родственны латинское nurus (где г из s в положении между гласными), греческое VOOC (в греческом языке s между гласными исчезало).
Индоевропейское й, откуда латинское й, общегреческое й, изменившееся в диалектах, например в ионическом и аттическом, в й долгое (о), в общеславянском языке с течением времени обратилось в долгое у (ы); отсюда старославянское и и в русском языке также ы. Например, старославянское димъ, русское дым, тождественное с латинским futnus (/ из индоевропейского d придыхательного), то же слово известно из древнеиндийского языка с d придыхательным в начале; старославянское БЪ1- В БЪ1ТН, русское быть, тождественно с греческой глагольной основой lt;ро~, при основе lt;ро-, в латинском языке греческой основе lt;ро- соответствует fa- в слове futurus; старославянское мъниь, русское мышь, родственны греческое Ц~К, латинское mus (общеславянское s в кшшь из х перед мягкой гласной, а х из первоначального s); старославянское нъшъ, родственно греческое vSv; старославянское и в окончании некоторых именных основ в именительном единственного числа, как например в люЕЪ1 — „любовь", свекр-ы — „свекровь", сравните греческое о в окончании известных именных основ, например в
6lt;ррос, Trb]ftvlt;;.
Индоевропейские і и и слоговые существовали в индоевропейском языке лишь в положении перед согласными или в конце слова, в положении же перед гласными Ї и й слоговые еще в индоевропейском языке распадались на звуки двух слогов, именно Ї переходило в Ї слоговое одного слога -{- і другого слога, а й переходило в й слоговое одного слога ц другого слога, причем і и ив этих сочетаниях при известных фонетических условиях изменялись в j и v (/' из i, v из «). В старославянском языке, как мы знаем, из индоевропейского й слогового получалось ъ (т. е. и иррациональное), а индоевропейские # и v являлись здесь в в виде в, как мы увидим далее; поэтому индоевропейским сочетаниям „й слоговое одного слога -j- и или v другого слога" в старославянском языке соответствует сочетание ъв, например,
в родительном единственного числа дювъве, евекръве, при именительном люви, свекр-ы, где и, как я говорил, из индоевропейского й; сравните в греческом языке, где в наречиях аттическом и ионическом рано исчезло j=, например, родительный единственного числа аосс из aofoc с 5 при именительном абlt;; с 'о. Из индоевропейского сочетания J слоговое одного слога -f- у другого слога", а частью также из сочетания „Ї слоговое одного слога -f- i другого слога" при известном его положении (как я объясню впоследствии), в чередовании этих сочетаний сів положении без последующей гласной, в старославянском языке надо ждать і j (старославянский звук, который мог быть у или у, я называю условно у), так как еще в общеславянском языке в положении перед у (і), как мы увидим далее, ь, т. е. иррациональное і переходило в і, вероятно, среднее по количеству между Ї и І, откуда старославянское н, изменявшееся в диалектах в ь. Такое старославянское і -J- у из индоевропейского сочетания „і слоговое одного слога -|-і или у другого слога", полученного из г в положении перед гласной, является, например, в слове прнитедь, как показывают родственные слова древнеиндийского языка; сравните в греческом языке такие случаи, как xtoc из xttc'c, при именительном xi$. Индоевропейские сочетания Д слоговое одного слога -(- і или у другого слога" из Ї перед гласной и „й слоговое одного слога -f- у, или v другого слога" из и перед гласной — эти сочетания при известном фонетическом положении теряли, может быть, еще в индоевропейском языке і или у и и, перед гласной, т. е. переходили в одно краткое слоговое і перед гласной и в одно краткое слоговое и перед гласной. Но индоевропейский язык имел также и такие краткие слоговые і и и в положении перед гласной, которые не находились в чередовании с Ї и « без последующей гласной, т. е. такие, которым в положении без последующей гласной соответствовали также I и й слоговые. Эти индоевропейские сочетания Д слоговое или й слоговое -j- гласная" при известных фонетических условиях, может быть, получали в индоевропейском языке неслоговое і или у между Ї слоговым и следующей гласной и неслоговое и или v между й слоговым и следующей гласной, так что индоевропейский язык в эпоху его распадения имел сочетания Ца, йиа как из сочетаний їа, йа, так, может быть, при известных фонетических условиях, и из сочетаний Ха, йа, а индоевропейские сочетания Ха, йа были частью первоначальными Ха, йа, частью же, при известных фонетических условиях, получались, может быть, и из Ха, йа через: посредство Xia (или Xja) и йиа (или tiva). Греческий и латинский языки не позволяют нам различать индоевропейские Xia и йиа, а также Wva, с одной стороны, и индоевропейские Ха, йа, с другой стороны (гласную а я беру в качестве представителя различных гласных), так как мы находим греческое и латинское Ха и латинское иа, греческое диалектическое оа и в том и в другом случае. В латинском языке индоевропейские сочетания Xia a Xja также совпали в одном Ха, но в греческом языке Xja при фонетическом изменении, там, где оно не заменялось по аналогии сочетанием Xia родственных образований, отличалось, по.-видимому, от Xia, а именно, первоначальное у в таком положении в греческом языке давало, по-видимому, S (таково, может быть, происхождение греческого S в таких случаях, как ере§оlt;;). Что касается общеславянского языка, то здесь индоевропейские Xja и йца, Wva отличались от индоевропейских Ха, йа при положении в последних слоговых і па в неначальном слоге слова. Я говорил уже о том, в каком виде мы находим в общеславянском языке индоевро пейские сочетания Xja и йиа, йъа; что же касается индоевропейских сочетаний Ха, йа при положении в них і и и в неначальном слоге слова, то в таком Ха слоговое X с течением времени совпало в общеславянском языке с У в одном звуке, с которым совпало далее и индоевропейское j, причем, в зависимости от различного положения в словах, эти звуки имели в общеславянском языке различную историю, как мы увидим далее, а из индоевропейского б перед гласной в неначальном слоге получалось в общеславянском языке V, откуда старославянское в, русское в, причем то же общеславянское v получалось, как мы увидим далее, и из индоевропейских неслогового unv. Старославянское в, русское в, из индоевропейского слогового б перед гласной в неначальном слоге является, например, в мрьтвъ, русское мертвый, тождественном с латинским mortuus, где, как показывают родственные по суффиксу древнеиндийские образования, индоевропейский язык имел слоговое и перед гласной. Что же
касается индоевропейских їа9 йа с і и и в начальном слоге слов в общеславянском языке, то, по-видимому, в этом случае первоначальное г слоговое перед гласной переходило в общеславянском языке в і —|— у, где і непосредственно из ь в положении перед у, а й слоговое переходило при этом в ъ + V, если только эти общеславянские ij\ bv не восходят к индоевропейским Гу, wv (или їі, йи), чередовавшимся с Ї и й перед гласными при каких-то фонетических условиях. Такое общеславянское ij является, например, в родительном trijb—„трех" (где ь из ъ после мягкой согласной), откуда старославянское трнн, сравните греческое xptamp;v, латинское trium; соответствующее слово литовского языка trija позволяет думать, что ij существовало здесь еще в литовско-славянском языке. Общеславянское ъ*и указанного происхождения, откуда старославянское ъв, является в числительном дъвд (русское два), тождественном с греческим §6(0, латинское duo; тождественное древнеиндийское слово указывает на индоевропейское й слоговое перед гласной, не на сочетание й + и или u-\-v.
Индоевропейские неслоговые і и и существовали в индоевропейском языке, как я говорил, в сочетаниях двух родов, а именно они примыкали в слоговом отношении или к последующему слоговому звуку, или к предшествующей слоговой гласной, причем в последнем случае получалось звуковое сочетание, называемое дифтонгом в тесном смысле этого термина, т. е. сочетание слоговой гласной с последующею неслоговою гласною того же слога. Индоевропейские і и и в сочетаниях первого рода я рассмотрю впоследствии вместе с согласными у и v, а теперь остановлюсь на индоевропейских дифтонгах, оканчи-, вавшихся на неслоговые і и и. Слоговой гласной в этих индоевропейских дифтонгах были разного вида краткие и долгие а, т. е. индоевропейский язык имел дифтонги аі, аи и йі, йи с йе, ае, 3°, й°, аа, йа, причем 3е и а0 в дифтонгах чередовались между собой так же, как и те 3е и 3°, которые являлись не в дифтонгах, а в долгих а различного качества существовали, вероятно, в дифтонгах те же два вида долготы, как и не в дифтонгах. Неслоговые і и и в дифтонгах аі и аи (может быть, и в йі, йу) были в индоевропейском языке не только краткими, но также, в случаях более редких, долгими или полудолгими,
хотя история индоевропейских дифтонгов с долгими или полу- долгими / и и в отдельных индоевропейских языках требует еще исследования. Индоевропейские дифтонги а/ с а различного качества, а может быть, и ау с а различного качества получались частью путем стяжения в слове двух слоговых гласных: а и і, а и и, но обыкновенно они имели другое происхождение, причем дифтонги аі с а® и а0, чередовавшимися между собою так же, как эти гласные чередовались и вне дифтонгов, являлись в чередовании с і слоговым, обыкновенно кратким, но иногда и долгим, и подобным же образом дифтонги аи с ае или а0, чередовавшимися между собою, являлись в чередовании с и слоговым, обыкновенно кратким, иногда также долгим. Что касается индоевропейских дифтонгов а/ и йус долгим а различного качества, то частью они получались путем стяжения, например аі могло получиться из соединения „а того или другого качества-|-/ слоговое другой части слова* или из соединения „а того или другого качества -f- дифтонг at с а того или другого качества другой части слова*, но, кроме того, они имели и иное происхождение, и в этих случаях дифтонги йі, йи могли чередоваться с аі, аи. Дифтонги существовали в индоевропейском языке в эпоху его распадения лишь в положении без последующей гласной, т. е. перед согласной или в конце слова; впрочем, индоевропейские дифтонги йі с й различного качества в положении перед согласной теряли і еще в индоевропейском языке, а дифтонги йи с а различного качества теряли здесь у, в положении перед носовой согласной (а также, вероятно, перед плавной) без последующей гласной.
Индоевропейские дифтонги аі с а различного качества в языках греческом, латинском, старославянском, русском. В греческом языке мы находим эти индоевропейские дифтонги в виде at, si, 01, в древнелатинском также в виде аі, еі, оі, которые с течением времени стянулись в латинском языке в долгие гласные, а именно, аі через посредство дифтонга ае перешло в ё, еі в і, оі частью в и, частью же, при других условиях, через посредство дифтонга ое в д долгое, откуда далее ё, а в конечном слоге слов еще в древнелатинском языке вместо оі являлся дифтонг еі, который далее, как и
3 Заказ № 1938              49 всякое ei, обратился в Ї. Мы видели, что в литовско-славянском языке индоевропейские а0 и а3 совпали в одном звуке а0, откуда общеславянское о; поэтому и индоевропейские дифтонги at с й° и аа совпали в литовско-славянском языке в одном дифтонге аЧ, откуда общеславянский дифтонг бі. Это бі в общеславянском языке с течением времени обратилось в ё закрытое, в которое здесь перешло с течением времени и старое ё открытое из индоевропейского йе, а в эпоху распадения общеславянского языка е того и другого происхождения одинаково распалось на дифтонгическое сочетание (е, откуда старославянское %, новое русское е. Индоевропейский дифтонг аі с ае в литовско-славянском языке звучал ei, ибо само индоевропейское ае звучало здесь как ё, а в общеславянском языке дифтонг ei изменился с течением времени в г и совпал, следовательно, с г из индоевропейского Ї; в старославянском языке отсюда н (V), русское и (і). О тех общеславянских изменениях индоевропейских дифтонгов аі с а различного качества, которые были обусловлены известным фонетическим положением их в словах, я буду говорить далее.
Примеры. Старославянское % из индоевропейского дифтонга аі с а, не склонявшимся к е: старославянское ливъ, русское левый, греческое Xaioc из Xatfoi;, латинское laevus; старославянское ввмь— „я знаю*, а также вид» — „я знаю*, сравните греческое otSa из foeSa, тождественное с старославянским ввд», от того же корня с индоевропейской гласной Ї, в чередовании с дифтонгами а% аЧ, например, греческое tSpsv, i'ajasv; старославянское етъ-двкъ—„остаток*, родственное греческое Хотос, где к из к, как мы увидим далее, сравните от того же корня Хсіттсо, eXtirov, латинское linquo; старославянское » в окончании основы повелительной формы не единственного числа в одном из двух главных спряжений, например старославянское » в формах верите, ведите, тождественно греческое ot в окончании основы желательного наклонения в одном из двух главных спряжений, например в lt;р$роке, тождественном с старославянским «врите (славянская повелительная форма образовалась из индоевропейского желательного наклонения), старославянское м«н- в мина, русское мена, тождественно с латинским тип из древне- латинского moin в communis. — Старославянское н из индоевропейского дифтонга аі с 5е: старославянское нти, русское идти, литовское eiti, сравните греческое st в slptt, латинское і из еі, например, в is из eis или в ire, от того же корня с і, например, греческое i'jxsv; старославянские вндъ, вндътн, русские вид, видеть, родственны греческие еТ8ос, st’Sojxat из fstioc, rstSo^iat, от того же корня с Ї, например, латинское video; старославянское ?нм- в слове ;нмл, русское зима, тождественно с греческим xetjx- в словах xs4JL“vgt; Х?Ф-аgt; от того же корня с индоевропейским Ї, например, греческое /щос в слове дбохцлої;.
Индоевропейские дифтонги ау с а различного качества в греческом языке являлись как дифтонги ao, so, оо, причем из оо через посредство д закрытого получилось далее и; в латинском языке отсюда дифтонги аи и древнелатинское ом, изменявшееся далее в м, иногда в о, причем в латинском он совпали индоевропейские дифтонги мм с а0 и ае. Общеславянский язык получил из литовско-славянского языка индоевропейские дифтонги аи с ма и а0 в виде дифтонга а0и, откуда в общеславянском оу, так как литовско-славянское а° в общеславянском давало о; этот дифтонг оу стянулся затем в общеславянском языке в д закрытое, откуда в эпоху распадения общеславянского языка и, старославянское «у, русское у. Индоевропейский дифтонг аеи в литовско-славянском языке должен был обратиться в дифтонг ёи, так как а* давало в литовско- славянском языке ё, и я думаю, что этот дифтонг перешел как еу и в общеславянский язык, где с течением времени, может быть, через посредство дифтонга iy получилось отсюда сочетание і-(-н. В этом общеславянском сочетании ш дальнейшая история і совпадала с историей общеславянского і в других случаях, а об общеславянском і в различных сочетаниях я говорю далее и тогда же рассмотрю вместе с другими сочетаниями и сочетание /-f-м. Это общеславянское сочетание і4-й имело также, как мы увидим далее, и другое происхождение, и в большинстве случаев оно было не из индоевропейского дифтонга аеу, но так как еще в общеславянском языке совпали между собой сочетания і 4-й различного происхождения, то и дальнейшая история их как в общеславянском языке, так и в отдельных славянских языках была одинакова. В старославянском языке мы находим отсюда при положении без предшествующей согласной сочетание, выражавшееся написанием йотированной гласной ю, которая в этом случае обозначала сочетание или у-|- известная слоговая гласная". В положении после общеславянских смягченных согласных, остававшихся в старославянском языке смягченными, писалось тоже ю, причем такое написание, так же как написания других йотированных гласных, обозначало, как я говорил уже прежде, смягчение предшествующей согласной, т. е. написание ю в этом случае обозначало известную слоговую гласную в положении после смягченной согласной. Наконец, после общеславянских смягченных согласных с, z, $ и т. д., терявших в старославянском языке с течением времени по крайней мере полную степень смягчения (см. выше), написание ю паннонских текстов обозначало известную слоговую гласную нейотированную (сравните обыкновенное написание а, а не и или ъ после тех же согласных в тех же текстах), между тем как, например, в Остромировом евангелии после тех же согласных является *у в соответствии с ю текстов паннонских. Отсюда следует, что в текстах паннонских написание ю там, где при известном положении оно обозначает гласную нейотированную, которой соответствует гласная *у в том же положении в других текстах, было обозначением звука не и (у), но, вероятно, известного рода й. Поэтому и в написании ю паннонских текстов в тех случаях, где этим написанием обозначалась йотированная гласная, надо видеть здесь в самой слоговой гласной не и (у), но й. Что же касается текстов, где после у, ж, ш и т. д. является *у в соответствии с ю паннонских текстов, то здесь в написании ю в значении йотированной гласной можно видеть обозначение слоговой гласной и (у) после і или после смягченной согласной. В русском языке в соответственных случаях мы находим ю, т. е. j-\-y в положении без предшествующей согласной, а после согласных, полученных из общеславянского языка смягченными, хотя некоторые из них в русском языке отвердели,—у (пишется ю и у).— Я сказал, что общеславянское сочетание /-(-« с его дальнейшими изменениями, в зависимости от положения в словах, в большинстве случаев получалось не из индоевропейского дифтонга аи с ае. По мнению некоторых лингвистов, индоевропейский дифтонг аеи не давал вообще в общеславянском языке такого сочетания и совпадал здесь с дифтонгом ои, откуда далее й, т. е. совпа дал с индоевропейскими дифтонгами аи с а, не склонным к е. Я думаю, однако, что для некоторых, хотя и редких случаев трудно отрицать происхождение общеславянского сочетания і-\-й из индоевропейского дифтонга аи с 3е, хотя чаще этот индоевропейский дифтонг, вероятно, еще в литовско-славянском языке заменялся не фонетически, а под влиянием грамматической аналогии дифтонгом из индоевропейского дифтонга аи с 3°, именно во всех тех случаях, где в родственных словах сохранялось древнее чередование индоевропейских дифтонгов ati с 3е и с 3°. Обратное явление представляет греческий язык, где дифтонг orj из индоевропейского дифтонга аеи в большинстве случаев заменен был под влиянием грамматической аналогии дифтонгом so из индоевропейского дифтонга аеи.
Примеры. Старославянское *у из индоевропейского аи с а, не склонным к е: старославянская основа оушь-, являющаяся в двойственном числе, например *ушн, русское уши (общеславянское 5 из х перед мягкой гласной, а )[ из s), тождественна латинская основа auri- в auris из ausis (латинское г из первоначального s между гласными); родственно, но с другим суффиксом старославянское *ух*, русское ухо, где общеславянское х из s; старославянское т*уръ, тождественно с греческим таоро;, латинским taurus; старославянское л*уу- в слове л*ууь — „луч, свет", русское луч, где общеславянское с из k, родственны латинское 1ис~, например, в luceo, где и из древнелатинского ои и может восходить как к индоевропейскому аи с 3, не склонным к е, так и к аи с аеи, греческое leox- в \sdxqs, где so из индоевропейского аеу, (но в этом слове могло быть нефонетическою заменой дифтонга ov); тот же корень с гласной и является, например, в латинском lucerna; старославянское в*уднтн, русское будить, родственно греческое тгєбйодоц, где дифтонг so из индоевропейского аи с ае, чередовавшимся с 3°; от того же корня с индоевропейским й старославянское въдътн, греческое TTovdavojxat (греческое тт в этих словах восходит к индоевропейскому bh9 которое в греческом языке обращалось в ph (ср) и в данном случае утратило придыхание под влиянием придыхания в начале следующего слога). — Старославянское ю, а после известных согласных в непаннонских текстах *у из индоевропейского дифтонга а%. Таково старославянское ю в слове мовнтн, русское любить, как показывает сравнение с немецкими языками (в нововерхненемецком языке соответственное слою является в lie- Ьеп); от того же корня с индоевропейской гласной й, например, латинское 1йЬ в lubet; таково же старославянское ю в блюдя, блюсти (где л из общеславянского смягченного I, получившегося из і в Щ после губной согласной), родственном с греческим ¦пєидодаї, сравните от того же корня старославянские въд*- тн, всудитн, такого же происхождения старославянское ю, по- видимому, например, и в слове yiohr, yioth, в текстах непан- нонских Y»yifti, Ycym, русское чую, родственно греческое хогаgt; из xofso).
Индоевропейские дифтонги йі и йи с а различного качества существовали лишь в редких случаях.
Индоевропейские дифтонги йі с а различного качества. Достоверные примеры для индоевропейского дифтонга йі с йе не известны. Я остановлюсь поэтому только на дифтонгах йі с й° и йа, которые мы находим в окончании дательного единственного числа имен с известными основами и местоимений.
В греческом языке дифтонг йЧ сохранился как йі (а), откуда диалектическое i)t (ів); подобным же образом из индоевропейского дифтонга й°і мы находим греческое tot (со). В латинском языке из индоевропейского дифтонга йЧ мы находим б, с утратой неслоговой части дифтонга, и соответственно с этим из индоевропейского дифтонга а3і можно было бы ждать й; но в той форме, которая некогда оканчивалась на йЧ, именно в дательном единственного числа латинского первого склонения, мы находим в латинском не а, но древнелатинское аі, откуда далее ае, причем остается неизвестным, есть ли здесь аі, с а, фонетическое изменение первоначального й% или же самая форма представляет по образованию не первоначальный дательный, но первоначальный местный падеж единственного числа, а форма местного единственного числа в именах с такими основами в индоевропейском языке оканчивалась, между прочим, на аЧ. В общеславянском языке индоевропейский дифтонг йЧ, как и aj, с а, не склонным к е, с течением времени обратился в ё, откуда далее общеславянское дифтонгическое ie, старославянское «, современное русское е. Из индоевропейского дифтонга й°і с й° такого качества долготы, при котором не в дифтонге эта гласная переходила в общеславянском языке в й, откуда старославянское а, надо бы ждать в общеславянском языке в эпоху его распадения также дифтонгическое ie (непосредственно из ё), откуда в старославянском языке получилось бы ъ. Но в том случае, из которого нам известен в индоевропейском языке дифтонг a°i, а именно в окончании дательного единственного числа имен с основами на первоначальное 5° и местоимений мужеского и среднего рода, в этом случае индоевропейское й° в этом дифтонге имело в литовско-славянском языке то качество долготы, при котором из индоевропейского й° (откуда литовско- славянское б) получалось в общеславянском языке, как я думаю, й (старославянское «у), через посредство долгого закрытого о, и то же общеславянское м, откуда старославянское «у, русское у, мы находим из индоевропейского дифтонга й°і с таким й°, причем, следовательно, неслоговая часть дифтонга исчезла в общеславянском языке. Утрата неслоговой части дифтонга в этом случае в общеславянском языке, между тем как в индоевропейском аЧ неслоговое і не было утрачено в общеславянском языке,— эта утрата указывает, может быть, на то, что общеславянское й из литовско-славянского о с известным качеством долготы (из индоевропейского й°) образовалось непосредственно из дифтонгического мо, которое в свою очередь получилось из б закрытого, и что, следовательно, в данном случае некогда существовал в общеславянском языке трифтонг, терявший далее конечную неслоговую часть.
Пр имеры. Старославянское % из индоевропейского дифтонга й3і: сюда принадлежит % в окончании дательного единственного числа имен с основами на первоначальное аа, оканчивавшихся в именительном единственного числа на старославянское а из индоевропейского lt;2а, например в формах дательного жени, р-ывА, русские жене, рыбе, сравните греческое а, откуда диалектическое чд при известных фонетических условиях, в дательном единственного числа имен с соответственными основами, в греческом первом склонении, например — Старославянское «у из индоевропейского й°і с а0, д известного качества долготы в литовско-славянском языке, является в окончании дательного единственного числа имен с основами на первоначальное а0 и местоимений мужеского и среднего рода, следовательно, в таких формах, как рав«у, мист«у, т«м«у, русские рабу, месту, тому, сравните греческое оgt;, латинское о из оі в окончании дательного имен с соответствующими основами, например греческое ища), латинское equo.
Индоевропейские дифтонги ау с а различного качества в греческом языке известны нам лишь в положении перед согласными, причем они получили здесь в таком положении краткую слоговую гласную вместо долгой, т. е. индоевропейские дифтонги ау с а, различного качества в греческом языке перешли в so, оо, ао с краткими слоговыми гласными. В латинском языке индоевропейские дифтонги йу с й различного качества в положении перед согласными теряли неслоговую часть, и поэтому, например, индоевропейское if и обращалось в латинском языке в таком положении в ё, с утратой неслоговой части. В общеславянском языке «, откуда старославянское «у, русское у, в окончании местного падежа единственного числа имен, первоначально с основами на индоевропейское й, т. е., например, в таких формах, как старославянский местный съш«у, в(gt;ьх«у, русский предложный (на) верху, образовался, как можно предположить на основании древнеиндийской формы местного единственного числа в именах с соответствующими основами, из индоевропейского дифтонга аи с й, не склонным к е, именно с а0 в этом случае.
Индоевропейские дифтонги в положении перед слоговою гласной распадались в индоевропейском языке на сочетания: „слоговая гласная а того или другого качества и количества-j- неслоговое і или и, примыкавшее в слоговом отношении к последующему слогу", причем эти неслоговые і и и в индоевропейском языке при известных фонетических условиях переходили в j и v. Т. е., как скоро в индоевропейском языке дифтонг аі с а того или другого качества и количества получал в слове место, например, перед а, то сочетание аіа распадалось на сочетание „а одного слога + ш или при известных условиях ja другого слога". Подобным же образом из сочетания „дифтонг аи с. а того или другого качества или количества-|-lt;2а получалось сочетание „а одного слога -\-иа или при известных условиях va другого слога". Таким образом, в этих случаях являлись уже не дифтонги, а звуковые сочетания, заключавшие в себе, кроме слоговой гласной одного слога, неслоговые і и и или j и v, примыкавшие в слоговом отношении к слоговому звуку следующего слога (об этих неслоговых і и и и j и v я буду говорить далее при обзоре согласных). Отношение, существующее, например, между старославянским пътн, где ъ из индоевропейского дифтонга аі с 3, не склонным к е, и пега, объясняется тем, что в последнем случае индоевропейский дифтонг аі получил место перед гласной, вследствие чего явилось сочетание „а одного слога-f-/ или у другого слога". Так же объясняется чередование между старославянским *у из индоевропейского дифтонга аи с а, не склонным к е, и сочетанием ев перед гласной, например, в таких случаях, как плсутн (неопределенное), при плев» (настоящее); это старославянское * в таком ев может восходить не только к индоевропейскому а, не склонявшемуся к ?, но и к индоевропейскому 3е, так как последнее перед v еще в литовско-славянском языке изменялось при известных условиях в 3°, откуда старославянское *. Так, именно в плев» общеславянское ov получилось из evy т. е. индоевропейской гласной было 3е, сравните греческое ттХга) из uXsj=4o; здесь греческое 85, старославянское ев восходят, следовательно, к индоевропейскому дифтонгу 3е#, получившему место перед гласной и распавшемуся поэтому на сочетание „а® одного слога -f- и или v, примыкавшее в слоговом отношении к последующей гласной".
Относительно той индоевропейской гласной, которая в эпоху распадения индоевропейского языка в полном виде являлась как 3е и 3°, чередовавшиеся между собой, надо заметить, что при известных фонетических условиях эта гласная вполне исчезала в индоевропейском языке; например, в старославянском сжть, как и в латинском sunt, еще в индоевропейском языке отпала начальная гласная, являющаяся, например, в старославянском юсмь, юсть, где перед начальным е еще в общеславянском языке было приставлено /, в греческом єагті, в латинском est. Или, например, в старославянском сестра, где между с и р вставлено т еще в общеславянском языке, исчезла в sesr- еще в индоевропейском языке та гласная, которая в полном виде являлась как а0, а в известных случаях и как й° и которую мы находим в латинском soror, sororem (где первое г из s между гласными), между тем как, например, латинское consobrinus, где латинское b перед г из первоначального s, сходится с старославянским сестра в том, что здесь еще в индоевропейском языке утрачена та же гласная. Сравните также такие случаи, как латинское patris, греческое тгатрб;, где еще в индоевропейском языке утрачена гласная, являющаяся, например, в тгатгрос, ттат^р.


Подготовка к ЕГЭ/ОГЭ
<< | >>
Источник: Ф.Ф. ФОРТУНАТОВ. ИЗБРАННЫЕ ТРУДЫ ТОМ 2 ЛЕКЦИИ по Фонетике СТАРОСЛАВЯНСКОГО /церковнославянского/ ЯЗЫКА. Государственное учебно-педагогическое издательство Министерства просвещения РСФСР Москва -1957. 1957

Еще по теме II. ГЛАСНЫЕ ИНДОЕВРОПЕЙСКОГО ЯЗЫКА В ИХ ПЕРЕХОДЕ В ЯЗЫК СТАРОСЛАВЯНСКИЙ И РОДСТВЕННЫЕ С НИМ ЯЗЫКИ:

  1. § 2. Носовые сонанты
  2. § 11. Грамматическая роль фонем л и о. Полная система первичных гласных
  3. § 14. Долгие плавные и носовые сонанты
  4. II. ГЛАСНЫЕ ИНДОЕВРОПЕЙСКОГО ЯЗЫКА В ИХ ПЕРЕХОДЕ В ЯЗЫК СТАРОСЛАВЯНСКИЙ И РОДСТВЕННЫЕ С НИМ ЯЗЫКИ
  5. Ш. СОГЛАСНЫЕ ИНДОЕВРОПЕЙСКОГО ЯЗЫКА В ИХ ПЕРЕХОДЕ В ЯЗЫК СТАРОСЛАВЯНСКИЙ И РОДСТВЕННЫЕ С НИМ ЯЗЫКИ
  6. ИЗМЕНЕНИЯ ГЛАСНЫХ В СОЧЕТАНИИ С ГЛАСНЫМИ
  7. ИЗМЕНЕНИЯ ГЛАСНЫХ В СОЧЕТАНИЯХ „ГЛАСНАЯ + СОГЛАСНАЯ" В КОНЦЕ СЛОВ
  8. ФОНЕТИЧЕСКИЕ ЯВЛЕНИЯ В ОБЩЕСЛАВЯНСКИХ ГЛАСНЫХ НАЧАЛА СЛОВ
  9. ОБРАЗОВАНИЕ ПАДЕЖНЫХ ФОРМ СКЛОНЕНИЯ ИМЕН В ОБЩЕИНДОЕВРОПЕЙСКОМ ЯЗЫКЕ И ИХ ИСТОРИЯ В ОТДЕЛЬНЫХ ИНДОЕВРОПЕЙСКИХ ЯЗЫКАХ
  10. ОГЛАВЛЕНИЕ[XLVII] ЛЕКЦИИ ПО ФОНЕТИКЕ СТАРОСЛАВЯНСКОГО (ЦЕРКОВНОСЛАВЯНСКОГО) ЯЗЫКА
  11. Основные характеристики синтетических и аналитических языков
  12. Общая концепция курса
  13. КУЛЬТУРА РЕЧИ КАК ЯЗЫКОВАЯ ДИСЦИПЛИНА. ОСНОВНЫЕ ПОНЯТИЯ