<<
>>

7.1.3. Истоки миграции в журналистской среде

Формально немало выпускников средних школ имеют склонность к журналистской деятельности: в 1999 г. конкурс на факультет журналистики Санкт-Петербургского университета был одним из самых больших — почти 6 человек на место.
Но далеко не все выпускники факультета работают в газете, на телевидении или радио. А на рынке журналистского труда, в частности, петербургском, наблюдается сильная миграция кадров. Раньше, до перестройки и рынка, когда было всего четыре телерадиоканала и ограниченное число газет, смена места журналистской работы была редкостью.

В 1968 г. была издана иллюстрированная, карманного формата книжка «Мы» — о сотрудниках «Ленинградской правды» (ныне — «Санкт-Петербургские ведомости»). Пишущих журналистов было тогда 56. В 1998 г. в редакции работало лишь 8 «шестидесятников». За тридцать лет лишь 40 процентов коллектива — 22 журналиста — уволились из редакции самой престижной в городе ежедневной газеты, в основном из-за карьерного роста, перевода в Москву, 26 ветеранов ушли на пенсию или умерли. Нынче же миграция журналистов резко усилилась. К примеру, несколько конфликтов, имевших место в редакции «Санкт-Петербургского Эха», привели к тому, что за пять лет существования газеты коллектив обновился полностью — из 42 сотрудников, работавших в 1993 г. (год основания издания), в 1998 г. оставались двое. Или из 32 сотрудников «Вечернего Петербурга», состовших в штате редакции в 1991 г., в 1998-м осталось 15. Конечно, и здесь на смену ушедшим пришли новые люди (среди них две выпускницы факультета журналистики СПбГУ). Сказать, что люди уходят из «Вечерки» по материальным соображениям — нельзя, ибо зарплата сотрудников ежедневных газет выше, чем в еженедельных изданиях или на телевидении и в 2,5 раза превышает заработок журналиста «районки» [20].

Известно, что человек наиболее полно раскрывается в переломные моменты своей жизни, в моменты жизненного выбора.

В основе последнего лежат убеждения, установки, мотивы творческой деятельности, стремление к самоопределению и самореализации судьбы. Посмотрим, как развивалась карьера у тех, кто уволился из «Ленинградской правды». У одних она шла по восходящей. А.Ильин стал главным редактором «Правды»; Б.Грищенко — вице-президентом «Интерфакса»; Ю.Борин — членом редколлегии журнала «Крокодил»... У других она отмечена взлетами и падениями. А.Травин: литсотрудник, обозреватель «Ленинградской правды» — зав. отделом «Вечернего Ленинграда» — помощник секретаря Обкома КПСС — директор-координа-тор фирмы «Инжинформ» — замдиректора гостиницы — зав. отделом газеты «Санкт-Петербургское Эхо» — сотрудник пресс-службы администрации Ленинградской области. В. Воронов: литсотрудник «Ленинградской правды» — корреспондент «Вечернего Ленинграда» — собкор «Строительной газеты» — зав. отделом журнала «Ленинградская панорама» — зам. главного редактора «Вечернего Петербурга» — зам. редактора газеты «Невские времена» — безработный — главный редактор информационного агентства «Невские времена», созданного им самим, — безработный — редактор «Петербургской газеты».

Третьи, уволившись, второе место работы уже не меняли: А. Енина (телевидение), И. Селиванов (газета «Сельская жизнь»), В. Шахнарович («Московская правда»), В. Безбрежный (ИГАР-ТАСС).

Охота к перемене мест вызывается различными причинами: честолюбивым стремлением к карьерному росту, гипертрофированной уверенностью сотрудника в своей исключительности («эту газету я перерос»), профессиональной усталостью, нежеланием выполнять требования, которые кажутся чересчур завышенными, конфликтной ситуацией, борьбой внутриредакционных группировок.

Методологическая культура, приобретенная на факультете журналистики его выпускником, должна быть закреплена и развита в процессе накопления навыков и опыта.

Однако опыт копится в обстановке далеко не идеальной. Новичок попадает в редакцию, в которой идет «битва» за гонорары. Взять, к примеру, тот же «Вечерний Петербург».

В январе 1997 г. Н. Одинцова и Л. Попов опубликовали по десять крупных корреспонденции, В. Кореневский напечатал 19 материалов на политические темы., Б. Михайличенко — 18 репортажей и информации, а фамилия А. Володина в течение месяца появлялась 25 раз!

Раньше, до принятия Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации», в редакциях соблюдалось известное правило: «40 на 60 процентов». Наряду со своими, скажем, четырьмя собственными публикациями штатный работник редакции обязан был, отрабатывая свой оклад, подготовить б материалов, авторами которых были бы рабочий, специалист, хозяйственник, интеллигент, иной нештатный сотрудник. Это побуждало редакционных работников плотно заниматься и с практикантами факультета, которые обеспечивали необходимые «60 процентов». Сегодня соотношение «40 на 60» забыто, штатный сотрудник работает только на себя. Новички начинают трудиться в более жестких условиях, они предоставлены самим себе, им довольно сложно состязаться с теми, кто ради гонорара увлекается «космической» скоростью подготовки материалов, порой в ущерб их качеству. Так, недавние выпускницы факультета журналистики СПбГУ, работая в «Вечернем Петербурге», за тот же январь 1997 г. смогли опубликовать два и три материала соответственно. Высокооплачиваемого, много пишущего сотрудника газеты обыденное сознание причисляет к журналистской элите. Это вряд ли правомерно, если в собрании его работ нет ярких, глубоких, отмеченных печатью таланта публикаций, если влияние журналиста на общество незначительно или даже незаметно. Много писать — не значит писать хорошо. К сожалению, установившаяся внутриредакционная практика, отсутствие действенной системы стимулирования творческого труда сотрудников приводит к определенному дискомфорту в коллективе, мешает развитию карьеры.

Покажем это на простейшем примере. В газете работают два корреспондента. Назовем их «Икс» и «Игрек». Каждому из них поручили задание — подготовить материалы о той или иной довольно сложной ситуации.

«Икс» стремится глубоко вникнуть в суть коллизии, он беседует со многими участниками конфликта, на что уходит не день и не два. В итоге обстоятельного исследования получается аналитическая корреспонденция, сделанная с учетом всех требований методологической культуры журналиста. «Игрек» же на знакомство с ситуацией отводит считанные часы, ограничивается интервью с двумя-тремя людьми и уже на второй день, а не через две-три недели, как «Икс», представляет в редакцию материал, в котором анализ подменен информацией о конфликте. Себестоимости публикаций несопоставимы, однако оплачиваются они одинаково, а морального поощрения «Икс» скорее всего не получит. Увлечение аналитичностью, как видим, оказывается накладным: заработок аналитика значительно меньше, нежели у журналиста, который легко скользит по поверхности явлений. Такое положение, конечно же, не может длиться долго. Уже через несколько месяцев материальная сторона жизни заставляет газетного энтузиаста задуматься: «а стоит ли глубоко копать?», «стоит ли быть лучше других в данной редакции?» Все здесь зависит уже от стойкости и долговечности творческого самолюбия.

Что же касается добытчиков новостей — репортеров, то они также (талантливый и ремесленник) уравнены в правах. Когда в августе 1991 г. корреспондент петербургской молодежной газеты «Смена» Г. Урушадзе первым связался с заточенным в Форосе президентом СССР М. С. Горбачевым, и разговор с ним опубликовал в своей газете, вся мировая пресса перепечатала интервью со ссылкой на «Смену». И за публикацию, которая западной газетой была бы оценена в тысячи долларов, Урушадзе получил от родной редакции гонорар выше обычного лишь в полтора раза.

Между тем, уравниловка представляется явлением архаичным и пока неистребимым результатом недавнего социалистического образа жизни. В некоторых изданиях пытаются избавиться от нее, вводя такое новшество, как контрактная система найма на работу. Но несмотря на очевидные выгоды контрактной системы (большие оклад и отпуск) многие журналисты все же избегают ее, не желая рисковать: ведь увольнение за ошибку или даже по прихоти руководителя не может быть опротестовано судом.

Не потому ли журналистов-контрактников сегодня очень мало.

В какой-то мере проблему можно решить другим путем. Сейчас стало модным говорить о газете массовой и газете качественной. Напомним, что качественная дает полную и достоверную информацию, события освещает широко и глубоко, занимает независимую позицию и т.д. [21]. Если массовая пресса, прежде всего, информирует, то качественная — просвещает и воспитывает. Особенности качественной прессы, наиболее яркого представителя сферы духовного производства, предполагают высокие требования к работающим в ней журналистам.

Но в системе профессионального образования журналистов пока готовят по-старому — без учета того, что у нас сложились разные уровни журналистики. Студенты осваивают, прежде всего, такие жанры, как информация и репортаж, но в гораздо меньшей степени — очерк и фельетон, слабо владеют техникой журналистского расследования, где требуются глубокие знания экономики, политики, социологии, на практику стремятся попасть не в качественную, а в развлекательную прессу.

Основной раздел между отрядами СМИ стал реальностью. На наш взгляд, целесообразно провести такой раздел и в отношении журналистского труда. Качественный журналист вошел бы в ту страту, которая займет срединное место между элитой и остальной массой работников средств массовой информации. Принадлежность к качественной журналистике могли бы определять сами редакции совместно с творческими Союзами журналистов.

В последнее время в научный оборот вошло такое понятие как «социожурналистика». Уральский автор В.Ф.Олешко так называет научную дисциплину, которая исследует «проблемы, связанные с социальной природой журналистики и «паблик рилейшнз», с их общественными функциями и воздействием социально-психологических факторов на журналиста, пиар мена» [22]. Петербургский исследователь С. г. Корконосенко под этим термином понимает «уровень квалификации сотрудников СМИ, который характеризуется высокой социологической культурой мышления, поиска, сбора и интерпретации информации, а также социальной ответственности за последствия своей деятельности.

Поскольку квалификация находит выражение в продукции СМИ и отдельного журналиста, то это понятие применимо и для определения качественного уровня прессы — ее организации, стратегии и тактики действий, текстов, общения с аудиторией» [23].

Следовательно, журналиста, работающего в качественной прессе, качественного журналиста можно назвать и социожурналистом. Уважая точное знание, владея социологической культурой, умея прогнозировать при рассмотрении явлений и ситуаций, заботясь о высокой правовой и этической чистоте публицистического выступления, социожурналист стремится верно понять, оценить и передать массовой аудитории суть происходящих социальных процессов.

Однако понятие «социожурналист» мало пригодно для широкого употребления, и социожурналистика предполагает скорее метод творчества. Она весьма похожа на прецизионную (высокоточную) западную журналистику, но на Западе также нет такого понятия, как «прецизионный журналист».

<< | >>
Источник: Ворошилов В. В.. Журналистика. — Учебник. 2-е издание. — СПб.:Изд-во Михайлова В.А.,2000.. 2000

Еще по теме 7.1.3. Истоки миграции в журналистской среде:

  1. НЕСОБЛЮДЕНИЕ НОРМ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ЭТИКИ ЖУРНАЛИСТА В ТОЛЬЯТТИНСКОЙ ПРЕССЕ
  2. "Человек природы" в русской литературе XIX века и "цыганская тема" у Блока
  3. СВОБОДА ЕСТЬ...
  4. ОГРАНИЧЕНИЯ ТВОРЧЕСКОСТИ
  5. Журналист как профессиональный субъект массово-информационной деятельности. Соотношение понятий «свобода», «необходимость», «ответственность» (теория и практика) применительно к журналистской деятельности. Социальная позиция как система принципов деятельности органов информации и журналистов. Социальная, гражданская, юридическая, этическая ответственность журналиста.
  6. 4.2.1. Этика профессиональная и служебная
  7. 7.1.2. Самомаркетинг как условие становления журналиста
  8. 7.1.3. Истоки миграции в журналистской среде
  9. 7.2. Управление в редакции
  10. 7.2.1. Менеджер в газете
  11. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  12. Теория журналистики и социология журналистики
  13. Итак, квалификация, практическая деятельность, теоретическое обоснование и образование.
  14. Интервью
  15. История интернет-журналистики в России