Юридическая
консультация:
+7 499 9384202 - МСК
+7 812 4674402 - СПб
+8 800 3508413 - доб.560
 <<
>>

Виссарион Григорьевич Белинский

(1811 - 1848) в молодости пережил страстное увлечение немецкой философией: эстетикой романтизма, идеями Шеллинга, Фихте, а несколько позднее Гегеля. Существенное влияние в этом отношении на него оказали Н.В.
Станкевич и М.А. Бакунин. О том, насколько эмоциональным было восприятие молодым Белинским гегелевского учения, свидетельствует, например, такое его признание: "Я гляжу на действительность, столь презираемую мною прежде, и трепещу таинственным восторгом, сознавая ее разумность". Однако верным гегельянцем критик был сравнительно недолго. Уже в начале 1840-х годов он резко критикует рационалистический детерминизм гегелевской концепции прогресса, утверждая, что "судьба субъекта, индивидуума, личности важнее судеб всего мира". В абсолютном идеализме Гегеля для него было теперь, по его словам, "так много кастратского, т.е. созерцательного или философского, противоположного и враждебного живой действительности" [1]. На смену восторженному восприятию "разумности" исторического развития приходит не менее страстная апология прав и свободы личности. "Во мне развилась какая-то дикая, бешенная, фанатическая любовь к свободе и независимости человеческой личности, которые возможны только при обществе, основанном на правде и доблести" [2]. "Фанатический" персонализм Белинского, таким образом, был неразрывно связан с его увлечением социалистическими идеалами. Идеал общественного строя, основанного "на правде и доблести", должен был быть воплощен в реальность, прежде всего во имя суверенных прав личности, ее свободы от любых форм социального и политического гнета. Дальнейшая эволюция взглядов Белинского сопровождалась усилением критического отношения к столь увлекавшему его в молодые годы философскому идеализму. "Метафизику к черту: это слово означает сверхнатуральное, следовательно, нелепость... Она (логика - B.C.) должна идти своею дорогою, но только не забывать ни на минуту, что предмет ее исследований... духовное, которое есть не что иное, как деятельность физического" [3]. Религиозные убеждения молодости уступают явно атеистическим настроениям. В 1845 г. Белинский пишет Герцену, что "в словах Бог и религия вижу тьму, мрак, цепи и кнут" [4]. Двумя годами позже в своем знаменитом письме Гоголю он подверг резкой критике религию и церковь. Эти настроения позднего Белинского вполне симптоматичны: в российском западничестве все в большей степени начинает доминировать идеология политического радикализма.
1 Белинский В.Г. Поли. собр. соч.: В 13 т. М., 1956. Т. 12. С. 38.
2 Белинский В.Г. Письма: В 3 т. СПб., 1914. Т. 2. С. 246.
3 Белинский В.Г. Поли. собр. соч.: В 13 т. М., 1956. Т. 12. С 331
4 Там же. С. 250.
<< | >>
Источник: В.Д. Губин и др.. Философия. 2001

Еще по теме Виссарион Григорьевич Белинский:

  1. Виссарион Григорьевич БЕЛИНСКИЙ
  2.   УКАЗАТЕЛЬ ИМЕН
  3. В. Г. Белинский
  4. ПРИМЕЧАНИЯ
  5. УКАЗАТЕЛЬ ИМЕН[112]
  6. 3.В. Г. БЕЛИНСКИЙ
  7. Философия радикализма, ее социокультурная обусловленность
  8. УКАЗАТЕЛЬ ИМЕН
  9. 5.3. П. Я. Чаадаев
  10. БЕЛИНСКИЙ
  11. 5.4. В. Г. Белинский и А. И. Герцен
  12. Белинский
  13. Николай Владимирович Станкевич
  14. Виссарион Григорьевич Белинский
  15. II.11. РУССКАЯ ФИЛОСОФИЯ XIX В.
  16. 3. В. Г. Белинский
  17. Петр Яковлевич Чаадаев