<<
>>

Соотношение орфографической нормы и практики письма


Казалось бы, какие процессы могут происходить в такой жестко регламентированной и контролируемой области, как орфография? Однако и здесь действуют факторы развития, и здесь противоборство нормы и узуса может принимать сложный и даже, как увидим, драматический характер.

Противоборство нормы и узуса, стихии и порядка проявляется в письме в последовательном несоблюдении правил грамотными людьми (не говоря уже об усваивающих правила письма). Регулярное игнорирование правила — вернейший сигнал его бездействия и, следовательно, неблагополучия. Когда ошибка становится массовой, она перестает быть ошибкой, и тогда приходится констатировать победу узуса над нормой, а следовательно, признать необходимость пересмотра и уточнения правописной нормы.
Именно такая ситуация — систематическое расхождение между рекомендациями правил и орфографической практикой — сложилась в области слитного- дефисного написания сложных прилагательных. Правило слитного-дефисного написания сложных прилагательных можно назвать самым бездействующим из действующих правил русского правописания. Его бездействие проявляется, с одной стороны, в расхождении между рекомендациями правил и орфографической практикой (то есть в несоблюдении правил), а с другой, в разноречивости рекомендаций разных словарей и пособий.
Впервые эта область орфографии подверглась кодификации лишь в середине XX в. в своде «Правил русской орфографии и пунктуации», вышедшем в 1956 г. На основании наблюдений над орфографической практикой были установлены правила, в основу которых был положен так называемый семантикосинтаксический принцип. Он заключается в том, что написание сложных прилагательных определяется характером отношений компонентов, входящих в их состав[105]. При сочинительной связи (равноправии компонентов) прилагательное пишется через дефис, например: рабоче-крестьянский, звуко-буквенный, выпукло-вогнутый, садово-огородный, мясо-молочный, англо-японский; при подчинительной связи (неравноправии компонентов) — слитно, например: железнодорожный, народнохозяйственный, естественнонаучный, рельсопрокатный, металлорежущий.
Однако орфографическая стихия сразу же начинает сбрасывать эту узду, наложенную на нее кодификаторами. Уже в момент выработки и принятия свода 1956 г. правила слитного-дефисного написания прилагательных стали нарушаться. В Орфографическом словаре, изданном в том же 1956 г. и призванном иллюстрировать новый свод, те же авторы, что участвовали в разработке свода, дают написания, нарушающие правила, напр.: жилищно-кооперативный (при: жилищный кооператив), народно-поэтический, парашютно-десантный (при: парашютный десант), сравнительно-исторический (при: сравнительная история), уголовно-процессуальный (при: уголовный процесс), кислородно-сварочный, удельно-вечевой и др. Справочники пытались «восстановить справедливость», давая эти слова, противоречащие правилам, в слитном написании.
Второе издание орфографического словаря (1963 г.) вышло с исправленными по сравнению с первым изданием написаниями, соответствовавшими правилам. И все-таки победила стихия — в этих и многих других словах вопреки правилу закрепилось дефисное написание.
Семантико-синтаксический принцип, положенный в основу этого раздела русской орфографии, с самого начала стал испытывать разрушающее действие тенденции, которую обнаружили, регулярно наблюдая за орфографической практикой, и описали Б.
3. Букчина и JI. П. Калакуцкая [Букчина, Калакуцкая 1974]. Они установили, что, вопреки правилу, требующему слитного написания сложных прилагательных с подчинительными отношениями компонентов, многие из таких прилагательных устойчиво пишутся через дефис, если они имеют в первой части суффикс, например: народно-поэтический, парашютно- десантный, сравнительно-исторический, бетонно-растворный, авторско- правовой, государственно-монополистический и многие другие. В то же время некоторые сложные прилагательные с сочинительными отношениями компонентов, не имеющие суффикса в первой части, вопреки правилу пишутся слитно, например, буровзрывной, рельсобалочный, торфоперегнойный, нефтегазовый.
Б. 3. Букчина и JI. П. Калакуцкая усмотрели в проявлении этой тенденции действие нового — формально-грамматического принципа, определяющего слитное-дефисное написание сложных прилагательных. В соответствии с этим принципом они сформулировали новое правило и в словаре «Слитно или раздельно. Опыт словаря-справочника» (С—Р: 1-е изд. 1972 г., последнее — 2004 г.) и дали в новом написании ряд сложных прилагательных. Впрочем, формально-грамматический принцип был проведен в словаре не вполне последовательно: слова целънооформленный, холодноштамповочный, холоднопрессованный, холоднопрокатный, ложноклассический и некоторые другие даются в соответствии с прежними правилами в слитном написании, несмотря на наличие суффикса.
Между тем академический «Орфографический словарь русского языка» (ОС), естественно, продолжал ориентироваться на действующие правила, хотя тоже не вполне последовательно. Поскольку многие слова на практике уже «уклонились» от следования правилу, то очевидно, что на его соблюдении настаивать было бессмысленно. Поэтому авторы ОС пошли на частичное сближение этого словаря с рекомендациями словаря-справочника «Слитно или раздельно» и тем самым взяли курс на постепенное внесение изменений в написание сложных прилагательных: фиксировали фактически уже сложившиеся, хотя и противоречащие правилу написания, например: древесно-стружечный, минно-заградительный, первобытно-общинный, условно-рефлекторный ит. д.
В результате сложилась крайне трудная, почти критическая для пишущих и для кодификаторов ситуация. Два основных авторитетных словаря — академический орфографический и словарь-справочник «Слитно или раздельно» дают в некоторых случаях взаимоисключающие рекомендации. При этом, как было сказано, ОС дает (хотя и непоследовательно) вариант, соответствующий правилам 1956 г., а С—Р, ориентируясь на формально-грамматический принцип, рекомендует, впрочем, также не вполне последовательно, вариант, наиболее соответствующий орфографической практике, напр.: водноэнергетический, горноартиллерийский (ОС), водно-энергетический, горно-артиллерийский (С-Р).
Преодоление этих противоречий остается важной задачей. А поскольку движение вспять уже невозможно — нет смысла настаивать на соблюдении нынешнего бездействующего правила — его следует изменить и подвести под него написание некоторого числа сложных прилагательных, по-разному пишущихся в разных словарях. Именно такая задача стояла перед авторами проекта новой редакции свода правил русского правописания, подготовленного в Институте русского языка им. В. В. Виноградова РАН. Одной из главных целей проекта и было снятие противоречий между правилами и орфографической практикой, исправление в первую очередь регулярно нарушаемых правил (подробнее о проекте новой редакции свода правил русского правописания см.: [Кузьмина, Лопатин 1996]). Направление изменения правила слитного-дефис- ного написания сложных прилагательных подсказывается указанной тенденцией, она и была учтена при формулировании нового правила.
Однако отказ от фактора сочинительной-подчинительной связи компонентов и ориентация на наличие-отсутствие суффикса в первой части, к сожалению, не дает простого правила и связано с большими трудностями — с введением новых факторов, определяющих написание, с дроблением правил, а это не упрощает их и не облегчает пишущему пользование ими. Полностью отказаться от учета характера отношения между частями сложного прилагательного не удается, он скрыто присутствует в формулировках правил. Происходит замена одних трудностей другими ([Борунова 1998; Кузьмина 2004]). Орфографическая норма явно продолжает испытывать сопротивление языкового материала.
Интересно выяснить причину действия тенденции, обнаруженной Б. 3. Букчиной и Л. П. Калакуцкой. Почему наличие суффикса прилагательного оказывает такое «магическое» действие на укрепление позиций дефиса?
Сложные прилагательные, образованные от двух и более прилагательных (или прилагательного и причастия, или двух причастий), образуют многочисленный и постоянно пополняющийся за счет терминов и индивидуальных образований (окказионализмов) разряд сложных «сверхслов», находящих применение в самых разных языковых сферах — в речи научной, публицистической, художественной. М. В. Панов считает сложные прилагательные, соотносительные с сочетанием прилагательное + прилагательное, «псевдосложными прилагательными», по его мнению, это сочетание слов [Панов 1964]. Вся эта многочисленная группа слов по действующим правилам устойчиво пишется через дефис. По свидетельству «Русской грамматики» 1980 г., среди сложных прилагательных с сочинительным отношением основ, то есть соотносительных с сочинительными словосочетаниями, преобладают прилагательные с суффиксом в первой части, например, торгово-промышленный, советско-монгольский, плодово-ягодный, сушильно-очистительный, счетно-решающий, поисковоспасательный [Русская грамматика 1980,1: 318]. Суффикс прилагательного в первой части сложного слова служит формально выраженным показателем соединения двух прилагательных в одно слово.
Можно предположить, что интуитивное понимание того, что такие сложные прилагательные близки к сочетанию слов и занимают особое положение среди других сложных прилагательных, и привело к стихийному появлению дефисных написаний сложных прилагательных с подчинительным отношением основ, но имеющих в первой части основу прилагательного, особенно когда ее «прилагательность» подкреплена суффиксом. Возможно, важную роль в таком влиянии играет и то, что большинство сложных прилагательных, соотносительных с подчинительными словосочетаниями согласовательного типа (A + N), имеют двойную соотнесенность — не только с подчинительной конструкцией, но и с сочетанием двух прилагательных, например, государственно-монополистический (государственная монополия и государственный монополистический), народно-языковой (народный язык и народный языковой), книжно-письменный (книжная письменность и книжный письменный), лодочно-прокатный. Это также способствует появлению дефисных написаний.
Наше предположение подтверждается и тем, что устойчиво, практически без ошибок, пишутся через дефис следующие группы сложных прилагательных: 1) прилагательные, обозначающие сочетания и оттенки цветов (бело-голубой, красно-полосатый), а также других качеств (зло-недоверчивый, крикливовздорный и т. п.); 2) прилагательные, обозначающие отношения сторон (англорусский, волжско-камский); 3) прилагательные с основами на -ик-, -лог-, -граф- , соотносительными с прилагательными на -ский, -ический, напр.: медико-биологический, химико-технологический, биолого-почвенный, патолого-анатоми- ческий, географо-гидрологический, этнографо-археологический. Во всех этих трех группах прилагательных первая (точнее, предшествующая) основа — это основа прилагательного с суффиксом или без суффикса. Все они отвечают одному и тому же условию: при соединении в одно слово двух или более основ прилагательных (или прилагательного и причастия или двух причастий) части 26* сложного прилагательного пишутся через дефис, напр.: сине-зеленый (синий и зеленый), выпукло-вогнутый (выпуклый и вогнутый),русско-немецкий, садово- парковый, электронно-вычислительный, электронно-лучевой, ядерно-энерге- тический, колюще-режущий, рабоче-крестьянский.
Итак, на слитное-дефисное написание сложных прилагательных оказывает влияние количественное соотношение разноструктурных прилагательных. Среди пишущихся (в соответствии с действующим правилом) через дефис сложных прилагательных преобладают прилагательные с сочинительными отношениями компонентов и с основой прилагательного в первой части, как правило имеющей суффикс, и этот многочисленный и постоянно пополняющийся разряд слов втягивает в сферу дефисных написаний и прилагательные с подчинительными отношениями компонентов, имеющие в первой части основу прилагательного.
Почему же отсутствие суффикса при сочинительных отношениях компонентов сложного прилагательного не преодолевает или неохотно преодолевает (даже при поощрении Орфографического словаря) дефисное написание в таких случаях, как мясо-молочный, звуко-буквенный, вопросо-ответный, приливо-отливный фарфоро-фаянсовый, родо-видовой и др.? Это можно объяснить силой фактора сочинительных отношений. Играет роль и соотнесенность с пишущимися через дефис парными номинациями типа мясо-молоко, буквы-звуки, вопрос-ответ, прилив-отлив, фарфор-фаянс, род-вид.
Сопротивление последовательному проведению формально-грамматического принципа объясняется противодействием семантико-синтаксического принципа. Поэтому говорить о смене принципов, о том, что семантико-синтак- сический принцип больше не работает, что слитное-дефисное написание сложных прилагательных определяется новым, формально-грамматическим принципом, по нашему мнению, преждевременно. Правильнее говорить о сосуществовании, о продолжающемся взаимодействии, борьбе этих принципов. Именно это взаимодействие является причиной трудности кодификаторской деятельности, мешает сформулировать новое правило просто, не вводя новых критериев выбора слитного-дефисного написания сложных прилагательных (см. подробнее: [Кузьмина 1998; 2004]).
Из кризисной ситуации пока не найден выход. По нашему мнению, именно в таких случаях, для таких переходных, промежуточных, трудноразграничива- емых явлений, допускающих разную трактовку, следовало бы разрешить вариативные (факультативные) написания [Кузьмина 2001].
Борьба нормы и узуса, расхождение нормы и практики письма, проявляющееся в неустойчивости соблюдения орфографического правила грамотными, наблюдается, хотя и не с такой силой, и в других областях орфографии. Приведем только три примера таких зон орфографической неустойчивости.
  • По действующему правилу во всех существительных с основой на -им в окончании предл. пад. должна писаться буква и. Это правило нередко нарушается: в словах с односложной основой: пишут о Jlue, о змие, о кие, хотя после неодносложных основ правило грамотными соблюдается стабильно (в армии, в здании, о Василий).
  • Правило слитного-дефисного написания сложных существительных иноязычного происхождения без соединительной гласной обречено на несоблюдение, так как по сути в этой области действует «списочное право»: пишем беф-брезе, ленд-лиз, люля-кебаб, ноу-хау, папье-маше, пресс-папье, но бефстроганов, ландвер, мейстерзингер, метрдотель, нотабене, портшез, прейскурант, прессшпан. В этой области орфографии особенно актуально наблюдение за орфографической практикой и выявление факторов, стихийно определяющих слитное-дефисное оформление вновь появляющихся слов. Эти факторы многообразны, и кодификаторам пока не представляется возможным сформулировать разумное и удобное для пишущих правило, не изменяя при этом написания большого числа уже освоенных языком заимствованных слов.
  • Содержит непоследовательность и, значит, провоцирует разнобой правило написания и/ы после приставок: пишется предынфарктный (поскольку приставка «своя», русская), но постинфарктный (поскольку приставка «чужая», иноязычная). Вот примеры отклонения от правила из современной печати: метынформационный диалог, предыстория, предиюньский, надындивидуальные. Интересно написание транс-изомеры — пишущий прибегает к дефису во избежание ошибки, а возможно, чтобы не написать ы.

Нарушением действующего правила грамотные пишущие как бы отказываются признать в этих препозитивных элементах приставки, графически приравнивая их к аналитическим прилагательным (об аналитических прилагательных см.: [Панов 1971]). Еще одна возможная причина «неподатливости» правила: пишущие отмечают исключительность правописной ситуации: на стыке приставки с корнем или с другой приставкой, начинающимися с гласного, обычно сохраняется та же буква, что начинает корень без приставки. Пишущие стремятся сохранить графический облик корня и после приставки. Действительно, мена букв в парах а—я, о—е, у—ю, и—ы происходит на стыках в конце, а не в начале основ: на стыках корня и суффикса (пятак — синяк, минутка — малютка, глупышка — трусишка, гуси — гусыня), основы и окончания (стола — коня, столу — коню, столом — конем). На стыке же приставки и корня — только в паре и—ы требуется мена букв: искать — сыск, розыск, итог — подытожить, идти — предыдущий. Буква э в начале корня вообще не имеет пары (поскольку е в начале корня передает сочетание [j] + гласный): предэкзаменационный, сверхэнергично.
Ошибки грамотных позволяют судить об оценке пишущими языковых явлений, языковых единиц и подчас помогают выявить собственно языковые тенденции.
<< | >>
Источник: М. Я. Гловинская, Е. И. Галанова и др.. Современный русский язык: Активные процессы на рубеже XX— XXI веков / Ин-т рус. яз. им. В. В. Виноградова РАН. — М.: Языки славянских культур,2008. — 712 с.. 2008

Еще по теме Соотношение орфографической нормы и практики письма:

  1. ПРОГРАММА 2* Периодизация
  2. ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЯЗЫК РАННЕГО СРЕДНЕВЕКОВЬЯ
  3. Оглавление
  4. Активные процессы в групповых жаргонах
  5. Соотношение орфографической нормы и практики письма
  6. ИЗМЕНЕНИЯ В РУССКОМ ПРОИЗНОШЕНИИ
  7. К ИСТОРИИ НОРМИРОВАНИЯ РУССКОГО ПИСЬМЕННОГО ЯЗЫКА В КОНЦЕ XVIII ВЕКА* (СЛОВАРЬ АКАДЕМИИ РОССИЙСКОЙ, 1788-1794)
  8. Основными социальными факторами, определяющими на настоящий момент развитие и изменения в русском языке, являются следующие.
  9. ИЗ ИСТОРИИ ИЗУЧЕНИЯ РУССКОЙ ФОНЕТИКИ
  10. Русский язык XIX века
  11. Глава 4 НОРМАТИВНЫЙ И КОММУНИКАТИВНО-ПРАГМАТИЧЕСКИЙ АСПЕКТЫ КУЛЬТУРЫ РЕЧИ