<<
>>

§6.3. Рождение социально-гарантийной государственности

Развитие современной государственности не привело к стагнации политической

мысли и практики. Социальная жизнь не застыла, наоборот, она ускорилась и породила

новые ипостаси публичного господства, устремленные в ближайшее и далекое будущее.

Обусловлено это тем, что человечество во все времена стремилось найти наилучший спо-

соб общественного развития, позволяющий личности не только достойно жить, но и са-

мосовершенствоваться. «Каждый из великих мыслителей, – писал П.И.

Новгородцев, – по-

своему выражал ту истину, которая должна спасти людей»1, и все они «думали одинако-

во, что такая истина есть, и что они знают ее»2, хотя очередная историческая эпоха стави-

ла под сомнение не только правильность ранее выбранной модели государственного ме-

ханизма, но и перечень основных задач, функций и принципов публичного управления

страной. В результате этого государственность «перезрела» современное состояние и пе-

1 Новгородцев П.И. Об общественном идеале. – М., 1991. – С. 18.

2 Там же.

Глава 6. Историческая эволюция государства

155

решла в период перманентной социализации, способной вместо формального равенства

обеспечить минимум реальных благ и условий, способствующих достойному существо-

ванию и гармоничному развитию человека.

Вместе с тем еще в середине XIX века немецкий мыслитель Лоренс фон Штейн

(1815–1890 гг.) одним из первых заявил, что идея «социального государства» заключается

не в защите формальных прав личности, а в восстановлении равенства и свободы, в под-

нятии низших, обездоленных классов до уровня богатых и сильных. Для достижения та-

ких целей верховная власть должна «осуществлять экономический и общественный про-

гресс всех его членов, так как развитие одного является условием и следствием развития

другого»1.

Соотечественник Людвига фон Штейна – Фридрих Науман (1860–1919 гг.) обосно-

вал учение о социальной империи, активно вмешивающейся в хозяйственные отношения

производства и перераспределения валового национального продукта. Более того, он ут-

верждал, что принципы социального государства способен воплотить в реальность лишь

монарх, олицетворяющий волю и силу всей нации, а не отдельных сословий и профес-

сиональных групп2.

В первой половине XX века сторонником социально ориентированного государст-

ва был русский мыслитель Н.Н. Алексеев (1897–1964 гг.)3. В его представлении политиче-

ская власть должна базироваться на началах диктатуры и народоправства, сочетающихся

«со служением социальной правде»4.

Современные ученые продолжили развивать идеи социальной государственности.

Так, Э. Баталов утверждает, что сам факт индустриализации общества вызывает потреб-

ность в социальном государстве, «принимающем на себя ответственность за положение

дел в социальной сфере, а стало быть рассматривающем политику социального регули-

рования в качестве одной из важнейших своих функций»5.

По мнению П.К. Гончарова, «социальное государство представляет собой особый

тип высокоразвитого государства, в котором обеспечивается высокий уровень социаль-

ной защищенности всех граждан посредством активной деятельности государства по ре-

гулированию социальной, экономической и других сфер жизнедеятельности общества,

установлению в нем социальной справедливости и солидарности»6.

В рамках данной

концепции М.И. Фетюхин пишет, что социальное государство призвано регулировать

отношения труда и капитала, корректировать неблагоприятные экономические процес-

сы, не допускать крайней поляризации общества по уровню доходов (в частности, через

эффективную систему налогообложения), заниматься охраной труда и здоровья людей,

поддерживать культурный и интеллектуальный потенциал общества. Устанавливать ми-

нимально достаточный размер заработной платы. Оказывать материальную помощь ма-

лообеспеченным гражданам, осуществлять иные меры социальной защиты населения7.

Для Т.К. Мироновой социальное государство характеризуется состоянием соци-

альной безопасности, суть которой состоит в обеспечении человеку реальной возможно-

1 Stein L. Gegenwart und Zukunft der Rechts– und Staatswissenshaften Deutschlands. Stuttgart. 1876,

S. 215.

2 Науман Фр. Демократия и императорская власть. – М., 1907. – С. 224

3 См.: Алексеев Н.Н. Русский народ и государство. – М., 1998. – С. 115.

4 Там же. С. 116.

5 Баталов Э. Доживет ли Россия до социального государства? // Российская Федерация. – 1997. –

№8. – С. 48.

6 Гончаров П.К. Социальное государство: сущность, мировой опыт, российская модель // Соци-

ально-гуманитарные знания. – 2000. – №2. – С. 27.

7 См.: Фетюхин М.И. Социальное право: Курс лекций. – Волгоград, 1998. – С. 43.

Общая теория государства

156

сти реализовать свои права и свободы через систему социальной защиты1. М.М. Вышего-

родцев отождествляет социальное государство с особым типом государственного устрой-

ства, «где все экономические, политические и другие процессы подчинены социальным

целям стратегического развития общества и его отдельных членов, а все другие отноше-

ния являются при этой организации определенными, а не определяющими»2.

С.В. Калашников исходит из того, что все определения социального государства,

при всей кажущейся своей разнородности, содержат ограниченный набор константных

признаков: 1) правовая природа осуществления социальной политики, обязанность госу-

дарства контролировать и регулировать социальные процессы; 2) наличие системы соци-

ального страхования; 3) бюджетные социальные выплаты; 4) наличие государственных

систем социальной защиты, социального обеспечения и обеспечения занятости; 5) дос-

тупность социальной поддержки государства для всех членов общества; 6) признание от-

ветственности социального государства за уровень благосостояния своих граждан3.

С точки зрения В.А. Иваненко и В.С. Иваненко, в социальном государстве эконо-

мика, политика, идеология, законодательство, правоприменительная практика и другие

сферы общественной жизни основываются на моральных общечеловеческих принципах

социальной справедливости, равенства и общественной солидарности и направлены на

создание условий, необходимых для достойной жизни и свободного развития каждого

человека, в котором конституционно закреплены и гарантированы, реально обеспечива-

ются и соблюдаются основные права и свободы человека и социальные обязанности госу-

дарства перед обществом и человеком4.

В.В. Гурлев и А.В. Гурлев стоят на той позиции, что государство может быть опре-

делено как «социальное» лишь тогда, когда проблема воспроизводства жизни человека

как биосоциального существа, как потенциального субъекта всех видов общественной

жизнедеятельности становится главной задачей государства, институтов государственной

власти, действующих в условиях правовой системы, защищающей социальные интересы

личности5.

Сторонник юридического позитивизма В.Г. Постников под социальным государ-

ством понимает «исторически конкретную и законодательную функцию государства,

имеющую своей целью такое регулирование отношений между различными социальны-

ми группами, которое бы обеспечивало исторически определенный уровень благосос-

тояния населения, необходимый для устойчивого и независимого развития производства

и общества»6. С точки зрения В.Е. Чиркина, такую политическую организацию общества

корректно было бы называть «государством социального капитализма»7.

Значительный научный интерес представляют подходы зарубежных авторов к

трактовке сущности социального государства. Немецкие юристы Г. Браун и М. Нихаус

увязывают деятельность политической власти с социальной защитой граждан и рыноч-

1 См.: Миронова Т.К. Социальная защита в России: правовые вопросы. – М., 2004. – С. 50.

2 Вышегородцев М.М. Концепция социального государства как необходимое условие рынка тру-

да // Трудовое право. – 2005. – №3 (61). – С. 39.

3 См.: Калашников С.В. Функциональная структура социального государства // Человек и труд. –

2002. – №6. – С. 33.

4 См.: Иваненко В.А., Иваненко В.С. Социальные права человека и социальные обязанности госу-

дарства: международные и конституционно правовые аспекты. – СПб., 2003. – С. 58.

5 См.: Гурлев В.В., Гурлев А.В. Социальное государство и общество. – СПб., 2002. – С. 23.

6 Постников В.Г. Становление социального государства, его конституционно-правовые и полити-

ческие характеристики // Журнал российского права. – №1. – 2005. – С. 105.

7 Чиркин В.Е. Государство социального капитализма. (Перспективы для России?) // Государство и

право. – 2005. – №5. – С. 54–60.

Глава 6. Историческая эволюция государства

157

ной экономикой, покоящейся на частной инициативе, приносящей средства для соци-

альных программ1. Швейцарский ученый Х. Байер, пишет, что «современное социальное

государство – это централизованно управляемая забота об обеспечении всех граждан во

всех жизненных положениях, которая раскрывается как первейшее проявление совре-

менной демократии, притом, что социальная справедливость основывается на экономи-

ческом либерализме»2.

Представители испанской юриспруденции выстраивают более сложные теории

социальной государственности. М.А. Гарсиа Эррера, например, предлагает рассматри-

вать в качестве фундамента социального государства пакт между политическими классо-

выми организациями с противоречивыми интересами, который согласовывает основные

документы, радикальным образом затрагивающие форму осуществления публичной

власти, экономическую структуру общества и условия жизни граждан3. Другой испан-

ский исследователь М. Арагон акцентирует внимание на том, что чрезвычайно сложно

дать четкое определение социальному государству, не изучив степень соотношения сво-

боды и равенства, которые находятся «в постоянном напряжении и потому являются ди-

намическими, а не статистическими категориями, восприимчивыми к постоянным усо-

вершенствованиям и интерпретациям, свойственным демократическому плюрализму»4.

По нашему мнению, из вышеперечисленных дефиниций социального государства

следует выделить ряд признаков характеризующих его сущность.

1. Социальное государство гарантирует каждому гражданину право на труд в усло-

виях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены, без какой бы то ни было дис-

криминации, независимо от пола, расы, национальности, вероисповедания, классового

происхождения и т.д. Следствием этого является низкий уровень безработицы трудоспо-

собного населения страны, стремящийся к нулевой отметке.

2. Социальное государство обеспечивает возможность всем индивидам реализовать

право на достойную жизнь5. Поэтому минимальная заработная плата трудящихся долж-

на не только обеспечивать безбедную жизнь работнику, но и поддерживать высокий уро-

вень благосостояния его семьи.

3. Частная собственность должна служить интересам всего общества, а не отдельного

индивида или коммерческой корпорации. Еще задолго до возникновения формализо-

ванной юриспруденции обычаи, верования и религиозные нормы по-своему толковали

вопросы использования земли, скота, орудий производства и других материальных цен-

ностей. У большинства монотеистических конфессий это выражалось в следующем: соб-

ственность – священна и неприкосновенна. Но сакральные постулаты в прошлые века

попирались с такой же легкостью, с какой сейчас попираются законы. Человек никогда не

мог смириться с тем, что кто-то другой обладал большей или лучшей собственностью.

Это служило причиной междоусобиц, войн и революций. Жертвами таких конфликтов

становились целые классы и народы6. «В силу этого, – пишет М.В. Власова, – появились и

1 См.: Braun H., Niehaus M. Sozialstaat Bundesrepublik Deutschland auf dem Weg nach Europa. Frankfurt/

Main – New Jork 1990. S. 42.

2 Bair H. Ehrlichkeit im Sozialstaat. Zьrich. 1988. S. 9.

3 См.: Garcia Herrera M.A. EL fin Estado Social // Sistema. Madrid, № 118/119, 1994. p. 135–137, 141.

4 Aragon M. Los problem del Estado social // Sistem. Madrid, 1994. P. 23–24.

5 См.: Волгин Н.А., Гриценко Н.Н., Шарков Ф.И. Социальное государство. – М., 2003. – С. 47-48;

Гриценко Н.Н. Современное правовое социальное государство // Экономическая безопасность:

вопросы реализации государственной стратегии. – М., 1988. – С. 133–137; Болелов А.А. Российское

государство: правовое и социальное // Проблемы самобытности российской государственности:

правовые и национально-идеологические аспекты. – Ростов-н/Д, 1996. – С. 29–31.

6 См.: Власова М.В. Право собственности и социальная справедливость в процессе развития рос-

сийской государственности // История государства и права. – 2002. – № 4. – С. 19.

Общая теория государства

158

морально этические нормы, и нормы закона»1, служащие гарантом отсутствия тотального

истребления людей в постоянной борьбе за обладание большим и лучшим куском собст-

венности. Тесная взаимосвязь категорий «социальной справедливости» и «собственности»

была отмечена Г.В.Ф. Гегелем, считавшим частную собственность выражением социаль-

но-экономического содержания социальной справедливости2. По его мнению, осуществ-

ление права возможно лишь при наличии свободы и собственности3. И хотя право не

совпадает со справедливостью, оно должно стремиться к ее требованиям4, соблюдая ба-

ланс между частными и публичными интересами. Следовательно, собственность необхо-

димо ограничивать обязательством службы всеобщему благу, без которого невозможно

обеспечить стабильное, безопасное и процветающее существование отдельного индивида.

4. Социальное государство гарантирует каждому гражданину реализацию его права

на жилище, на бесплатное образование и медицинскую помощь, а также на пенсионное

обеспечение по старости и инвалидности.

5. Политика социального государства должна стимулировать создание новых семей

и рост населения страны, посредством льготного налогообложения лиц имеющих детей.

6. В социальном государстве в качестве самостоятельных субъектов политических

отношений выступают трудовые коллективы. Это обеспечивает защиту их интересов при

реализации экономических проектов правительства, связанных с увеличением или со-

кращением рабочих мест, проведением национализации или приватизации отдельных

отраслей народного хозяйства и т.д.

7. Социальному государству присущи некоторые черты правового государства, на-

пример, верховенство закона, без которого невозможно обуздать произвол, а следова-

тельно, добиться справедливости. Ведь «чувство законности, пронизывающее государст-

во, – отмечает Н.Н. Алексеев, – есть одно из моральных чувств, и те государства, в кото-

рых это чувство наиболее развито, можно назвать государствами гарантийными»5.

Соглашаясь с данными доводами, полагаем, что более корректно социальное государство

называть социально-гарантийным. Однако законность включает в себя принципы иерар-

хической стройности системы нормативных актов, единства на всей территории страны,

всеобщности, целесообразности, равенства каждого перед законом и судом, неотвратимо-

сти наказания за совершенное правонарушение и культурности населения6.

8. Социально-гарантийное государство признает и защищает равным образом права

и свободы каждого человека на жизнь, достоинство, личную неприкосновенность, судеб-

ную защиту, объединение, участие в управлении делами государства, свободу слова,

мысли, совести и др.

Вместе с тем социально-гарантийное государство нельзя строить без создания бла-

гоприятных общественных условий, которые можно разделить на экономические, поли-

тические, социально-духовные и юридические предпосылки.

К экономическим основам социально-гарантийной государственности относятся:

развитая национальная промышленность (прежде всего тяжелое машиностроение, элек-

троника и станкостроение); финансовая независимость от других держав; борьба с неза-

конными доходами граждан.

1 Власова М.В. Право собственности и социальная справедливость в процессе развития российской

государственности. – С. 19.

2 Гегель Г.В. Работы разных лет. – М., 1973. – Т. 2. – С. 14.

3 См.: там же.

4 См.: Кипп Т. История источников римского права. – СПб., 1908. – С. 7–8.

5 Алексеев Н.Н. Русский народ и государство. – М., 1998. – С. 605.

6 См.: Иванников И.А. Теория государства и права. – С. 261.

Глава 6. Историческая эволюция государства

159

Политическими условиями социально-гарантированного государства являются:

сильная, предсказуемая и легитимная власть; военная безопасность страны; поддержание

режима законности и правопорядка в обществе, при минимальном уровне преступности.

Социально-духовные предпосылки социально-гарантийного государства состоят в

воспитании у населения уважения к закону, в поднятии высокого уровня правовой куль-

туры и правосознания посредством пропаганды правомерного поведения с учетом мо-

ральных ценностей конкретного народа. Кроме того, справедливая власть не может иг-

норировать человеческую совесть, ибо без нее не помогут никакие запреты и уставы1.

Связано это с тем, что «естественное правосознание, подобно совести, присуще в большей

или меньшей степени каждому человеку от природы… Оно дает и открывает… – иногда

смутное, иногда очень отчетливое – представление о лучшем праве; о духовно-верном и

справедливом распределении прав среди людей; и, главное, о той объективной цели, ко-

торой служат право, государство и суд»2.

С юридической точки зрения, построение социально-гарантийного государства

возможно, лишь когда законодательство соответствует требованиям социальной обуслов-

ленности, научной обоснованности, нравственности и ресурсообеспеченности.

Следует отметить, что система правовых норм, пусть и отвечающая насущным

задачам государства, теряет свою общеобязательную, регулятивную и охранительную

способность, если она не находит соответствующего формального выражения. Это об-

стоятельство требует особого внимания к выполнению правил законодательной техни-

ки при составлении каждого закона, в том числе и Основного. Поэтому тексты норма-

тивно-правовых актов должны быть ясными, т.е. изложенными в доступной языковой

форме, компактными, логичными, последовательными, легитимными и теоретически

непротиворечивыми.

Исходя из вышесказанного, под социально-гарантийным государством, необхо-

димо понимать такое государство, которое стимулирует рост населения, посредством по-

вышения благосостояния семей и отдельных индивидов; обеспечивает своим гражданам

реальную возможность использовать право на труд, жилище, достойную жизнь, на бес-

платное образование и медицинскую помощь, пенсионное содержание по старости и ин-

валидности в рамках и на основании неуклонного следования принципам законности,

гуманизма и справедливости.

Становление такой государственности на практике осуществлялось не сразу, а по-

степенно. Так, резкое обострение во второй половине XIX века противоречий между тру-

дом и капиталом, угрожающее революционным взрывом, заставило промышленно раз-

витые государства изменить свое отношение к свободе предпринимательской деятельно-

сти, не ограниченной никакими обязательствами. Поэтому правительства европейских

стран стали склоняться к необходимости обеспечения минимальных социальных гаран-

тий для своих граждан. Впервые в мире в монархических, а не республиканских державах

были приняты законы об ответственности работодателей за несчастные случаи на произ-

водстве (в Германии – в 1871 г., в Англии – 1880 г., в России в 1903 г.). Однако недостаток

данных нормативно-правовых актов состоял в том, что они закрепляли принципы граж-

данско-правовой ответственности за вред, причиненный здоровью работника, который

для получения возмещения ущерба обязывался доказать в суде вину предприятия в воз-

никшем у него увечье3.

Вместе с тем Германская империя исправила это положение менее чем за 14 лет.

Так, 15 июня 1883 года рейхстаг принял закон об обязательном государственном страхо-

1 См.: Солоневич И.Л. За тенью Распутина // Наша страна. XX век. – М., 2001. – С. 35.

2 Ильин И.А. Путь духовного обновления // Соч. в 2-х томах. Т. 2. – М., 1994. – С. 253.

3 См.: Захаров М.Л., Тучкова Э.Г. Право социального обеспечения России. – М., 2002. – С. 5.

Общая теория государства

160

вании на случай болезни1, в июле 1884 г. – закон о страховании от несчастных случаев2, а

22 июля 1889 г. – ввел обязательное страхование по инвалидности и по старости3.

Суть немецкой системы социальной защиты населения состояла в том, что каждое

лицо, отвечающее условиям, указанным в законодательстве, подлежало страхованию в

принудительном порядке; причем взносы на страхование вносили не только сами наемные

работники, но и предприниматели. В случае страхования по болезни взносы трудящихся

составляли 2/3, а работодателя 1/3 от подлежащих к уплате сумм. Кроме того, работники

полностью освобождались от уплаты денежных средств на страхование от несчастных слу-

чаев. Такое распределение страховых обязательств обусловило создание органов управле-

ния больничными кассами. В первом случае их аппарат состоял на 2/3 из лиц, избираемых

рабочими, и на 1/3 из представителей работодателя. Во втором примере, больничными

кассами руководили исключительно администрации предприятий. Тарифы взносов диф-

ференцировались в зависимости от степени опасности условий труда на предприятии и от

уровня выплачиваемой заработной платы. К числу видов обеспечения в порядке обяза-

тельного социального страхования наемных работников относилось: бесплатное лечение,

бесплатные лекарства и другие лечебные средства; денежные пособия и пенсия4.

Следуя примеру кайзеровской Германии, в 1911–1913 гг. английский парламент

принял законы о страхование по болезни и инвалидности. Но британская страховая сис-

тема отличалась от немецкой более широким участием в работе страховых органов пред-

ставителей застрахованных лиц. Кроме того, часть взносов уплачивало само государство

(за женщин меньше, чем за мужчин). Принцип определения размера страховых платежей

был следующим: предприниматели уплачивали взносы в повышенном размере с более

низкого заработка работника и в пониженном – с высокого заработка; взнос застрахован-

ных лиц возрастал пропорционально их заработку. Градация в размере страховых плате-

жей проводилась и по такому признаку, как пол и возраст: мужчины уплачивали взносы

по высшей шкале, женщины по средней, молодежь – по самой низкой. В порядке соци-

ального страхования предоставлялись пособия, пенсии, медицинская помощь, медика-

менты и санаторное лечение. Оздоровительными мероприятиями охватывались как сами

застрахованные, так и члены их семей5.

Шведские законодатели санкционировали обязательное социальное страхование

по старости и инвалидности в 1913–1915 гг. Его специфика заключалась в том, что страхо-

вые взносы уплачивались в местных общинах, несущих финансовую ответственность пе-

ред государством6.

В Российской империи закон о страховании рабочих по болезни и от несчастных

случаев был издан 23 июня 1912 года7.

Вслед за институтом государственного социального страхования на случай болез-

ни, инвалидности, старости, трудового увечья начинают приниматься законы о страхо-

вании по безработице. Впервые социальное страхование данного социального риска вве-

ла Англия в 1911 году8.

1 См.: Закон Германской империи о страховании рабочих в случае болезни (1883г.) // Хрестоматия

по всеобшей истории государства и права / Под ред. проф. З.М. Черниловского. – М., 1996. –С. 297.

2 См.: Закон Германской империи о страховании при несчастных случаях (1884 г.) // Там же. С. 300.

3 См.: Закон Германской империи относительно страхования на случай инвалидности и старости.

(1889 г.) // Там же. С. 302.

4 См.: Захаров М.Л., Тучкова Э.Г. Право социального обеспечения России. – С. 5–6.

5 См.: там же. С. 7.

6 См.: там же.

7 См.: там же. С. 8.

8 См.: там же.

Глава 6. Историческая эволюция государства

161

Однако в первой половине XX века построить социально-гарантийные государства

не удалось, потому что европейские королевства не смогли гарантировать своим поддан-

ным реализацию права на труд, бесплатное образование и медицинскую помощь. При

этом монархические державы опередили республиканские правительства в сфере защи-

ты социальных прав инвалидов, безработных и трудящихся. Например, закон об обяза-

тельном страховании по болезни был принят французскими депутатами в 1928 г., а не-

мецкими в 1898 г.1

После Второй мировой войны (1939–1945 гг.) начался качественно новый этап в по-

строении социально-гарантийного государства2. Так, Конституция Японии 1946 года в ч.

2 ст. 25 провозгласила, что «во всех сферах жизни государство должно прилагать усилия

для подъема и дальнейшего развития общественного благосостояния, социального обес-

печения, а также народного здравия»3. Кроме того, Основной закон «страны восходящего

солнца» установил бесплатность обязательного образования (ч. 2 ст. 26) и закрепил право

и обязанность на труд (ч. 1 ст. 27)4, с запретом использования частной собственности в

интересах противоречащих общественному благосостоянию (ст. 29)5.

Особого успеха в построении социально-гарантированной государственности до-

бились скандинавские монархии. Например, в ч. 2 § 2 «Формы правления 1974 г.» – кон-

ституционном акте шведского королевства, констатируется, что «различное личное, эко-

номическое и культурное благосостояние частных лиц должно быть основной целью дея-

тельности государства»6, которое «обязано обеспечить всем право на труд, жилище и

образование, а также содействовать социальному обеспечению, безопасности и хорошим

условиям жизни»7. Более того, в Швеции минимальный размер оплаты труда в месяц со-

ответствует стоимости потребительской корзины и равняется 1 тыс. долларов США. Все

граждане, имеющие доход ниже гарантированного правительством, получают государст-

венную поддержку в сумме не достающей до прожиточного уровня (для каждого начис-

ляется в индивидуальном порядке)8. Шведские рабочие имеют право участвовать в управ-

лении акционерными обществами и другими экономическими объединениями (юриди-

ческими лицами)9. Но наибольших успехов в сфере социальной политики достигла

норвежская монархия. Согласно оценкам ООН, современной Норвегии принадлежит

первое место в мире по качеству жизни. И оно не сводится только к материальному бла-

гополучию, а включает в себя полную социальную защищенность, гарантированное рав-

ноправие женщин с мужчинами, благополучное состояние окружающей среды, надежный

уровень безопасности, стремящиеся к нулевой отметке показатели преступности и т.д.10

1 См.: Захаров М.Л., Тучкова Э.Г. Право социального обеспечения России. – С. 7.

2 См.: Серегин А.В. Теория и практика построения социально-гарантийного государства в услови-

ях монархической формы правления в XX веке // Актуальные проблемы действующего законода-

тельства РФ: Материалы регион. научно.-практич. конф. проф.-преп. Состава /РГЭУ «РИНХ». –

Ростов-н/Д, 2005. – С. 62.

3 См.: Конституция Японии 1946 года // Конституции зарубежных стран. – С. 330.

4 См.: там же.

5 См.: там же.

6 См.: Форма правления шведского королевства 1974 года // Конституции государств Европейско-

го Союза. – М., 1999. – С. 701.

7 Там же.

8 См.: Чиркин В.Е. Конституционное право зарубежных стран. – С. 108.

9 См.: Закон Швеции о представительстве в правлениях лиц, служащих в акционерных обществах

и в экономических объединениях 1976/351 // Тихомиров Ю.Л. Курс сравнительного правоведе-

ния. – М., 1996. – С. 376.

10 См.: Кокеев М.Е. Размеренный норвежский динамизм // Международная жизнь. – 2004. – №10. –

С. 62.

Общая теория государства

162

Высокие социальные стандарты поддерживаются сбалансированной организаци-

ей национальной экономики, рост которой поддерживается добычей углеводородных

природных ресурсов на континентальном шельфе Северного моря. По оценкам специа-

листов__________, в 2004 году Норвегия не только экспортировала около 150 млн тонн нефти, но и

проводила масштабную модернизацию страны, направленную на повышение благосос-

тояния своего народа. Так, среднемесячные доходы на душу населения в начале XXI века

приблизились к 3 тыс. долларов США. Из 6,5 млн норвежцев более 150 тыс. человек –

миллионеры. При этом в стране нет олигархов и номенклатуры, для которых многие

принимаемые законы или меры безразличны, поскольку попросту их не затрагивают1.

Впервые в мировой практике норвежцы начали реально заботиться о будущих

поколениях, создав Нефтяной фонд, аккумулирующий средства, предназначенные для

устойчивого развития государства после того, как истощатся природные ресурсы Се-

верного моря2.

Социал-демократический капитализм норвежского королевства зиждется на отри-

цании абсолютизации рыночно-монетарных факторов. Государственные органы этой

страны успешно применяют на практике разрушенные в России в начале 1990-х годов

отдельные существенные элементы советской экономической модели. Так, норвежское

правительство играет решающую роль в социально ориентированном перераспределе-

нии материальных благ между своими гражданами. Достигается это благодаря тому, что

из двух основных нефтяных компаний одна («Статойл») полностью принадлежит госу-

дарству, а в другой («Ношк Хидро») – оно обладает контрольным пакетом акций. В Нор-

вегии действует монополия на продажу вино-водочных и табачных изделий, в результате

чего 65% целенаправленно завышенной розничной цены каждой бутылки спиртного на-

питка, включая пиво, а также каждой пачки сигарет прямиком отправляется в госбюджет

в качестве налоговых поступлений3.

По мнению М.Е. Кокеева, «современная Норвегия не приемлет ни дикий, экстре-

мальный капитализм, ни методы «шоковой терапии», ни даже временного обнищания

населения. Все это вместе взятое позволяет ей полноценно развиваться, иметь солидный

госбюджет, адекватно финансировать социальное обеспечение, здравоохранение, науку

и культуру»4.

Образцом юридического оформления признаков социально-гарантийного госу-

дарства является Конституция Испании 1978 года5, которая закрепляет следующие по-

стулаты:

1) право частной собственности ограничивается его социальной функцией (ч. 1 ст. 33);

2) все богатства страны в своих различных формах, кто бы ни был их собственником,

служат общим интересам (ч. 1 ст. 128);

3) закон может резервировать за публичным сектором важнейшие ресурсы или

службы, особенно монополии, а также устанавливать право участия в управлении пред-

приятиями, когда это требует общий интерес (ч. 2 ст. 128);

4) государство облегчает доступ трудящихся к собственности на средства производ-

ства (ч. 2 ст. 129);

5) публичные или социальные интересы могут быть основанием для лишения собст-

венности или прав на нее, при условии соответствующего возмещения с соблюдением

положений, установленных законами (ч. 1, 3 ст. 33);

1 См.: Кокеев М.Е. Размеренный норвежский динамизм. – С. 62.

2 См.: там же. С. 62–63.

3 См.: там же.

4 Там же. С. 63.

5 См.: Конституция Испании 1978 года // Конституции зарубежных стран. – М., 2000. – С. 72.

Глава 6. Историческая эволюция государства

163

6) все испанцы обязаны трудиться и имеют право на труд, на свободный выбор

профессии или занятия, на продвижение по службе и на вознаграждение, достаточное

для удовлетворения своих потребностей и потребностей своей семьи, причем ни при ка-

ких условиях не может иметь место дискриминация по признакам пола (ст. 35);

7) особое значение для публичной власти имеет проведение политики, направлен-

ной на достижение полной занятости населения страны (ч. 1 ст. 40);

8) правительство обязано обеспечивать социальную, экономическую и юридическую

охрану семьи, всесторонне защищать детей (ч. 1, 2 ст. 39);

9) государство реализует политику, гарантирующую осуществление профессиональ-

ной подготовки и переподготовки рабочих, заботится о безопасности и гигиене труда, не-

обходимом отдыхе посредством ограничения рабочего дня, предоставления периодиче-

ских оплачиваемых отпусков и развития сети соответствующих учреждений (ч. 2 ст. 40);

10) все испанцы имеют право на пользование благоустроенным жильем (ст. 47);

11) признается право на охрану здоровья (ч. 1 ст. 43);

12) правительство принимает меры к оказанию помощи, лечению и выздоровлению

лиц, физически или психически ослабленных (ст. 49);

13) политические власти поддерживают режим публичного социального страхования

для всех граждан, с тем чтобы гарантировать помощь и предоставление в случае необхо-

димости достаточных ссуд, особенно при безработице (ст. 42);

14) испанское королевство гарантирует гражданам достойное экономическое сущест-

вование в старости, предоставляя им соответствующие пенсии, размеры которых перио-

дически пересматриваются (ст. 50).

Таким образом, можно сделать вывод, что монархическим государствам удается

успешно реализовывать на практике идеи социально-гарантийного государства, обеспе-

чивая высокий уровень благосостояния своих граждан и способствуя их гармоничному

развитию в XXI веке.

Впервые социальное государство в качестве конституционного принципа в услови-

ях республиканской формы правления было закреплено в ст. 20 Конституции ФРГ 1949 го-

да, провозгласившей Германию «демократическим и социальным федеративным государ-

ством»1 этому примеру последовала и Франция, зафиксировавшая в ст. 1 Конституции Пя-

той республики 1958 года социальный характер существующей власти2. В несколько иных

терминах положения о социальном государстве закреплены в Конституции Италии 1948

года. В соответствии со ст. 2 Основного закона Италии, «республика признает и гарантиру-

ет неотъемлемые права человека – как частного лица, так и как члена общественных объе-

динений, в которых проявляется его личность, – и требует выполнения непреложных обя-

занностей, вытекающих из политической, экономической и социальной солидарности»3.

Не менее интересен опыт построения социальной государственности в одной из

старейших европейских республик – Швейцарии__________. «Тот, кто побывал в Швейцарии, – пи-

шет И.А. Иванников, – смог почувствовать прелести этой страны и ее своеобразие. Это

испытывали в свое время М.А. Бакунин, В.И. Ульянов (Ленин) и другие. Очаровательная

страна: демократичная, доступная, повсюду цветы и уважительное отношение людей

друг к другу. Все это свидетельствует о высоком уровне общей и правовой культуры гра-

ждан, имматериальном достатке населения. Возникает такая мысль, что в стране цветов,

чистоты и порядка население обладает высокой политической и правовой культурой»4.

1 Конституции государств Европейского Союза. – М., 1997. – С. 187.

2 Там же. С. 665.

3 Там же. С. 423.

4 Иванников И.А. Эффективность государственной власти в России: проблемы теории и практи-

ки. – Ростов-н/Д, 2004. – С. 120.

Общая теория государства

164

Самостоятельное швейцарское государство возникло в форме конфедеративного

союза в 1291 году, когда три кантона – Швиц, Ура и Унтервальден – заключили договор об

объединении, но при сохранении автономии собственных правовых и судебных систем.

Современная Швейцария является федерацией, в которой законодательная власть

принадлежит парламенту (Федеральному собранию), состоящему из двух палат – На-

ционального собрания и Совета кантонов.

Национальное собрание включает 200 депутатов, избираемых на 4 года всеобщим

тайным голосованием на основе пропорционального представительства. Совет кантонов

состоит из 46 депутатов по 2 от каждого кантона и по одному от полукантонов, часть из ко-

торых избирается местными парламентами, а часть назначается правительством кантонов.

Парламент издаёт законы, формирует правительство, назначает судей федераль-

ного суда, канцлера и главнокомандующего армией, определяет бюджет и ратифициру-

ет договоры с иностранными государствами.

Высшая исполнительная власть принадлежит Федеральному совету (правительст-

ву) Швейцарии, состоящему из 7 человек, избираемых Федеральным собранием. Во главе

Федерального совета стоит Президент, которому помогает вице-президент. Эти чинов-

ники избираются ежегодно парламентом из числа членов правительства. Один и тот же

человек не может быть избран президентом и вице-президентом два раза подряд.

Глава 3 Федеральной Конституции Швейцарской Конфедерации устанавливает,

что конфедерация и кантоны принимают на себя обязательства, в дополнение к индиви-

дуальной ответственности и личной инициативе, в том чтобы: любое лицо пользовалось

социальным страхованием, услугами здравоохранения, а семья была защищена, ее созда-

ние поощрялось, любой трудоспособный мог обеспечить свое содержание трудом на

справедливых условиях, иметь жилье, а лица трудоспособного возраста могли получить

начальное и непрерывное образование соответствующее их способностям. Конфедера-

ция и кантоны принимают на себя обязательства по защите граждан в старости, инвали-

дов, больных, безработных, сирот и вдов.

В Швейцарии же прошел первый в мире референдум (1439 г.). А как известно, ле-

гитимность государственной власти в социальном государстве зависит от того, насколько

часто она советуется с народом, проводит референдумы1.

Особое внимание следует уделить Китайской Народной Республике, заимствовав-

шей у СССР основы правовой и политической системы. Принятая в 1982 году Конституция

КНР с изменениями от 1 июля 2004 года фактически закрепляет модель социалистического

социального государства. Так, в соответствии со ст. 15 Конституции Китая государство

осуществляет социалистическое рыночное хозяйство. Общеизвестно, что КНР самая дина-

мично развивающаяся страна мира, составляющая серьезную конкуренцию США.

Подводя итоги, можно сделать вывод, что у каждого государства имеется соб-

ственный путь развития и достижения благоденствия своих граждан, который не ис-

ключает возможности использования положительного опыта друг друга.

Современная Российская Федерация не только не отвечает требованиям идеаль-

ной модели социального государства, но и «проигрывает» во всех сферах обеспечения

жизни людей Советскому Союзу первой половины 80-х годов XX столетия. Так, в СССР

была ликвидирована безработица, реализовывались права: на труд, бесплатное образова-

ние и здравоохранение, на достойную заработную плату и пенсионное обеспечение по

старости. Оценивая деятельность советского государства в социальной сфере, В.В. Путин

отметил: «В свое время в нашей стране была создана система курортного лечения, не

1 См.: Иванников И.А. Эффективность государственной власти в России: проблемы теории и

практики. – С. 122.

Глава 6. Историческая эволюция государства

165

имеющая аналогов в мире. Было бы непозволительным расточительством, если бы мы по-

зволили этой системе развалиться»1.

Хотя в ст. 7 Конституции РФ 1993 года провозглашено, что Российская Федерация

является социальным государством, политика которого направлена на создание условий,

обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека, право на труд закре-

плено не было (ст. 37 говорит лишь о свободе труда), а без этого реальность социального

государства под вопросом.

В отличие от России, бывшая союзная республика Белоруссия пошла по пути по-

строения социальной государственности с учетом сохранения и приумножения опыта,

накопленного в советский период.

Так, ст. 41 Конституции Республики Беларусь 1996 года гарантирует белорусским

гражданам «право на труд как наиболее достойный способ самоутверждения человека, то

есть право на выбор профессии, рода занятий и работы в соответствии с призванием,

способностями, образованием, профессиональной подготовкой и с учетом общественных

потребностей, а также на здоровье и безопасные условия труда». Кроме того, «государст-

во создает условия для полной занятости населения. В случае незанятости лица по не за-

висящим от него причинам ему гарантируется обучение новым специальностям и повы-

шение квалификации с учетом общественных потребностей, а также пособие по безрабо-

тице в соответствии с законом».

Ст. 42 Основного закона Республики Беларусь утверждает, что «лицам, работающим

по найму, гарантируется справедливая доля вознаграждения в экономических результатах

труда в соответствии с ее количеством, качеством и общественным значением, но не ниже

уровня, обеспечивающего им и их семьям свободное и достойное существование».

Следуя принципам социальной справедливости, ч. 3 ст. 44 Конституции Беларуси

обеспечивает защиту лишь той собственности, которая приобретена законным способом.

Более того, государство гарантирует бесплатное лечение в государственных учреждениях

здравоохранения (ст. 45).

Наряду с этим, ч. 5 ст. 13. говорит, что «государство осуществляет регулирование

экономической деятельности в интересах человека и общества; обеспечивает направле-

ние и координацию государственной частной экономической деятельности в социальных

целях». Для успешного решения этих задач недра, воды и леса составляют исключитель-

ную собственность государства (ч. 6 ст. 13).

Особо следует отметить, что белорусское государство гарантирует трудящимся

право принимать участие в управлении предприятиями, организациями и учреждения-

ми в целях повышения эффективности их работы, участия в распределении прибыли

(дохода и улучшения социально-экономического уровня жизни (ч. 8 ст. 13). Трудовые

коллективы обладают правом выдвигать кандидатов в депутаты (ст. 70).

Все вышеперечисленные обстоятельства свидетельствуют о значительных успехах

Белоруссии в практике построения социально-гарантийного государства. Так, в 1996 году

Минску удалось восстановить уровень экономического развития 1991 года, т.е. до развала

СССР, и опередить россиян в размере средней заработной платы в три-четыре раза.

1 Путин В.В. Лечение и отдых должны быть доступными для россиян // Вольная Кубань. 27 июля

2004.

Общая теория государства

166

<< | >>
Источник: Чепурнова Н.М., Серёгин А.В.. ТЕОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА: Учебное пособие. – М.: ЕАОИ, 2007. – 465 с.. 2007

Еще по теме §6.3. Рождение социально-гарантийной государственности:

  1. Приложение Б Определение предпочтений и приоритетов пользователей услуг автомобильного сервиса г. Москвы
  2. БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК
  3. 2. Влияние первой мировой войны на социалистические партии европейских стран
  4. НЕМЕЦКО-ФАШИСТСКАЯСТРАТЕГИЧЕСКАЯ КОНЦЕПЦИЯ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
  5. § 1. Понятие и значение элементов механизма осуществления права и исполнения обязанности
  6. Развитие хозяйственной инициативы предприятий и экономическая реформа
  7. Глава седьмая Собственность и цивилизация
  8. ОГЛАВЛЕНИЕ
  9. §6.1. Типологическая парадигма исторического развития государства
  10. §6.3. Рождение социально-гарантийной государственности
  11. 3.3. Гражданское Право[3]
  12. Эпилог (для наивных студентов)
  13. Как снизить потери салона. Учетная политика
- Административное право зарубежных стран - Гражданское право зарубежных стран - Европейское право - Жилищное право Р. Казахстан - Зарубежное конституционное право - Исламское право - История государства и права Германии - История государства и права зарубежных стран - История государства и права Р. Беларусь - История государства и права США - История политических и правовых учений - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминалистическая тактика - Криминалистическая техника - Криминальная сексология - Криминология - Международное право - Римское право - Сравнительное право - Сравнительное правоведение - Судебная медицина - Теория государства и права - Трудовое право зарубежных стран - Уголовное право зарубежных стран - Уголовный процесс зарубежных стран - Философия права - Юридическая конфликтология - Юридическая логика - Юридическая психология - Юридическая техника - Юридическая этика -