<<
>>

10 «ВЕРА И ВЕРНОСТЬ». Сан-Пауло. Февраль 1955 г. № 2-й ПРОФЕССОР ИВАН АЛЕКСАНДРОВИЧ ИЛЬИН

В декабре, в Цюрихе, где он жил безвыездно все последнее время — скончался и погребен профессор Московского Университета Иван Александрович ИЛЬИН.

Смерть эта не явилась неожиданностью, так как Иван Александрович болел уже несколько лет.

И все же эта тяжкая утрата для всего Российского Зарубежья переживается очень остро всеми знавшими покойного.

Читатели «Веры и Верности» хорошо знают Ивана Александровича Ильина. Не раз они читали его статьи и, по отчетам, знакомились с его произведениями. В частности, с последним его капитальным религиозно-философским трудом: «Аксиомы религиозного опыта».

Нашу новую рубрику, озаглавленную: «Выдающиеся деятели Русского Зарубежья», мы, в свое время, начали ечерком, посвященным Ивану Александровичу.

Настоящий посмертный очерк не претендует ни на пол ноту изложения, ни даже на краткий обзор его многогранной литературно-философской и патриотической деятельности.

По чисто личным воспоминаниям нам хочется лишь воскресить его образ и, хотя бы несколькими словами, отметить то, что особенно приковывало внимание к личности и творчеству этого поистине большого русского человека.

Во-первых, — его совершенно необычайный ум. Это не исключало, конечно, наличия некоторых людских слабостей, но общая мощность и совершенство мозгового аппарата Ивана Александровича поражало при всяком с ним личном соприкосновении. Его ум с одинаковой легкостью возносился «горе» и проникал, а иногда и провидел, самую сущность вещей не только в настоящем, но и в будущем. Для того, чтобы ощутить доподлинную ценность этого ума, а иногда даже и «большого разума» (в смысле святоотеческом), нужна была подходящая обстановка.

Лучше всего это удавалось во время отдыха ученого, где-нибудь в горах Швейцарии, вдали от людской суеты, на лоне величественно спокойной природы, которую Иван Александрович любил и глубоко чувствовал.

Иногда это удавалось также и у него дома, вечером, после ужина, когда большими шагами он ходил по комнате, подчеркивая остановками самое важное из того, что в такие минуты ему «думалось вслух».

Памятны нам и две встречи в обстановке банальной и шумливой, когда Иван Александрович с жуткой прозорливостью формулировал впервые безошибочный диагноз национал-социализма, еще только тянувшегося к власти. То было в Берлине. Позднее в цюрихской гостинице, против вокзала... когда он поистине пророчески устанавливал прогноз грозных мировых событий, развернувшихся с началом второй мировой войны.

Необычайный по своей силе и способности проникновения, ум Ивана Александровича Ильина был оснащен столь же необычайной эрудицией, знаниями, почерпнутыми из первоисточников и проверенными острым личным анализом.

Многогранность этих знаний была изумительна, почему и сближала его с универсально-образованными мыслителями прошлых времен. Религия, философия, история, литература, музыка, социология — всюду Иван Александрович чувствовал себя дома.

В уменьи примениться к аудитории, как в личных беседах, так и во время публичных лекций, сказывался большой педагогический опыт. Иван Александрович был всегда понятен и увлекателен. Последнему способствовал недюжинный ораторский талант. При этом ученый, во избежание «словоблудия», лекционные тексты всегда писал и их читал. Но делал это так, что создавал впечатление живой речи. Он все время был глазами и сердцем в контакте со слушателями и держал их под своим обаянием.

Литературное и научное наследие скончавшегося ученого огромно. Пишущий эти строки не считает себя достаточно компетентным, чтобы дать ему хотя бы краткую оценку. К сожалению, у него даже нет сейчас под рукой простого перечня всего написанного и изданного Иваном Александровичем. Этот перечень уже несколько лет тому назад занимал ряд страниц.

Очень велик вклад Ивана Александровича в лучшую (по своей достоверности) часть антикоммунистической литературы. В книгах Ивана Александровича приведены мастерски подобранные тексты, всегда с точными ссылками на первоисточник.

Труды эти издавались, главным образом, на немецком языке, и сейчас их достать уже нелегко. Упомянем увесистые книги «Вельт фор дем аб-грунде» («Мир на краю пропасти»), и «Ентфесселунг дер унтервельт» («Разнузданная преисподняя»). На многих языках, начиная с русского, вышли блестящие брошюры Ивана Александровича «Яд большевизма», «Безбожники», «Женщина в ССР», «Советский Союз — не Россия», «Церковь в СССР» и многое другое.

Хотя автор и не подписывал статей под общим заглавием «Наши Задачи», но все знают, что эти ценные очерки, изданные РОВСом, принадлежат перу проф. И.А. Ильина.

Об исключительном интересе и значении «Аксиом Религиозного Опыта» — мы уже писали не раз. Хочется еще упомянуть о трех замечательных лекциях о России, прочитанных Иваном Александровичем в Цюрихе во время последней войны, в самый разгар западно-европейского советофильства. Можно было бы еще бесконечно говорить о наследии Ивана Александровича. Мы, к сожалению, связаны сейчас и временем и местом. Ко всем этим вопросам еще, конечно, придется не раз вернуться. Сейчас же, выражая вдове покойного и его неизменной помощнице Наталье Николаевне Ильиной наше сердечное и глубокое сочувствие, выскажем надежду, что все будет сделано для возможно полного сбора и сохранения всех плодов творчества Ивана Александровича, к чему относятся и его необычайно ценные «досье» по вопросам, которым он посвящал свое внимание.

Уже сказанное выше о вкладе Ивана Александровича в мировую антикоммунистическую литературу показывает, что в его лице мы имеем дело не только с кабинетным ученым, но и с политическим деятелем, живо откликавшимся на наиболее трудные и злободневные проблемы.

Иван Александрович проявлял также живой интерес к работе тех русских зарубежных деятелей и организаций, коих он расценивал положительно. Он много писал в «Новом Пути» — органе Трудового Христианского Движения. Он, вообще, не скупился сеять свои верные оценки и плодотворные мысли, предоставляя активным политическим работникам их посильно использовать на общих путях служения Родине и борьбы с большевизмом.

Конечно, всходы им брошенных семян еще впереди. И.А. Ильина еще совершенно недостаточно узнали и оценили в Русском Зарубежье, не говоря о России. Больше того, как это ни странно, существовала тенденция И.А. Ильина замалчивать и во всяком случае недооценивать. Тому можно дать два объяснения:

1) — И.А. Ильин многих подавлял своей личностью, своим умом и своими знаниями. Притом это свое Богом данное и личным огромным трудом приобретенное превосходство он не был склонен скрывать, особенно когда имел дело с претенциозными пошляками, псевдо-прогрес-систами и туполобыми «зубрами».

2) — И, это, думается, главное, Иван Александрович был наиболее ярко выраженным бескомпромиссным научно-общественным деятелем Зарубежья. Он в этом отношении был действительным и прекрасным примером Можно было с ним не соглашаться в том или ином вопросе. Нельзя было не испытывать огромное чувство удовлетворения и уважения, видя, как Иван Александрович, раз установив диагноз того или иного явления или подлинную сущность того или иного деятеля, делал из сего бескомпромиссно соответствующий вывод, часто в ущерб личным интересам и отношениям. Это не значит, конечно, что он был всегда абсолютно прав — «errarehumanumest» (человеку свойственно ошибаться). Тем не менее в наше смутное и подлое время поистине благодаришь Господа, что вот был же среди нас такой глубоко честный, и лично и политически, человек, как Иван Александрович Ильин. Встреча в трудную минуту хотя бы с одним истинным праведником примиряет нас с повсюду разложившимся злом, свидетельствуя о возможности правды и добра в любых условиях и при любом окружении.

Упомянем еще одну глубоко человеческую черту ушедшего: его сердечную отзывчивость на чужое горе и притом в формах душевно бережливого братолюбия. Немногие, конечно, знают, скольким помог покойный Иван Александрович в черные дни «освобождения» порабощенных гитлеризмом русских людей, освобожденных для еще худшего коммунистического рабства, куда их запродали в Ялте.

Длинен, необычайно труден, а в последние годы и физически и нравственно мучителен был путь выдающегося русского ученого и общественно-политического деятеля профессора Ивана Александровича Ильина. Но путь этот был в то же время на редкость плодотворен для настоящего и для будущего России...

Данные ему Господом Богом редкие таланты Иван Александрович умножил, и можно не сомневаться, что брошенные им семена воскреснут во благовремении и дадут уже на русской ниве богатые плоды, потому что любовь к России и Русскому Народу горели в его сердце жарким и никогда не угасимым огнем!

<< | >>
Источник: Русский Обще-Воинский Союз. НАШИ ЗАДАЧИ. Статьи 1948-1954 гг.КНИГА I. 1948. 1948

Еще по теме 10 «ВЕРА И ВЕРНОСТЬ». Сан-Пауло. Февраль 1955 г. № 2-й ПРОФЕССОР ИВАН АЛЕКСАНДРОВИЧ ИЛЬИН:

  1. 10 «ВЕРА И ВЕРНОСТЬ». Сан-Пауло. Февраль 1955 г. № 2-й ПРОФЕССОР ИВАН АЛЕКСАНДРОВИЧ ИЛЬИН
- Археология - Великая Отечественная Война (1941 - 1945 гг.) - Всемирная история - Вторая мировая война - Древняя Русь - Историография и источниковедение России - Историография и источниковедение стран Европы и Америки - Историография и источниковедение Украины - Историография, источниковедение - История Австралии и Океании - История аланов - История варварских народов - История Византии - История Грузии - История Древнего Востока - История Древнего Рима - История Древней Греции - История Казахстана - История Крыма - История мировых цивилизаций - История науки и техники - История Новейшего времени - История Нового времени - История первобытного общества - История Р. Беларусь - История России - История рыцарства - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - Історія України - Методы исторического исследования - Музееведение - Новейшая история России - ОГЭ - Первая мировая война - Ранний железный век - Ранняя история индоевропейцев - Советская Украина - Украина в XVI - XVIII вв - Украина в составе Российской и Австрийской империй - Україна в середні століття (VII-XV ст.) - Энеолит и бронзовый век - Этнография и этнология -