<<
>>

ВОПРОСЫ ТИПОЛОГИИ ТЕКСТОВ И РАЗВИТИЯ РУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА В ПОСЛЕПУШКИНСКОЕ ВРЕМЯ

Вынесенные в заглавие вопросы многочисленны и сложны. Рассмотреть их все в полном объеме в кратком докладе невозможно. Остановлюсь лишь на некоторых подходах к типологии литературных текстов и в связи с этим на вопросах так называемой «перегруппировки стилевой системы» русского литературного языка в середине и второй половине XIX в.

В.              В. Одинцов в своем талантливом исследовании «Стилистика текста» справедливо заметил, что «функциональная стилистика не знает, что делать с обычными текстами, видя в них смесь разных стилей»[121]. Действительно, так называемые функциональные стили выделяются не столько на основе типологии «обычных», т. е. реально существующих во всей своей сложности и всем своем многообразии текстов, сколько в результате построения абстрактных схем языкового выражения, соотнесенных с определенными сферами коммуникации. Однако существуют (и уже существовали в середине XIX в.) типы текстов, которые не укладываются в рамки традиционно выделяемых функциональных стилей. «„Художественные41 жанры публицистики (очерк, фельетон и т. п.), судебное красноречие и научно-популярная литера- тура — это то, что подрывает самые основы функциональной стилистики, разрушает логическую стройность и убедительность классификации стилей»[122]. Стремление приблизиться к языковой реальности заставляет исследователей искать пути типологии текстов на собственно лингвистической основе. Предлагая общую характеристику структуры текста, В. В. Одинцов исходит из соотношения «рациональное — эмоциональное». В соответствии с этим выделяются структуры рационально-логические и эмоционально-риторические. «Таким образом, в структуре текстов обнаруживаются два основных композиционно- отилистических типа изложения, подачи содержания: научно-деловой, информационно-логический, с одной стороны, и беллетризован- ный, экспрессивный — с другой»[123].

Само по себе деление литературных текстов на два главных типа просматривается довольно ва метни даже на интуитивном уровне.

К одному типу относятся тексты деловые и научные, к другому — художественные и публицистические. Но композиционная организация этих типов текста пока достаточно полно и определенно не описана. В интересной концепции В. В. Одинцова остается непроясненным понятие «структур». По каким именно лингвистическим параметрам одни из них являются рационально-логическими, а другие — эмоционально-риторическими? Для постановки вопроса о типологии текстов очень важно четкое различение уровней лингвистических исследований — уровня языковых единиц и уровня текста[124].

«Собственно, — пишет М. Н. Кожина, — сущность любого текстового анализа заключается кс- в описании языковой системы (ото сфера традиционной лингвистики), а в выявлении закономерностей фун кционирования языка в процессе общения в конкретном высказывании (тексте) или группе последних»2. В этой связи не лишним будет еще раз обратить внимание на то, что исследования на уровне текста вовсе не предполагают отказа от наблюдений за языковыми единицами вообще. Суть в том, что на уровне языковых единиц изучаются языковые единицы, «выведенные» из текстов, абстрагированные от них, а на уровне текста изучается лингвистическая организация текста, но поскольку текст организован из языковых единиц, рассматриваются и языковые единицы, однако уже не «выведенные» из текста, а именно как слагаемые, как компоненты текста, выстроенные в словесные ряды.

В русской и советской филологической традиции приемы и прип- 1 пшы лингвистических разысканий на^уровне текста вырабатывались первоначально преимущественно на материале текстов художественных («языка художественных произведений», «языка художественной литературы»). В этой области сложилось представление, что вся специфика этого рода разысканий заключается в том, что исследуется художественный текст. Между тем гораздо большее значение имело и имеет то обстоятельство, что в исследованиях языка художественной литературы вырабатывались принципы и приемы лингвистического анализа текста любого типа на филологической (а не абстрактно-струк- 1 урной, как в «лингвистике текста») основе.

Многие наблюдения и обобщения, полученные в результате изучения языка конкретных художественных произведений, вполне справедливы по отношению ко всем вообще литературным текстам.

Главным признаком текста является внутреннее композиционно- смысловое единство. Поэтому специфика присущей тексту организации и динамики языковых единиц, т. е. специфика его лингвистической композиции, является наиболее общим качеством текста, отличающим его в плане выражения от других текстов или, наоборот, сближающим с другими текстами. Особенности лингвистической композиции очень важны для типологии текстов, являющейся основой вы явления и систематизации разновидностей языка.

Лингвистический аспект композиции литературного текста привлекал пристальное внимание В. В. Виноградова на всем протяжении его научной деятельности. Постоянное внимание к этой проблеме логически вытекает из филологической концепции ученого, в которой понятие литературного языка теснейшим образом связано с его конкретными воплощениями в реально существующих текстах. Какой бы путь лингвистического анализа литературного текста ни избирался, он, по мысли В. В. Виноградова, не должен обходить «проблемы композиции как системы динамического развертывания словесных рядов в сложном единстве целого»1. Понятие словесного ряда, которым постоянно оперирует В. В. Виноградов, не привлекло к себе внимания лингвистов. К сожалению, не пользуется этим понятием и В. В. Одинцов. А между тем в концепции В. В. Виноградова словесный ряд — важнейшая категория языкового употребления, главный компонент лингвистической «композиции текста. Словесные ряды, движение, чередование и развертывание которых образует композиционную структуру текста, понимаются ученым очень широко. Это не только собственно словарные, лексические ряды, но и ряды всех других языковых единиц и единств, т. е. ряды, которые могут вместиться в слова или составиться из слов. Конкретное лингвистическое наполнение понятия «словесный ряд» не может быть во всех случаях одинаковым, а тем более априорно заданным, Оно зависит как от типа исследуемого текста, так и от путей и задач исследования.

Если ставится задача исследовать текст в аспекте его соотнесенности с различными сферами языковой коммуникации, то могут выделяться такие словесные ряды, как «официально-деловой», «публицистический», «разговорный» и т. п. (Здесь надо заметить, что когда в функциональной стилистике говорится о «смеси разных стилей» в проделах какого-либо конкретного текста, то фактически дело идет не о «стилях» и не об их «смешении», а о словесных рядах и их композиционной организации.) Если же ставится задача исследовать текст с точки зрения применяемых приемов языковой выразительности и изобразительности, то развертывание словесных рядов может предстать в ином качестве — как смена и чередование звуковых, лексико-семантических и грамматических компонентов текста в плане параллелизма, повторяемости, противоположения и т. п.

Словесный ряд надо отличать от контекста («правого и левого окружения» интересующей нас языковой единицы). Контекст представ - ляст собой непрерывную цепь языковых единиц, В словесном ряду язы - ковые единицы не обязательно контактно следуют друг за другом. Они могут быть разделены другими единицами, могут находиться в различных отрезках текста, могут концентрироваться, могут, наоборот, рассредоточиваться. В словесный ряд языковые единицы объединяются не контактной, линейной близостью, а определенной общей функцией в лингвистической композиции текста. В самом общем плане словесный ряд можно определить как последовательность (не обязательно непрерывную) представленных в тексте языковых единиц разных ярусов, объединенных композиционными функциями и соотнесенностью с определенной сферой языковой коммуникации или определенным приемом языкового выражения.

Тексты могут быть типизированы как по количеству и качеству (т. е. по составу), так и по характеру взаимодействия и развертывания словесных рядов. Такая типология текстов возможна, крнечно, только на основе специального углубленного изучения обширного фактического материала, которое пока еще не начато. Это дело будущего. Но начинать когда-то и с чего-то надо. Поэтому даже самые беглые и предварительные замечания о словесных рядах в связи с процессами развития русского литературного языка могут быть небесполезными1

Композиция литературного текста как система динамического развертывания словесных рядов — категория, находящаяся в прямой зависимости от специфики соотношения плана содержания и плана выражения в тексте, от принципов и приемов словесного отображения и изображения действительности, которые, разумеется, не остаются неизменными і? процессе исторического развития. Таким образом, вопрос о словесных рядах имеет четки выраженный исторический аспект

: См. [Ьригков А. И. Компогмщкл лудпжлетвенного гс кета лак объект лтк вчотичрского исследования

Как известно, В. В. Виноградов считал, что в послепушкннское время происходит «резкий сдвиг в системе русского литературного языка»[125]. По мнению ученого, «с половины XIX в. понятие «литературности языка» отделяется от понятия «художественности выражения». Развитие жанров беллетристики, публицистики, научно-популярной статьи и трактата выдвинуло на первый план проблему газетно-публицистического и научно-популярного языка»[126].

Общая оценка развития русского литературного языка во второй половине XIX в., данная В. В. Виноградовым, получила широкое распространение. В курсах истории русского литературного языка обычно излагается концепция, согласно которой язык художественной литературы в этот период утрачивает ведущую роль в системе разновидностей русского литературного языка. Но эта концепция основана главным образом на учете экстралингвистических факторов, ей пока не хватает собственно лингвистических доказательств, опирающихся на специальное изучение достаточно внушительного корпуса литературных текстов разных типов. Нельзя не заметить, что наряду с жанрами, отмеченными В. В. Виноградовым как ведущие, во второй половине XIX в. выступает и судебное красноречие. Таким образом, на первый план выдвигается как раз то, что, по справедливому мнению В. В. Одинцова, «подрывает самые основы функциональной стилистики, разрушает логическую стройность и убедительность классификации стилей». В связи с этим возникают сомнения в точности самой постановки вопроса о «передвижениях в стилевой системе русского литературного языка во второй половине XIX в.». Вопрос этот оказывается связанным в большей степени со сферой абстрактных «идеальных моделей», чем с реальной языковой действительностью. Наглядно во второй половине XIX в. можно наблюдать умножение, обогащение и сложное взаимодействие словесных рядов в текстах различных типов. Как наиболее сложно организованный и богатый по составу словесных рядов тип текста выступает художественный прозаический текст. Наша классическая реалистическая литература глубоко и разносторонне отражала русскую действительность в самых разнообразных ее проявлениях. В прозаических художественных текстах не только отражались и концентрировались все явления, характерные для развития литературного языка нового времени, но и происходили процессы, активно влиявшие на развитие литературного языка. Общественный авторитет художественной литературы был очень велик, и поэтому очень велика была роль ее языка в распространении и закреплении «в общем литературном употреблении» многих фактов языкового развития.

В связи с широким использованием в языке художественной литературы словесных рядов, соотнесенных с научной и общественно-политической сферами, можно говорить о том, что тезис В. В. Виноградова о росте значения научного и публицистического стилей отражает не только развитие именно этих стилей как таковых, их структурное обогащение и расширение общественных функций, но и умножение и усложнение словесных рядов языка художественной литературы в силу расширения ее тематики и проблематики, с одной стороны, и дальнейшего совершенствования приемов языкового выражения — с другой.

Например, вступительная часть рассказа Герцена «Трагедия за стаканом грога» характеризуется композиционной активностью «научно-философского» словесного ряда: «Очерки, силуэты, берега беспрерывно возникают и теряются, — вплетаясь своей тенью и своим светом, своей ниткой в общую ткань движущейся с нами картины.

Этот мимо идущий мир, это проходящее, все идет и все не проходит — а остается чем-то всегдашним. Мимо идет, видно, вечное — оттого оно и не проходит. Оно так и отражается в человеке. В отвлеченной мысли — нормы и законы; в жизни — мерцание едва уловимых частностей и пропадающих форм.

По в каждой задержанной пылинке несущегося вихря те же моти-gt; вы, те же силы, как в землетрясениях и переворотах, — и буря в стакане воды, над которой столько смеялись, вовсе не так далека от бури на море, как кажется».

В языковой структуре рассказа Герцена «Скуки ради» существенная композиционная роль принадлежит «газетно-публицистическому» словесному ряду. Причем этот ряд переплетается с рядом разговорным, представленным как лексико-фразеологическими компонентами, так и синтаксическими моделями: «После каждых выборов победители и побежденные ходят татуированные, как ирокезы; у кого синий глаз, у кого ссадина на лбу, у кого нос отделан под грушу. Столько мышечного усердия и фонарей ни одна страна не приносит на алтарь отечества — как цивическая весь Кальвина.

Нигде в мире не занимаются с такой рьяностью и так часто выборами, как в Женеве; месяцы прежде — только об них и говорят, месяцы после — только об них и спорят. Отчасти это происходит от чрезвычайной важности, которую женевцы им придают. Консерваторы и радикалы, не согласные ни в чем, согласны в огромном значении Женевы и всемирном хозяйстве и развитии. Для одних это Рим «чищенного протестантизма», для других — исправляющий должность Парижа во время его тяжкой умственной болезни и ГОрЬКОР! доли».

Характерно, что разного рода «нехудожественные» словесные ряды широко использовались не только в языке художественной прозы, но и в языке поэзии, которая вслед за прозой обращалась нередко к предметам, ранее для нее несвойственным. Можно привести множество примеров этого явления. Ограничимся двумя маленькими отрывками из второй части «Современников» Некрасова;

Производитель работ Акционерной компании,

Сдавший недавно отчет В общем годичном собрании В группе директоров Шкурин сидит

Дрогнула грубая сила «кустарная»,

Как из-под ног ее почва ушла ...

Мысль эта, смею сказать, Лучезарная,

Наши доходы спасла.

Плод этой меры в графе дивиденда Акционеры найдут:

На сорок три с Головиной процента Разом понизился труд!...

Хотя словесные ряды, включающие в свой состав общественно-политическую, торгово-промышленную, финансовую, научную лексику и фразеологию, развивались первоначально в «своих» сферах коммуникации, их широкому и быстрому распространению значительно способствовала художественная литература. Выступая как наиболее богатый но составу и наиболее сложный по композиции словесных рядов тип текста, художественный текст является как бы средоточием характерных процессов развития русского литературного языка в середине и второй половине XIX в.

<< | >>
Источник: Горшков Л.И.. Сборник статей, расширяющих и углубляющих сведения по ряду актуальных и дискуссионных вопросов истории и теории русского литературного языка. — М., Издаїсльсіво Литературного института,2007.— 192 с.. 2007

Еще по теме ВОПРОСЫ ТИПОЛОГИИ ТЕКСТОВ И РАЗВИТИЯ РУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА В ПОСЛЕПУШКИНСКОЕ ВРЕМЯ:

  1. Натуральная школа и проза начала 1850 х гг.
  2. ВОПРОСЫ ТИПОЛОГИИ ТЕКСТОВ И РАЗВИТИЯ РУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА В ПОСЛЕПУШКИНСКОЕ ВРЕМЯ