<<
>>

Примечание [Непосредственное тождество внутреннего и внешнего]

Движение сущности это вообще становление понятия. В отношении между внутренним и внешним выступает тот существенный момент понятия, что его определения положены в отрицательном единстве таким образом, что каждое дано непосредственно не только как свое другое, но и как тотальность целого.

Однако в понятии, как таковом, эта тотальность есть всеобщее основа, которой еще нет в отношении между внутренним и внешним. В отрицательном тождестве внутреннего и внешнего в непосредственном превращении одного из этих определений в другое недостает и той основы, которая выше была названа сутью.

Очень важно обратить внимание на неопосредствованное тождество формы, как оно здесь положено еще без содержательного движения самой сути. Оно встречается в ней в том виде, в каком она есть в своем начале. Так, чистое бытие есть непосредственно ничто. Вообще все реальное есть в своем начале такое лишь непосредственное тождество, ибо в своем начале оно еще не противопоставило моменты друг другу и не развивало их; с одной стороны, оно из внешности еще не стало внутренним (sich nochnicht erinnert), а с другой своей деятельностью еще не стало внешним (sich entaupert) из внутренности и не произвело себя, поэтому оно лишь внутреннее как определенность относительно внешнего и лишь внешнее как определенность относительно внутреннего. Тем самым реальное есть, с одной стороны, лишь непосредственное бытие; с другой же стороны, поскольку оно также и отрицательность, которая должна стать деятельностью развития, оно, как таковое, есть по существу своему еще только внутреннее. Это имеет место во всяком природном, научном и духовном развитии вообще, и очень важно убедиться в том, что первое (das Erste), когда нечто есть еще только внутренне, или также в своем понятии, именно поэтому есть лишь его непосредственное, пассивное наличное бытие. Так, чтобы привести ближайший пример, рассмотренное здесь существенное отношение до своего продвижения и реализации через опосредствование, через отношение силы, есть лишь отношение в себе, его понятие или еще только внутренне.

Но именно поэтому оно лишь внешнее, непосредственное отношение отношение между целым и частями, в котором стороны имеют безразличное друг к другу устойчивое наличие. В них самих еще нет их тождества;

оно еще только внутренне, и поэтому они отделяются друг от друга, имеют непосредственное, внешнее устойчивое наличие. Подобным же образом сфера бытия это вообще еще только всецело внутреннее, и потому она сфера сущей непосредственности или сфера внешности. Сущность это еще только внутреннее; поэтому ее и принимают за совершенно внешнюю, лишенную системы общность. Говорят, [например], das Schulwesen, Zeitungswesen21, понимая под этим нечто общее, образуемое посредством внешнего охвата существующих предметов, поскольку они не имеют никакой существенной связи, никакой организации. Или, если обратиться к конкретным предметам, зародыш растения, ребенок есть еще только внутреннее растение, внутренний человек. Но именно поэтому растение как зародыш или человек как зародыш есть нечто непосредственное, нечто внешнее, еще не сообщившее себе отрицательного соотношения с самим собой, нечто пассивное, предоставленное инобытию. Так и Бог в своем непосредственном понятии не есть дух; дух это не то, что непосредственно, что противоположно опосредствованию, а скорее сущность, вечно полагающая свою непосредственность и вечно возвращающаяся из нее в себя. Поэтому непосредственно Бог есть лишь природа. Иначе говоря, природа это лишь внутренний Бог, а не действительный как дух и тем самым не истинный Бог. Или, иначе, в мышлении как первом мышлении Бог есть лишь чистое бытие или же сущность, абстрактное абсолютное, а не Бог как абсолютный дух, единственно который и составляет истинную природу Бога.

3. Первое из рассмотренных нами тождеств внутреннего и внешнего это основа, безразличная к различию этих определении как к внешней ей форме, иначе говоря, тождество как содержание. Второе [из рассмотренных нами тождеств ] это веопосредствованное тождество их различия, непосредственное превращение каждого из них в противоположное себе, иначе говоря, тождество как чистая форма.

Но эти два тождества суть лишь стороны одной тотальности; иначе говоря, сама эта тотальность есть лишь превращение одного тождества в другое. Тотальность как основа и содержание есть эта рефлектированная в себя непосредственность лишь благодаря предполагающей рефлексии формы, которая снимает свое различие и полагает себя по отношению к нему как безразличное тождество, как рефлектированное единство. Другими словами, содержание это сама форма, поскольку она определяет себя как разность и делает самое себя одной из своих сторон как внешность, а другой стороной, т. е. внутренним, как рефлектированная в себя непосредственность.

Итак, благодаря этому различия формы внутреннее и внешнее положены, наоборот, каждое в самом себе как тотальность себя и своего иного; внутреннее как простое рефлектированное в себя тождество есть непосредственное и потому в такой же мере бытие и внешность, в какой оно сущность; а внешнее как многообразное, определенное бытие есть лишь внешнее, т. е. положено как несущественное и возвратившееся в свое основание, стало быть, как внутреннее. Этот переход их друг в друга есть их непосредственное тождество как основа; но равным образом он их опосредствованное тождество, а именно, каждое есть как раз благодаря своему иному то, что оно есть в себе, тотальность отношения. Или, наоборот, определенность каждой из сторон благодаря тому, что она в самой себе тотальность, опосредствована с другой определенностью; таким образом, тотальность опосредствует себя с самой собой формой или определенностью, а определенность опосредствует себя своим простым тождеством с собой.

Поэтому то, что нечто есть, оно есть целиком в своей внешности; его внешность это его тотальность, она точно так же его рефлектированное в себя единство. Его явление это рефлексия не только в иное, но и в себя, и поэтому его внешность есть обнаружение того, что оно есть в себе; а так как его содержание и его форма, таким образом, совершенно тождественны, то нечто есть в себе и для себя только как то, что обнаруживает себя. Оно есть откровение (Offenbaren) своей сущности, так что эта сущность только в том и состоит, чтобы быть тем, что раскрывает себя (nur darin besteht, das sich Offenbarende zu sein).

В этом тождестве явления с внутренним или сущностью существенное отношение определило себя как действительность.

3. Первое из рассмотренных нами тождеств внутреннего и внешнего это основа, безразличная к различию этих определений как к внешней ей форме, иначе говоря, тождество как содержание. Второе [из рассмотренных нами тождеств ] это неопосредствованное тождество их различия, непосредственное превращение каждого из них в противоположное себе, иначе говоря, тождество как чистая форма. Но эти два тождества суть лишь стороны одной тотальности; иначе говоря, сама эта тотальность есть лишь превращение одного тождества в другое. Тотальность как основа и содержание есть эта рефлектированная в себя непосредственность лишь благодаря предполагающей рефлексии формы, которая снимает свое различие и полагает себя по отношению к нему как безразличное тождество, как рефлектированное единство. Другими словами, содержание это сама форма, поскольку она определяет себя как разность и делает самое себя одной из своих сторон как внешность, а другой стороной, т. е. внутренним, как рефлектированная в себя непосредственность.

Итак, благодаря этому различия формы внутреннее и внешнее положены, наоборот, каждое в самом себе как тотальность себя и своего иного; внутреннее как простое рефлектированное в себя тождество есть непосредственное и потому в такой же мере бытие и внешность, в какой оно сущность; а внешнее как многообразное, определенное бытие есть лишь внешнее, т. е. положено как несущественное и возвратившееся в свое основание, стало быть, как внутреннее. Этот переход их друг в друга есть их непосредственное тождество как основа; но равным образом он их опосредствованное тождество, а именно, каждое есть как раз благодаря своему иному то, что оно есть в себе, тотальность отношения. Или, наоборот, определенность каждой из сторон благодаря тому, что она в самой себе тотальность, опосредствована с другой определенностью; таким образом, тотальность опосредствует себя с самой собой формой или определенностью, а определенность опосредствует себя своим простым тождеством с собой.

Поэтому то, что нечто есть, оно есть целиком в своей внешности; его внешность это его тотальность, она точно так же его рефлектированное в себя единство. Его явление это рефлексия не только в иное, но и в себя, и поэтому его внешность есть обнаружение того, что оно есть в себе; а так как его содержание и его форма, таким образом, совершенно тождественны, то нечто есть в себе и для себя только как то, что обнаруживает себя. Оно есть откровение (Offenbaren) своей сущности, так что эта сущность только в том и состоит, чтобы быть тем, что раскрывает себя (nur darin besteht, das sich Offenbarende zu sein).

В этом тождестве явления с внутренним или сущностью существенное отношение определило себя как действительность.

<< | >>
Источник: Фридрих Гегель. Наука логики. 1997

Еще по теме Примечание [Непосредственное тождество внутреннего и внешнего]:

  1. 23. Теория принципиального различия этих видов неправды
  2.   Статья вторая  
  3. Глава XIV.ОТЕЦ ПАВЕЛ ФЛОРЕНСКИЙ
  4. И.З. Шишков КРИТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ ИММАНУИЛА КАНТА
  5. о поэзии СОЧИНЕНИЕ АРИСТОТЕЛЯ. ПЕРЕВЕЛ, ИЗЛОЖИЛ II ОБЪЯСНИЛ Б. ОРДЫНСКИЙ. МОСКВА. 1854
  6. [ПОДСТРОЧНЫЕ ПРИМЕЧАНИЯ К ПЕРЕВОДУ МИЛЛЯ]
  7. § 1. Способы защиты гражданских прав
  8. § 2. Мошенничество
  9. Приложение I (для коммунистов): "Перлы" диалектики марксизма
  10. Примечания и комментарии
  11. Примечание 1 [Арифметические действия. Кантовские априорные синтетические суждения созерцания]
  12. Примечание 1 Определенность понятия математического бесконечного
  13. Примечание 3 [Положение о противоречии]
  14. Примечание [Непосредственное тождество внутреннего и внешнего]
  15. Глава XIV Отец Павел Флоренский
  16. ПРИМЕЧАНИЯ