>>

Г. О. ВИНОКУР

17 мая 1947 года в расцвете творческих сил скончался выдающийся советский языковед доктор филологических наук проф. Григорий Осипович Винокур.

Г. О. Винокур родился 5 ноября 1896 года в Варшаве.

В 1904 году семья его переехала в Москву. В 1915 году он окончил гимназию Страхова, откуда вынес основательное знание классических и новых западноевропейских языков. Интерес к вопросам языкознания у Г. О. Винокура проявился уже на школьной скамье: еще учеником он твердо решил посвятить себя изучению языков, и с этой целью сверх обычной школьной программы добровольно занимался древнегреческим языком.

В 1916 году Г. О. Винокур поступил в Московский университет, где он получил широкую и основательную языковедческую подготовку и усвоил лучшие традиции московской лингвистической школы. Своим образованием Г. О. Винокур главным образом обязан Д. Н. Ушакову и М. Н. Петерсону — двум своим учителям. У первого он занимался историей русского языка и диалектологией, у второго — литовским языком, санскритом, семасиологией, общими вопросами синтаксиса.

Благодаря содействию и рекомендации Д. Н. Ушакова Г. О. Винокур, будучи еще студентом первого курса, начинает принимать участие в работах Московской диалектологической комиссии. Славистике Г. О. Винокур учился у проф. В. Н. Щепкина, у которого он прослушал курсы старославянского, польского, словенского, полабского языков, а также палеографию. У проф. М. М. Покровского Винокур занимался сравнительной грамматикой индоевропейских языков, готским языком, исторической грамматикой латинского и греческого языков.

В университете Г. О. Винокур занимался почти исключительно лингвистикой. Вопросами литературоведения его заинтересовал студенческий «Московский лингвистический кружок», в деятельности которого принимали участие и ученые-литературоведы, в том числе и широко образованный, блестящий филолог и замечательный лектор проф. П. Н. Сакулин. В этом кружке в сознании молодого Винокура оформилась идея филологии как энциклопедии наук о культуре — идея, которая живо волновала Григория Осиповича до последних лет жизни. Так, в 1944/45 учебном году в Московском университете и в Московском городском педагогическом институте он читал специальный курс «Введение в изучение филологических наук». (Первая часть этого интересного и оригинального курса, подготовленная автором к печати, находится в его рукописном архиве.)

В студенческие годы Г. О. Винокур близко познакомился с деятелями и теоретиками футуризма — с Бурлюками, Хлебниковым, В. Каменским,

Н.              Асеевым и самим Маяковским, поэзию которого он очень высоко ценил. Г. О. Винокур становится активным сотрудником журнала «Леф», на страницах которого он опубликовал ряд статей по языку. Характерно, что первая печатная работа Г. О. Винокура — короткая и очень восторженная рецензия, опубликованная на страницах сборника «Московские мастера» (1916), была посвящена поэме Маяковского «Облако в штанах».

В 1920 году, прервав ученье в университете, Г. О. Винокур поехал на работу в качестве переводчика Бюро печати советского полпредства сначала в Эстонию, а затем в Латвию.

В 1922 году он вернулся в Москву и окончил курс ученья в Московском университете. После окончания университета Г. О. Винокур работал переводчиком-редактором в ТАСС и одновременно занимался научнолитературным трудом. С 1924 года стал принимать близкое участие в работах Государственной академии художественных наук, в серии трудов которой в 1927 году он опубликовал свои первые две книги: «Биография и культура» и «Критика поэтического текста».

Уже в этих книгах ярко определились характерные черты творческой деятельности Г. О. Винокура:              хорошая осведомленность в научной литературе,

самостоятельность мысли, тонкий литературный вкус и увлекательное изложение.

С 1930 года Г. О. Винокур начал свою педагогическую деятельность в высших учебных заведениях Москвы — в Московском городском педагогическом институте, в Московском институте истории, философии и литературы и в Московском университете. В течение семнадцати лет он читал различные курсы: общее языкознание, современный русский литературный язык, историческую грамматику русского языка, историю русского литературного языка, русскую стилистику, русскую диалектологию, старославянский язык, славянскую палеографию, специальные курсы по словообразованию, по языку пушкинской эпохи, по введению в изучение филологических наук.

С Академией наук СССР Г. О. Винокур, помимо участия в работах Диалектологической комиссии, был связан с 1933 года как член Пушкинской комиссии постоянным участием в работах по изданию собрания сочинений Пушкина. Сначала (с 1935 г .) он состоял старшим научным сотрудником Института русской литературы (Пушкинского дома) АН СССР, а затем (с 1938 г .) в Институте мировой литературы руководил работой по созданию картотеки для словаря

4

языка Пушкина. В 1941 году Г. О. Винокур был переведен в Институт языка и письменности АН СССР, где занимался в качестве одного из составителей и члена Главной редакции словарем русского языка (в одном томе), изданным позднее (в 1949 г .) под редакцией акад. С. П. Обнорского. После организации в составе Академии наук СССР Института русского языка Г. О. Винокур стал одним из его активных сотрудников и до самой смерти руководил работой по составлению словаря языка Пушкина.

С юных лет до конца своей жизни Григорий Осипович интенсивно и плодотворно занимался научно-исследовательской работой и много сделал для развития советского языкознания. Основательные знания в области русского языка во всем его объеме, свободное владение почти всеми славянскими языками, прекрасная осведомленность в мировой лингвистической науке, за успехами которой он неустанно следил, острое чувство языка, яркая даровитость ученого — исследователя языкового материала, широта научных интересов, самостоятельность и независимость мысли, любовь к труду и преданность избранной специальности — таковы основные черты творческой деятельности проф. Г. О. Винокура.

Занимался ли Григорий Осипович вопросами исторической грамматики русского языка или словообразованием в современной русской технической терминологии, изучал ли он стиль художественного произведения или историю русской орфографии, составлял ли он словарь современного русского языка или исследовал язык старых русских памятников — всюду он вносил свои свежие и оригинальные мысли, плодотворные наблюдения, свое живое слово. Яркая и содержательная личность ученого-языковеда сказывается в каждой его работе.

В центре лингвистических интересов Григория Осиповича всегда стояла история русского литературного языка и примыкающая к ней проблема изучения языка и стиля художественного произведения. Смело можно утверждать, что относящиеся сюда работы его принадлежат к числу лучших исследований, опубликованных в этой области советскими языковедами в течение последних двадцати пяти — тридцати лет.

Проф. Г. О. Винокур имел все данные для разработки актуальных и сложных вопросов в молодой лингвистической дисциплине — истории русского литературного языка, в особенности XIX века: он был хорошим знатоком и подлинным ценителем русской художественной литературы, внимательно следил за достижениями советской литературоведческой науки, свободно владел приемами тонкого текстологического анализа и, главное, владел острым чувством русского слова.

Заслугой Г. О. Винокура можно считать то, что он четко определил предмет и задачи изучения стилей литературного языка в их историческом развитии в отличие от изучения стиля художественного произведения, индивидуального стиля (языка) писателя.

5

Изучение стилей общелитературного языка он считает проблемой чисто лингвистической, вопросы же исследования стиля художественного произведения, равно как и языка и стиля писателя, он относит к числу проблем литературоведения.

Как известно, вопрос этот до сих пор не получил окончательного и общепринятого разрешения ни в программах, ни в учебниках, ни в специальных исследованиях по истории русского литературного языка. Поэтому мысли Григория Осиповича о разграничении вопросов лингвистической стилистики от вопросов изучения стилей художественных произведений и языка писателя сохраняют свою актуальность и в настоящее время.

Наиболее последовательно и полно свои мысли по этому вопросу Г. О. Винокур изложил в статье «О задачах истории языка» (1941).

Орфография письменных памятников, преимущественно древнейшего периода, изучалась историками русского языка почти исключительно с точки зрения интересов исторической фонетики. Таковы, например, известные работы А. А. Шахматова, Н. Н. Дурново, Л. Васильева.

Один из принципиально важных выводов из этих работ заключается в том, что не все орфографические различия, наблюдаемые в памятниках, свидетельствуют о соответствующих произносительных различиях, потому что бывают такие орфографические варианты, которые не имеют никакого звукового значения.

Из этого положения русские языковеды сделали общий вывод, что при изучении орфографии памятника прежде всего необходимо выяснить, какие написания свидетельствуют о фонетических явлениях, а какие носят чисто графический характер и потому не имеют значения для исторической фонетики.

Однако чисто орфографические различия, хотя бы они ничего не давали для разрешения задач исторической фонетики, заслуживают самостоятельного исторического изучения, так как и они представляют собой известное явление истории письменного языка и складываются в особого рода языковую традицию. На эту сторону дела обычно не обращалось должного внимания.

Заслугой Г. О. Винокура является то, что он наметил принципы изучения орфографии в ее собственном содержании как вполне независимый и самодовлеющий факт истории русской письменной речи (см. статью «Орфография как проблема истории языка»).

В соответствии со своими научными интересами Г. О. Винокур изучал орфографию XVIII и начала XIX века. См. его содержательные статьи «Орфографическая теория Тредиаковского» и «Орфография и язык Пушкина в академическом издании его сочинений».

Г. О. Винокур жил и творил в сложных противоречивых условиях роста советской науки о языке. Различные течения узкоформалистического и вульгарно-социологического характера в течение продолжительного времени господствовали в пашей филологической науке и, в частности, в нашем языкознании.

6

Однако Г. О. Винокур, рано интеллектуально созрев, не поддавался разным модным, но поверхностным направлениям и, оставаясь верным лучшим традициям московской лингвистической школы, стойко шел своим путем, путем подлинной науки.

Благодаря этому исследования его, написанные лет двадцать — двадцать пять тому назад, сохраняют свою свежесть и актуальность в наши дни.

Работы его отличаются не только высокой научной ценностью, но и художественностью изложения. Он прекрасно владел стилем научного рассуждения, имел особый дар в увлекательной форме говорить на самые узкие и специальные лингвистические темы.

Г. О. Винокур был предан науке всем своим существом, был полон горячей веры в свое дело, в свое призвание. За десять дней до смерти он набросал план будущей своей книги «Лекции по истории русского литературного языка». Книгу эту объемом в ... листов он хотел подготовить к печати в течение полутора лет, к концу 1948 года. Но неожиданная, ранняя смерть Г. О. Винокура лишила советских языковедов этого интересно задуманного руководства.

Однако самый проспект этой книги, которой не суждено было появиться на свет, представляет определенную научную ценность, так как в нем кратко сформулированы последние мысли большого ученого, в течение пятнадцати лет напряженно работавшего в области изучения истории русского литературного языка. Поэтому считаю необходимым привести этот конспект с некоторыми незначительными сокращениями.

История русского литературного языка — дисциплина очень молодая, а потому в ней еще много неисследованного. Очень неравномерно изучен сырой материал памятников русского литературного языка, нет единства во взглядах на самый предмет этой науки, которая называется историей этого языка. При теперешнем состоянии этой науки написать полную, систематическую историю русского литературного языка, которая хотя бы приближалась к идеалу, — вещь непосильная не только для отдельного специалиста, но даже для группы их. Но именно для того, чтобы такая задача в более или менее близком будущем стала бы посильной, необходимо сделать достоянием общества то, что накопилось и обобщалось по этому вопросу у отдельных исследователей, и чему может быть придан в известной мере цельный и законченный вид. Мои «Лекции» представляются мне одним из таких начинаний.

Разумеется, здесь речь идет о нуждах не самой по себе науки, а о тех ее нуждах, которые теснейшим образом связаны с задачами высшей школы. Называя свой труд «Лекциями», я тем самым подчеркиваю, что в моих собственных глазах эта книга первенствующим образом педагогического характера и не только по ее внутреннему назначению, но также и по изложению, чему я придаю особенно большое значение. Вместе с тем форма «Лекций», указывая на действительное происхождение книги, естественно подсказывается и невозможностью изложить все отделы курса с той равномерностью и одинаковой полнотой, к которой хотелось бы в дальнейшем приблизиться. Для примера хотя бы укажу, что безусловно невозможно представить сейчас с одинаковой полнотой в истории русского литературного языка отделы морфологии, с одной стороны, и синтаксиса — с другой.

Мои «Лекции» охватывают всю историю русского литературного языка с древнейших времен до наших дней. Сознаю смелость такого первого опыта построения курса, но считаю, что такая попытка непременно должна быть сделана, тем более что в этом же направлении идет и действующая программа (оговорюсь, что эту программу я считаю крайне несовершенной). Таким образом, весь курс делится на

7

отделы соответственно периодам, которых у меня семь: 1) древнейший, 2) позднесредневековый, 3) конец XVII — начало XVIII в., 4) вторая половина XVIII в. («ломоносовский»), 5) конец XVIII — начало XIX в. («карамзинско-пушкинский»), 6) XIX и начало XX в., 7) советский.

Предпосылаемый вводный отдел выясняет основные понятия, связанные с курсом, и трактует о методах изучения литературного языка и т. д.

Каждый отдел курса строится по одинаковому принципу I. Вводные замечания о языке эпохи II. Орфография. III. Фонетика IV. Морфология и синтаксис (или просто — «Грамматика»). V. Лексика. VI. Примерный анализ избранного текста. VII. Библиография.

Настоящий сборник работ Г. О. Винокура по русскому языкознанию, издаваемый через десять лет после его кончины, не может, естественно, охватить всех главнейших работ ученого. Такой, например, самостоятельный раздел его научных разысканий, как проблемы культуры языка (науки о технике речи, или иначе — лингвистической технологии), в разработку которых он внес так много принципиально нового, оригинального, творческого, по условиям места не мог быть совсем представлен в данном сборнике. И остальные разделы сборника могли бы быть показаны полнее и богаче.

Однако и то, что содержится в сборнике, дает достаточный материал для показа творческого метода и практических достижений одного из замечательных советских языковедов — Григория Осиповича Винокура.

С. Бархударов.

| >>
Источник: Г. О. ВИНОКУР. ИЗБРАННЫЕ РАБОТЫ ПО РУССКОМУ ЯЗЫКУ. Государственное учебно-педагогическое издательство Министерства просвещения РСФСР Москва —1959. 1959

Еще по теме Г. О. ВИНОКУР:

  1. В чем проблема равновесия?
  2. В
  3. 2.1. Продуктивные / непродуктивные, регулярные / нерегулярные,        уникальные аффиксы
  4. ИЗУЧЕНИЕ ЯЗЫКА ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ В СОВЕТСКУЮ ЭПОХУ
  5. ОБЩИЕ ПРОБЛЕМЫ И ЗАДАЧИ ИЗУЧЕНИЯ ЯЗЫКА РУССКОЙ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
  6. ЯЗЫК ХУДОЖЕСТВЕННОГО ПРОИЗВЕДЕНИ
  7. О ПРЕДМЕТЕ ИСТОРИИ РУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА
  8. Г. О. ВИНОКУР. ИЗБРАННЫЕ РАБОТЫ ПО РУССКОМУ ЯЗЫКУ. Государственное учебно-педагогическое издательство Министерства просвещения РСФСР Москва —1959, 1959
  9. Г. О. ВИНОКУР
  10. Введение
  11. § 2. Общие принципы подхода к языку в метапоэтических текстах футуризма.
  12. § 4. Восприятие и интерпретация языковых процессов послереволюционного периода в работах лингвистов-оппозиционеров 20-х годов ХХ века
  13. О СЛАВЯНИЗМАХ В СОВРЕМЕННОМ РУССКОМ ЛИТЕРАТУРНОМ ЯЗЫКЕ. (Винокур Г.О. Избранные работы по русскому языку. М., 1959)
  14. СПИСОК ИСТОЧНИКОВ ПОЭТИЧЕСКИХ ТЕКСТОВ:
  15. Про постановлення охотницького тисячного полку для примирення легковажних будників та винокурів381, що свавільно називаються козаками, безчестять старих козаків і творять в Україні всілякі посвари й образи.
  16. Про мужиків, будників та винокурів, які свавільно називають себе в Україні козаками і які чинять поміж народом усілякі лиха й пересвари і безчестять старих козаків. Щоб зібрати для присмиренця тих свавільців кінний компанійський, охітний, тисячний, платний полк.