<<
>>

§ 25. Грамматикализация фазисно-временных СГД

В современном русском языке важным способом грамматикализации является переход словообразовательных формантов и моделей от менее грамматического к более грамматическому статусу, в силу тесных связей грамматической и словообразовательной деривации.

Перфективация и имперфективация – это яркий пример грамматика­лизации суффиксального и префиксального образования глаголов. Сло­вообразовательные процессы префиксации и суффиксации глаголов име­ют грамматический статус – обусловливают изменение парадигмы видо­вых форм и их сочетаемости, служат образованию грамматических видо­вых корреляций. В современном русском языке данный процесс продол­жает развиваться: грамматикализации подвергаются фазисно-временные СГД, выражающие временные границы деятельности и процесса в рус­ском языке. Область видовых пар, имеющих грамматический статус, в современном русском языке расширяется за счет начинательного и огра­ничительных СГД. Словообразовательные значения приобретают черты, свойственные грамматическим значениям, а именно свойства обязатель­ности и пониженной «нтенциональности употребления. Об этом свиде­тельствуют следующие факты.

Во-первых, в русском языке отмечена функциональная активность приставки по- с ограничительным значением, которая по своим функци­ям сближается с результативными видовыми приставками. Глаголы дея­тельности с приставкой по- (делимитативы) в русском языке могут выра­жать без какой-либо оценки продолжительности действия достижение результата, вызывающего окончание действия в данной конкретной си­туации: Я уже поел (покурил, попил), можем идти; Мы сегодня хорошо поработали (потрудились), надо и отдохнуть; Ну что ж, повеселились (погуляли, посидели), пора и за работу. Ты уже потренировался? Поэто­му делимитативы, образованные от глаголов целенаправленной деятель­ности, приближаются по своим функциям к видовым коррелятам. На пер­вый план значения такого глагола выступает не представление об ограниченной длительности, а семантический элемент окончания действия, ко­торое может оцениваться с точки зрения его результата (хорошо, плохо).

Делимитативы активно используются в формах простого будущего для обозначения деятельности, вызывающей положительное отношение к ней говорящего, ср.: Посплю немного. Теперь посидим и поговорим. Там поиграем, попоем. Делимитативы часто употребляются в инфинитивно-модальных конструкциях типа Мне надо / Мне предложили еще порабо­тать над диссертацией; Пришлось повозиться с машиной; Они не ус­пели погулять, покататься на велосипеде, поиграть в футбол. О. П. Рассудова отмечала, что в форме инфинитива делимитативы «вы­ступают как эквивалент СВ соответствующих бесприставочных глаголов, оттенок ограниченной длительности ослаблен» [Рассудова 1968: 97]. Наибольшее ослабление значения ограниченной длительности и макси­мальное сближение с чистовидовой семантикой наблюдается в конструк­циях, исключающих употребление НСВ, типа Он (не) успел... погулять, покататься на карусели, поплавать в бассейне.

Такое употребление ограничительных дериватов с приставкой по-в русском языке способствует развитию у них функций парных глаголов, отвечающих критериям функциональных видовых пар. Делимитативы и мотивирующие простые глаголы НСВ, если из контекста ясна последо­вательность действий или она несущественна, могут заменять друг друга без ущерба для смысла при переводе повествования из плана настоящего исторического в план прошедшего времени (а также из прошедшего вре­мени в настоящее историческое): Они покричали, поспорили, но ни до чего не договорились – Они кричат, спорят, но ни до чего не договари­ваются; Свеча немного погорела и погасла – Свеча немного горит и гас­нет; Мы покатались на речном трамвайчике, погуляли и потом разош­лись по домам («Столица». 18.03.1997) – Мы катаемся на речном трам­вайчике, гуляем и потом расходимся.

Полноценными видовыми парами подобные корреляции мешают при­знать развиваемые делимитативами оценочные значения, но при отсутст­вии последних функции делимитативов сближаются с функциями парных глаголов СВ, особенно в контекстах, где обязателен или предпочтителен СВ: в императиве, при повествовании в прошедшем времени, в ряде инфинитивных конструкций.

Во-вторых, в русских претеритальных повествовательных текстах, в отличие от многих языков, отмечается высокая степень обязательности выражения границ деятельности или процесса, включенных в повество­вание, прежде всего при помощи производных глаголов с приставками за- и по- (или аналитических конструкций с фазисными глаголами на­чать, стать), употребление которых характеризуется снижением осоз­нанности и обусловленности коммуникативными намерениями говорящего. Ср.: Иван Францевич прямо-таки остолбенел и даже руками зама­хал (?махал), словно хотел сказать: «Свят, свят! Изыди, Сатана!» Эраст Петрович засмеялся... (?смеялся) (Б. Акунин); Иван Васильевич на мгновение задумался, а потом закивал / кивал) примерно так же со­чувственно, как кивали ему мы, когда слушали о бесконечных мытарст­вах пролетариата (М. Кураев. «Знамя». № 9. 2000). Раз он увидел во сне что-то веселое и засмеялся, но звук получился странный, похожий на подавленное рыдание (Л. Андреев); Василиса перекрестилась и зашеп­тала охранительную молитву... (Л. Улицкая) (см. также § 36).

Развитию этих и других типов видовых корреляций в русском языке способствует высокая степень нормированности употребления НСВ в на­стоящем историческом, в контексте кратного действия, в императиве с отрицанием, обусловливающая регулярную взаимозамену мотивирую­щих глаголов НСВ и производных от них глаголов фазисно-временных и однократных СГД. Подобная взаимозамена наблюдается при переводе повествования из плана прошедшего времени в план настоящего истори­ческого (Ребенок увидел незнакомого человека, пронзительно закричал и побежал к дому – Ребенок видит незнакомого человека, пронзительно кричит и бежит к дому), при изменении параметра кратности ситуации (Когда я включил зажигание, мотор прерывисто загудел – Когда я вклю­чал зажигание, мотор прерывисто гудел; Он прыгнул с трехметровой вышки в воду – Он иногда прыгал с трехметровой вышки в воду), при введении отрицания в императивные конструкции (Покачай его на каче­лях! – Не качай его на качелях!).

Между грамматическими и словообразовательными значениями в рус­ском языке существует тесное взаимодействие, в результате которого обра­зуется грамматико-словообразовательный комплекс, базирующийся на семантических доминантах, объединяющих грамматические и словообра­зовательные значения. Такой семантической доминантой выступает идея предела, временной границы действия, значимая не только для вида, но и для фазисно-временных способов действия.

<< | >>
Источник: Петрухина Е.В.. Русский глагол: категории вида и времени (в контексте современных лингвистических исследований). Учеб­ное пособие. – М,2009. – 208 с.. 2009

Еще по теме § 25. Грамматикализация фазисно-временных СГД:

  1. Содержание
  2. 2. Основные типы СГД
  3. § 25. Грамматикализация фазисно-временных СГД
  4. § 26. Выводы и основные результаты изучения категории вида