<<
>>

§ 26. Выводы и основные результаты изучения категории вида

Статус и организация категории глагольного вида[39]. Вид в рус­ском языке является морфологической категорией особого типа: это деривационная классифицирующая морфологическая категория, в которой реализуется противопоставление глагольных лексем СВ и НСВ.

Для данной категории характерна оппозиция однокоренных глаголов СВ и НСВ, находящихся в отношениях словообразовательной производно-сти, при этом словообразовательные процессы префиксации и суффикса­ции глаголов имеют грамматические последствия: сопровождаются перфективацией и имперфективацией, в результате которых меняется вид глагола, его сочетаемость и парадигма форм. Вид охваты­вает все глагольные лексемы и формы (как личные, так и неличные). Принадлежность к одному из видов – обязательная характеристи­ка глагола; двувидовые глаголы также реализуют дифференциацию видовых значений при употреблении, а кроме того, активно включа­ются в процессы перфективации и имперфективации.

Изменение вида при глагольной деривации может происходить 1) при неизменности лексического значения, что рассматривается как образова­ние видовых пар (подписать → подписывать, строить → постро­ить); 2) с изменением лексического значения производящего глагола:

а) по модификационному типу (кричать → закричать, покричать;бежать – → выбежать, подбежать), причем фазисно-временны?е, резуль­тативные и оценочные модификации (в отличие от пространственных) рассматриваются как способы глагольного действия (СГД);

б) по мутационному типу (работать → разработать, выработать;шить → вшить).

Семантика граммем СВ и НСВ. Противопоставленные граммемы СВ и НСВ конкретизируют общекатегориальное значение вида («харак­тер протекания и распределения действия во времени»). Предлагаемые в современной лингвистике определения граммемы СВ («целостность», «достижение предела», «завершенность», «результат», «смена ситуации», «возникновение новой ситуации», «начало новой ситуации») отражают разное восприятие и интерпретацию одного смысла, имеющего для рус­ского вида категориальный статус, – предела как временно?й границы действия, который может рассматриваться как «изнут­ри», со стороны самого действия (ср. «достижение предела», «завершен­ность», «результат»), так и «снаружи», т. е. с точки зрения соотношения данного действия с другой смежной во времени ситуации (ср. «смена ситуации», «начало новой ситуации»).

Граммема СВ актуализирует, эксплицитно выражает предел как временну?ю границу действия, что исключает представление действия в процессе его совершения или неограниченного повторения. Поэтому глаголы СВ в минимальном контексте выражают однократ­ное законченное или начатое (если в глаголе имеется начина­тельный префикс) действие. Граммема НСВ, как немаркированный член видовой оппозиции, не выражает актуализацию предела действия, что обусловливает возможность НСВ выражать другие типы отношения дей­ствия к его границам.

Глаголы НСВ могут: 1) отрицать предел, выражая процессное значение, при котором актуализируются не границы действия, а срединные моменты его протекания; 2) выражать неограниченное повторе­ние однородных действий, без актуализации характера протекания каж­дого из них; 3) просто называть действие без конкретизации его протекания и кратности.

Для русского языка, в отличие от некоторых других славянских языков, в частности западнославянских, характерно широкое употребление, «экспансия» НСВ в настоящем историческом, при обозначении повторяющихся действий, в конструкциях с отрицанием.

Частные видовые значения. На синтагматическом уровне – в выска­зывании и в тексте – формируются частные видовые значения, кото­рые соотносятся с категориальными значениями (граммемами) СВ и НСВ. Главным частным значением СВ является конкретно-факти­ческое значение, выражающее единичное событие (конкретный факт), приведшее к смене ситуации, а остальные значения (наглядно-пример­ное, суммарное и потенциальное) – производными от него. Конкpeтно-фактическое значение может быть выражено в минимальном контексте, оно стилистически нейтрально и поэтому не ограничено каки­ми-либо функциональными стилями. Остальные частные видовые значе­ния СВ для своей реализации требуют большей поддержки контекста. Так, для употребления глаголов СВ с наглядно-примерным зна­чением, представляющем повторяющееся действие на отдельном приме­ре, обычно необходим кратно-соотносительный тип контекста в двух разновидностях: кратно-парной и кратно-цепной конструкциях, когда выражается повторение ситуации, включающей два либо несколько соотнесенных во времени действий (Ср.: Они каждый раз радуются, когда его команда выиграет. Люди говорят, идут, вдруг упадут... и конец). Кроме того, наглядно-примерное значение связано с употреблением форм простого будущего и редко реализуется при упот­реблении форм прошедшего времени. Оно ограничено также, в силу своей стилистической маркированности, функциональными стилями раз­говорной речи, художественной литературы и публицистики.

У НСВ как немаркированного члена видовой оппозиции частные зна­чения более разнообразны и в большей степени зависимы от контекста, чем частные значения СВ. Основными частными значениями глаголов НСВ выступают процессное, представляющее действие в процессе протекания (Воздушный шар медленно поднимается / поднимался); неограниченно-кратное, выражающее открытый ряд повторе­ния однотипных действий (Летом она встает рано; На уроке он всегда отвечает хорошо); общефактическое, выражающее факт совершения действия в прошлом или в будущем без конкретизации характера протекания и кратности (Мы с вами где-то встречались). Каждое из этих значений имеет свои разновидности.

Глаголы СВ в конкретно-фактическом значении вступают в оппози­ции с парными глаголами НСВ в следующих значениях: (1) процессном, (2) неограниченно-кратном и (3) одной разновидностью общефактиче­ского значения – аннулированного результата (ср. К тебе приехала / при­езжала сестра). В этих случаях разные виды выражают разные факты действительности и соответствующие высказывания существенно разли­чаются по смыслу, поэтому синонимия и замена видов невозможна.

Нейтрализация видовой оппозиции и конкуренция видов: услож­нение правил выбора видов. В некоторых случаях парные глаголы СВ и НСВ могут выступать как синонимы. В основе синонимического упот­ребления глаголов СВ и НСВ лежит механизм нейтрализации видо­вого противопоставления. Под нейтрализацией видового противо­поставления понимается употребление немаркированного НСВ вместо маркированного СВ. Нейтрализация может носить как обязатель­ный, так и факультативный характер. При обязательной нейтрализации могут быть употреблены лишь глаголы НСВ. Факультативная нейтрализация обусловливает синонимиче­ское использование глаголов СВ и НСВ, которые при этом различаются прагматическими смыслами. Эти содержательные различия между вида­ми при обозначении одного и того же факта действительности отражает понятие конкуренции видов. Конкуренция видов наблюдается в частности при обозначении действия в прошлом, если в предложении от­сутствуют показатели его единичности и завершенности. Например, одно из возможных семантических различий между глаголами НСВ и СВ при конкуренции видов связано с разграничением неизвестного (неопреде­ленного) действия, о котором ранее не шла речь (НСВ), и известного, оп­ределенного, ожидаемого (СВ). Ср.: Ты звонил домой? / Ты позвонил до­мой? Студенты читали эту статью / прочитали эту статью; Профес­сор Андреев на заседании выступал / выступил!.

Если в предложении есть лексические показатели завершенности и результативности действия, то конкуренция видов невозможна, так как обязательным в таких предложениях является употребление глаголов СВ. Ср.: Он уже все, что я ему оставила, съел (*ел); Сделайте (*делайте) это сегодня до 7 часов вечера; Вчера я переделал (*переделывал) ста­тью за_два_часа.

Семантические и функциональные типы видовых пар. Традицион­ное понимание видовой пары основано на признании лексической тождест­венности входящих в нее однокоренных глаголов НСВ и СВ, различаю­щихся лишь видом. Основную массу видовых пар составляют предельные (терминативные) глаголы, такие как открыть – открывать, перестроить – перестраивать, делать – сделать, писать – написать. В современном русском языке класс видовых пар расширяется за счет включения в системные видовые оппозиции двувидовых глаголов ино­странного происхождения, т. е. формальной дифференциации видовых значений двувидовых глаголов при помощи их перфективации и импер-фективации (ср. блокировать – заблокировать, информировать – проин­формировать; организовать – организовывать, преобразовать – преоб­разовывать).

Типы семантических отношений в видовых парах терминативных гла­голов зависят от типа предела и того, как он достигается. При этом разли­чаются следующие типы предела действия: (1) естественный (предсказуе­мый при естественном ходе развития событий) и абсолютный (после его достижения действие прекращается); он может достигаться а) постепенно (как накопление результата): перестраивать – перестроить дом, мыть -вымыть посуду, б) мгновенно, т. е. без предварительного накопления ре­зультата: находить – найти (что-либо случайно), вспыхивать – вспыхнуть; (2) непредсказуемый, когда достижение предела-цели не предопределено ес­тественным развитием процесса, так как зависит от дополнительных факто­ров, ср.: поступать – поступить в университет, убеждать -убедить кого-либо; (3) относительный, если после достижения предела процесс может быть продолжен, ср.: улучшаться -улучшиться, толстеть – потолстеть.

При функциональном подходе к определению видовых пар главным критерием видовой парности считается способность соотноси­тельных глаголов СВ и НСВ к регулярной взаимозамене при определен­ных модификациях ситуации. Автоматическая взаимозамена видов со­провождает перевод повествования из плана прошедшего времени в план настоящего исторического и обратно (ср. После ссоры он схватил пальто и, не прощаясь, выбежал на улицу ↔ После ссоры он хватает пальто и, не прощаясь, выбегает на улицу); изменение некоторых параметров ситуа­ции, например кратности (↔ После ссоры он хватал пальто и, не проща­ясь, выбегал на улицу); введение / устранение отрицания в императивных конструкциях (Выключи телевизор ↔ Не выключай телевизор) и др.

Как функциональные видовые пары выступают пары производящих нетерминативных глаголов НСВ и их фазисно-временных словообразова­тельных производных СВ с приставками за-, у-, по-, которые также способны к регулярной взаимозамене при подобных модификациях исходного предложения. Ср.: Я увидел опасность, закричал и побежал вперед ↔ Я вижу опасность, кричу и бегу вперед; Ребенок увидел врача в белом халате и заплакал ↔ Каждый раз, когда ребенок видел врача в белом халате, он плакал.

Видовые тройки. Словообразовательные цепочки, состоящие из трех глаголов, могут образовывать две видовые пары, если приставка глагола СВ помимо результативной семантики имеет конкретное значение, сов­падающее с одной из сем исходного глагола НСВ. Ср.: мешать (различ­ные краски) – смешать – смешивать, видовые пары: мешать – смешать и смешать – смешивать (совместная сема приставки с- и глагольной основы – это пространственное значение соединения); фильтровать -профильтровать – профильтровывать, видовые пары: фильтровать -профильтровать и профильтровать – профильтровывать (совместная сема 'направленность сквозь что-либо'). Если приставка не имеет конкретного лексического (пространственного или обстоятельственного) значения, то вторичный имперфектив от приставочного глагола СВ, как правило, не образуется (ср. делать – сделать –*, лгать — солгать –*, пи­сать – написать –*). В тех редких случаях, когда вторичные имперфек-тивы в таких условиях все же образуются, они не имеют процессного значения (ср. съедать, прочитывать).

Сближение глаголов НСВ и СВ. Кроме вторичных имперфективов из видовых троек (типа съедать, прочитывать), процессное значение в русском языке не имеют и некоторые другие глаголы НСВ, а именно: выра­жающие достижение конечной пространственной границы движения, ср. приходить, добегать; нежелательный результат, ср. отсиживать (ногу); оценку результата действия при его соотнесении с определенной нормой, ср. пережаривать, недоваривать и др. Такие глаголы называют «семанти­ческими перфективами» НСВ, так как они не могут выполнять основную функцию глаголов НСВ – обозначать действие в процессе его осуществ­ления (нельзя сказать *Он долго приходил; *Она пять минут добегала до сада; *Он целый час прочитывал статью). Сближаясь в своей «непроцессности» с глаголами СВ, такие глаголы НСВ функционально тем не менее не пересекаются с ними, выступая тогда, когда СВ невозможен: в настоящем историческом и при выражении повторяющихся действий.

С другой стороны, некоторые глаголы СВ по своей сочетаемости также могут сближаться с глаголами НСВ. Имеются в виду те глаголы, которые могут обозначать действие, представленное в его ограниченной длительности, что обусловливает сочетаемость данных глаголов СВ с ле­ксическими показателями длительности типа долго, два часа, неделю. Такую сочетаемость имеют глаголы СВ ограничительных СГД с пристав­ками по- (поработать, поспать, посидеть пару часов), про- (проспать всю лекцию, просидеть два часа), с суффиксом -ну- (вздремнуть полчаса, отдохнуть несколько дней).

Способы глагольного действия: грамматикализация фазисно-вре­менных СГД. СГД- это словообразовательные категории, которые, так же как и вид, характеризуют протекание действия во времени. Наиболее тесно с категорией вида связаны СГД, выражающие временные границы действия, т. e. фазисно-временные – ограничительные, начинательный, финитный (без добавочных оценочно-количественных или обстоятельст­венных смыслов). В современном русском языке наблюдается граммати­кализация этих СГД, в результате чего словообразовательные значения начала или ограничения действия временными рамками при повествовании в прошедшем времени приобретают свойства обязательности и понижен­ной интенциональности употребления, характерные для грамматических значений, а область видовых пар расширяется за счет функциональных видовых пар (типа сидеть – посидеть, кататься – покататься, видеть -увидеть, кричать – закричать).

Особенности категории вида в русском языке (на фоне других славянских языков). Главной типологической особенностью русского (и вообще славянского) глагола выступает выражение протекания дейст­вия в самой структуре глагольного значения – в видовых и словообразо­вательных признаках глагола, взаимосвязанных с его лексической семан­тикой. В русской ЯКМ при выражении динамических явлений особой значимостью обладает концепт 'временной границы, или временного предела ситуации; реализуемый в оппозиции предельности / непредельности действия. Данная оппозиция получила статус категориальной как в лексике и словообразовании, так и в грамма­тике, являясь концептуальной основой лексико-грамматических разрядов терминативных (в другой терминологии – предельных) глаголов, фазисно-временных СГД и грамматической категории вида.

Важно подчеркнуть, что идея временного предела как границы между двумя смежными во времени ситуациями в русском языке грамматикали­зована в глагольном виде. На основе этого категориального смысла про­исходит тесное взаимодействие морфологической категории вида и фа­зисно-временных СГД, выражающих временные границы деятельности и процесса, – данные словообразовательные категории в русском языке, в отличие от многих славянских языков, также подвергаются грамматика­лизации. Четко выраженное отношение к начальному и / или конечному пределу действия отличает семантику русских глаголов с продуктивными аффиксами за-, по- от сходных дериватов в других славянских языках.

Особенности глагольного вида в русском языке в сопоставлении с дру­гими славянскими языками определяются большей нормированностью употребления видовых форм и большей функциональной активностью глаголов НСВ в контексте повторяющихся действий, в настоящем истори­ческом, сценическом, в конструкциях с отрицанием. В ряде других славян­ских языков – в чешском, словацком, словенском, сербском и хорватском -в этих типах контекста наблюдается конкуренция видов при функциональ­ной активности глаголов СВ. В русском языке глаголы НСВ чаще, чем в названных языках, употребляются в общефактическом значении, нагру­жаясь при этом дополнительными прагматическими функциями.

<< | >>
Источник: Петрухина Е.В.. Русский глагол: категории вида и времени (в контексте современных лингвистических исследований). Учеб­ное пособие. – М,2009. – 208 с.. 2009

Еще по теме § 26. Выводы и основные результаты изучения категории вида:

  1. 2.5. Основные результаты опытно-экспериментальной работы
  2. ХАРАКТЕР И РЕЗУЛЬТАТЫ ПОЗНАВАТЕЛЬНОЙ РЕФЛЕКСИИ ПО ПОВОДУ МЫШЛЕНИЯ И ЯЗЫКА В КЛАССИЧЕСКИХ УЧЕНИЯХ ДРЕВНОСТИ 
  3. §3. ПОНЯТИЕ И ОСНОВНЫЕ ПРИЗНАКИ СОВРЕМЕННОГО БАНДИТИЗМА
  4. § 3. Обеспечение законности при выборе вида и размера административного наказания как способ защиты прав граждан
  5. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
  6. ИЗУЧЕНИЕ ЯЗЫКА ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ В СОВЕТСКУЮ ЭПОХУ
  7. ОБЩИЕ ПРОБЛЕМЫ И ЗАДАЧИ ИЗУЧЕНИЯ ЯЗЫКА РУССКОЙ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
  8. ОБ ИЗУЧЕНИИ ЯЗЫКА ЛИТЕРАТУРНЫХ ПРОИЗВЕДЕНИЙ [ПЕЧАТАЕТСЯ ВПЕРВЫЕ. НАПИСАНО В 1946 г.]
  9. § 2. Понятие и виды (формы) злоупотребления правом
  10. ЛЕКЦИЯ 2. Основные этапы развития общей теории права и   государства в России.
  11. 1.7. Виды методов теории государства и права