Юридическая
консультация:
+7 499 9384202 - МСК
+7 812 4674402 - СПб
+8 800 3508413 - доб.560
 <<
>>

Мыслитель с поющим сердцем. Судьба и творчество Ивана Александровича Ильина



Творческое наследие И.А.Ильина включает в себя научные и публицистические произведения по самым различным отраслям гуманитарного знания: правоведению, государствоведению, философии, социологии, политологии, этике, литературоведению, культурологии, искусствоведению*(1).
Но главную часть этого огромного наследия составляют мысли о России, ее трагической судьбе, об угрозах, которые несет ей будущее. Во многих своих суждениях о будущем своего Отечества Иван Александрович оказался провидцем. Он предвидел многое из того, что случилось с Россией в глубоко несчастные для нее 90-е годы ХХвека. Ясно осознавая, что крах коммунистического государства в России повлечет за собой новую катастрофу для Русской цивилизации и не менее пагубную, чем та, которую вызвало крушение Российской империи, Ильин пытался наметить в своих работах пути выхода из этой катастрофы. "Все, что я уже написал и еще пишу, и еще напишу, - все посвящено возрождению России, ее обновлению и ее расцвету", - признавался он в 1950году.
Основным объектом своих исследований в области научной юриспруденции Ильин избрал тему правосознания*(2). Кризис правосознания русского общества он считал одной из главных причин русской катастрофы 1917года и возрождение России связывал с формированием нового правосознания: русский мыслитель был твердо убежден, что "ревом, ломом и погромом Россию не спасешь".
Литературное творчество И.А.Ильина было неотъемлемой частью его жизни. За год с небольшим до своей смерти он писал, подводя итог прожитым годам: "Жизнь проведена в неустанных нервных напряжениях, вызывавшихся актом исследовательским. Его состав: художественное отождествление с предметом (что часто бывает мучительно изнурительно, ибо тьма теперь преобладает) и требование максимального точномыслия. Так всегда и во всем. Так продолжается и теперь. Пишется легко и много".
Произведения Ильина отражали его судьбу, но одновременно и творили ее. Судьба русского мыслителя неотделима поэтому от его литературного творчества и сама по себе столь же ценное достояние русской культуры, как и его книги.
Начало жизни. Годы учебы

Иван Александрович Ильин появился на свет в Москве 28 марта 1883года в семье дворянина Александра Ивановича Ильина. Дворянское достоинство род Ильиных приобрел через прадеда Ивана Александровича - Ивана Ильича Ильина, который был 2сентября 1793года произведен в чин коллежского советника и 25апреля 1796года пожалован дипломом на дворянское достоинство*(3). Кроме дворянского звания Иван Ильич оставил своим потомкам духовное завещание, в котором изложил в жанре катехизиса свои мысли о том, как должно воспитывать детей в семье, чтобы они прониклись духом православия и патриотизма, чтобы высшим своим долгом почитали служение Богу, Царю и Отечеству. Рукописная тридцати страничная книга Ивана Ильича под названием "Катехизис. Сыну моему Ивану Ивановичу Ильину мое родительское благословение", помещенная в красный кожаный футляр, хранилась в семье Ильиных как драгоценная реликвия. Дата в конце ее текста свидетельствовала, что она была написана 16сентября 1814года. В первых строках книги говорилось: "Тебе известно, из какого состояния я произошел. Ты видишь, чего я достиг.
Пятидесятилетняя опытность мой учитель". Отсюда следует, что родился Иван Ильич Ильин в 1764году*(4). Его сыну Ивану в год, когда был написан обращенный к нему катехизис, исполнилось 19 лет*(5).
Дед Ивана Александровича - Иван Иванович Ильин (1795- 1865) состоял на военной службе в артиллерии. В 1824году его, имевшего в то время чин поручика артиллерии, перевели на гражданскую службу. В течение двух лет он занимал должность чиновника для особых поручений при Воронежском, Орловском, Рязанском, Тамбовском и Тульском генерал-губернаторе А.Д.Балашове, затем при Рязанском гражданском губернаторе. После этого Иван Иванович служил в строительных подразделениях на инженерных должностях. В 1841году он был майором строительного отряда путей сообщения, затем руководил постройкой Большого Кремлевского Дворца*(6). По окончании строительства император НиколайI назначил Ивана Ивановича комендантом этого здания с официальным титулом "Майор от ворот Большого Кремлевского Дворца". В документах 1851года он упоминался как подполковник, а в 1855году назывался полковником.
На посту коменданта Большого Кремлевского Дворца Иван Иванович пребывал до своей кончины, проживая вместе с супругой Любовью Петровной (урожденной Пузыревой, 1811-1885) и детьми на территории Кремля. В их семье было шесть сыновей: Петр (1833-?), Владимир (1834-?), Николай (1837-?), Иван (1839-?), Александр (1851-1921), Сергей (1853 - после 1925) и три дочери: Александра (1835-1861), Елизавета (1838-1870) и Любовь (184?-1922)*(7).
Александр Иванович Ильин родился 29августа 1851года, его восприемником при крещении был наследник престола великий князь Александр Николаевич, будущий император АлександрII. Об этом свидетельствует следующая запись о младенце Александре Ильине 1851года в метрической книге одной из кремлевских церквей, в которой проходил обряд его крещения: "Родился 29августа, окрещен 6сентября Александр; родители его: Большого Кремлевского Дворца Майор от Ворот подполковник Иван Иванович Ильин и законная жена его Любовь Петровна, оба православного исповедания... восприемники были: Его Императорское Величество Государь Наследник Цесаревич Александр Николаевич..."*(8)
В 1870году Александр Ильин окончил Тульскую гимназию и поступил на юридический факультет Императорского Московского университета. Окончил он университетский курс обучения в звании действительного студента 10июня 1874года. Приказом по ведомству Министерства юстиции он 17декабря того же года был определен кандидатом на судебные должности при прокуроре Тульского Окружного суда. 25августа 1875года Александр Иванович был, согласно его прошению, приказом по ведомству Министерства юстиции, уволен от службы. 17ноября 1875года его утвердили указом Правительствующего сената по департаменту герольдии в чине губернского секретаря. В год рождения сына Ивана он был присяжным поверенным округа Московской судебной палаты.
После смерти матери в 1885году Александр Иванович Ильин унаследовал от нее 550 десятин земли в Рязанской губернии: он стал владельцем имения при селе Большие Поляны*(9), которое находилось в Пронском уезде*(10), и имения в селе Ясенок в Ряжском уезде*(11). Вплоть до революции 1917года Александр Иванович активно работал в земских учреждениях, был гласным уездного земства, членом Пронского уездного училищного совета. Должность земского начальника при Рязанском Губернском Присутствии занимал его сын Александр.
Мать Ивана Александровича Ильина родилась 19 июля 1858года и с рождения носила имя Каролины Луизы Швейкерт. Она окончила Московскую четвертую женскую гимназию и в 1879году получила разрешение "принять на себя звание домашней учительницы" с правом преподавать те предметы, которым ее обучали в гимназии*(12).
Ее отец и соответственно дед Ивана Александровича - Юлиус Швейкерт*(13) фон Штадион (1805-1876) - происходил из Саксонии. Он родился в семье врача в городе Виттенберге, знаменитом своей замковой церковью - на ее дверях Мартин Лютер (1483-1546) прибил 31октября 1517года пергаментный лист с 95 тезисами "Против индульгенций". Как известно, именно с этого события началось движение Реформации.
Юлиус Швейкерт учился на медицинском факультете Лейпцигского университета и в 1831году защитил здесь докторскую диссертацию по медицине. В 1832году он переехал в Россию и поступил на место врача в имение князя Александра Борисовича Куракина. Здесь его стали звать Юлием Юрьевичем. В 1842году ему удалось выдержать экзамен по медицине в Московском университете и получить назначение лекарем в Московский воспитательный дом. В 1853году Юлий Юрьевич Швейкерт защитил докторскую диссертацию по теме детской пневмонии и был определен на должность врача при гимназии. Впоследствии он являлся врачом в Императорском Вдовьем доме*(14).
Супругой Юлия Юрьевича Швейкерта стала Катарина Кюстер (1824-1890), немка по отцу. В их семье было восемь дочерей: Аделаида, Альма, Каролина и др. Аделаида Швейкерт вышла замуж за архитектора Григория Михайловича Левковича, какая-то из ее сестер стала женой Василия Ртищева, представителя знаменитого и знатного русского дворянского рода.
Каролина же 11января 1880года обвенчалась в Христорождественской церкви села Быково Бронницкого уезда Московской губернии с "отставным губернским секретарем Александром Ивановичем Ильиным"*(15). Спустя три месяца - 16 апреля - она приняла православие. С этого момента ее стали величать Екатериной.
21ноября 1880года в семье Екатерины Юльевны и Александра Ивановича Ильиных родился первенец, которого назвали Алексеем. 6апреля 1882года у них появился еще один сын - Александр. 28марта 1883года родился третий сын - Иван. 5ноября 1889года Екатерина Юльевна разрешилась от бремени четвертым сыном - Юлием, 24марта 1892года - пятым: его назвали Игорем. 21апреля 1883года в Богородицерождественской церкви, располагавшейся в Москве за Смоленскими воротами, состоялся обряд крещения младенца Ивана Ильина. В Метрической книге была сделана следующая запись: "Тысяча восемьсот восемьдесят третьего года, месяца марта двадцать восьмого дня в доме Байдакова, у Присяжного Поверенного округа Московской Судебной Палаты, из дворян, губернского Секретаря Александра Ивановича Ильина и законной жены его Екатерины Иулиевны родился сын Иоанн, месяца апреля двадцать второго был крещен; восприемниками при крещении были: московский 2гильдии купец Владимир Константинович Кеслер и вдова полковника Любовь Петровна Ильина. Свидетелями при совершении таинства святого Крещения были: потомственный дворянин Николай Иосифович Хржановский, жена Ейского 2 гильдии купеческого сына Ивана Антонова Пономарева Мария Федоровна, потомственный дворянин Константин Октавиевич Вододе-Бовио и дочь Коллежского Советника девица Аделаида Иулиевна Швейкерт"*(16).
Дом почетного гражданина города Москвы купца Байдакова, в котором семья Екатерины Юльевны и Александра Ивановича Ильиных проживала в тот год, когда у них родился сын Иван, располагался на пересечении Ружейного переулка и улицы Плющихи. В 1886 или 1887году Ильины сняли квартиру с окнами на Кремль в доходном доме графа Шереметьева. Жили они здесь шесть лет*(17). Дом был, видимо, уже ветхий, поскольку в 1895-1898 годах вместо него построили новый дом*(18). Ильины же переехали в дом Манихиной по Новинскому бульвару (1-й участок Пресненской части).
Детские годы запомнились Ивану Ильину звоном колоколов кремлевских храмов, величественными видами кремлевских стен и башен, прогулками по Александровскому саду и территории Кремля. "Детство мое, - вспоминал он на склоне лет, - квартира в Шереметьевском переулке. IV этаж - лицом на Кремль с дворцом и на дворовую церковь Шереметьевых ("Нарышкинское барокко"). Шесть лет патриотических чувств и любования"*(19) (выделено мною. - B.Т.).
По крови Иван Александрович был наполовину немцем. Однако всегда считал себя целиком и полностью русским. Поздравляя весной 1950года семью своего друга Евгения Евгеньевича Климова с Пасхой, он писал: "Дай Вам всем Господь утешения, духовной радости и созерцания! Подумайте только: ну как если бы Вы родились аргентинцами? Или папуасами! Или немцами? Или самоедами (сырую рыбу кушать - за хвост и в рот...). Я сколько раз в жизни благодарил Господа Бога за то, что русским родился... Вот милость, вот отрада! И это надо беречь, и благодарить, и радоваться. А чтобы Вы это еще почувствовали, посылаю Вам русских стихов. Ждите: пробьет час возврата!"*(20) (выделено мною. - В.Т.).
В 1893году Иван Ильин был определен отцом (вместе с братом Александром) на учебу в третий класс Московской 5-й гимназии*(21). Она была создана в 1865году на базе параллельных классов Московской 1-й гимназии и успела за четверть века своего существования приобрести репутацию хорошего учебного заведения. В 1869году ее окончили сын историка С.М.Соловьева Владимир Сергеевич Соловьев*(22), прославившийся как философ, Николай Иванович Карев - впоследствии известный историк*(23), Андрей Алексеевич Исаев (1859-1924), ставший крупным ученым, автором солидных трудов по экономике, статистике и социологии. Первые пять лет после учреждения это учебное заведение располагалось в одном здании с 1-й гимназией - напротив Храма Христа Спасителя*(24). В 1870году 5-ю гимназию переместили в дом на углу улиц Поварской и Большой Молчановки, взятый внаем у семейства Хомяковых*(25).
В конце декабря 1898года Иван Ильин был переведен (вместе с братом Александром) в Московскую 1-ю гимназию*(26). Это учебное заведение имело славу лучшей гимназии в Москве. В разные годы здесь учились такие известные люди, как М.П.Погодин, С.М.Соловьев, А.Н.Островский, П.А.Кропоткин, А.И.Соболевский, Н.И.Бухарин. Гимназия имела свою домовую церковь - храм святителя Стефана Пермского, открытый с высочайшего соизволения в 1854году.
Марк Вениаминович Вишняк, поступивший в 1-ю Московскую гимназию в 1893году, вспоминал впоследствии о ней: "Гимназия, в общем, была неплохая. Конечно, много было рутины и бюрократизма. Конечно, во главе ее стоял чех, а инспектором был немец. Конечно, древним языкам учили так, точно намеренно отбивали всякий интерес к Греции и Риму. Тем не менее, это была школа, которая не давила и не угнетала, давала жить и развиваться тому, что было к тому способно. Учителя учили без особого энтузиазма, и мы воспринимали их учебу, как обязательные для нашего возраста бремя и неприятность. Тем не менее, ни особой нагрузки, ни чрезмерно-суровой дисциплины в нашей гимназии не было"*(27). Об Ильине Вишняк писал: "Были в нашей гимназии, - не в нашем окружении и даже не в нашем классе, - а в другом, нормальном отделении нашего класса или классом ниже нашего, ученики, получившие впоследствии всероссийскую известность и встретившиеся мне на жизненном пути. Так в 7-ой класс*(28) перевелся к нам из 5-ой гимназии Ильин, Иван Александрович, - будущий философ, ставший единомышленником П.Б.Струве. Светлый блондин, почти рыжий, сухопарый и длинноногий, он отлично учился, получил при выпуске золотую медаль, но, кроме громкого голоса и широкой, непринужденной жестикуляции, он в то время как будто ничем не был замечателен. Даже товарищи его не предполагали, что его специальностью может стать - и стала - философия"*(29).
Окончил Иван Ильин гимназический курс обучения в 1901году. В аттестате зрелости, подписанном 31мая, говорилось, что "на основании наблюдений за все время обучения его в Московской 1-й гимназии, поведение его вообще было отличное, исправность в посещении и приготовлении уроков, а также в исполнении письменных работ отличная, прилежание отличное и любознательность ко всем предметам равномерная". По таким предметам гимназического курса, как закон Божий, латинский и греческий языки, математика, математическая география, физика, история, география, французский и немецкий языки, Иван Ильин имел отличные оценки. По русскому языку с церковнославянским и словесности ему была выставлена четверка в качестве итоговой оценки за время обучения и тройка по результатам выпускного экзамена. По логике он также получил четверку как итоговую оценку, выпускного же испытания по этому предмету не проводилось.
Приняв во внимание постоянно отличное поведение, прилежание и отличные успехи выпускника Ивана Ильина в науках, Педагогический совет Московской 1-й гимназии постановил наградить его золотой медалью.
В характеристике Ивана Ильина, составленной по итогам его двухлетнего обучения в 1-й гимназии и подписанной директором И.Гобзой, было сказано, что он "при отличных способностях занимался всеми учебными предметами весьма старательно. Награжден золотою медалью. За последние два года внесены в кондуит следующие проступки: своевольно передвигал стол из 6-го класса в 7-й, шалость на улице, невежливое отношение к преподавателю гимнастики. Временно был понижен балл за поведение, но, в виду безупречного поведения Ильина Ивана за последнее время, педагогический совет гимназии признал возможным повысить балл за поведение до 5. Наблюдал за поведением одного из младших классов во время перемен"*(30).
В июле 1901года Иван Ильин подал прошение ректору Императорского Московского университета о принятии его на юридический факультет. Впоследствии он рассказал в мемуарах о душевных переживаниях, терзавших его в то время: "Поступая в университет, я мечтал о филологическом факультете. Отец мой настаивал на поступлении в инженерное училище, к коему я питал отвращение. Под его влиянием я в 8 классе гимназии вел даже добавочные занятия по математике, работая у Д.А.Бема. В аттестате зрелости, ввиду моего указания на инженерное училище, пометили даже особую одаренность к математическим наукам, чего в действительности вовсе не было. Я только овладел геометрическим и алгебраическим созерцанием под влиянием талантливейшего преподавателя Федора Семеновича Коробкина и давал хорошие ответы. Летом отец, заметив мое противление и депрессивное состояние, согласился отказаться от своего требования, но с условием, чтобы я поступил студентом не на филологический факультет, а на юридический"*(31).
Год, в который произошли переломные в судьбе Ивана Ильина события, оказался горестным для него и его семьи - умер его брат Юлий, прожив на этом свете всего двенадцать лет.
Учиться на юридический факультет Иван Ильин пошел, как он сам признавал, "скрепя сердце". Лекции, которые ему пришлось здесь слушать, только усилили его скептицизм по отношению к юридическому образованию. "Скучные курсы Мрочек-Дроздовского и приват-доцента Числова по истории русского права; абстрактный курс политической экономии Мануйлова; сухое преподавание истории римского права у Хвостова... Все было утомительно. Заинтересоваться Самоквасовым я не мог в силу моей исторической незрелости. Заинтриговал только Новгородцев, читавший Энциклопедию права, как своего рода мало понятное введение в философию идеализма"*(32) - так описывал Ильин в мемуарах начало своей учебы в Московском университете.
Марк Вишняк, окончивший гимназию вместе с Иваном Ильиным и также поступивший в 1901году на юридический факультет Московского университета, дал в своих воспоминаниях более подробную характеристику факультету и его преподавателям. "Московский юридический факультет, - отмечал он, - к началу текущего века не мог идти ни в какое сравнение с петербургским, который был прославлен такими именами, как Сергеевич, Мартенс, Таганцев, Д.Д.Гримм, Петражицкий. Понизился в Москве уровень преподавательского состава, понизились и предъявляемые к учащимся требования. Только тупица оказывался неспособным осилить юридическую мудрость и экзамены в Москве, тогда как в Петербурге преподавание было поставлено серьезно, и испытаниям подвергалась не только память и усидчивость студента.
На первом курсе читали всего четыре предмета. Меньше всего давали лекции проф. Самоквасова, хорошего археолога и архивариуса, но не историка русского права. Аудитория у него быстро таяла. Перестал скоро посещать его лекции и я: то, что он читал, можно было полностью прочесть и в рекомендованном им учебнике.
Энциклопедию права П.И.Новгородцев тоже читал, но его "чтение" было совсем другого порядка. Он привлекал к себе внимание слушателей не только содержанием лекций, но и личными лекторскими данными. Особенным успехом Павел Иванович пользовался, конечно, у слушательниц Высших Женских Курсов В.И.Герье. Кто только из них не "влюблялся" в "жгучего брюнета" с ассирийской бородой и глубоко сидящими глазами, когда он с небольшим портфельчиком в руках появлялся на кафедре и, подравняв аккуратно листки своей рукописи, бархатным баритоном начинал свою лекцию. Когда я увидел впервые проф. Новгородцева, он был известен, как молодой, 35-летний ученый, ставший вскоре одним из провозвестников в России возникших повсюду неокантианства и возрождения, так называемого, естественного права. Приверженцем этой школы стал и я и сохранил ей верность и тогда, когда мой "первоучитель" отошел от нее, придя к проповеди истины православия и "скифским", или евразийским "утверждениям и отрицаниям".
Наиболее серьезным и трудным на первом курсе считалось римское право, - не система или догма, которую преподавали на следующем курсе, а история римского права. Этот предмет читал Вениамин Михайлович Хвостов, - профессор американского типа, скорее учитель, нежели оригинальный ученый, но много дававший слушателям своих лекций. Он был лектором и преподавателем Божьей милостью: свободно владел словом, не читал, а рассказывал живо и непринужденно без всяких записок или конспектов. В его изложении история римского права становилась историей Рима и римской цивилизации, в которой правовые институты играли необходимую, но подсобную роль. Юридические понятия приобретали при этом кристальную прозрачность и логическую завершенность, может быть с некоторым ущербом тому, что было в историческом прошлом. Как бы то ни было, это было отличным введением к истории и процедуре правотворчества.
Проф. Хвостов не пользовался популярностью у студенчества. Я же сохранил к нему признательность: если существует особое юридическое мышление, я обязан и Хвостову тем, что его усвоил. Добрые чувства к В.М.Хвостову только окрепли, когда пришла весть о его трагическом конце. Торжество бессудного и насильнического большевизма оказалось настолько нестерпимым для законнической натуры Хвостова, что он предпочел наложить на себя руки - повесился"*(33).
Выбор истории философии права в качестве главной специальности студент Ильин сделал не сразу. 6октября 1902года в Большой физической аудитории Московского университета состоялось торжественное открытие "Студенческого историко-философского общества", созданного по инициативе профессора С.Н.Трубецкого. Ильин принял участие в его организации и работе. За короткое время данное общество превратилось в довольно многочисленную организацию, в которой насчитывалось более тысячи членов. При обществе имелись своя библиотека и читальный зал. Регулярно проводились его заседания, на которых выслушивались и обсуждались доклады на темы истории философии права. Было запланировано издание журнала общества.
Однако история философии права была в то время не единственной наукой, привлекавшей внимание Ильина. Осенью 1902года Иван увлекся еще и лекциями профессора финансового права Ивана Христофоровича Озерова: стал ходить к нему на консультации, брать книги из его домашней библиотеки по истории кооперативного движения и фабричного дела в России. По его признанию, он даже "задумывал изучать историю русской фабрики"*(34). Но в декабре 1902года ему пришлось по причине заболевания бронхитом прервать на три месяца учебу.
Иван Ильин отправился лечиться к родителям в имение Большие Поляны, взяв с собой книги по истории философии: историю древней философии Виндельбанда, курс Новгородцева по истории философии права, диалоги древнегреческого философа Платона. Их чтение позволило ему окончательно определиться в своих научных интересах. "К весне Платон был мною изучен и полюблен"*(35), - вспоминал он впоследствии об этом эпизоде своей студенческой жизни.
Вопросы именно по Платону выпали Ильину на весеннем экзамене по истории философии права у П.И.Новгородцева. Павел Иванович выслушал его ответ с некоторым изумлением и поставил ему самую высокую оценку - пять с плюсом. Видя благожелательное отношение к себе преподавателя, слывшего строгим экзаменатором, Ильин тут же попросил у него разрешения прийти в приемные часы к нему в дом для разговора о своих дальнейших занятиях историей философии права и получил согласие.
Павлу Ивановичу Новгородцеву было в то время 37лет. Окончив в 1888году юридический факультет Московского университета, он в течение нескольких лет изучал историю философии в западноевропейских университетах. В 1896году ему было разрешено читать лекции на факультете в качестве приват-доцента по кафедре энциклопедии права и истории философии права. В 1897году Новгородцев защитил магистерскую диссертацию по теме "Историческая школа юристов, ее происхождение и судьба". Годом ранее она вышла в свет в виде книги*(36). 22сентября 1902года молодой ученый защитил докторскую диссертацию "Кант и Гегель в их учении о государстве и праве". Ее текст был издан в качестве книги в 1901году. В 1903году появилась еще одна книга Новгородцева о Канте - "Нравственная проблема в философии Канта". Павел Иванович стал известным ученым, причем не только среди правоведов, но и в среде философов. 1февраля 1903года он был назначен экстраординарным профессором Московского университета по кафедре энциклопедии права и истории философии права. С 12февраля 1904года он будет занимать должность ординарного профессора по той же кафедре.
По воскресеньям с 10 до 12часов дня Новгородцев устраивал у себя беседы на философские темы, для участия в которых приглашал молодых преподавателей, магистрантов и студентов юридического факультета Московского университета. На этих беседах бывали и юристы-практики, не утратившие со студенческих лет интереса к философии права, и просто знакомые Новгородцева, заходившие к нему в гости повидаться-поговорить. Павел Иванович проживал с женой Лидией Антоновной в комфортабельной квартире в доме, расположенном в Малом Знаменском переулке, но для бесед снимал меблированные комнаты в доме у Никитских ворот.
Придя к Новгородцеву в первый раз, Ильин сразу же заговорил о плане своих занятий историей философии права. "Сколько времени Вы хотели бы посвящать моему предмету?" - спросил его Павел Иванович. "Всю жизнь", - ответил ему Ильин. "Очень хорошо, а мы с своей стороны сделаем все возможное, чтобы облегчить Вам Ваши занятия и Ваше положение", - сказал на это Новгородцев и дал своему новому ученику первое задание - написать сочинение о Платоне.
Спустя годы И.А.Ильин напишет в своих воспоминаниях о Новгородцеве: "Двадцать два года я знал Павла Ивановича. Я помню его еще в звании доцента, до защиты им докторской диссертации. Мы, начинающие студенты, слушали его по-особенному, многого не понимая, напряженно ловя каждое слово, напряженно внимая: он говорил о главном; не о фактах и не о средствах, отвлеченно, но о живом; он говорил о целях жизни и, прежде всего, о праве ученого исследовать и обосновать эти цели. Вокруг него, его трудов, докладов и лекций шла полемика, идейная борьба, проникавшая даже в газеты; с ним соглашались, ему возражали; раздраженно выступали "материалисты", энергично смыкали свои ряды "философы". Слагалось идейное бродило, закладывались основы духовного понимания жизни, общественности и политики. Его семинарий был многолюдный, оживленный, со страстными встречами марксистов, народников, идеалистов и с атмосферой общего доверия к истинному, уравновешенному, внутренне горящему и внешне сдержанному руководителю"*(37).
УрокиП.И.Новгородцева наложили отпечаток на все творчество И.А.Ильина. "Духовное понимание жизни, общественности и политики" стало определяющей нитью его произведений.
Учеба Ивана Ильина в Московском университете проходила в сложной обстановке. С 1901года в среде московского студенчества усиливались революционные настроения. Сходки, митинги становились обыденной практикой. Студенты все более втягивались в политическую борьбу.
5декабря 1904года Ильин участвовал в демонстрации, организованной московским Студенческим исполнительным комитетом для выражения протеста против разгона студенческой демонстрации в Санкт-Петербурге. Небольшая толпа московских студентов, построившись в каррэ, пошла под красным флагом и с песней по Тверской улице мимо генерал-губернаторского дома к площади Страстного монастыря*(38). Но дойти до места назначения демонстранты не смогли. На них налетел отряд городовых и стал наносить удары шашками в ножнах. Демонстранты разбежались по прилегавшим к улице переулкам. Но часть из них была арестована. Среди арестантов оказался и Иван Ильин. После допроса его и остальных арестованных подержали около месяца в заключении и выпустили.
Осенью 1905года в Москве начались столкновения революционно настроенных рабочих с войсками. Студенты тоже участвовали в них: нелегко было молодым людям оставаться в стороне от революционного буйства.
Студент Ильин, кажется, искренне хотел быть вне политики. Он пытался смотреть на происходящее как посторонний. Но окружавшая его жизнь оказывалась сильнее личных устремлений. 11октября 1905года Иван записывал в своем дневнике: "Как кипит жизнь, как все борется, организуется, требует, живет! Несмотря на то, что я пока в стороне ото всего, я чувствую себя в каком-то огне и жару. Сейчас в Москве стачка железнодорожников, фармацевтов, и с минуты на минуту ждут забастовку городских рабочих; железнодорожники остановили почтамт, и на Мясницкой казаки разгоняли их в 5часов нагайками.
Только что пришел из университета, где происходят митинги. Собрание брестских железнодорожных рабочих, собрание фармацевтов, собрание инженерного союза. Все новые железные дороги прекращают работу, требования сплошь выставлены политические.
А я? Я сегодня изучал теоретико-познавательную логику Шуппе*(39), психологическую теорию права Петражицкого*(40) и сейчас сажусь за Кистяковского*(41). Мучительно заниматься отвлеченной наукой, но так нужно. Разлад, разбросанность чувств, рассеянность мыслей, хаос и усталость. Партии, программы, платформы, союзы, организации, побоища, выстрелы, смерти. А я с своей теорией познания, с а. (агностическим. - В.Т.) миросозерцанием, с сердцем, прикованным к Берлину, и с метафизическими запросами; но это не упрек себе - Боже упаси; хорошо все это, но недостаточно светло... Но разве не все равно, каким погибнуть? Нет! Нет! Больше света, больше ясности и в жизни и в смерти, больше сознательности!"*(42).
На следующий день после того, как была сделана в дневнике приведенная запись, то есть 12октября, Ильин выступал на студенческом митинге в Московском университете. 13октября он председательствовал на собрании студентов. В полночь открыл свой дневник, чтобы записать в него: "Дни бегут. Неудержимо, полно, трепетно. Москва накануне полной, всеобщей забастовки. В университете ежедневные митинги. Логика Шуппе приходит к концу. Вчера, и сегодня, и завтра. Днем - логика, право, Каутский*(43), вечером университет - митинг. Вчера я говорил на собрании, сегодня с 8 до 12 председательствовал. Говорил так себе, председательствовал хорошо. Завтра, кажется, опять говорю. Но говорить перед простой, средней публикой не стоит. Я больше и не буду. Завтра партийный "митинька""*(44). На этом митинге, который собрали 14сентября социал-демократы, Иван опять председательствовал. "Мне все равно, у кого председательствовать: они все несут и свет и тьму в головы публики и из столкновения их сверкают блестки истины, - записывал он в свой дневник 20октября и тут же признавался в том, что быть председателем собрания ему интересно: "Меня все благодарят за председательствование, ибо я веду собрание в порядке. Это такое ощущение: через час после начала от каждого слушающего и присутствующего протянута маленькая, тоненькая ниточка, ниточка нравственной привязанности - ко мне, и я, регулируя эти ниточки и их совместное дрожание, напрягая одни или все, и ослабляя их - заставляю всех присутствующих образовать некоторое стройное единство, содержание в которое вливают ораторы. Организованная коллективность чувствует, что она чем-то объединена, и не замечает, как растет ее настроение; к концу заседания - настроение - общее - повышено, чувствуется подъем, но подъем организованный, и когда я закрываю собрание, кажется, что разваливается что-то, мною созданное. Это - творчество, и творчество интересное"*(45).
17октября 1905года император НиколайII издал "Манифест об усовершенствовании государственного порядка", вменивший в обязанность правительства "даровать населению незыблемые основы гражданской свободы на началах действительной неприкосновенности личности, свободы совести, слова, собраний и союзов". Образованное общество встретило его с восторгом. Ильин же воспринял его весьма скептически. "Манифест никуда не годится, масса лазеек и ничего положительно не дано; слова, слова, слова"*(46), - отметил он в своем дневнике.
Некоторые из людей, знавших Ивана Ильина в его молодые годы, впоследствии утверждали в своих мемуарах, что он отличался крайней революционностью, являлся деятельным членом Российской социал-демократической рабочей партии. "Ильин в молодости своей увлекался анархизмом и был крайним революционером", - писал Николай Николаевич Алексеев и в подтверждение этой оценки приводил следующий факт: "Помню, как однажды - это было в 1905году - я зашел к нему по какому-то делу, жил он тогда на Молчановке, в небольшом домике, на втором этаже. Когда я подходил к нему, за мной шел человек в лохматой, барашковой шапке, с поднятым по уши воротником и выглядывающей из-под воротника черной бородой, - фигура, надо сказать, очень мрачная. В руках он нес небольшую плетеную корзинку, какие в России брали с собою в дорогу пассажиры третьего класса. Когда я вошел в подъезд дома Ильина, человек поотстал. Отпер мне Ильин, ввел в маленький его кабинетик. Только что я уселся, последовал новый звонок. Дверь в прихожую была отворена, и я увидел, что следовавший за мною человек тоже шел к Ильину. Они о чем-то пошептались, человек ушел, а корзиночку Ильин внес в кабинет и осторожно поставил в комнате. Переговорив с Ильиным, я начал уходить и, двигаясь через маленькую комнату в прихожую, нечаянно задел корзиночку ногой. "Осторожно, Николай Николаевич, - воскликнул Ильин, указывая на корзиночку, - в ней бомбы"*(47).
О том, что в студенческие годы Иван Ильин был проникнут революционными настроениями и хранил у себя на дому бомбы для социал-демократов, упоминала в своих воспоминаниях и его двоюродная сестра Любовь Яковлевна Гуревич*(48). "Революционером-эсдеком", участником съезда РСДРП в Финляндии в 1905году называла Ивана Александровича Ильина в своих мемуарах литератор Е.К.Герцык*(49).
Увлечение революцией и социализмом было в начале ХХвека довольно распространенным явлением в среде молодых русских интеллектуалов. Не избежал его и студент Иван Ильин. Однако данное увлечение не было в нем настолько сильным, чтобы толкнуть его в ряды Российской социал-демократической рабочей партии. Е.К.Герцык скорее всего спутала Ивана Ильина с его братом Алексеем, который действительно был членом большевистской группировки РСДРП и даже участвовал в качестве начальника боевой дружины в декабрьском 1905года вооруженном восстании московских рабочих*(50).
Что же касается того, что Иван Ильин хранил у себя дома в 1905году бомбы для социал-демократов, то данный факт сам по себе еще не свидетельствует о его крайней революционности. Он вполне мог делать это (и мне думается, так и было на самом деле) по просьбе своего брата Алексея - начальника боевой дружины (и не исключено, что именно его видел приносящим бомбы в дом Ивана Ильина Николай Алексеев).
Сокурсник студента Ивана Александровича Ильина по юридическому факультету Валентин Николаевич Сперанский писал о нем в статье-некрологе, опубликованной в 1955году в парижской газете "Русская мысль": "Ильин любил кипучую духовно-культурную жизнь первопрестольной столицы и сам всегда деятельно участвовал в ней, но по своим вкусам и навыкам был более европейцем, чем типичным московским обывателем. Даровитый вдумчивый юноша не примкнул ни к беспартийно-жизнерадостной студенческой богеме, ни к школьным ячейкам будущих революционеров. Благо наслаждения умственного, достигаемого порой путем тоскливых тревог и мучительных колебаний, всегда представлялось ему самым привлекательным и самым надежным из всех житейских благ"*(51). Дневниковые заметки, которые Иван Ильин делал осенью 1905года, подтверждают свидетельство В.Н.Сперанского о его настроениях в то время. "Безумно хочу спокойно учиться!"*(52) - записал он 20октября.
Была еще одна причина, по которой Иван Ильин, хотя и посещал партийные митинги, оставался к политической деятельности совершенно равнодушным. Эту причину звали Наталья. В дни, когда Москва дышала революцией, он жил любовью. 6октября 1905года Иван Ильин записывал в свой дневник: "Сегодня уехала Таля. Я давно готовился к этому дню, и он не поразил меня. Нити, опутывающие мое существо, вытянулись, стали длинные и натянулись, дрожа. Они постоянно содрогаются, каждая мелочь в этом оставленном пепелище тяготит душу, становится больно и хочется плакать! Хочется, чтобы чувство, создающееся от сознания взаимного одновременного содрогания этих нитей, - было всегда вполне, росло в бесконечность. Пусть так и будет. Моя душа полна нежного чувства"*(53).
7октября - "Как будто неделя прошла с тех пор, что уехала моя Таля"*(54).
13октября - "Боже мой, зачем же, зачем не со мною моя глубокая жена! Сейчас без 20минут час. Ночь с 13-го на 14-е, нашего стиля. Нежно целую тебя, моя сонная детка, я всей душою с тобой!"*(55).
Избранницей Ивана Ильина была Наталья Николаевна Вокач. Она родилась 28мая 1882года в дворянской семье*(56). Ее мать - Мария Андреевна (1856-?) приходилась родной сестрой известному правоведу Сергею Андреевичу Муромцеву.
Отец Натальи Николаевны - Николай Антонович Вокач (1855-1905) - окончил юридический факультет. Служил канониром в 1-й Гренадерской артиллерийской бригаде. Ко времени вступления в брак с Марией Андреевной Муромцевой (6сентября 1881г.) он уволился в запас армии. С 26ноября 1881года и до 4января 1883года Николай Антонович состоял на службе в Московском коммерческом суде - сначала в должности канцелярского чиновника, а со 2декабря 1881года на месте присяжного пристава вексельного отделения. Впоследствии он был присяжным поверенным округа Московской судебной палаты, гласным уездного земского собрания.
По отцовской линии Николай Антонович Вокач являлся потомком выходцев из Сербии, которые служили в России лекарями еще при Иоанне Грозном. Один из Вокачей в 30-40-е годы XVIIIвека служил в русской армии и принимал участие в возведении на императорский престол Елизаветы Петровны, за что получил дворянское достоинство. После смерти императрицы дворяне Вокачи стали преданными слугами ПетраIII. ЕкатеринаII не простила им этой преданности, и они вынуждены были уехать из России в Германию. Один из Вокачей по имени Фридрих избрал себе научное поприще и стал профессором Лейпцигского университета. Его сын Фридрих Фридрихович Вокач после смерти ЕкатериныII поступил на русскую службу. В России он стал зваться Федором Федоровичем. Наталья Николаевна Вокач была его правнучкой. Ее дед - Антон Федорович Вокач (1820-1880) - женился на Евгении Николаевне Яниш (1821-1899), дочери инженера-гидротехника (с 1829г. - генерал-майора) Николая Ивановича Яниша (1782-1854) и Шарлоты Яковлевны, урожденной де Витте (1795-1866).
Через мать своего отца Наталья Николаевна вела происхождение от голландской семьи де Витте и от немецкого дворянского рода Янишей из Силезии. Шарлота Яковлевна была дочерью приглашенного в 1783году на русскую службу императрицей ЕкатеринойII специалиста по строительству водных коммуникаций из Голландии Якоба Петра Эдуарда де Витте. А ее муж Николай Иванович являлся сыном врача Иоганна Генриха Яниша (ок. 1730-1812), приехавшего в 1758году из Силезии в Россию и получившего здесь имя Ивана Николаевича*(57).
Таким образом, русская кровь слилась в Наталье Николаевне Вокач с кровью сербской, немецкой и голландской. Так же, как Иван Александрович Ильин, она увлекалась философией и эстетикой, занималась историей искусства.
В конце мая 1906года И.А.Ильин получил диплом 1-й степени об окончании юридического факультета Московского университета. Ему было предложено остаться при университете для подготовки к профессорскому званию по кафедре энциклопедии права и истории философии права. В ходатайстве "к Московскому Юридическому факультету об оказании г.Ильину необходимой поддержки в его научных занятиях", поданном 7июня 1906года, профессор П.И.Новгородцев писал: "Я познакомился с г.Ильиным в то время, как он перешел на второй курс и стал заниматься под моим руководством изучением философии в классических произведениях древнего и нового времени. Первая работа его, написанная на тему о политических идеалах Платона, сразу показала то, что я имею в его лице даровитого и вдумчивого ученика, увлеченного предметом своих занятий. С тех пор и до окончания курса г.Ильин принадлежал к числу самых ревностных посетителей и участников моих практических занятий и вместе с тем продолжал свои занятия по философии. Эти занятия не прерывались и тогда, когда вместе с товарищами и со всем Университетом он переживал тревожные дни студенческих волнений. Его последнее, чрезвычайно основательное и обширное сочинение - "Учение Канта о вещи в себе в теории познания" написано в последние годы, когда общая забастовка и расстройство академической жизни многих выбило из колеи и лишило возможности заниматься наукой. Чрезвычайно живой и увлекающийся, он вместе с тем отличается редкой настойчивостью в труде и величайшей преданностью науке. Сочинения, написанные г. Ильиным, показывают, что он удачно соединяет известный обобщающий дар со способностью прилежного и тщательного анализа"*(58).
Текст указанного ходатайства подписал, помимо П.И.Новгородцева, и профессор Московского университета по кафедре энциклопедии права и истории философии права Евгений Николаевич Трубецкой (1863-1920).
26июня 1906года Иван Александрович сообщал Л.Я.Гуревич: "За последние месяцы мое социальное положение несколько изменилось; я стал помощником присяжного поверенного*(59) и о моем оставлении при университете сделано официальное заявление на факультете. В августе осложнится мое семейное положение. Я и Наталья Николаевна думаем закрепить в глазах окружающих наши отношения, и для этого придется проделать эту навязчивую церковность. Потом мы думаем съездить в Полянки. Но все это не ранее середины августа. Не знаю, как сложатся у нее отношения с моей семьей, - это меня беспокоит"*(60).
Венчание Ивана Ильина и Натальи Вокач состоялось 27августа. Е.К.Герцык, родственница Натальи Николаевны по мачехе - второй жене своего отца Казимира Антоновича Лубны-Герцык - Е.А.Вокач*(61) писала впоследствии в своих воспоминаниях: "В 1906г. наша двоюродная сестра вышла замуж за студента Ильина. Недавний революционер-эсдек (он был на памятном съезде в Финляндии в 1905г.), теперь неокантианец, но сохранивший тот же максимализм, он сразу порвал с родней жены, как раньше со своей, насквозь буржуазной, но почему-то исключением были мы с сестрой*(62), и он потянулся к нам со всей присущей ему пылкостью. Двоюродная сестра не была нам близка, но - умная и молчаливая - она всю жизнь делила симпатии мужа, немного ироническая к его горячности. Он же благоговел перед ее мудрым спокойствием. Молодая чета жила на гроши, зарабатываемые переводом*(63): ни он, ни она не хотели жертвовать временем, которое целиком отдавали философии. Оковали себя железной аскезой - все строго расчислено, вплоть до того, сколько двугривенных можно в месяц потратить на извозчика; концерты, театр под запретом, а Ильин страстно любил музыку и Художественный театр. Квартира, две маленькие комнаты, блистала чистотой - заслуга Наталии, жены"*(64).
В сентябре 1906года Совет Московского университета принял решение об оставлении И.А.Ильина при университете для подготовки к званию профессора по кафедре энциклопедии права и истории философии права. Молодому правоведу надлежало изучить курс истории философии права и подготовиться к магистерскому экзамену.
В инструкции для занятий по этому предмету, составленной его научным руководителем профессором Новгородцевым, говорилось: "Прежде чем приступить к изучению юридических и политических теорий, составляющих содержание истории философии права, г.Ильин должен ознакомиться с общим ходом развития философии в истории. Вслед за этим рекомендуется г.Ильину обратиться к более специальному изучению истории философии права, как по общим очеркам ее развития, так и по оригинальным произведениям некоторых крупнейших мыслителей. Наконец, рекомендуется изучение некоторых новейших сочинений, характеризующих основные течения мысли за последнее время, а именно: для ознакомления с позитивной социологией предлагается изучение главных социологических трудов Спенсера, а для усвоения общего направления новокантианской философии права изучение книги Штаммлера "Wirtschaft und Recht nach der materialistischen Geschichtsauffassung""*(65). Список трудов, предлагавшихся в инструкции Ильину для чтения, был небольшим. В него включались работы по истории философии В.Виндельбанда, Ф.Убервега, К.Фишера, книги по истории политических учений Б.Н.Чичерина, "История философии права, общества и государства" П.Г.Редкина, а также сочинения Платона, Макиавелли, Монтескье, Руссо, Канта, Фихте, Гегеля, Спенсера, Штамлера, которые Ильину рекомендовалось изучить в подлинниках.
"Отчет о занятиях оставленного при Императорском Московском Университете для приготовления к профессорскому званию по кафедре энциклопедии права и истории философии права Ивана Александровича Ильина за первый год по оставлении (1907г.)"*(66) свидетельствует, что он проштудировал в несколько раз больше того, что ему было рекомендовано Новгородцевым.
Результаты своих занятий по философии Платона Ильин обобщил в письменной работе "Идеальное государство Платона в связи с его философским мировоззрением". Ее объем охватывал 84рукописные страницы, а содержание сводилось к следующим тезисам: "Идеальное государство Платона находится в тесной связи с его философским миросозерцанием. Метафизическое учение его разрешается в дуализм, проходящий красной нитью через всю систему. Дуализм в онтологии породил дуализм гносеологический, психологический и этический, с одной стороны, с другой - попытки примирения его через третье начало. Философия Платона не может быть охарактеризована как субъективный идеализм. Характерной особенностью мышления Платона является склонность к гипостазированию логического ряда. Удовольствие и добро не совпадают в его этическом учении. Нравственное удовольствие является последствием добра в человеке, а не обоснованием его... Добро автономно, но доступно в том виде только облагороженному сознанию. С учением о единой мировой всепроникающей гармонии связано утверждение идентичности законов социальных и психологических и органического единства государства. Высшая задача философа и цель идеального правопорядка - создать не счастье (земное или загробное), а воплотить идею, оправдать добро, ценное само по себе. Осуществление своего социального идеала Платон считал трудным, но возможным. Практическое значение истинного знания есть основная предпосылка идеального государства. Требование предоставить абсолютную власть правителю-философу и регламентировать частную жизнь вытекает из гносеологического и нравственного учения Платона. Платон понимал свободу как нравственное самоограничение. Личность - не цель, а средство в государстве Платона. Оправдание добра достигается осуществлением естественного права с абсолютным содержанием. Сословие стражей не привилегированное, а служилое. Коммунизм учреждается во имя братства. Подчинение третьего сословия стражам и отношение Платона к физическому труду связаны с общим миросозерцанием. Затруднение постигло Платона при решении проблемы создания не невозможного идеала. Платон требует установления семейного и имущественного коммунизма и для третьего сословия, но лишь по мере возможности. Идеальное государство Платона стремится осуществить прогрессивные начала реакционными средствами".
При изучении философских систем нового времени Ильин наибольшее внимание уделил сочинениям Канта, Фихте, Шеллинга. Результаты этих занятий он суммировал в трех письменных работах: одна из них была написана по теме "Учение Канта о вещи в себе в теории познания" и состояла из 307 страниц рукописного текста, другая носила название "Учение Фихте Старшего о самосознании. Предпосылки и аспекты гносеологии первого периода. Опыт дифференциации" и охватывала 324 страницы, третья - по теме "Учение Шеллинга об Абсолютном (Субъект. Вещь в себе. Дух. Организация. Бытие. История. Государство. Бог)" не была завершена магистрантом в отчетном 1907году.
Кроме того, Ильин сообщал в своем отчете, что перевел на русский язык с немецкого и напечатал брошюру Штамлера "Die Theorie des Anarhismus" и книгу Eltzbacher'a "Anarchismus"*(67).
В течение 1908года И.А.Ильин завершил работу по философии Шеллинга, а также другие свои сочинения, предусмотренные программой подготовки к магистерскому экзамену ("Идея конкретного в философии Гегеля", "Учение Руссо об общей воле", "Учение Аристотеля о рабстве", "О методологии государственных наук").
В архивных фондах сохранился датированный 25 сентября 1908года отзыв П.И.Новгородцева о занятиях И.А.Ильина во время его учебы в магистратуре Московского университета. "В качестве руководителя Г.Ильина я могу утверждать, - отмечал Павел Иванович, - что работы, представленные им в подтверждение успешности его занятий, свидетельствовали о крайне тщательном и серьезном отношении его к своим задачам. Г.Ильин действительно входит в существо изучаемого предмета и подолгу останавливается на каждой теме. В этом отношении он проявляет совершенно выходящую из ряда трудоспособность, соединенную с величайшей преданностью избранной им специальности. Его приходилось не побуждать, а останавливать в занятиях, опасаясь для него переутомления от чрезмерной работы. Вместе с тем очевидно, что, несмотря на такую работу, г.Ильин не мог выполнить в двухгодичный срок данной ему обширной программы. Его прием углубленного и всестороннего изучения каждой темы требовал значительного времени, и потому общая подготовка его должна была замедлиться. Я признаю, однако, на основании просмотра обширных работ, представленных г.Ильиным, и на основании постоянного наблюдения за ходом его научной подготовки, что в течение периода своего оставления при Университете он вел свои занятия с совершенно исключительным прилежанием, чрезвычайно плодотворно и вполне согласно с данной ему факультетом инструкцией"*(68).
20февраля 1909года Ильин был допущен к магистерскому экзамену по истории философии права и государственному праву - в мае он выдержал его с оценкой "весьма удовлетворительно". В ходатайстве об отправке Ильина в научную командировку за границу, написанном 22октября 1909года, Новгородцев дал следующий отзыв о своем ученике: "г.Ильин после пятилетних занятий под моим руководством блестяще сдал экзамен на степень магистра в истекшем академическом году. Он обнаружил совершенно необычную для своих лет эрудицию и обратил на себя внимание факультета как своими познаниями, так и присущим ему даром изложения. Подготовкаг.Ильина оказалась одинаково серьезной как в юридических дисциплинах, по которым ему пришлось подвергаться испытанию, так и в области философии права. Все данные заставляют считать, что из него выработается не только дельный преподаватель, но и даровитый ученый, который сделает честь воспитавшему его Университету. В настоящее время, сдав магистерский экзамен, г.Ильин приступает к подготовлению своей магистерской диссертации. И в целях лучшей работы над диссертацией, и в интересах дальнейшей подготовки к кафедре представлялось бы крайне желательным командировать г.Ильина заграницу, с тем, чтобы он мог закончить свою работу и ознакомиться с постановкой преподавания в западных университетах. Я очень ходатайствую перед юридическим факультетом оказать в этом отношении поддержку молодому и многообещающему ученому"*(69).
<< | >>
Источник: Ильин И.А.. Теория права и государства. Издание 2-е, дополненное (под редакцией и с биографическим очерком В.А. Томсинова) - "Зерцало", 2008 г.. 2008

Еще по теме Мыслитель с поющим сердцем. Судьба и творчество Ивана Александровича Ильина:

  1. Путь жизни
  2. Содержание
  3. Мыслитель с поющим сердцем. Судьба и творчество Ивана Александровича Ильина
  4. БИБЛИОГРАФИЯ
- Административное право зарубежных стран - Гражданское право зарубежных стран - Европейское право - Жилищное право Р. Казахстан - Зарубежное конституционное право - Исламское право - История государства и права Германии - История государства и права зарубежных стран - История государства и права Р. Беларусь - История государства и права США - История политических и правовых учений - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминалистическая тактика - Криминалистическая техника - Криминальная сексология - Криминология - Международное право - Римское право - Сравнительное право - Сравнительное правоведение - Судебная медицина - Теория государства и права - Трудовое право зарубежных стран - Уголовное право зарубежных стран - Уголовный процесс зарубежных стран - Философия права - Юридическая конфликтология - Юридическая логика - Юридическая психология - Юридическая техника - Юридическая этика -