<<
>>

§ 27. Парадигматика морфологической категории времени

Представления о времени, выражаемые в морфологической системе личных (спрягаемых) глагольных форм, ориентированы на говорящего и момент речи, т. е. имеют дейктический[40] характер.

Парадигма вре­менных форм глагола (действительного залога) выражает корреляцию трех значений: настоящего, прошедшего и будущего, выражающих одно­временность (поздравляет), предшествование (поздравлял, поздравил) и следование (поздравит, будет поздравлять) действий по отношению к грамматической точке отсчета – моменту речи. В син­тагматике точкой отсчета может служить не только момент речи, но и любой другой временной момент, к нему приравниваемый (подробнее об этом см. в следующем параграфе).

Значения прошедшего, настоящего и будущего времени реализуется в пяти противопоставленных видо-временных формах. Асимметричная пя-тичленная парадигма спрягаемых видо-временных форм отражает тесное взаимодействие вида и времени: глаголы НСВ имеют все три временные формы (поздравлял — поздравляет – будет поздравлять), глаголы СВ -лишь две: формы прошедшего и будущего времени (поздравил – поздра­вит). От вида зависит также сама форма будущего времени – у глаголов СВ она синтетическая (простое будущее: поздравит), у глаголов НСВ аналитическая (составное будущее: будет поздравлять)[41]. Асимметрия соотношения временных планов и видовых форм создается за счет несо­вместимости семантики глаголов СВ со значением актуального процесса, одновременного с моментом речи или каким-то другим действием. Со­вершенный вид фокусирует внимание говорящего на одном из пределов (моментов, границ) действия, как правило, конечном или начальном, иск­лючая тем самым возможность представления действия в процессе протекания. Такая фокусировка предполагает ретроспективную или проспек­тивную точку отсчета по отношению к самому действию, поэтому глаго­лы СВ несовместимы со значением актуального процесса, одновременно­го моменту речи.

НСВ, не актуализируя предела или пределов действия, не препятствует представлению действия как синхронного с точкой отсчета, процессного (см. § 15).

Асимметричная система времен характеризует именно парадигмати­ку, так как в высказывании форма простого будущего СВ в определен­ных типах контекста может обозначать действие, отнесенное не к буду­щему времени, а к широкому плану настоящего неактуального, т. е. обозначать действия типичные, повторяющиеся (подробнее см. ниже). Например: Он такой: вспылит, скажет что-нибудь грубое, а по­том раскаивается и жалеет. Семантическая двойственность форм типа скажет в лингвистике трактуется по-разному. В «Русской грамматике» (1980) презентные формы глаголов СВ рассматриваются как формы совершенного будущего, азначения неактуального настоящего – как периферийное значение этих форм. «Хотя возможность выявления этого значения зависит от контекста, существенную роль при этом играет сама форма, по типу своего образования являющаяся формой наст. вр. Роль контекста заключается в том, что он обусловливает возможность реализации того значения, которое заложено (как побочное, периферий­ное) в самой форме наряду с ее основным значением» [РГ-80: 627].

В книге В. В. Виноградова «Русский язык» применительно к форме типа скажет используется термин настоящее-будущее время, который обозначает, что презентная форма (форма, образованная по типу форм настоящего времени) выражает прежде всего значение будущего времени, но в особых условиях может иметь значение и неактуального настоящего [Виноградов 1972: 451-456][42]. По мнению В. В. Виноградова, в видо-временной системе личных форм русского глагола выражено мор­фологически подчеркнутое противопоставление форм прошедшего вре­мени и форм настоящего и будущего времени [Виноградов 1972: 443] – прежде всего в способе образования временных форм, а также в реализа­ции категорий лица (для форм настоящего и будущего времени) и рода (для форм прошедшего времени единственного числа).

В первых славянских грамматиках, в том числе в грамматиках Лаврен­тия Зизания и Мелетия Смотрицкого, формы, образованные от разных (простых и приставочных) основ, таких, как чита-/ прочита-, въстава-/ въста-, трактуются как временные формы одного глагола.

В этом прояв­ляется античная традиция в описании темпоральных систем, в частности древнегреческого глагола, в системе которого имелась тенденция к обра­зованию временных форм от разных глагольных основ [Кузнецов 1966; Перельмутер 1977: 35-37]. Такой подход к описанию видо-временной сис­темы сохраняется вплоть до М. В. Ломоносова, в грамматике которого (изданной в 1757 г.) утверждается, что «будущее совершенное» образует­ся при помощи префиксации от «настоящего»; при этом отмечается также факт «заимствования» форм одного глагола у другого глагола, например, простой глагол несовершенного вида «заимствует» прошедшее совершен­ное у приставочного глагола [Ломоносов 1952]. По сути дела о таком «за­имствовании» в известном смысле можно было бы говорить и примени­тельно к современному русскому языку, в котором формы настоящего (актуального) и простого будущего времени образуются от разных глаго­лов (несовершенного и совершенного видов). Среди славянских языков наибольшая независимость категорий вида и времени характеризует бол­гарский язык, где категория вида получила развитие при сохранении мно­гочленной временной системы. «Оппозиция аорист : имперфект, как и оп­позиция перфект (в широком смысле): неперфект, нисколько не контами-нируется здесь с оппозицией СВ : НСВ» [Маслов 1984: 91]; независимость вида и времени проявляется также в одинаковом способе образования форм будущего времени от глаголов обоих видов (ще правя / ще направя – буду делать / сделаю).

В страдательном залоге система времен несколько иная. Возвратные формы НСВ также имеют три времени (дом строился, строится, будет строиться), различия касаются аналитических форм страдательного за­лога глаголов СВ, у которых одна форма будущего (Дом будет постро­ен) и две формы прошедшего времени: со связкой был (Дом был постро­ен) и с нулевой связкой (Дом построен) – по значению это форма про­шедшего времени, хотя нулевую связку здесь иногда трактуют как пока­затель настоящего времени [Панин 1988]. Признак времени имеют также причастные формы глагола. У причастий временная оппозиция двучлен­на (настоящее – прошедшее), но также асимметрична: причастия прошед­шего времени образуются от глаголов обоих видов (читавший, прочи­тавший, читан(н)ая, прочитанная), причастия настоящего времени – лишь от глаголов НСВ (читающий, читаемая). В русском языке нет при­частий будущего времени: глаголы совершенного вида не дают соответ­ствующих презентных образований, которые по аналогии с личными презентными формами глаголов СВ могли бы иметь значение будущего време­ни. Но в литературных произведениях (преимущественно XIX в.) встреча­ются причастные образования от глаголов СВ «для обозначения действия как признака, проявление которого относится к будущему. ...При этих сло­вах Калиновичу невольно вспомнилась Настенька, обреченная жить в глуши и во всю жизнь, может быть, неувидящая ни балов, ни театров (Пи­семский, Тысяча душ, ч. 3, 1)» [Грамматика русского языка 1960: 506]. Та­кие формы академические грамматики русского языка считают единичны­ми и ненормативными. Тем не менее на рубеже XX и XXI вв. отмечается активизация образования действительных причастий настоящего времени от глаголов СВ (типа В этом регионе много вот-вот закроющихся шахт) в текстах Интернета, в радио- и телепередачах [Гловинская 2007: 180].

<< | >>
Источник: Петрухина Е.В.. Русский глагол: категории вида и времени (в контексте современных лингвистических исследований). Учеб­ное пособие. – М,2009. – 208 с.. 2009

Еще по теме § 27. Парадигматика морфологической категории времени:

  1. Глагол
  2. ВОЗМОЖНЫЕ ТЕМЫ РЕФЕРАТОВ
  3. СОВРЕМЕННЫЙ РУССКИЙ ЯЗЫК*
  4. Ответственность позиции и целостность теории.
  5. Источники, аспекты, основные результаты и перспективы когнитивного осмысления истории изучения глаголов речи
  6. СИНТАКСИС. ВВЕДЕНИЕ
  7. 12. Слово как элемент части речи (морфологическая единица). Морфологическая категория. Парадигма. Система частей речи современного русского языка.
  8. РАЗДЕЛ I ПОНЯТИЯ ОБЩИЕ
  9. ТРУДЫ томской ДИАЛЕКТОЛОГИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ
  10. Основные понятия и термины лексикологии
  11. Содержание
  12. § 12. Грамматический статус вида
  13. § 27. Парадигматика морфологической категории времени
  14. ИЗ ИСТОРИИ ИЗУЧЕНИЯ РУССКОЙ ФОНЕТИКИ
  15. А
  16. п
  17. Эйнар Хауген НАПРАВЛЕНИЯ В СОВРЕМЕННОМ ЯЗЫКОЗНАНИИ