<<
>>

в) Абсолютное необусловленное (Das absolute Unbedingte)


Обе относительно необусловленные [стороны] прежде всего отсвечивают каждая в другой: условие как то, что непосредственно, в формальном отношении основания, а это отношение в непосредственном наличном бытии как положенном им самим; но каждое из них вне этого отсвечивания своего иного самостоятельно и имеет свое собственное содержание.
Прежде всего условие это непосредственное наличное бытие; форма этого наличного бытия имеет два момента; положенность, в соответствии с которой это наличное бытие как условие есть материал и момент основания, и в себе бытие, в соответствии с которым оно составляет существенность основания или его простую рефлексию в себя. Обе стороны формы внешни непосредственному наличному бытию, ибо оно снятое отношение основания. Но во первых, наличное бытие в самом себе есть лишь снятие себя в своей непосредственности и исчезание в основании (zu Grunde zu gehen). Бытие это вообще лишь становление сущности; его существенная природа превратить себя в положенное и в тождество, которое есть непосредственное через свое отрицание. Следовательно, такие определения формы, как положенность и тождественное с собой в себе бытие, форма, благодаря которой непосредственное наличное бытие есть условие, эти определения поэтому не внешни ему, а оно есть сама эта рефлексия. Во вторых, как условие бытие теперь также положено как то, что оно есть по своему существу, а именно как момент, и, стало быть, момент чего то иного, и в то же время как в себе бытие (равным образом чего то иного); но в себе оно есть лишь через отрицание себя, а именно через основание и через его снимающую себя и тем самым предполагающую рефлексию;
следовательно, в себе бытие бытия есть лишь нечто положенное. Это в себе бытие условия имеет две стороны: с одной стороны, оно существенность условия как существенность основания, а с другой непосредственность наличного бытия условия. Или, вернее, обе эти стороны суть одно и то же. Наличное бытие есть нечто непосредственное, но эта непосредственность по существу своему опосредствована, а именно снимающим само себя основанием. Как такая непосредственность, опосредствованная снимающим себя опосредствованием, оно в то же время есть и в себе бытие основания, и его необусловленное; но в то же время само это в себе бытие в свою очередь точно так же есть лишь момент или положенность, ибо оно опосредствовано. Условие есть поэтому вся форма отношения основания; оно предположенное в себе бытие отношения основания, но тем самым оно само положенность, и его непосредственность состоит в том, что оно делается положенностью и, стало быть, так отталкивает себя от самого себя, что оно в такой же мере исчезает в основании, в какой оно основание, которое делается положенностью, а значит, и основанным; и то и другое одно и то же.
Точно так же в себе бытие в обусловленном основании дано не только как отсвечивание (als Scheinen) в нем чего то иного. Обусловленное основание это самостоятельная, т. е. соотносящаяся с собой, рефлексия полагания, следовательно, то, что тождественно с собой; иначе говоря, оно в самом себе есть свое в себе бытие и свое содержание. Но в то же время оно предполагающая рефлексия; оно соотносится с самим собой отрицательно и противополагает себе свое в себе бытие как иное для него, а условие и в соответствии со своим моментом в себе бытия, и в соответствии с моментом непосредственного наличного бытия есть собственный момент отношения основания; по своему существу непосредственное наличное бытие есть лишь через свое основание и есть момент его как предполагания.
Поэтому основание есть точно так же и само целое.
Таким образом, имеется вообще лишь одно целое формы, но точно так же лишь одно целое содержания. Ибо присущее условию содержание это существенное содержание лишь постольку, поскольку оно тождество рефлексии с собой в форме, иначе говоря, поскольку оно как это непосредственное наличное бытие в самом себе есть отношение основания. Это наличное бытие есть, далее, условие лишь благодаря предполагающей рефлексии основания; оно тождество основания с самим собой или его содержание, которому основание противополагает себя. Поэтому наличное бытие не просто бесформенный материал для отношения основания, а ввиду того что наличное бытие в самом себе имеет эту форму, оно приобретшая форму материя, и как то, что в своем тождестве с формой в то же время безразлично к ней, оно содержание. Наконец, оно то же содержание, которым обладает основание, ибо оно содержание именно как то, что тождественно с собой в свойственном форме отношении.
Итак, обе стороны целого, условие и основание, это одно и то же существенное единство и как содержание, и как форма. Они переходят друг в друга благодаря самим себе, иными словами, будучи рефлексиями, они полагают сами себя как снятые, соотносят себя с этим своим отрицанием и взаимно предполагают себя. Но в то же время это лишь одна и та же рефлексия обоих, и потому их предполагание также лишь одно и то же предполагание: взаимность этого предполагания переходит, скорее, в то, что они предполагают одно свое тождество как свою устойчивость и свою основу. Это тождество одно и то же содержание и единство формы обоих есть истинно необусловленное; суть в себе самой (die Sache an sich selbst). Условие, как выяснилось выше, это лишь относительно необусловленное. Вот почему само условие обычно рассматривают как нечто обусловленное и спрашивают о новом условии, что ведет к обычному прогрессу в бесконечность от одного условия к другому. Но почему же при наличии одного условия спрашивают о каком то новом условии, т. е. почему первое признается обусловленным? Потому что оно некоторое конечное наличное бытие. Но это дальнейшее определение условия, не заключающееся в его понятии. Однако условие, как таковое, потому есть нечто обусловленное, что оно положенное в себе бытие. Оно поэтому снято в абсолютно необусловленном.
Итак, абсолютно необусловленное содержит в себе как свои моменты обе стороны условие и основание; оно единство, в которое они возвратились. Обе они вместе образуют форму или положенность этого необусловленного. Свободная от [внешних] условий суть дела это условие обеих, но абсолютное, т. е. такое условие, которое само есть основание. Как основание же, свободная от [внешних ] условий суть дела есть отрицательное тождество, которое, оттолкнув себя от себя, распалось на эти два момента: во первых, приняло вид снятого отношения основания, непосредственного, лишенного единства, внешнего самому себе многообразия, соотносящегося с основанием как с чем то иным для него и составляющего в то же время его в себе бытие;
во вторых, приняло вид внутренней, простой формы, которая есть основание, но соотносится с тождественным с собой непосредственным как с иным и определяет его как условие, т. е. определяет это свое "в себе" как свой собственный момент. Эти две стороны так предполагают тотальность, что она есть то, что полагает их. И наоборот, так как они предполагают тотальность, то кажется, что тотальность в свою очередь обусловлена ими и что суть (дела) возникает из своего условия и из своего основания. Но поскольку обе эти стороны оказались тем, что тождественно, исчезло соотношение условия и основания; они низведены до видимости; в своем движении полагания и предполагания абсолютно необусловленное есть лишь движение, в котором эта видимость снимается. Действие сути (дела) состоит в том, чтобы обусловливать себя и противопоставлять себе свои условия как основание; а ее отношение как соотношение условий и основания есть видимость внутри себя, и ее отношение к ним это ее слияние (Zusammengehen) с самой собой.
Подготовка к ЕГЭ/ОГЭ
<< | >>
Источник: Фридрих Гегель. Наука логики. 1997

Еще по теме в) Абсолютное необусловленное (Das absolute Unbedingte):

  1. в) Абсолютное необусловленное (Das absolute Unbedingte)