<<
>>

Глава 2. Социологическое мышление журналиста (В.И. Кузин)

Что значит мыслить социологически? И в ответ – встречный вопрос журналиста-практика:

– Я ведь не социолог и не философ. И я не читаю лекции по психологии мышления. Воспитание, образование и мой личный опыт сформировали у меня определенное восприятие и понимание мира, мироощущение и мировоззрение – и этого мне и, по моим наблюдениям, моим коллегам хватает для текущей работы.

Все, конечно, так, кроме нескольких «но».

В основе современных глобальных перемен, фундаментальных цивилизационных процессов лежит новая роль информации и информационных технологий во всех сферах жизни, особое значение обрели интеллект и интеллектуальное производство, произошла смена парадигм модернизма и рационализма на постмодернизм со всеми его парадоксами персонализации и масскультуры, культа непосредственности и индивидуальной распущенности. Вот почему, оставаясь в рамках старых подходов и опираясь лишь на свое «мне так кажется», невозможно ни понять себя, ни объяснять окружающий мир, а тем более адекватно рассказать о нем другим.

Выдающийся испанский мыслитель и исследователь Мануэль Кастельс в трехтомной монографии «Информационная эпоха. Экономика, общество и культура» ввел в науку новые понятия: «способ развития», «информационализм» и «информационная экономика». Особо подчеркиваются два момента: в эпоху информационализма впервые в мировой истории человеческая мысль прямо стала производительной силой, а не просто определенным элементом производственной системы и, плюс к тому, небывало возросла зависимость общества от массовых коммуникаций и СМИ. В результате, по мнению М. Кастельса, произошли диверсификация, персонификация и виртуализация аудитории и возникла ситуация, когда «не мы контролируем их (СМИ), а они нас»1.

Эти процессы не случайно совпали с вступлением человечества в так называемую «психозойскую эру», в которой воздействие психологических факторов на человеческое общество обрело геологический масштаб.

Много десятилетий тому назад В.И. Вернадский обосновал закономерность перехода биосферы в ноосферу – сферу Разума. Развивая идеи великого ученого, академик Н.Н. Моисеев заговорил о новой «смене парадигмы развития – переходе в другой эволюционный канал»2. Мы также являемся свидетелями и участниками перехода человечества из «галактики Гутенберга» в «галактику Маклюэна», т.е. из вербальной, книжно-визуальной мировой коммуникации в многомерный слухо-визуальный, электронно-виртуальный мир.

Современное звучание получила и теория «телезиса» одного из создателей американской социологии Лестера Уорда. В своей работе «Психические факторы цивилизации» он убедительно показал, что психика – закономерное звено в иерархии форм организации материи и развития природы и общества.

В новой глобальной информационно-коммуникативной сети и киберпространстве психологическая компонента обрела решающее содержательное и функциональное значение. Закономерно, что среди четырех создателей Интернета, которым пользуется уже около одного миллиарда человек, были выдающийся психолог и психоакустик, автор книги «Симбиоз компьютера и человека» Джозеф Ликлайдер и его ученик психолог Томас Мэрилл. По мере развития и усложнения материального и духовного производства общество движется от внешних форм деятельности к внутренним – мотивационному ядру личности, ее базовым ценностям, к нравственно-этическим нормам, чувству долга и совести. В информационной цивилизации все более очевидной становится правота древнегреческого философа Парменида Элейского, утверждавшего, что «роль независимого и верховного судьи относительно действительности принадлежит человеческому Разуму. Ибо все, что реально – интеллигибельно, т.е. является предметом умственного восприятия...». А согласно софисту Протагору, «человек есть мера всех вещей» и именно его «собственные суждения о повседневной человеческой жизни, а не наивное следование религиозным традициям должны формировать его сознание и поведение»3.

В ходе развития цивилизаций сформировались четыре основных способа воздействия человека на человека, социума на социум:

1) физическое принуждение – насилие, угроза смерти, войны;

2) политическое – с помощью социальных норм, законов и указов;

3) экономическое – мобилизация, удовлетворение или ущемление материальных условий и потребностей (банкротство, инфляция, налоги, безработица, снижение жизненного уровня);

4) идеологическое – с помощью психологического, морального, идейного воздействия, манипуляция сознанием, информационно-психологическая война.

Все эти методы широко применяются во всех сферах жизни, но по мере того как информационно-психологический фактор обретал глобальный характер, а новые информационные технологии становились все более экономичными и эффективными, психологическое воздействие выдвигалось на первый план и ныне стало доминирующим.

Особую значимость обрела проблема интеллекта, интеллектуального производства и интеллектуальной собственности. История свидетельствует, что решающим фактором развития любого общества во все времена был и остается интеллектуальный потенциал населения и интеллектуальные ресурсы государства.

Вот почему так остро и по-новому звучат ныне проблемы организации и качества образования, финансирования и развития фундаментальных наук, а «утечка мозгов» стала для России вопросом национальной безопасности.

Человек – не ангел и не черт, но по своей природе он, безусловно, разумен – Homo Sapiens (человек как существо разумное). «В общем виде интеллект – это система психических механизмов, которые обуславливают возможность построения внутри “индивидуума субъективной картины происходящего”, – отмечает в своей фундаментальной монографии «Психология интеллекта» М. Холодная. – В своих высших формах такая субъективная картина может быть разумной, т.е. воплощать в себе, по словам К. Маркса, ту универсальную независимость мысли, которая относится ко всякой вещи так, как того требует сущность вещи. Психологические корни разумности (равно как глупости и безумия), таким образом, следует искать в механизмах устройства и функционирования интеллекта»4.

Как в историческом прошлом, так и в настоящем постоянно подтверждается древняя истина – «Сон разума рождает чудовищ». Под воздействием неблагоприятных социально-экономических, политических, экологических, психологических, идеологических факторов в определенные исторические периоды («смутные времена») формируются так называемая «невротическая эпоха» (понятие и термин 3. Фрейда), «новое средневековье» (Н. Бердяев), «революционный невроз» (П. Кабанис), «массовые психические эпидемии» (В.М. Бехтерев и В.X. Кандинский), «религиозный фанатизм и мистицизм» (К.Г. Юнг, С. Хантингтон), «функциональная глупость» (М. Холодная) и «кризис идентичности» (В.А. Ядов, Э. Эриксон, Л.Г. Ионин). Все эти понятия и термины отражают падение интеллектуального потенциала общества, которое ведет к его деградации. В таких обществах (к ним, к сожалению, относится и современная Россия) преобладает невротический стиль деятельности и общения, рационально-аналитическое мышление сдает свои позиции иррациональному, аутистическому и репродуктивному сознанию, о чем наглядно свидетельствуют большинство телевизионных программ, засилье развлекательной и бульварной прессы, наметившаяся тенденция «пожелтения» качественных изданий. Журналистика и журналисты способны если не противостоять, то, по крайней мере, минимизировать негативные процессы, о которых шла речь выше, и развивать позитивные тенденции. Это можно сделать при одном условии: журналистика должна следовать своему назначению – стремиться к интеграции общества, его гуманизации, интеллектуализации, подлинной демократизации и т.д.

«Для журналистской профессии и для ее познания в стенах вуза крайне важно развивать внимание и наблюдательность, память, мышление и воображение, – справедливо отмечает Л.Г. Свитич, – короче говоря, активизировать умственные процессы»5.

Студент-журналист стоит перед принципиальным выбором: либо он всерьез воспринимает свою профессию как интеллектуальный труд – и тогда надо глубоко изучать законы, тайны, парадоксы мышления, либо... Либо вообще ничего не надо изучать, как, впрочем, и работать в прессе. Будем все-таки исходить из того, что мы имеем дело с читателями университетского уровня, которые озабочены не только сдачей зачетов и экзаменов, но и созданием базы для успешной профессиональной деятельности на много лет вперед.

<< | >>
Источник: Корконосенко С. Г.. Социология журналистики. М.: Аспект Пресс. 2004

Еще по теме Глава 2. Социологическое мышление журналиста (В.И. Кузин):

  1. Глава 2. Социологическое мышление журналиста (В.И. Кузин)
  2. УКАЗАТЕЛЬ ИМЕН[112]