<<
>>

Примечание 1 [Примеры этого тождества]

В обыденном представлении экстенсивное и интенсивное определенные количества всегда различаются как виды величин так, как если бы были одни предметы, имеющие только интенсивную величину, а другие только экстенсивную величину.
К этому прибавилось еще представление некоей философии природы, которое превращало множественное, экстенсивное, например в основополагающем определении материи как того, что наполняет пространство, равно как и в других понятиях, в интенсивное в том смысле, что интенсивное как динамическое есть де истинное определение, и, например, плотность или, иначе говоря, специфическое наполнение пространства следует понимать по своему существу не как некоторое множество и численность материальных частей в определенном количестве пространства, а как некоторую степень (Grad) наполняющей пространство силы материи.
При этом следует различать двоякого рода определения. В том, что назвали преобразованием механического способа рассмотрения в динамический, встречаются понятие существующих друг вне друга самостоятельных частей, которые лишь внешне соединены в некое целое, и отличное от первого понятие силы. То, что в наполнении пространства признается, с одной стороны, лишь некоторым множеством внешних друг другу атомов, рассматривается, с другой стороны, как проявление лежащей в основе простой силы. Но этим отношениям целого и частей, силы и ее проявления, которые противополагаются друг другу, здесь еще не место, они будут рассмотрены в последующем. Однако уже здесь можно указать на то, что хотя отношение силы и ее проявления, соответствующее [понятию] интенсивного, и есть прежде всего более истинное отношение по сравнению с отношением целого и частей, однако сила еще не становится от этого менее односторонней, чем интенсивное, и проявление внешность экстенсивного точно так же неотделимо от силы, так что в обеих формах, и в экстенсивном и в интенсивном, имеется одно и то же содержание.
Другая определенность здесь это количественная определенность, как таковая, которая снимается как экстенсивное определенное количество и превращается в степень, которая как будто и составляет истинное определение; но мы уже показали, что степень содержит также первое определение, так что одна форма сущностна для другой и, следовательно, всякое наличное бытие обнаруживает свое определение величины и как экстенсивное, и как интенсивное определенное количество.
Примером этого служит здесь поэтому все на свете, поскольку оно выступает в некотором определении величины. Даже число необходимо имеет непосредственно в самом себе эту двоякую форму: оно некоторая численность и постольку экстенсивная величина; но оно также "одно" десяток, сотня и постольку начинает переходить в интенсивную величину, так как в этой единице множественное сливается в простое. "Одно" есть в себе экстенсивная величина, его можно представить как любую численность частей. Так, десятое, сотое есть это простое, интенсивное, имеющее свою определенность в находящемся вне его "многом", т. е. в экстенсивном. Число это десять, сто и в то же время в системе чисел десятое, сотое; и то и другое есть одна и та же определенность.
"Одно" в круге называется градусом, потому что часть круга имеет по своему существу определенность в "многом", находящемся вне этой части, определена как одно из замкнутой численности таких "одних". Градус круга, взятый как простая пространственная величина, есть лишь обычное число; рассматриваемый же как градус, он интенсивная величина, имеющая смысл лишь как определенная численность градусов, на которые разделен круг, подобно тому как число вообще имеет смысл только в числовом ряде.
Величина более конкретного предмета проявляет свою двойственность (то, что она и экстенсивная, и интенсивная величина) в двояком определении его наличного бытия: в одном из этих определений предмет выступает как что то внешнее, а в другом как что то внутреннее. Так, масса как вес есть экстенсивная величина, поскольку она составляет некоторую численность фунтов, центнеров и т. д., и она же интенсивная величина, поскольку оказывает некоторое давление. Величина давления есть нечто простое, степень, имеющая свою определенность в шкале степеней давления. Как оказывающая давление, масса выступает как внутри себя бытие, как субъект, которому присуще различие интенсивной величины. И наоборот, то, что оказывает эту степень давления, способно сдвинуть с места некоторую численность фунтов и т. д. и этим измеряет свою величину.
Или, скажем, теплота имеет некоторую степень: степень теплоты, будь она 10 я, 20 я и т. д., есть некоторое простое ощущение, нечто субъективное. Но эта степень существует и как экстенсивная величина, как расширение некоторой жидкости, например ртути в термометре, воздуха или глины и т. д. Более высокая степень температуры выражается как более длинный ртутный столбик или как более узкий глиняный цилиндр; она нагревает большее пространство таким же образом, как меньшая степень температуры нагревает лишь меньшее пространство.
Более высокий тон как более интенсивный есть в то же время большее число колебаний; или другой пример: более громкий тон, которому приписывается более высокая степень, слышен в более обширном пространстве. Более интенсивной краской можно одинаково окрасить большую поверхность, чем более слабой краской; или [еще пример]: более светлое друтой вид интенсивности видно больше, чем менее светлое, и т. д. Точно так же и в духовной сфере высокая интенсивность характера, таланта, гения имеет столь же обширное наличное бытие, широкое влияние и многосторонние контакты. Самое глубокое понятие "I имеет самое всеобщее значение и применение.
<< | >>
Источник: Фридрих Гегель. Наука логики. 1997

Еще по теме Примечание 1 [Примеры этого тождества]:

  1. 96. Юридическое лицо как виновник преступного деяния
  2.   ПРИМЕЧАНИЯ УКАЗАТЕЛИ ПРИМЕЧАНИЯ [†]
  3. Примечания 
  4. § 11. Грамматическая роль фонем л и о. Полная система первичных гласных
  5. [ПОДСТРОЧНЫЕ ПРИМЕЧАНИЯ К ПЕРЕВОДУ МИЛЛЯ]
  6. § 2. Мошенничество
  7. Математика, естествознание и логика (0:0 От Марк[с]а)
  8. Спекулятивная терминология "Капитала"
  9. Приложение I (для коммунистов): "Перлы" диалектики марксизма
  10. ПРЕФИКСАЛЬНЫЕ ГЛАГОЛЫ
  11. Примечание 1 [Примеры этого тождества]
  12. Примечание [Бертоллэ о химическом избирательном сродстве и теория Берцелнуса по этому предмету]
  13. Примечание [Примеры таких узловых линий; о том, что в природе будто бы нет скачков]
  14. Примечание 3 [Положение о противоречии]
  15. Принципы диалектического метода Г ег е л я
  16. ИСТОРИЯ ФИЛОСОФИИ КАК ФИЛОСОФИЯ
  17. ПРЕДИСЛОВИЕ
  18. ПРИМЕЧАНИЯ
  19. ПОСТСКРИПТУМ (МАЙ 1967 Г.)
  20. Крипке ТОЖДЕСТВО И НЕОБХОДИМОСТЬ[82]