<<
>>

5. Дороги в альтернативный мир

На что идет энергия, производство которой, как мы видели, доставляет человечеству столько хлопот?

Если отвлечься от пресловутого “производства средств производства”, т.е. от разной машинерии и зданий для нее, что составляло конечную цель и даже самоцель не менее пресловутого “социалистического способа производства”, а по идее, должно служить чему-то полезному для людей, то остается пять главных статей расхода: 1.

Производство продовольствия и лекарств.

2. Производство одежды, обуви, обстановки, предметов быта и других промышленных товаров.

3. Строительство жилья, общественных зданий и дорог, а также отопление (или охлаждение в жару) жилых и других помещений.

4. Горючее для транспорта и обеспечение средств связи.

5. (Надо бы назвать первым по порядку, сообразно львиной доле расходов энергии) Производство средств убийства людей и разрушения созданного ими — гонка вооружений.

Давайте рассмотрим подробнее каждую из статей и попытаемся найти резервы для экономии потребления (и следовательно, производства) энергии без ущерба для уровня и качества жизни людей. Собственно, это и составляет базис альтернативной цивилизации.

Начнем с продовольствия.

В условиях, когда по меньшей мере полтора миллиарда из пяти с половиной миллиардов живущих на Земле “недоедают” (есть такой издевательский глагол, который в буквальном переводе с английского означает вовсе не оставленное на тарелке, а наоборот — недоложенное, а то и вовсе неположенное на нее), вопрос об экономии энергии на производство продовольствия на первый взгляд представляется надуманным. Но это только на первый взгляд...

В бывшем Советском Союзе, когда к концу 80-х годов рухнула система принудительного ручного труда на уборке урожая (на поле гнали ежегодно по 4 млн. человек!) картина сложилась такая: неубранной под снег уходила почти треть урожая — вдвое-втрое больше чем прежде; из оставшихся двух третей, в свою очередь, треть, как всегда, рассыпалась по дорогам из-за безобразной транспортировки или гнила на токах, в скверных хранилищах, так и не доходя до потребителя; наконец, из оставшегося “всего ничего” около трети, тоже как всегда, выбрасывалось на помойку или спускалось в мусоропровод из-за позорно низкой культуры приготовления и потребления пищи.

И подобная картина остается типичной, разумеется, не только для одной шестой части земной суши. Мораль проста: необходима комплексная механизация сельского хозяйства, хорошие транспортировка и хранение, высокая культура приготовления пищи и самого питания. Тогда при меньших расходах энергии можно сытнее и вкуснее накормить больше людей.

Важный резерв экономии составляет элементарная культура питания. Известна пословица: завтрак съешь сам, обед раздели с другом, а ужин отдай врагу. Но это относится к выработанной веками западной системе питания, ставшей сегодня передовым мировым стандартом. Там завтрак (ленч), да и то весьма скромный у

подавляющего большинства людей, начинается самое ранее в полдень, а утром обычно довольствуются “предзавтраком” в виде чашечки кофе или чая с булочкой и джемом. Обед — за исключением обжор, тоже не до отвала — следует вечером после рабочего дня, часов с шести. А ужином развлекаются поздно вечером в ресторане или в гостях только очень легкомысленные люди, не заботящиеся о своем здоровье и долголетии.

Во многих странах мира (в том числе и в нашей собственной) слишком многие не дотягивают до таких вершин культуры питания. Даже не занятые тяжелым физическим трудом наедаются до отвала с утра пораньше, затем повторяют эту процедуру в полдень и еще раз вечером, да еще в промежутках два-три раза прикладываются к мучному и сладкому. Результат: каждый второй с так называемым “избыточным весом”, обреченный на похороны лет на десять-пятнадцать раньше предназначенного ему судьбой срока, если бы вел себя за столом разумнее.

Мораль та же: меньше расход энергии на производство продовольствия — крепче здоровье и дольше жизнь миллионов людей.

В отношении одежды и обстановки расточительство диктуется так называемыми престижными (на деле псевдопрестижными) соображениями, закрепляемыми модой.

Дело в том, что одежда не просто предохраняет от непогоды и щадит чувство стыдливости. Она еще свидетельствует о социальном статусе ее носителя и связанном с ним престиже.

Одно дело — расшитый золотом дворянский камзол и совсем другое — простой крестьянский кафтан. Одно дело — роскошная папаха, лампасы на штанах и коричневые ботинки, совсем другое — убогая ушанка, штаны без лампасов и ботинки черные. Одно дело — фирменный джинсовый костюм и кроссовки “Адидас”, другое — тряпье фабрики “Большевичка” и клеенчатые сандалии фабрики “Скороход”. И так далее. При этом повсюду, согласно пословице, по одежке встречают и, вопреки пословице, по одежке же, а отнюдь не по уму и провожают. Так что отстал от моды, напялил кафтан вместо камзола — пеняй на себя.

Чтобы внести известный порядок при встречах по одежке, с древнейших времен была заведена мода на престижную одежду (и не только на одежду). Одет по моде — завидуют и уважают, не по моде — брезгливо сторонятся. Со временем в условиях постоянного перепроизводства всего, что можно произвести, мода превратилась в индустрию моды, заставляющую людей во имя престижных соображений возможно чаще менять даже вполне приличные гардероб и обстановку, загромождать жилье модными безделушками, которые тоже заменяются новомодными.

В бывшем Советском Союзе, где никакого перепроизводства изначально не было, стадная обезьянья мода в подражание Западу играла с людьми злые шутки на протяжении десятилетий. Будущие дамы и господа одевались одинаково как солдаты, шли на тягчайшие жертвы, чтобы модное тряпье сменить новомодным, заставляли квартиры одинаковыми стенками с одинаковыми корешками книг. Мало того, совершили подвиг, достойный обитателей сумасшедшего дома: в диком ажиотаже раскупили и растащили по своим квартирам 35 млрд. книг (для сравнения: в общественных библиотеках, способных обеспечить книгами каждого желающего, осело всего 5 млрд.) — книг, обреченных так и непрочитанными в большинстве своем обратиться в бумажный прах через несколько десятилетий, поскольку век бумаги из древесины сопоставим с человеческим.

Как подумаешь, на что угроблено столько сил и затрачено столько энергии... Элементарная гигиена тела предписывает нам навьючивать на себя как можно меньше одежды, чтобы кожа дышала и здоровье не подрывалось.

Элементарная эстетика учит нас, что самое скромное украшение жилья, выражающее личность его обитателя (идеальный вариант: сделанное своими руками) намного более впечатляюще, чем тиражированная миллионами экземпляров стандартная безвкусица. Кстати, именно соображения экономии энергии решают весьма актуальный для писателей-фантастов вопрос: что будут носить наши потомки — одежду одноразового пользования или стирающуюся? Сегодня ответ ясен: будут носить ту, на

производство и эксплуатацию которой затрачивается меньше энергии.

Очень значительная статья расхода энергии — отопление жилья. Разум подсказывает наиболее действенный способ экономии: возможно более эффективная теплоизоляция. Придуман идеальный вариант: возвращение к первобытной землянке на высшем уровне современного комфорта. Коттедж со всеми удобствами тремя сторонами зарывается в землю (именно для лучшей теплоизоляции), а четвертая открывается в мир огромным зеркальным окном во всю стену через которое свободно проходит солнечное излучение — так что хоть загорай, не выходя из комнаты. На ночь, как уже упоминалось, и это окно закрывается теплонепроницаемыми ставнями, так что ни одна калория, накопленная за день, не пропадает даром. Впрочем, обитателям дома для укрепления их собственного здоровья, рекомендуется проводить ночь, как в санатории, в спальных мешках на свежем воздухе даже зимой. Тем самым потребности в отоплении сводятся до минимума.

Не знаю, всех ли устроит такой дворец-землянка. Но знаю доподлинно, что наши предки умели обогревать и при необходимости охлаждать свое жилье при минимуме энергозатрат. Будучи в Самарканде и в Дели, всегда поражался, как гениально сооружали свои жилые помещения проклятые колонизаторы XIX в., опиравшиеся на тысячелетний опыт туземного населения. Куда ни зайдешь — за толстенными кирпичными стенами всегда 20°С при 40°С на улице летом и при 10°С зимой, причем без всяких кондиционеров и даже без больших печей, с одними “подтопками”, требующими не больше вязанки хвороста в день на приготовление пищи.

А рядом — современные здания с центральным отоплением и кондиционерами, где мерзнешь зимой и нечем дышать летом. Так что иногда полезно вернуться в прошлое, чтобы попасть в будущее.

И не менее значительная статья — транспортное горючее. Можно ли и здесь навести экономию? Можно. Конечно, без моторного транспорта не обойтись. Но минимизировать его масштабы — вполне в пределах

реального. В грузовых перевозках это исключение встречных перевозок и стремление производить на месте максимум того, что здесь же и потребляется. В пассажирских перевозках это исключение всех деловых и развлекательных поездок с целями, которых можно достичь более экономным способом.

Прежде всего речь идет об оптимизации расселения таким образом, чтобы обеспечить пешеходную доступность мест работы, покупок и развлечений. Имеются в виду не только малые, но и средние города или районы крупных городов на несколько десятков тысяч жителей, распланированные таким образом, чтобы дорога до проходной, в магазин, в клуб, до зоны отдыха занимала не более 20 минут приятной прогулки по зеленой аллее. И — никакого моторного транспорта вокруг, кроме “скорой помощи” в несчастных случаях или такси с вещами до вокзала. Сам видел такой городок: Дубна на берегу Волги в 200 км к северу от Москвы. Два километра в любую сторону — хоть до реки, хоть до железной дороги, хоть до научно-исследовательских институтов, хоть до промышленных предприятий. 15 000 жителей в двухэтажных коттеджах среди моря зелени, чистого воздуха, тишины. К сожалению, почти все городки подобного типа, рожденные гением архитектора, впоследствии оказались загаженными гигантоманией политиков и алчностью хозяйственников, превративших их в заурядные средние города огромной протяженности, битком набитые автомашинами. Но разве архитектурный гений нельзя востребовать снова?

Конечно, всю жизнь гулять только по аллеям своего городка, пусть любимого и дорогого, — не бог весть сколько впечатлений. Но этой беде легко помочь. Рюкзак за спину, кроссовки на ноги — и пройди за отпуск хоть тысячу километров.

Недалеко? На велосипеде или под парусами можно забраться подальше. Но как только ты развлечения ради заводишь мотор — самолета ли, автомашины ли, мопеда ли, безразлично, — ты автоматически в ту же секунду становишься аморальным типом, злодеем, убийцей своих внуков и правнуков, лишающим их дефицитных калорий, врагом человечества,

укорачивающим его существование на этой земле. Надо полагать, раньше или позже такое умонастроение сделается господствующим. Лучше, если пораньше.

А как же быть с туристами на самолетах и автомашинах, на поездах и теплоходах? Здесь произошло явное недоразумение. Такой туризм всегда был и всегда останется рассчитанным на любителей-одиночек. Как только он становится достоянием миллионов (ныне уже — десятков миллионов ежегодно) — он превращается в кошмар псевдопаломничества. Толпы туристов мечутся стадами, так ничего толком и не видя, сами испытывая разные лишения и по нарастающей загаживая все вокруг. Безразлично — в центре Парижа или на безлюдной речке в сибирской тайге. А когда счет “мототуристам” пойдет на сотни миллионов и миллиарды ежегодно (это при наблюдаемых тенденциях перспектива ближайших двух-трех десятилетий), то процесс зайдет в тупик. Тысячные толпы превратятся в миллионные орды, и надо будет либо год простоять в очереди в Лувр, либо по каким-то критериям отбирать счастливцев, отвергая основную массу страждущих. Добавим, при огромных тратах энергии на пассажирские перевозки.

К счастью, и этой беде можно помочь. На наших глазах блок за блоком вторгается в жизнь электронный комбайн нового типа, который сочетает в себе стереоскопический экран с “эффектом присутствия” на любом зрелище, будь то театр или туристская поездка, “телегазету” (а в будущем также “тележурнал” и “телекнигу” из электронных хранилищ любой информации вплоть до самых редких изданий), наконец, видеофон, который позволяет общаться лично, не покидая своих домашних кресел, позволяет даже принимать участие в телеконференциях, выступать с докладами, в прениях, задавать вопросы докладчикам и т.д. Есть основания подозревать, что такой аппарат — да еще соединенный с персональным компьютером — изменит жизнь людей больше, чем все машины, аппараты, механизмы и приборы с древнейших времен до наших дней, вместе взятые. Сами прикиньте, какие возможности открываются!

В том числе возможность “побывать” во всех уголках мира, “повидать” больше любого завзятого туриста,

сделать свою жизнь очень содержательной и интересной, не покидая пределов родного городка. А поездки, со всеми их мытарствами, оставим, как в былые времена, любителям-одиночкам.

Если символом XVIII в. избрать карету, XIX — паровоз, XX — автомашину, то для XXI в. я бы избрал в качестве символа именно такой электронный комбайн. Во всяком случае, на наш взгляд, именно он больше всего подходит в качестве символа альтернативной цивилизации. На фоне коттеджа с солнечными батареями на крыше, с ветряком у крыльца, с “мини-ГЭС” на ручье неподалеку и с бакенами волновых энергоустановок у побережья напротив. Хотелось бы, чтобы читатель все время держал в памяти эту картинку. Так легче будет воспринимать нижеизлагаемое, завидовать потомкам, а не сочувствовать им.

Что же касается расходов энергии на гонку вооружений, то эту статью надо бы исключить совсем. Данной проблеме, без решения которой переход к альтернативной цивилизации не осуществим в принципе, мы посвятим специальную главу.

Все вышеизложенное носит в западной литературе по альтернативистике кодовое название “низкая энергетика”. Возможно, по-английски “лоу энерджи” достаточно адекватно отражает суть дела. Но в буквальном переводе на русский выглядит странновато. Может, лучше было бы сказать “чистая энергетика”? Но тогда мы вторгаемся в атомную и тем более в ядерную энергетику, вполне “чистую”, однако несовместимую, как мы видели с альтернативной цивилизацией. Как еще? “Слабая”? “Умеренная”? “Миниэнергетика” в противоположность современной “макси”? Все — неточно, неадекватно. До изобретения более точного придется, видимо, оставить буквальный перевод с английского. Но все время помнить, что имеется в виду не нечто аналогичное противопоставлениям типа “высоковольтная” — “низковольтная”, “высокочастотная” — “низкочастотная”, а энергетика, минимально загрязняющая окружающую природную среду, надежно обеспеченная автоматически восполняющимися ресурсами и сама обеспечивающая достаточно

высокие уровень и качество жизни людей на бесконечно далекую перспективу.

Последнее обстоятельство особенно важно, потому что речь идет о динамике меняющегося мира, равновесие, устойчивость которого поддерживается не только топливно-энергетическим и материально-сырьевым (а также продовольственным, транспортным, торговым и т.д.), но и прежде всего экологическим и демографическим балансом. Последний в наши дни особенно подрывает эту устойчивость. Рассмотрим эту сторону дела детальнее.

<< | >>
Источник: Бестужев-Лада И.В.. Альтернативная цивилизация. — М.:1998.-352 с.. 1998

Еще по теме 5. Дороги в альтернативный мир:

  1. 1.6.1 Применение альтернативных топлив
  2. 1.5. Малая ГЭС как источник альтернативного энергоснабжения
  3. Ценность ЖИЗНИ
  4. Альтернативные гипотезы перераспределения дохода
  5. 16.3. МАРКЕТИНГОВЫЕ ОБСЛЕДОВАНИЯ РАЙОНОВ ТЯГОТЕНИЯЖЕЛЕЗНЫХ ДОРОГ
  6. § 3. Конкретные виды преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления
  7. 3.3. Связь альтернативных издержек и временной стоимости денег
  8. ЗЕМСТВА BO ВРЕМЯ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ: МЕЖРЕГИОНАЛЬНЫЕ КОНФЛИКТЫ И ПАДЕНИЕ ЦАРИЗМА
  9. 1. ад и рай — это альтернативные цивилизации?
  10. 3. Альтернативная энергетика
  11. 5. Дороги в альтернативный мир
  12. 2. Причины поражения СССР в 3-й мировой войне
  13. § 3. ИЕРАРХИЯ ПОТРЕБНОСТЕЙ -АЛЬТЕРНАТИВНЫЕ ПОДХОДЫ
  14. Альтернативными носителями информации.
  15. 2. Кредитно-денежная политика