<<
>>

Пункт 3. Проверка марксизма практикой

деяние как бы забава, а человеку разумному... мудрость

(10:23 Притчи)

"Учение Маркса всесильно потому, что оно верно". - так марксисты говорили о своём учении (читай: "нет бога кроме Аллаха и Магомет пророк его").

В некоторых вариантах этой цитаты вместо слова "всесильно" употребляли... "вечно". Теперь подобное именуют пиар технологиями для оболванивания электората. Если бы марксизм был наукой, то не именовал бы себя учением. Наука объективна, а учение полагает субъективный, мировоззренческий момент в предмете. Если бы марксизм, как наука стоял бы на верных исходных позициях, то допускал бы ревизию своих аксиом, или положений, широчайший доступ к критике, и какие-то методы проверки. Верность гипотез проверяется их альтернативами, и практикой, а не декларируется заранее. Лжеучения отпали бы сами, не выдержав проверки практикой. От этого марксизм только бы окреп, как единственно верное и вечно живое... Возможно, в начале рабочего движения, первой и единственной проверкой были выступления рабочих масс, но согласитесь, этого мало. Рабочие могут "выступать" по многим причинам, основной из которых была, и будет низкая зарплата. Дайте рабочим пусть мизерный, но непрерывный, опережающий инфляцию, рост зарплаты и при любой их "эксплуатации"... выступлений не будет. Возникшие в массовом порядке различные левые и правые течения в марксизме, не могли быть опровергнуты на практике, за неимением таковой, и процветали, паразитируя на "здоровом теле" самого марксизма. И марксизм всю свою такую длинную и одновременно короткую жизнь провел в непрерывной антагонистической борьбе с этими паразитами, т.е. реально практика марксизма, как критерия истины, - это обычная силовая борьба с уклонами физическими или клеветническими методами: "булыжник - оружие пролетариата". Кстати, если учение всесильно, то какой, простите, нормальный человек будет его критиковать, а, тем более, с ним бороться? C всесильными учениями не борются, а им подчиняются.

К тому же, отметим, что паразиты хорошо развиваются только на больном организме, который вынужден лечиться принудительно извне при помощи: "булыжников - таблеток". Здоровый организм подавляет сверх активность паразитов естественным путём. Вся история "развития" марксизма - это именно силовая, а не диалектическая борьба с инакомыслием и борьба именно на уничтожение противной стороны: либо при содействии внешней силы - государства, либо путём огульного навешивания презрительных ярлыков на оппонентов.

Тем более, утверждать, что некое учение верно, а потому и всесильно, или, наоборот, по меньшей мере, не серьёзно и присуще только апологетам вероучений, но никак не науке. Представьте, что в учебнике по механике вы встретите фразу: "Механика Ньютона всесильна, потому что она верна". Ничего кроме недоумения у нормального человека она не вызовет. Причём тут Сила к науке, и зачем Сила, как таковая, науке нужна? Заведомо верное учение - это по логике уже открытая абсолютная истина. Проверка абсолютной истины практикой - пустая трата времени. Таким свойством верности и потому, всесильности обладает не наука, а только истинная Вера, по её определению, не требующая практической проверки вообще.

Подобными заявлениями-лозунгами, которые произносились на каждом углу, марксизм сам расписался в своей не научности, но догматизме и даже прямой религиозной агрессивности.

На возражение о том, что "настоящий" марксизм был-де извращён и, потому, не верно воплощался в практике "жрецами культа", простите, фанатиками, типа Ленина, Сталина, Тито, Мао, Кима, Полпота, Фиделя ответим, что настоящую науку извратить невозможно. Именно практика и не позволит, а с помощью "булыжника" в сильных партийных руках при полном отсутствии объективной практической основы, любое даже заведомо ложное учение можно утвердить, на время, пока не наступит "момент истины". Да и извращенцев учения что- то многовато. Что ни вождь, то очередной, простите за грубость, извращенец.

Создайте математику, в которой: "2 + 2 = 3.987" и проверьте, долго ли она проживёт. Естественно, если в вашем распоряжении будет партия ленинского типа и с нею вся мощь госаппарата, то пару лет жизни этой математике гарантирую, пока народ не поймёт, что его дурачат. Но не более. Кстати, ничего нереального в возможности создания такой математики нет. По словам юмориста Задорнова, в одном штате США приняли закон, считать число "пи" равным 4-м. Правда это, или нет, но идея произвола в науке далеко не оригинальна. Повторю цитату из Фейербаха, что (в его время): "Подписи стали играть роль научных доказательств и доводов разума", и пример тому - деяния "народного академика" Лысенко в СССР. Пользуясь поддержкой государства он полностью "идейно разгромил" вейсманизм-морганизм (генетику) в агробиологии. В СССР не хватало продовольствия, и любые идеи в плане решения этой проблемы, какими бы дикими они ни были (кормление коров шоколадом и последующая их селекция), поддерживались и финансировались неграмотными политиками Следовательно, насадить в обществе определённую "науку", или очередную не проверяемую идеологию в виде общественной и общепризнанной "науки", в принципе, возможно: или просто с помощью насилия, или, по Фейербаху, одной "подписью". Сейчас это делается тоньше, при помощи лжи, рекламы и раздувания рейтинга таких наук, на то она и "демократия" вместо пошлого и вульгарного авторитаризма, где доминировало насилие. Так и последователи истинной Веры или языческих религий с помощью грубой физической силы, но никак не доказательств, уничтожали на своей территории все "ереси", всех "паганых" и язычников. И даже саму Русь крестили тоже насильно. Практика покаяний и казней еретиков, иноверцев, как необходимый практический атрибут реакционных религий, присуща и марксизму в его современном уже виде, в виде процессов по делам неких "врагов народа" (на самом деле врагов религии марксизма), или троцкистов, практики расстрела царской семьи и физического уничтожения религиозных и политических деятелей. И эта практика есть простое насилие. Ниже я покажу, что насилие и есть синоним, или атрибут только у чистого одностороннего воровства.

Поэтому марксисты в доказательном плане истинности своего учения на практике - стоят на уровне даже не Веры, а махрового сатанизма. Террор, уничтожение инакомыслия (даже не среди чужих, а преимущественно среди "своих"), охаивание и обычно запугивание поголовно всех, не верящих во "всесильность и верность" учения, или даже сомневающихся в нём на кухне. Научная проверка марксистской теории практикой осталась где-то в стороне, не до того было: "Кругом враги...", и учение надо было просто физически, а не научно защищать. А потом к этому... постепенно привыкли. Тем более, исключительно одни вожди, а не их паства, и знали, и понимали, как применять на практике (!) это Великое Учение.

Практика строительства коммунизма подтвердила неверность марксистского "учения" не только тем, что коммунизм нам не удалось построить. Ну, запороли ребята стройку, поскольку строили в первый раз. Ну, не было у ребят опыта, вместо чертежей - эскизы и наброски, типа: "К вопросу о диалектике" или: "Как нам реорганизовать рабкрин", и с каждой сменой прораба- вождя - коррекция проекта, да и то в виде указаний и постановлений. Да и стройматериалы, кроме дурной "рабочей силы", были в дефиците и разворовывались - всё это бывает, и всё это объяснимо. Практическая несостоятельность "Всесильного Учения" состояла в другом: в процессе строительства, как обнаружилось позже: "думали одно, говорили другое, а делали третье". А в переводе на простой русский язык, это и означает то, что аксиоматика "теории" марксизма каждодневно расходилась и с самой же "теорией" и с практикой её воплощения в жизнь. А Маркс подчёркивал, что: "В практике должен доказать человек истинность, т.е. действительность и мощь, посюсторонность своего мышления". Но, как мы уже знаем, у его последователей с практикой-то ничего не получилось, и марксизм оказался потусторонним учением. А вот ещё гениальное предвидение Маркса: "вы не можете упразднить философию, не осуществив ее в действительности". Философия марксизма сама упразднилась, и именно только после подобного неудачного "осуществления её в действительности".

А теперь, временно забегая вперёд, сделаем некоторое отступление, для чего рассмотрим три ходячих марксистских штампа, которые просто в виде лозунгов вбивались в головы советских студентов. Цель их одна - формирование "нужного" общественного сознания.

Первый штамп: "Практика - критерий истины". На первый взгляд всё верно, и потому этот вирус-штамп легко проникает через фильтры сознания материалистов и, как лозунг, легко там закрепляется. А при подробном рассмотрении возникают и некоторые вопросы. Например, если практика - критерий только истины, то, что тогда является критерием заблуждения или лжи? Если это тоже практика, то почему об этом прямо не говорится в этом лозунге? Мне, например, интересно не то, как определить истину, а как не попасться на крючок лжи. Истина - она, действительно, одна, найти её трудно, и пусть этим занимаются профессионалы, а ложь, - она на каждом шагу, да и во множественном числе. Гораздо важнее на практике и в жизни уметь распознавать ложь, а не искать истину. А как это сделать - нам не говорят. Следуя диалектике Гегеля, имеем: истина и заблуждение это две противоположные стороны познания, и они являются его составляющими моментами. Истина есть снятие заблуждения, а заблуждение возникает после отрицания, или того же снятия (по терминологии Гегеля) истины. Нет в мире ни одного человека, который бы не заблуждался в поисках истины, и нет ни одного политика, которому не приходится отрицать истину для утверждения своей лжи. Поэтому этот лозунг-штамп следует читать так: "Познание - критерий, как истины, так и заблуждения", и практика для этого критерия желательна, но далеко не обязательна, как это кажется с первого взгляда. Вот пример. Лазер был сначала предсказан теоретически, а только потом реализован на практике. Естественно, что теорию для лазера дала прошлая практика и мозги учёных, но это другой вопрос, и если бы теория оказалась ложной, то не состоялось бы и создание лазера и его практическая реализация. Поэтому можно также вбросить в массы ещё один краткий лозунг: "Познание - это единство и борьба теории и практики". Действительно, когда теория и практика находятся в некотором единстве, - это критерий истинности нашего познания на данный исторический момент, а когда между ними происходит борьба, то налицо заблуждения, или лживость наших текущих знаний. И ещё известный в науке факт. Можно построить полностью ошибочную теорию (модель) или даже несколько теорий, которые будут пояснять все известные факты для текущего состояния практики. По лозунгу Маркса - все эти теории и будут истиной, а так не бывает, ибо именно истина (или правда) присутствует всегда только в единственном числе.

Второй штамп: "Общественное бытие определяет общественное сознание". Тоже на первый взгляд верно, и "на ура" заглатывается учёными материалистами. Для опровержения этого штампа рассмотрим штамп, составленный по аналогии: "Левый конец палки определяет её правый конец". Вроде тоже верно, но как-то режет слух, не правда ли? А слуху это неприятно, т.к. верно и противоположное утверждение: "Правый конец палки определяет её левый конец". Так и в этом марксистском штампе получается, что во времени первоначально возникает общественное бытие, а потом - общественное сознание, и именно в этом состоит диссонанс в восприятии им подобных "истин". Диалектика Гегеля, составляющая основу марксизма, требует единства и борьбы общественного бытия и общественного сознания. Мы легко соглашаемся с тем, что общественного сознания не может быть без общественного бытия. Действительно, какое может быть общественное сознание при отсутствии самого общества именно в его бытии. Но диалектика требует и признания второго, далеко не столь очевидного, "момента истины": не может быть никакого общества, или общественного бытия без общественного сознания. Одинокий волк - это просто одинокий волк, а стая волков - это качественно иная структура, обладающая некоторыми особыми общественными свойствами, своим стадным сознанием, типа наличия и соблюдения в нём определённой иерархии, "разделения труда" на охоте и т.п.. Отдельная рыба в море - это просто рыба, а стайка рыб обладает особым неразгаданным общественным свойством синхронно менять направление своего движения. Любое общество - это единство и борьба его общественного бытия и общественного сознания. Эти два момента неразделимы, и о первичности одного из них говорить бессмысленно. И правильно в соответствии с законами диалектики этот штамп должен звучать так: "Общество - это всегда единство и борьба общественного бытия и общественного сознания". Вот ярчайшие примеры, опровергающие этот марксистский штамп. Государство СССР - это чистый продукт именно общественного сознания, когда именно общественное сознание формировало общественное бытие советского народа. Крестовые походы, инквизиция, фашизм, мусульманство, иудаизм, не говоря уж о христианстве - всё это то же самое, и причина их существования - это религиозное общественное сознание. Да и наша экономика держится на общественном сознании "ценности" бумажного доллара. Все эти и другие подобные им явления порождены именно общественным сознанием, которое по той либо по иной причине овладело обществом, и на определённом историческом этапе определяло его общественное бытие. А вот обратный пример. Во время мировой войны, как особого состояния бытия общества, лозунг: "убей немца" воспринимался адекватно всем общественным сознанием, а в мирное время вас в лучшем случае не поймут. Крайности, как всегда, вредны и на них общество долго не подержится, скатываясь к "золотой середине".

Третий штамп: "Политика - концентрированное выражение экономики". Звучит броско, кратко, но, поскольку одобрено государством и исходит от политиков, - полностью ложно. Назначение этого лозунга-афоризма одно: отбить всякое желание исследовать проблемы политической жизни общества. Если вас заинтересовала политика, и вы хотите в ней для себя разобраться, то, найдя её такое определение, начнёте изучать... экономику. А там столько школ и направлений, что к концу изучения вы вообще забудете, для чего вы всё это затеяли. Народные афоризмы, которых я в этой работе привожу немало, отражают вековой опыт народа. Они кратки, ёмки и им в основном верят, поскольку там заведомой лжи быть не может. Ошибки их интерпретации могут быть, а заведомая ложь полностью исключена.

Потому-то ложь, оформленная в виде краткого лозунга или афоризма, легко пробивает защитные барьеры сознания и в качестве паразита там и поселяется. И обнаружить этого паразита очень трудно. Сильно забегая вперёд, покажу, пока не очень строго, абсурдность и назначение этого третьего штампа. Как известно из опыта, в обществе существуют два вида общественной деятельности: экономика и политика. Экономика производит для общества материальные блага для поддержания жизни. Все люди где-то работают, что-то производят, что-то покупают и потребляют, и, практически все, включены в некое экономическое действо. А что делают политики? По этому штампу они концентрировано выражают экономику. Зачем вообще надо экономику выражать, кто пользуется результатами этого выражения, и что будет, если выражение прекратится - об этом нам штамп не сообщает. В экономике есть богатые и бедные, производители и потребители - и это тоже известный факт. Концентрированным выражением богатства является олигарх, а бедности - нищий. Значит, среди политиков должны быть и те, и другие в соответствующей реальной экономике пропорции. Факты нам показывают обратное. По диалектике Гегеля концентрированному, должна противостоять его противоположность - нечто разбавленное. Что такое разбавленное выражение экономики и почему его нам не показывают, в этом штампе не упоминается. Ниже в этой работе я покажу, что производителю по диалектической логике Гегеля всегда должен противостоять вор - его противоположность, чистый потребитель благ, а не их производитель. Экономическая деятельность - это производство, а противостоящая ей деятельность политическая - это воровство и перераспределение наворованного добра. И, поэтому, политика относится к экономике, как рука вора к вашему карману. Все эти положения будут строго доказаны в этой работе. Третий штамп призван скрывать воровскую сущность политической деятельности.

А теперь вопрос. Что можно считать критерием истины... общественного познания? Как определить: "правильно" или "неправильно" ведёт себя общество в конкретной исторической ситуации, или же, напротив, насколько адекватно изменяется общественное бытие в соответствии с некоторой идеологией, или с некоторыми изменениями самого общественного сознания? Общественное сознание, если таковое существует, как и всякое сознание у отдельного человека должно что-то познавать. Значит, наряду с общественным сознанием должно где-то существовать, в каком-то виде общественное знание, и (в виде процесса) общественное познание. Наука познаёт окружающий человека материальный мир, в том числе: и самого человека, и феномен его сознания, и (даже!) его общественное бытие. Но общественное сознание нельзя просто свести к арифметической сумме научных знаний в обществе, ибо это сознание зачастую поступает вопреки знаниям научным. Возможно, результатом общественного познания (знанием) являются: мораль, религия, идеология или некий "общественный опыт". Вопрос очень сложный и многогранный, но, по-моему, ответ на него надо искать не в научной плоскости. Наука, - она объективна в том плане, что она рождается из опыта, формируется как теория и замкнута в опыте. Когда наука и опыт соответствуют друг другу - науки нет, она стала догмой и, как наука, умерла. В отличие от науки общественное сознание - оно субъективно в том плане, что рождается из субъектов и замкнуто тоже в них. Общественное сознание есть продукт отношений между людьми в обществе. Каждый человек взаимодействует с общественным и индивидуальным бытием, как-то познаёт его, он есть частица (атом) сознания общественного. Общественное сознание не есть некая арифметическая сумма сознаний субъектов, а есть основная база, фундамент отношений субъектов. Отношения между субъектами в обществе чисто информационные. Производственные отношения там тоже имеют место быть, но для каждого субъекта они выступают как отношения внешние. Если хозяин бьёт раба и этим заставляет его работать, то по отношению к рабу хозяин является внешним объектом, и раб вынужден обстоятельствами с такой внешней средой взаимодействовать: или сопротивляться, или приспособиться. C этой позиции рабство это чисто взаимодействие человека и внешней среды. Но если рабы знают, что они рабы и, в силу этого знания, соглашаются (или нет) работать на хозяина, то перед нами уже - феномен сознания общественного, - информационные отношения. Ставить во главу угла производственные отношения, значит полностью игнорировать факты, которые говорят, что в любом обществе некая часть людей состоит, или временно пребывает, и вне производственных отношений, а общественным сознанием не только обладает, но и творит его. Никто не будет отрицать очевидного факта, что паразитическая структура общества - государство, которая находится с остальной частью общества вне производственных отношений, через СМИ полностью контролирует всё наше общественное сознание. В силу этого, общественное сознание, в плане познания - это чисто религиозная его форма. Оно основано на отношениях веры, а точнее доверия-недоверия между людьми. А согласно моему определению, это и есть собственно религиозная форма познания, когда познание строится на вере. Поэтому критерием истины общественного сознания, его "практикой", есть просто... массовость его распространения в данном обществе, или его "удельный вес".

Для внедрения той или иной формы общественного сознания в данное общество нужна только сила, а реальной и сконцентрированной силой в обществе обладает государство. Владимир Великий силой крестил языческую Русь, и под действием этой его силы все русские обрели сознание христианства. Другой тоже Володя (картавый) силой насадил на Руси атеизм и идеологию марксизма, и весь советский народ усердно и тоже сознательно строил "светлое будущее". Ещё и ещё раз приведу знаменитую цитату Гегеля о смысле и назначении общественного сознания для взаимодействия с ним простого человека: "Позиция непредубежденного человека проста и состоит в том, что он с доверием и убежденностью придерживается публично признанной истины и строит на этой прочной основе свой образ действий и надежное положение в жизни". Вывод: единственным критерием истинности общественного сознания, а именно оттуда все непредубеждённые люди и черпают свои т.н. "знания", и есть не практика, а публично признанная истина. Только те научные знания, которые становятся публично признанными, могут претендовать одновременно на место в общественном сознании. Любые же суеверия, догмы и "...измы", которые по каким-либо внешним или внутренним для общества причинам становятся публично признанными, тоже внедряются и закрепляются в общественном сознании, ибо критерий их истинности и есть исключительно их массовое публичное признание. Для простого американца пятница 13- го числа - самый тяжёлый день, для простого русского любой понедельник - день тяжёлый, и это для каждого общества истина публично признанная и, потому, есть абсолютная истина для общественного сознания. Силовые или информационные средства для внедрения своей истины в общественное сознание ранее находились у государства, а теперь расползлись и по частным лицам. Выводы делайте сами. Если в общественное сознание внедрить идею, что белые зубы - это хорошо, и это признак вашего общего здоровья, то средства химического или лазерного отбеливания будут потребляться наравне с хлебом насущным. Если обществу внушить штамп, что: "встречают по одежке, а провожают по уму", то почему-то вырастает спрос только на хорошую одёжку, а до ума и проводов по нему дело так и не доходит. Если всем внушить, что: "У советских - собственная гордость...", то все будут гордиться пустотой.

И последний момент. Для утверждения научной истины необходимо её соответствие как текущей практике, так и текущей теории. Для утверждения любой истины в общественном сознании достаточно лишь обычное её массовое распространение. Если для нормального учёного истина представляет некоторую конечную "ценность познания", то для обывателя, пользующегося сознанием общественным, именно "ценность" или рейтинг и массовость распространения знания есть факт его истинности. Средствами массового распространения чего-либо в форме учения или идеи во все времена (и в наше время особенно) являлись реклама и, её противоположность, - клевета. Наука в подобной "методе" не нуждается, а, т.н. "общественные науки", истинность или ложность которых основана только на массовости их распространения, приемлют исключительно подобные методы. Вот почему философы, политики, историки, экономисты не могут обойтись без того, чтобы не чернить друг друга и не рекламировать своё учение. Это один из методов создания или проверки "истинности" той или иной "школы". Если любая, даже самая абсурдная идея, например идея расового превосходства, или идея "богом избранного" народа легко воспринимается сообществом, находит в нём отклик, быстро распространяется, то она и есть истина в плане истины не научной, а истины для общественного сознания. И если любая даже абсолютная истина, типа моей "Философии воровства" (шутка), будет блокироваться силовыми методами со стороны государства, то, даже если с этой истиной ознакомятся и признают её все, - она никогда не примет окончательно формы реальной истины в сознании общественном. Вот интересная классификация наук Марксом: "(а исторические науки суть те, которые не являются науками о природе)". Короче говоря, есть (точные) науки о природе, а есть и другие науки, деликатно именуемые Марксом... историческими. Как отличить одни от других Маркс не говорит, ведь по Марксу природа и история едины (а науки - разные): "...«противоположностях в природе и истории»; как будто это две обособленные друг от друга «вещи», будто человек не имеет всегда перед собой историческую природу и природную историю". А если определить все т.н. исторические науки, как диалектические противоположности обычных естественных наук, как лже учения, то всё становится на свои места: есть истина и ложь, есть науки и... лже науки.

Например, все знают и "тысячелетний опыт демократии" тому подтверждение, что в правительство попадают только коррупционеры и воры. Все это видят, все это знают, но рассматривают это просто как недостаток того или иного, а то и всех депутатов, но сама идея воровской сущности государства как системы власти в общественном сознании никак не фиксируется. Причина проста и естественна - это блокировка этой "истинной истины" со стороны государственных структур, поскольку распространение этой истины сильно понизило бы рейтинг государства. Структуры идут на всё, чтобы ежедневно доказывать, что идея "демократии" хорошая, а неважные, если и бывают, то только её исполнители. Особенно ярко это проявлялось в СССР, где каждый последующий вождь-лидер лил грязь на предыдущего коллегу, но не на саму идею "светлого будущего". Тысячелетия общество наблюдает некий негативный для него факт, и тысячелетия общественное сознание отвергает его истину.

Все учили или знают закон единства Формы и Содержания, или закон соответствия Сущности Явлению. По этим законам любому государству необходимо однозначно вынести воровской вердикт, ибо во всех его структурах мы видим исключительно паразитические или воровские (коррупционные) формы деятельности, которые проявляются в той или иной форме взяточничества или казнокрадства. Воры и разбойники обитают только в воровских притонах, и если вы наблюдаете некоторую структуру полностью набитую ворами, то это однозначно воровской притон-малина. Но ещё никто эту логику к государству открыто не применил. Всеобщие законы есть, и все с ними согласны, поскольку они подтверждены общественной практикой, но по отношению к государству они... бездействуют. И даже если я строго докажу, что воровская структура государства всё же необходима для нормальной жизнедеятельности общества, но клеймо воров на челе наших правителей не даст этой идее "овладеть массами" и, тем самым, проникнуть в сознание общественное. А ведь воры так же необходимы обществу, как и трудящиеся-производители, и это я строго докажу ниже. Но негативное в общественном сознании клеймо вора не даст закрепиться там этой истине.

Так же насилие применяют все религии, когда для утверждения истины не только поносят язычников, "паганых", или атеистов, но и прямо уничтожают их. Варфоломеевская ночь, гонения на христиан, мавров, или старообрядцев, - это простая практика доказательства истинности той или иной религиозной формы общественного сознания. Почитайте, а точнее, попытайтесь только начать читать книгу "Священный вертеп" Лео Таксиля и обнаружите, что смена и деяния римских пап ничем не отличалась от смены и деяний советских лидеров.

Совершенно аналогично поступают и ораторы, и политики, и иные государственные, или общественные деятели в процессе "убалтывания масс". Вам на религиозном уровне веры или доверия деятель внушает свою "истину", что чёрное это есть настоящее белое, путём её рекламы или пропаганды, когда при этом параллельно деятель опошляет любыми методами истину оппонента, или любую уже бытующую истину. И если эта его "истина" становится истиной общественной и усваивается массами, то значит, она и есть "истинная" истина. Вот 1-а из многих пустопорожних фраз Маркса: "Теория способна овладеть массами, когда она... становится радикальной. Быть радикальным - значит понять вещь в её корне". Эта фраза вполне возможно обрела бы некий смысл, если бы было дано чёткое определение термина радикальности, а его нет. C таким же смыслом можно дать фразу: "Теория способна овладеть массами, когда она... становится сепулятивной. Быть сепулянтом - значит понять вещь в её корне". Или придумайте по образу-подобию свой текст и запустите его через прессу массам.

Тот факт, что Марксом и особенно его апостолом Лениным широко применялись брань, и прямые оскорбления по отношению к оппонентам, - это отнюдь не говорит об их грубости и невоспитанности. Это тот же стандартный, сидящий уже в самом общественном сознании, метод доказательства истинности именно своего учения для практики формирования и изменения в свою пользу текущего массового общественного сознания. Например, самый ласковый эпитет, которым Ленин удостоил Троцкого - это: "Иудушка", а самый крутой был известен каждому советскому человеку, вошёл в поговорку и потому, является уже даже фактором сознания общественного. Крылатая фраза: "надо заклеймить позором..."· - имеет ту же цель утверждения некоторой истины в сознании общества. Ведь никому не хочется стать предметом осмеяния, или позора, да ещё с видным клеймом на лбу. Здесь я не касаюсь вопросов классовой дифференциации для самого общественного сознания, или определения воровского назначения любой идеологии: и идеологии господствующих, и идеологии угнетённых классов, ибо тема эта слишком обширна. Если критерием истинности научного познания является частично практика, то критерием истины общественного знания есть его перманентная насильственная пропаганда в массах, или в кастовых группировках.

И, поэтому, мой вывод. Практика марксизма и религии в плане критерия их истинности полностью совпадают и, потому, в корне противоречат практике научной, где крепкими словами ничего не доказывается. Ниже я на ряде примеров покажу, как Маркс и Энгельс (о Ленине здесь и вспоминать вообще-то неприлично) при возникновении спорных вопросов, которые не могли быть объяснены их теориями, напрямую применяли этот метод. Вместо доказательства они просто долго и нудно высмеивали, или оскорбляли своих оппонентов, навешивали на них оскорбительные ярлыки и сводили, тем самым, дискуссию на нуль. А читатели подобных "доказательств", увлёкшись полемикой маститых философов, в конце забывали повод её возникновения и то, что должно получиться в результате. Аналогично враждуют и религиозные концессии, когда в их рамках возникает раскол, или зарождается новое течение. Здесь тоже применяется этот принцип предания оппонента... анафеме.

Вот примеры выражений Энгельса: "каждый из них [вульгарных экономистов] в глазах Маркса «в лучшем случае только безнадежно слабоумен»". Утопив в таких оскорблениях истину оппонента, они тем самым относительно поднимают и свою истину в общественном сознании. По экономисту Лориа там же читаем: "повыщипывать у illustre Loria краденные павлиньи перья", или: "в целом ряде подобных пошлых россказней", или: "Каким мелким брехуном кажется Вольф рядом с итальянцем [Лориа]". И Энгельс тоже цепляет Лориа: "даже пигмей его калибра может поднять на воздух и взорвать прочно сооруженное гигантское здание, созданное Марксом", (прочно сооружённое или гигантское здание может оказаться и зданием... нежилым) или: "ничтожнейший итальянский профессор политической экономии", или: "Лориа я упоминаю при этом лишь мимоходом в качестве забавного экземпляра вульгарной экономии". А вот опять, уже Маркс: "Прудон с обычным для него шарлатанством, корчащим из себя научность", или: "[рабское стадо подражателей] не додумалось даже до того...", или так: "Мудрый Рошер додумался", или: "следующая галиматья «романтического» Мюллера", или же такое: "комичный ответ Вегелина", или ещё: "Бастиа, самого пошлого... представителя вульгарно-экономической апологетики", или: "Г-н Тьер в своей вообще совершенно дрянной работе". И даже о своём... учителе: "Ничего не может быть комичнее учения Гегеля о частной земельной собственности", или высказывание о настоящих учёных: "индуктивный осел Ньютон является испортившим дело плагиатором". А это, увы, ещё одно, хотя и косвенное, но доказательство религиозности не только марксизма, но и большинства общественных наук, истинность, или ложность которых проверяется только массовостью их рекламного распространения. В подобных "науках" истина и ложь часто по нескольку раз (при жизни даже одного поколения) взаимно меняются местами. И это... никого не волнует.

Не пожалел Маркс и саму философию: "философия есть не что иное, как выраженная в мыслях и логически систематизированная религия... следовательно, она также подлежит осуждению". Рассуждение на уровне детского садика. Вовочка поругался с Машенькой, Маша пожаловалась воспитательнице и та... осудила Вовочку. Маша... успокоилась. Что означает словосочетание: "подлежит осуждению"? Зачем это надо делать вообще? Какого результата надо ждать от этого действа по осуждению? Большой вопрос: "А судьи - кто?" А если я не осуждаю философию, то... чем я рискую? Что мне надо делать после этого осуждения? А ведь католическая церковь тоже использовала этот принцип осуждения (Галилей, Коперник, Бруно), как одну из форм "доказательства" неправоты оппонентов, и чем это закончилось? А тем же, чем и марксизм, - полным крахом на практике, с последующими извинениями Папы.

Глубоко закинув идею осуждения чего-либо в массы, можно добиться практически любого результата, и вот почему. По Марксу: "...и теория становится материальной силой [читай объективной и, тем самым, истинной - В.Ш.], как только она овладевает массами". Для механики Сэра И.Ньютона вовсе не обязательно, чтобы его идея инерции, или же его теория всемирного тяготения именно в формулировке И.Ньютона "полностью овладела массами", достаточно, что эта формулировка доказательно будет понята-принята учёными и проверена на практике профессионалами, и закон всемирного тяготения сам по себе станет реальной материальной силой, но по совершенно иным, объективным причинам. Этой цитатой сами основоположники и подтвердили прямую религиозность своего учения, которое обретают силу отнюдь не в научной, доказательной и экспериментально проверенной истине-практике, а в публичной (словечко-то, какое, с подтекстом) истине-широте её распространения в общественном сознании. Так обретает силу и... раковая опухоль в здоровом организме. И как ещё раз не вспомнить фразу Энгельса: "Талант должен убедить массу в истинности своих идей, и тогда ему больше не придётся беспокоиться об их осуществлении". Убеждения и призывы - удел не науки, но религиозных вероучений. Обращение к массе - из той же оперы. В истинности чего-либо не нужно убеждать, истину требуется предъявить в виде факта. Но если предъявить нечего - в дело идут убеждения и... беспокойство, что вас не воспримут, и вам завтра нечего будет кушать. Напомню строки из Некрасова: "В мире есть царь: этот царь беспощаден, Голод названье ему". В народе говорят проще: "Голод не тётка, пирожками не накормит". Добыча жизненных ресурсов - основа существования общественных отношений...

В Ш-й части работы, где мною будут рассматриваться рейтинги и их общественное назначение, вы поймёте, почему и с какой объективной целью любой человек стремится к тому, чтобы именно его идеи, его "истины", его (возможно и ошибочное) понимание фактов: "овладели массами". Вам станет ясно, почему каждый хочет в чём-то убедить оппонента и для этого: пишет статьи, книги, выступает на семинарах и по TV, почему люди вообще могут часами просто: "спорить ни о чём", доказывая оппоненту недоказуемое вообще. Автор этого произведения, как и все авторы научных исследований, или псевдонаучных теорий, школ или учений исключением не является. Здесь же я коротко замечу, что слова победить и убедить однокоренные и, в конечном итоге, означают... беду для одной из сторон. А любая по[беда] имеет только одну и притом воровскую цель - ограбление побеждённого (или уже убеждённого в истинности проповедуемого учения) индивида. Я вас убедил в этом, или нет?

<< | >>
Источник: Шамшин В.Η. Философия воровства (анти - марксизм). - Издательство «Альбион» (Великобритания),2015. - Количество с. 353. 2015

Еще по теме Пункт 3. Проверка марксизма практикой:

  1. РАЗВИТИЕ НОТОВСКОГО ДВИЖЕНИЯ
  2. ВЕТЕРАН РЕВОЛЮЦИОННОЙ ТЕОРИИ  
  3. ФЕНОМЕНОЛОГИЯ Э. ГУССЕРЛЯ - МЕТОД ПОСТРОЕНИЯ ЭКЗИСТЕНЦИАЛИСТСКОЙ АНТРОПОЛОГИИ Ж.-П. САРТРА
  4. ГЛАВА 1. НАУКА: ПРЕДПОЛОЖЕНИЯ И ОПРОВЕРЖЕНИЯ[107]
  5. ЧЕЛОВЕК И ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ В ФИЛОСОФСКОЙ КОНЦЕПЦИИ Н. Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО
  6. 3.  СПИСОК  ИСПОЛЬЗОВАННЫХ  МАТЕРИАЛОВ СУДЕБНОЙ  ПРАКТИКИ
  7. §1. Разработка теоретических основ и особенности развития правового регулирования общественных отношений в условиях НЭПа
  8. ЗАКОННОСТЬ И ОБОСНОВАННОСТЬ ОСНОВНЫХ СУДЕБНЫХ АКТОВ В СОВЕТСКОМ УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ
  9. Пункт 2. Методология марксизма
  10. Пункт 3. Проверка марксизма практикой
  11. Пункт 4. "Развитие" марксизма
  12. Пункт 5. "Демократизм" марксизма
  13. Пункт 6. Обучение науке и религии
  14. ОГЛАВЛЕНИЕ