<<
>>

б)              антиномический принцип классификации

По мере того как происходит сближение интенционально-феномено- логической концепции с экзистенциально-онтологическими проблемами, этико-эстетической теории с гносеологическим знанием и праксеологией, становится очевидной необходимость построения универсальной единой классификационной основы ценностей.

Одновременно с этим человечество пришло к выводу о том, что построение универсальных парадигмальных концепций, истинных всегда и везде, вероятно, несостоятельно. Результатом такого противоречия явились попытки антиномического решения проблемы построения классификации ценностей, предлагаемыми современными исследователями как единственно возможные. Примером такой классификации может послужить конструкция ценностных антиномий Н.С. Розова[79]. Исходя из условий постоянной смены и обновления ценностей в современном мире, а также необходимости осознания равноправности ценностей различных культур и народов, Н.С. Розов составляет антиномический ряд ценностей как полюсов измерений для выбора мировоззренческих ориентиров. Это позволяет сохранить исторический принцип и дополнить его рационально-логическим и дескриптивным. Общезначимые ценности в этом случае выступают ценностями «минимальными», необходимыми для взаимодействия субъектов, но не являющимися нормативными установлениями для каждого отдельного индивида. Подобный подход может быть назван плюралистическим и антиномическим в силу того, что пытается сделать возможным примирение противоречивых реалий и тенденций ценностного сознания.

Метод антиномий предполагает классификацию ценностей и антиценностей. В отличие от него, наш подход к этой проблеме связан изучением ценностей различных типов субъектов и включением каждой из них (а не только полярных по свойствам) в своеобразные ценностные ряды. Если антиномический принцип построения классификации показывает присутствие позитивной ценности и ее отрицания, принятого в отдельных случаях как ценность, то в дальнейшем возможно построение ценностной типологии, дающей перечень диапазонов ценностного ряда, которые показывают всю вариантность ценностного предпочтения.

К онтологическим ценностям в этом случае может быть отнесен следующий диапазон: существование-равновесие-усложнение-самоорга- низация-прогресс.

К биологическим ценностям могут быть отнесены: природа-жизнь- гомеостаз-размножение-расширение ареала-адаптация-совершенствование вида.

Антропологические ценности, имеющие индивидуальную значимость, могут быть разделены по отдельным направлениям, имеющим собственные диапазоны: 1) человек-сила (жизненная, физическая, духовная)- самореализация; 2) созерцание-познание-знание-истина-творчество; 3) добродетель-самосовершенствование-самоконтроль; 4) свобода как единичность-свобода как соборность, целостность; 5) чувственность-разум- интуиция-слияние с объектом (просветление, мистическая интуиция).

Общественные или социальные ценности также имеют сложную внутреннюю иерархию и соответствуют различным типам цивилизаций и историческим эпохам: 1) общество-человечество-социальные группы различной степени обобщения до семьи; 2) гармония с внешней средой обитания-подчинение и контроль над внешней средой; 3) автаркия-сотрудниче- ство-захват-господство; 4) коллективный труд-разделение труда-специа- лизация; 5) труд-свободное время-отдых; 6) простое воспроизводстворасширенное воспроизводство-приумножающий характер экономики- устойчивое развитие; 7) контроль над численностью населения-неограни- ченное размножение, демографический рост; 8) традиционность-циклич- ность-инноваторство; 9) законодательство-личные права и свободы.

К эстетическим ценностям могут быть отнесены следующие диапазоны: 1) удовольствие-целесообразность; 2) гармония-красота; 3) художественное восприятие-художественное творчество.

К религиозным ценностям, в свою очередь, относятся следующие диапазоны приоритетов: 1) освобождение-спасение; 2) святость-мистиче- ская сила; 3) Душа-Дух-Бог.

Каждый из диапазонов включает в себя целый ряд ценностей, принадлежащих той или иной эпохе, народу или отдельной личности, исключая строгую нормативность и в то же время исходя из потребности в поиске всеобщности.

Самым спорным в предложенной классификации, вероятно, является включение в разряд ценностей тех приоритетов и ориентиров развития, которые не связаны с человеком и его сознанием. Включение онтологического и биологического уровня в понимание ценностей на первый взгляд не правомерно в силу того, что ценности как феномен, связанный с образованием смысла, значимости и предполагающий субъективное переживание, не могут иметь иного субъекта, кроме человека. В целом, разделяя данное положение, следует отметить, что в отношении бытия мы имеем дело не только с ценностным сознанием, бесспорно относящимся исключительно к способности человека, но и с неосознанным ценностным отношением или деятельностью. В этом случае можно говорить не только о предпочтении и выборе средств существования и развития, характерных для живой природы, но и о приоритетах и ориентирах изменения в неорганической материи. Усложнение или самоорганизация в этом смысле могут быть условно определены как своеобразные ценности бытия в целом, которые определяют ориентир процессов движения и развития при условии их необратимости. В данном отношении, вероятно, можно говорить о ценностных ориентирах, присутствующих в любой форме самодвижения, выражающего какое-либо стремление. Стремление может быть силой, направляющей к распаду и хаосу или усложнению и прогрессу, либо к тому и другому попеременно. Ориентир изменения в этом случае может быть условно назван ценностным, поскольку он внутренне связан с общим смыслом существования бытия и отражает некое «предпочтение» среди многообразия вариантных решений.

Г оворя о биологическом измерении ценностной активности, мы имеем в виду сферу жизнедеятельности живых организмов, имеющих неотъемлемым свойством рост и развитие, выступающую одной из форм неосознанного самоизменения. В этом случае жизнь выступает главной ценностью, на поддержание и утверждение которой направлены все силы организма. Здоровье, приспособленность, активность становятся условиями поддержания ценности жизни для отдельной особи, в то время как сила размножения и способность к межвидовому отбору выступают условиями поддержания жизни рода в целом.

Самореализация, исполненность совпадают в этом случае с внесением своей индивидуальной роли в общий экологический баланс, хотя в то же время бессознательно тяготеют к его нарушению в свою пользу. Специфическими ценностями, сопутствующими ценности жизни, в разных случаях могут выступать как соперничество, межвидовая и внутривидовая борьба, так и сотрудничество, симбиозы, экологическое равновесие в целом. Стремление к поддержанию и распространению жизни включено в жизненную программу организма и выступает имманентной бессознательной ценностью как полагание смысла в себе самом и как значимость для единого природного пространства.

Антропологические ценности, начиная с ценности человека, уникальны и разнородны в своих выражениях. Наиболее общей для представителей различных эпох и народов является, вероятно, ценность собственного существования, экзистенции, проявляющаяся в стремлении к максимальной самореализации потенциальных сил и усовершенствованию своей природы. Показателем возможностей человека при этом могут выступать его способности, имеющие различную ценность в ту или иную эпоху у отдельных народов и цивилизаций. Так, для народов, обладающих мифологическим мировоззрением, наибольшую ценность имеет так называемая «жизненная» сила человека, включающая в себя физический, волевой и духовный компоненты в единстве. Для народов на ступени цивилизации характерна повышенная ценность интеллектуальных, иррациональных, эмоциональных, физических, волевых способностей в обособленном виде. Индивидуально значимые ценности выражают стремление к поиску высших добродетелей в сфере нравственной жизни. Несмотря на существенные колебания в содержании самих добродетелей, признаваемых различными народами в качестве эталонов, общим является ориентир на постоянное совершенствование своего нравственного состояния, в итоге предполагающего возможность подчинения своих низших стремлений высшим. Стремление к самоконтролю выступает более сложным и развитым вариантом ценности, чем власть или контроль над другими людьми, и присутствует в той или иной форме практически у всех народов.

Кроме того, к этой группе могут быть отнесены ценности, связанные с освоением внешнего мира, утверждающие ценность полученной человеком информации о бытии, о собственных способностях восприятия и мышления как средствах для получения достоверного знания, а также о степени свободы деятельности человека как условии для самореализации. Ценность свободы при этом имеет достаточно широкий диапазон смыслов - от утверждения независимости от внешних для субъекта условий до осознания своей свободы в коллективном или всемирном проявлении необходимости. По сравнению с ценностями онтологического и биологического уровней, антропологические ценности имеют своим субъектом мыслящего, переживающего, творческого индивида, что делает каждую субъективную ценность индивидуальной, неповторимой и связывает ее не только с физическими, но и духовными сферами бытия.

Общественные ценности вытекают из потребности человека в общении, коллективном труде как средствах поддержания и дальнейшего укрепления собственного индивидуального и общего видового существования. Однако само существование народов в природной среде и индивидов внутри общества имеет свои особенности, позволяющие говорить о том, что ценностные диапазоны имеют значительные колебания. Отсюда - различные оценки роли природной среды для жизни общества, роли социальных институтов власти, прав и свобод отдельной личности, роли традиции и новаторства в процессе общественного развития.

Эстетические ценности отличаются повышенной ролью субъективного переживания в структуре и выражении ценностного чувства. Ценностью эстетического в целом обладает, по сути, все, что связано с эмоциональным переживанием субъекта. Центральной эстетической ценностью выступает прекрасное (Красота), понимание которой колеблется от утилитарно-практического (Сократ), до бескорыстного удовольствия, получаемого субъектом от восприятия объекта (Кант). Ценностью выступают также сами способности субъекта к созданию или восприятию эстетических объектов - креативность, способность к творчеству, чувство прекрасного, чувство меры, вкуса и т.д. Ценности эстетического могут в равной степени выступать проявлениями ценностей индивидуально значимых и общественно значимых, так как, с одной стороны, они не могут формироваться без личного эмоционального переживания субъекта, а с другой - имеют более высокую значимость при наличии общения между субъектами, усиливающего ее через коллективную оценку того или иного объекта.

Такую же двойственную природу имеют и религиозные ценности, которые аккумулируют в себе стремление человека подняться из обыденности и пределов физического существования к высшему духовному бытию.

Многообразие форм религиозного мировоззрения свидетельствует о субъективизме источников религиозного знания. Вместе с тем диапазоны ценностей на этом уровне не отличаются особой широтой и свидетельствуют о более или менее возможных сближениях в понимании религиозного идеала, религиозного опыта или религиозного чувства у отдельных народов. Освобождение от цепи причинности и пут физического существования составляет ценность для индийских религиозных школ, в то время как ценностью христианства выступает спасение от греховности физического земного бытия человека и возвращение к бытию божественному не обусловленному. Близость нравственно-религиозных обетов и заповедей в религиозных доктринах свидетельствует о том, что ценности мистического имеют в данном случае вполне земное социальное происхождение и обусловлены стремлением к поддержанию единичного в составе целостности. Ценность существования поддерживается заповедями человеколюбия, гуманности, милосердия, отвергаемыми лишь узко индивидуализированными религиозными учениями, не признающими ценности земного бытия и жизни. С таким парадоксальным явлением мы встречаемся в джайнизме, когда главным обетом объявляется ненанесение вреда всему живому, но в то же время собственная жизнь не обладает ценностью, что открывает возможность самоубийства для прерывания кармических зависимостей. Общим для восточных и западных религиозных учений выступает утверждение ценности духовного мистического опыта, переживания религиозного иррационального знания и откровения или просветления. Утверждение ценности души как сосредоточения нравственных, волевых, мистических способностей субъекта, стремящихся к слиянию с создателем, также характерно для многих конфессий, хотя и в этом случае встречаются исключения, где индивидуальность и само существование души преодолевается через понимание единой не разграниченной природы всего обусловленного (буддизм). В последнем случае ценностью выступает не единичное существования и самореализация, а изначальное и конечное тождество субстанций, достигших совершенства.

Характерным для религиозных ценностей в целом, таким образом, является стремление к утверждению духовного всеединства или тождества как преодоления, снятия данного природой единичного физического существования. Ценность жизни в этом случае выступает не самоцелью, а средством к исполненности потенции духовного бытия и обретению духовного бессмертия.

В построении данной классификации использованы возможности экзистенциального и феноменологического методов, так как основными критериями типологии ценностей выступают принципы существования объектов и субъектов, стремящихся к обретению самости в условиях (и даже вопреки) всеобщей детерминированности. С другой стороны, ведущим основанием классификации ценностей, связанных с человеком, выступает субъективное переживание и смыслообозначение как результаты интенцио- нальных связей сознания с внешним миром. Выявление ключевых ценностей человечества вряд ли может избежать субъективизма, связанного с определенным личным мировоззрением, духовными приоритетами того или иного общества, типа цивилизации. В этом смысле более эффективным видится построение классификации по принципу ценностных рядов, дополняющих и уточняющих ценностные ориентиры одни другими при учете их равноправности, а не развития от высших к низшим. Подобная классификация будет выступать линейной, если рассматривать ее по вертикали от онтологических ценностей к религиозным, духовным, и нелинейной - по горизонтали, когда в каждой группе ценностей мы видим не восхождение и развитие одного устремления, а множество самостоятельных равноценных приоритетов мировоззрения, развивающихся собственным путем. Линейность от онтологического до духовного также весьма условна и представляет собой, скорее, выражение связей всеобщего и единичного, чем простого и сложного. Онтологические ценности составляют в этом смысле основание ценностно-ориентированного процесса саморазвития бытия в целом, биологические - основание процесса жизнедеятельности как формы саморазвития при наличии способности к восприятию и ощущению, антропологические - основание процесса сознательного и творческого (как в физическом, так и в интенциональном аспектах) единичного бытия во всем многообразии его форм и проявлений.

Возникает вопрос, существует ли единый смысл в многообразии ценностей? Ответы на него тоже оказались различными. Так, представители религиозной философии видят единый смысл в «собирании», воссоединении мира и Бога. Наиболее ярко эта идея представлена у Платона, неоплатоников, Августина, Вл. Соловьева, С. Булгакова, Н. Лосского. Восточная философия видит это единство в открытии собственной «божественной» сущности (индуизм, ислам). Сторонники атеистической традиции видят общий смысл ценностей в достижении гармонии с миром (даосизм), в нестрадании (буддизм), в знании истины (Аристотель, Ф. Бэкон), в свободе (Ж.П. Сартр. А. Камю). Сторонники психоанализа считают единым смыслом всех ценностей стремление к удовольствию, А. Маслоу - рост собственного качества, самореализацию. Может ли что-либо объединять столь различные устремления и ценности?

По нашему мнению, единым в формировании ценностей всех типов выступает стремление к укреплению своего присутствия в бытие, к той или иной форме бессмертия. Оно может явно и неявно присутствовать в ценностях жизни, социума, мира, любви, творчества, духа, через которые субъект считает возможным продление своего бытия или выведение его на качественно более высокий уровень. Когда ценность человека и его жизни оказывается ниже ценности Абсолюта, Бога, Дао, Брахмана и т.д., это означает, что индивид стремится к приобщению к безначальному и бесконечному источнику мира, оценивая себя как его уменьшенный аналог (даосизм, пантеизм), его порождение (христианство, гегельянство) или как его собственную форму (брахманизм, буддизм). Ценности удовольствия, ценности мгновенного, неповторимого (красоты, радости, восторга, мученичества и т.д.) косвенно также связаны со стремлением к насыщению жизни сильными переживаниями, способствующими возвышению ее качества. Стремление прожить более полную, яркую жизнь означает осознанное и неосознанное понимание ее конечности, невозможности достижения бессмертия. Однако и эти ценности свидетельствуют о том, что их субъект пытается сделать жизнь больше, чем существование, и если не продлить жизнь во времени, то умножить ее качество и увеличить в «объеме».

Особенностью нашего исследования выступает идея о том, что все виды ценностей, несмотря на их многообразие, утверждаются как экзистенциальные ценности личности, отражающие смысло-жизненные притязания. Смысл жизни субъектов связан с их своеобразием, устремленностью к духовному или телесному, внутреннему или внешнему, динамичному или статичному. Отсюда - многообразие переживаний и значений, формирующих ценности. Общим смыслом мира ценностей выступает стремление к вечному совершенствованию, бессмертию, которое не достижимо, но является незримой целью всех видов жизнедеятельности индивидов. Понимание невозможности бессмертия, его противоречия законам природы, открывает простор иррациональным поискам его обретения и логическим обоснованиям своей уникальности, чуждости всему природному, что позволяет рассчитывать на выход из общей цепи детерминизма.

Одним из вариантов решения проблемы бессмертия становится творчество общественных ценностей. Индивид, рассматривая себя как часть человечества, стремится к бессмертию в его коллективном варианте. Ценности общества, такие, как мир, прогресс, устойчивость, традиция, гуманизм, свобода, справедливость - показывают, какие условия необходимы личности для наиболее полного исполнения ее смысло-жизненных устремлений и умножения своего бытия в бытие других. Другим вариантом решения проблемы бессмертия выступает творчество религиозно-мистических ценностей. Через отнесение себя к более высокой ценности Бога индивид обретает возможность реализации смысла жизни себя как Избранного, уникального и возможность бессмертия как проявления высшего вечного источника бытия и всякого блага.

Ценности творчества, труда, свершения великих деяний или открытий - свидетельства стремления личности оставить свой след в бытии, если другие виды бессмертия видятся невозможными. По словам Лао-цзы, сделанная работа сделана навсегда, и в этом смысле все виды творческой, созидательной и, к сожалению, разрушительной деятельности - варианты обретения бессмертия. По мнению русского мыслителя XIX века П.Д. Юрке- вича, душа человека бессмертна, поскольку она есть сердечность, доброта, квинтэссенция нравственности, и не является целостной. Она способна к передаче другим, и в этом смысле человек, сделавший добро другому или оказавший влияние на его смысл жизни, ценности, направленность мыслей, оставил ему часть своей души, даже уйдя из мира живых[80]. Так, понимаемое бессмертие формирует ценности более высокого нравственного порядка, поскольку их воплощение неизбежно предполагает осознание ценности существования Другого. По мнению Э. Левинаса, перенос основного внимания и заботы на ближнего, Другого, неизбежно приводит к потере самого себя[81]. Выходом из этого противоречия мыслитель считает утверждение в качестве главной добродетели и ценности Ответственности, всегда персонифицированной, личностной. Можно заключить, что высшими ценностями оказываются те, что выражают стремление к воплощению своего качества в бытие не только ради самого себя, но и ради этого бытия. Если субъект, стремящийся к вечности или совершенствованию, включает в свой мир Другого или все общество, природу, Вселенную, его личный смысл жизни становится онтологическим фактором. Многообразие способов продления и усовершенствования своего существования оказывается основой формирования великого множества ценностей и способов их обоснования.

<< | >>
Источник: Баева Л.В.. Ценностные основания индивидуального бытия: Опыт экзистенциальной аксиологии: Монография. М.: Прометей. МПГУ,2003. 240 с.. 2003

Еще по теме б)              антиномический принцип классификации:

  1. 2. Принципы классификации отраслей страховой деятельности Понятие отрасли страхования
  2.   § 5. Принципы классификации философских сообществ в истории  
  3. б)              антиномический принцип классификации
  4. Принципы классификации рефлексивов
  5. ПРИЧАСТИЯ НА -и, -т В ИХ ОТНОШЕНИИ К ПЕРЕХОДНОСТИ/НЕПЕРЕХОДНОСТИ ГЛАГОЛА[429] Принципы классификации. Диатезные типы
  6. 2.5. Морфология:принципы классификации частей речи
  7. § 42. Части речи как грамматические классы слов. Принципы классификации частей речи
  8. Учение о частях речи в русском языке. Принципы классификации частей речи в отечественной грамматической науке
  9. Принципы классификации членов предложения
  10. Принципы классификации сказуемых
  11. Принципы классификации второстепенных членов предложения (традиционное и новое)
  12. Принципы классификации односоставных предложений.
  13. Принципы классификации сложносочиненных предложений. Структурно-семантическая характеристика видов сложносочиненных предложений. Место сложных предложений с присоединительными и градационными союзами в системе сложного предложения. Вопрос о сложных предложениях с пояснительными союзами.
  14. Принципы классификации БСП
  15. § 11. МОРФОЛОГИЧЕСКИЙ ПРИНЦИП КЛАССИФИКАЦИИ СЛОВОФОРМ
  16. § 79. ПРИНЦИПЫ КЛАССИФИКАЦИИ СЛОЖНОПОДЧИНЕННЫХ ПРЕДЛОЖЕНИЙ В ИСТОРИИ РУССКОЙ НАУКИ
  17. 9. Единицы морфемного строя. Морф и морфема. Принципы классификации морфем русского языка.
  18. 4. Принципы классификации сложноподчиненных предложений в истории русской науки