<<
>>

Глава первая СЛАВЯНСКИЕ ЯЗЫКИ


Русский язык есть один из обширной группы славянских языков, на которых в общей сложности говорит около 200 миллионов человек. Из них немногим меньше половины пользуется языком русским. Все славянские языки, в зависимости от большей или меньшей степени близости между ними, делятся на три группы: западную, южную и восточную.
К западным славянским языкам относятся:              чешский,
словацкий, лужицкий (верхние лужичане в Саксонии, нижние — в Пруссии), польский, кашубский (в польском Поморье) и язык полабских славян, к концу XVII в. онемеченных, сохранившийся в нескольких памятниках письменности. К южным славянским языкам относятся: болгарский, сербо-хорватский и словинский. К восточным: русский, украинский и белорусский. При всех многочисленных различиях, которые наблюдаются между отдельными славянскими языками и внутри трех указанных их групп, грамматическая структура и словарный состав славянских языков обнаруживают такое глубокое сходство, что объяснить его нельзя иначе, как их общим происхождением из одного источника. На основании всей совокупности исторических данных ний, ни сложных доказательств. Это просто «книжка для чтения», содержащая рассказ профессионала о том, что должно представить интерес для всякого способного воспринимать Россию не только в ее исторических деяниях, но и в ее языке». Автор указывал далее: «Принятый характер изложения лишил меня возможности заниматься на страницах этой книжки собственно лингвистическим анализом. Его я заменяю непосредственной демонстрацией русского языка в разные эпохи его существования путем извлечений из памятников разного времени и разного содержания и назначения. Орфография в цитатах из древних текстов упрощена. Начиная с XIX в. тексты цитируются в современной орфографии». В настоящем издании «Русский язык» публикуется с некоторыми сокращениями, преимущественно в главе первой. Не помещена также глава двенадцатая.
11 албанским, персидским и идиш (он относится к германской группе), ирландским и русским нет почти ничего общего. Тем не менее, как с несомненностью доказывает прошлое каждого из этих языков, все они порознь не что иное, как каждый раз новое и самостоятельное продолжение одного и того же языкового начала изменившегося до неузнаваемости во всех этих отдельных случаях. Точно так же как все славянские языки имеют своим источником один язык, так называемый язык праславянский, все индоевропейские языки восходят к одному языку, так называемому праиндоевропейскому.
Ни тот, ни другой праязык как цельные организмы нам, разумеется, неизвестны и никогда не могут стать известны. Они не запечатлены ни в каких текстуальных памятниках, и об их строе и составе мы можем судить только путем сравнительно-исторического изучения тех индоевропейских языков, которые дошли до нас в каких-нибудь документах или продолжают употребляться и сейчас. Но так как разные индоевропейские языки и разные их группы известны нам с их древнейшем состоянии не на одинаковой ступени их исторического развития, то отдельные выводы из сравнительного изучения тех или иных особенностей их строя и состава хронологически сопоставлять очень трудно.
Поэтому мы имеем возможность
12
немецкого h, славянского и иранского s, литовского s, санскритского д, как например в словах, обозначающих число 100:              греческое              hekaton,
латинское centum (с первоначально в латинском означало звук k), немецкое hundert, русское сто, древнеиранское satdm, литовское simtas, санскритское gatam. Все это, несомненно, одно и то же слово, получившее разный вид в разных языках в разное время причем звуковое соответствие между этими разными видами данного слова закономерно, то есть повторяется в других случаях, например в словах, обозначающих число 10:              греческое deka, латинское decem, немецкое zehn (из более
древнего zehan), русское десять, древнеиранское dasa, литовское desimtas, санскритское daga и т. д. Однако как именно звучало это слово со значением «сто» или «десять» в индоевропейском праязыке, в точности установить нельзя, а главное, если бы это даже и было возможно, то все равно невозможно решить, соотносителен ли «первоначальный» вид данного слова с «первоначальными» словами, которые устанавливаются в других случаях.
Тем не менее самый факт генетической связи индоевропейских языков по группам и внутри групп остается вполне доказанным и несомненным. Славянские языки в целом — это типичные индоевропейские языки...
Тем не менее есть некоторые своеобразные черты, выделяющие славянские языки в целом в ряду прочих индоевропейских языков. В области звуков речи сюда относятся в особенности два явления. Во- первых, строгое и систематически проведенное противопоставление передних и непередних гласных, то есть умягчающих и неумягчающих предшествующие им согласные звуки. Во-вторых, устранение исконных закрытых слогов, то есть слогов, кончающихся согласным звуком, и позднейшее развитие новых закрытых слогов на другой основе.
Противопоставление передних и непередних гласных в особенности ярко сказалось на судьбе заднеязычных согласных г, к, х.
13 русском ж и ш отвердели значительно позднее). Этим объясняются в современном русском языке чередования г—ж, к — ч, х — ш в таких случаях, как нога—ножище, пеку—печень, мох —мшистый и т. п. Позднее, но также еще до эпохи распространения письменности, те же звуки г, к, х в положении перед передними гласными нового происхождения (из дифтонга oi) изменились соответственно в свистящие з, ц, с. Этим объясняются характерные для древнерусского языка чередования г— з, к—ц, х—с, как например нога — нозп, рука — руцп, грпхъ — гртси (позднее эти чередования в русском устранены); ср. и современное русское: цена, которому соответствует литовское kaina с тем же значением. Важным следствием противопоставления двух типов гласных явилось и то различие между парными твердыми и мягкими согласными, как например в словах: дань — день, волка — вилка и т. д., которое до сих пор хорошо сохраняется в русском и польском языках и так затрудняет усвоение русского и польского произношения для представителей германского или романского языкового мира.
Устранение исконных закрытых слогов выразилось в том, что первоначально слог во всех славянских языках мог заканчиваться только гласным звуком. Следовательно, не могло быть также ни одного слова, которое кончалось бы согласным звуком. В современных славянских языках дело обстоит уже не так, но сравнительно редкие скопления согласных звуков в них, а также и то обстоятельство, что граница между минимумами произносительной силы двух соседних слогов внутри слова приходится в славянских языках обычно после гласного, например сестра, вну-три, а не сес-тра, внут-ри и т. д. есть след былого отсутствия закрытых слогов во всех языках славянской группы. Этим же, как его называют, законом открытых слогов объясняется целый ряд своеобразных соответствий между славянскими языками и прочими индоевропейскими, а также и соответствий внутри самой славянской языковой группы, о чем скажем несколько погодя.
В области грамматической славянские языки до сих пор сохраняют многие особенности утраченные в других индоевропейских языках. Так, почти во всех славянских языках (исключением здесь является болгарский) сохраняется древняя структура склонения имен. Из восьми индоевропейских падежей всеми славянскими языками утрачен только один так называемый отложительный (ablativus) функции которого перешли к родительному. В современном русском языке нет также звательного падежа но он утрачен сравнительно поздно, а в большей винском и лужицком языках, да и то в полуразрушенном состоянии. Оригинальная черта славянских языков заключается в том, что большинство из них развило в формах склонения категории лица и нелица, или одушевленности и неодушевленности. Это выражается в том, что в известных условиях исконная форма винительного падежа заменяется иной, совпадающей с формой родительного (купить вола вместо древнего купити волъ). Другая оригинальная черта славянской грамматики, общая у славянских языков с языками балтийскими, — развитие класса так называемых сложных прилагательных (добрый, -ая, -ое) путем присоединения местоименного элемента к более древнему классу именных прилагательных (добръ, -а, -о). Этот параллелизм форм прилагательных послужил основой для своеобразной дифференциации их синтаксического употребления, в силу которой в современном русском литературном языке именные формы употребляются лишь в роли сказуемого, а сложные — как в роли определения, так и в роли сказуемого (ср., с одной стороны, отец добр, а с другой — добрый отец и отец добрый). В большинстве современных славянских языков старые именные формы прилагательных уже вышли или выходят полностью из употребления. Много новообразований содержится и в формах славянского глагола. Помимо отдельных форм спряжения, это в особенности касается образования глагольных основ с парными видовыми значениями при помощи приставок и суффиксов (писать — подписать — подписывать, забыть — забывать и т. д.). В синтаксическом отношении упомянем употребление родительного при отрицании вместо винительного (найти книгу — не найти книги), развитие так называемого творительного предикативного (быть воином), отсутствие связки в формах настоящего времени (он был студент — он студент).
части славянских языков сохраняется до сих пор Зато двойственное число, хорошо известное по древним памятникам славянской речи, сейчас известно лишь в сло-
Наконец, и в своем словарном составе славянские языки имеют некоторые своеобразные черты, выделяющие их в кругу прочих индоевропейских языков. Лексический состав индоевропейских языков отличается крайней пестротой, и почти в каждом из них можно указать целые пласты слов неиндоевропейского происхождения... Интересно,
что в словарном составе славянских языков находят относительно малое число слов, которые можно было бы отнести к заимствованиям древнейших эпох из неиндоевропейских языков или к какому-нибудь неиндоевропейскому субстрату. В целом основные группы древнейших общеславянских культурных терминов представляют собой воспроизведение общего индоевропейского фонда. Сюда относятся, например,              названия              важнейших              степеней
родства: мать, дочь, сестра, сноха,деверь и т. д., наименования различных технических процессов: писать (первоначально означало:              чертить,
красить), тесать, шить, вить, печь,              наименования жилищ и
селений: дом, двор и              др., наименования различных видов
скота: овца, свинья и т. д. Но есть и некоторые специфические славянские слова менее ясного происхождения. Так, ни в одном из славянских языков нет индоевропейских названий лошади и собаки,
15
а общеславянские обозначения этих животных: конь (или комонь) и пес — не имеют соответствий в других индоевропейских языках. Интересно, что русский язык как раз для этих же двух животных употребляет особые, не известные у других славян, названия лошадь и собака, оба заимствованные в более позднее время с востока. Специфически славянскими словами считают также слова вол, поле, племя, староста и ряд других.
Таковы в общих чертах отличительные особенности, принадлежащие славянским языкам как известному целому. Но, как было сказано, ко времени появления славянской письменности, во второй половине IX в., славянские языки были уже заметно дифференцированы. Нет сомнения, что и русский язык к этому времени обладал уже некоторыми своими важнейшими чертами, отличающими его от других славянских языков. Эти специфические свойства русской речи, возникшие еще в доисторический период, легче всего улавливаются в области фонетики. Основные явления этого рода следующие:
  1. Первоначальные сочетания tj, dj в отличие от других славянских языков в русском заменились звуками ч и ж соответственно. В польском вместо tj, dj, находим с^, в чешском — с, z, в сербском — 5, h, в болгарском шт, жд. Например, русское свеча, сажа (ср. свет-ить, сад-ить), польское swieca, sadza,              чешское              svice, saze,              сербскоесвщеНа, сака,

болгарское — свтшта, сажде.              Так же,              как tj,              изменилось сочетание kt перед передними гласными, например русское печь (из пекти, ср. пеку), польскоеріес, сербское пеНи и т. д.
  1. Сочетания: гласный и плавный согласный между двумя согласными по формуле tort, tolt, tert, telt, где t есть символ любого согласного, вследствие упоминавшегося тяготения к открытым слогам, заменились в русском сочетаниями torot, tolot, teret— это так называемое русское «полногласие». В прочих славянских языках уничтожение закрытого слога в данных сочетаниях происходило иначе. В болгарском, сербском и чешском              вместо              названных              сочетаний

находим trat, tlat, tret,tlet (с ё долгим), в польском trot, tlot, tret, tlet и т. д. Так, например, литовскому gardas (плетень) соответствуют русское город, болгарское и              сербское град,              чешское hrad,              польское grod;
литовскому galva соответствуют              русское голова,              болгарское и
сербское глава, чешское hlava, польское glowa и т. д.
  1. По-видимому, незадолго до появления письменности у славян русский язык утратил носовые гласные о, е, существовавшие в известную пору у всех славян, а сейчас сохраняющиеся только в польском и в некоторых говорах Македонии. В русском языке вместо оносового находим у, вместо е носового — а, перед которым мягкий согласный или j (на письме — я). Так, польскому zqb (знак q обозначает о носовое) соответствует русское зуб, польскому pi§c — русское пять и т. д.

Три упомянутые приметы вместе с рядом других, менее значительных, являются у русского языка общими с украинским и белорусским языками. Иными словами — это общие восточнославян-
16
ские приметы, возникшие во всех живых восточнославянских говорах еще до того, как появилась славянская письменность.
Не раз задавался вопрос, какое место занимают восточнославянские языки в целом в отношении двух других основных славянских языковых групп. Чаще на этот вопрос отвечали, что восточнославянские языки генетически ближе к южным, чем к западным славянским языкам. Такое мнение основывается преимущественно на двух явлениях, развившихся в дописьменный период как на юге, так и на востоке славянского языкового мира, но неизвестных на западе. Во-первых, на востоке и на

юге звуки г, к изменялись в з, ц и тогда, когда они были отделены от последующего гласного переднего ряда, возникшего из oi (это был гласный № в данном случае), согласным звуком в, например русское звезда, сербское зви)езда, но польское gwiazda, чешское hvezda; русское цвет, сербское цви)ет, но польское kwiat, чешское kvet. Во-вторых, первоначальные группы согласных tl, dl, сохранившиеся на западе, упростились на юге и на востоке в одно l, например русское плету — плела (из «плетла»),веду — вела(из «ведла»), сербское плела, вела, но польское pliotla, wiodla. Однако этим общим южно-восточным явлениям можно противопоставить и некоторые западно-восточные, то есть такие, которые совместно отличают западные и восточные славянские языки от южных. Важнейшее из них — изменение исконных сочетаний or, оіперед согласным в начале слова в западных и восточных славянских языках в га, ^при одних условиях и в го, lo при других, в то время как на юге на месте этих сочетаний всегда находим только га, la. Ср., например, русское локоть, польское lokiec, но сербское лакат; русское ровный, польское rowny,              но              сербское              равна (русскоеравный есть
церковнославянизм). Следовательно, языки восточных славян имеют точки ближайшего соприкосновения с южнославянскими языками в одних случаях, и с западнославянскими — в других, а в целом внутренние генетические отношения между разными группами славянских языков сложнее различных попыток уложить их в простую и однозначную схему.
<< | >>
Источник: Г. О. ВИНОКУР. ИЗБРАННЫЕ РАБОТЫ ПО РУССКОМУ ЯЗЫКУ. Государственное учебно-педагогическое издательство Министерства просвещения РСФСР Москва —1959. 1959
Помощь с написанием учебных работ

Еще по теме Глава первая СЛАВЯНСКИЕ ЯЗЫКИ:

  1. Глава IIIМЕНТАЛИТЕТ И ЯЗЫК
  2. Глава 3. Европа и славянский мир
  3. Глава 4. Россия и славянский мир
  4. Глава первая ВАЖНЫЙ ИНСТРУМЕНТ РЕВАНШИСТСКОЙ ПОЛИТИКИ
  5. Глава первая Русский язык и русскоязычное образование в царской России и в СССР: страницы истории
  6. Синтетические языки индоевропейского происхождения
  7. ОТЕЧЕСТВЕННЫЕ ФИЛОЛОГИ О СТАРОСЛАВЯНСКОМ И ДРЕВНЕРУССКОМ ЛИТЕРАТУРНОМ ЯЗЫКЕ
  8. Глава первая СЛАВЯНСКИЕ ЯЗЫКИ
  9. Глава третья ПРОИСХОЖДЕНИЕ РУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА
  10. Глава четвертая ПАМЯТНИКИ ИСТОРИИ РУССКОГО ЯЗЫКА
  11. Глава восьмая ЗАРОЖДЕНИЕ ОБЩЕРУССКОГО НАЦИОНАЛЬНОГО ЯЗЫКА
  12. О ЗАДАЧАХ ИСТОРИИ ЯЗЫКА*
  13. Глава первая