<<
>>

2.6. Крахмальник Леон Григорьевич (1907-1981)

юрист, доктор юридических наук, профессор, специалист в области военной юстиции, исправительно-трудового права СССР

Биографическая справка.

Крахмальник Леон Григорьевич родился 27 декабря 1907 г. на Украине. Получил среднее образование и в 1930 г. окончил юридический факультет Киевского института народного хозяйства. В 1930-1931 гг. работал народным следователем в г. Лубны и одновременно преподавал социально-экономические дисциплины в техникуме.

В 1931-1932 гг. Л. Г. Крахмальник занимал должности декана инженерно-экономического факультета и доцента Киевского текстильного института. В 1935 г. был направлен на работу в президиум Коллегии адвокатов, где проработал до 1939 г.

В ноябре 1939 г. был мобилизован и направлен на военно­прокурорскую работу, где прослужил непрерывно до 1960 г. В качестве военного прокурора Л. Г. Крахмальник служил и в годы Великой Отечественной войны. Он участвовал в боевых действиях на разных фронтах - Закавказском, Втором Украинском, Прибалтийском и др. Награжден двумя орденами Красной Звезды, медалями «За боевые заслуги», «За оборону Москвы», «За оборону Кавказа», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.».

После демобилизации, с мая 1960 г. по сентябрь 1963 г. Л. Г. Крахмальник работал в Саратовском юридическом институте в должности исполняющего обязанности доцента кафедры уголовного права и процесса. В этот период (1962 г.) им была защищена диссертация на соискание ученой стемени кандидата юридических наук по теме «Труд заключенных и его правовое регулирование в СССР».

С сентября 1963 г. он занимал должности научного сотрудника, затем - старшего научного сотрудника в Центральном научно-исследовательском институте судебных экспертиз.

Наиболее продолжительным периодом научной деятельности Л.

Г. Крахмальника являются 1965-1981 гг., когда он работал во Всесоюзном научно-исследовательском институте советского законодательства (ВНИИСЗ), сначала младшим научным сотрудником, а затем - старшим научным сотрудником сектора уголовного и уголовно-процессуального законодательства.

В 1973 г., будучи уже известным ученым в области советского исправительно-трудового права, Л. Г. Крахмальник защитил докторскую диссертацию по теме «Кодификация исправительно-трудового законодательства (сравнительно-правовое исследование)».

Принимая активное участие в законопроектной деятельности, Л. Г. Крахмальник являлся членом правительственной комиссии по подготовке Исправительно-трудового кодекса РСФСР, образованной постановлением Президиума Верховного совета РСФСР от 21 мая 1970 г., работал в комиссии при Юридическом отделе Президиума Верховного совета СССР по подготовке исправительно-трудовых кодексов ряда союзных республик.

Л. Г. Крахмальник скончался 3 сентября 1981 г.

Основные труды

Проблемы развития советского исправительно-трудового законодательства / редкол.: Л. Г. Крахмальник, И. Г. Маландин, И. С. Ной, В. А. Познанский; под общ. ред. В. В.Слатинова, И. Е. Фарбера. - Саратов: Изд- во Сарат. юрид. ин-та, 1961. - 284 с.

Крахмальник Л. Г. Труд заключенных и его правовое регулирование в СССР / отв. ред. В. А. Познанский; Министерство высшего и среднего специального образования РСФСР; Саратовский юридический институт им. Д. И. Курского. - Саратов: Саратовский ун-т, 1963. - 96 c.

Крахмальник Л. Г. Особенности республиканских положений об исправительно-трудовых колониях и тюрьмах / отв. ред. И. С. Ной; Саратовский юридический институт им. Д. И. Курского. - Саратов: Саратовский ун-т, 1963. - 72 c.

Крахмальник Л. Г., Гравина А. А. Правовое регулирование исправительных работ // Ученые записки Всесоюзного научно- исследовательского института советского законодательства. - М., 1966. - Вып. 7. - С. 141-165.

Крахмальник Л. Г. Лечебно-трудовые профилактории: правовые вопросы назначения и исполнения принудительного лечения и трудового перевоспитания злостных пьяниц и наркоманов.

- М.: ВНИИ МВД, 1971. - 96 c.

Крахмальник Л. Г. Совершенствование порядка исполнения наказания в виде лишения свободы // Ученые записки Всесоюзного научно- исследовательского института советского законодательства. - М., 1972. - Вып. 27. - С. 64-91.

Крахмальник Л. Г., Сапожников И. Г. Назначение и изменение вида исправительно-трудового учреждения. - М.: Юрид. лит., 1974. - 72 c.

Крахмальник Л. Г. Единство и особенности исправительно-трудовых кодексов союзных республик: учебное пособие. - Рязань: Изд-во РВШ МВД СССР, 1974. - 115 c.

Крахмальник Л. Г. Исправительно-трудовые кодексы союзных республик: учебное пособие. - Л.: НИиРИО ВПУ МВД СССР, 1976. - 160 c.

Крахмальник Л. Г., Фетисов В. З. Эксперимент как метод совершенствования исправительно-трудового законодательства // Проблемы совершенствования советского законодательства // Ученые записки Всесоюзного научно-исследовательского института советского законодательства. - М., 1977. - Вып. 9. - С. 119-131.

Крахмальник Л. Г. Кодификация исправительно-трудового законодательства // Ученые записки Всесоюзного научно-исследовательского института советского законодательства. - М.: Юрид. лит., 1978. - 199 c.

Крахмальник Л. Г. Вопросы совершенствования исправительно­трудового законодательства // Ученые записки Всесоюзного научно- исследовательского института советского законодательства. - М., 1978. - Вып. 13. - С. 140-150.

Крахмальник Л. Г., Яковлев А. Н. Исполнение наказаний, не соединенных с административно-правовым воздействием // Проблемы совершенствования советского законодательства. - М.: Юрид. лит., 1977. - С. 115-125.

Пенитенциарные идеи в научном наследии Л. Г. Крахмальника

Основную часть научного наследия Л. Г. Крахмальника составляет учение о системе советского исправительно-трудового законодательства, сформировавшейся в результате его кодификации 1969-1971 гг., а также об уголовных наказаниях и порядке их исполнения. Как известно, итогом кодификации стало принятие Основ исправительно-трудового законодательства Союза ССР и союзных республик (1969 г.), Исправительно­трудового кодекса РСФСР (1970 г.) и исправительно-трудовых кодексов других союзных республик.

Сформировалась самостоятельная отрасль советского законодательства и соответствующая отрасль права. Исправительно-трудовое право из отрасли, регулировавшей относительно узкую область общественных отношений, превратилось в более широкую область права, призванную регулировать исполнение всей совокупности

уголовно-правовых мер борьбы с преступностью. Именно в таком контексте оценивал Л. Г. Крахмальник в своих трудах итоги, сущность и значение данной кодификации. Вместе с тем ученый исследовал изменения в правовом регулировании различных аспектов исполнения уголовных наказаний.

Прежде всего, обращено внимание на многочисленные законодательные новеллы в регулировании исполнения наказания в виде лишения свободы. В ряде своих работ[331] Л. Г. Крахмальник, основываясь на сравнительном анализе ранее действовавших и вновь принятых правовых норм, а также на материалах практики раскрыл причины, вызвавшие необходимость внесения изменений в данный правовой институт, а также их сущность и значение. При этом наибольшее внимание уделял анализу законодательные преобразований по таким вопросам, как:

- установление места отбывания наказания лицам, лишенным свободы;

- общее определение правового положения осужденных;

- основные средства исправления и перевоспитания осужденных;

- раздельное содержание осужденных в исправительно-трудовых учреждениях;

- перевод осужденных из одного исправительно-трудового учреждения в другое;

- применение прогрессивной системы отбывания лишения свободы;

- оказание юридической помощи лицам, лишенным свободы;

- введение нового института исправительно-трудового права - разрешения проживания вне колонии осужденным женщинам, добросовестно относящимся к труду и соблюдающим требования режима, на время освобождения от работы по беременности и родам, а также до достижения ребенком двухлетнего возраста;

- передвижение за пределами колонии без конвоя или без сопровождения лиц, лишенных свободы (расконвоирование);

- правовая регламентация отдыха в выходные и праздничные дни лиц, лишенных свободы;

- система оплаты труда лиц, лишенных свободы;

- цели создания и порядок работы самодеятельных организаций;

-введение обязательного общеобразовательного и профессионально- технического обучения для определенных категорий лиц, осужденных к лишению свободы;

-меры поощрения и взыскания, применяемые к лицам, лишенным свободы;

- материальная ответственность лиц, лишенных свободы;

- принудительное лечение алкоголиков и наркоманов, лишенных свободы и др.

Автором сформулированы также рекомендации по дальнейшему совершенствованию правовых норм, регулирующих исполнение наказания в виде лишения свободы, и высказаны соображения относительно дальнейшей теоретической разработки ряда актуальных проблем в данной области.

Так, отмечая необходимость и важность подзаконные нормативные актов для регулирования организационно-технических вопросов исполнения лишения свободы на основе и во исполнение законов, в частности нормативные актов, издаваемые МВД СССР (Правила внутреннего распорядка исправительно-трудовые учреждений и др.), автор полагал, что отдельные нормы указанные актов подлежат пересмотру с целью приведения их в полное соответствие с исправительно-трудовым законодательством.

В целях дальнейшего совершенствования законодательства автор обосновывал ряд рекомендаций (предложений):

- дополнить исправительно-трудовые кодексы союзные республик нормами, определяющими конкретные права и обязанности лиц, лишенных свободы;

- провести правовые эксперименты для решения вопроса о целесообразности раздельного содержания в ИТУ некоторых категорий осужденные (лиц, совершивших неосторожные преступления, осужденные к кратким срокам лишения свободы; криминальные психопатов);

- усовершенствовать институт расконвоирования: он должен, наряду с решением задач производственного характера, выступать в качестве важной поощрительной меры, элемента прогрессивной системы отбывания наказания в виде лишения свободы; при этом ученый предлагал соответствующим образом изменить определение данного института;

- отменить правоограничение, установленное в некоторых видах исправительно-трудовые учреждений, лимитирующее количество отправляемые осужденным писем;

- установить во всех ИТК одинаковые перечни категорий осужденные, расконвоирование которых запрещается;

- восполнить существенный пробел в ИТК одиннадцати союзные республик, где не регламентированы режимные условия совместной работы осужденные с вольнонаемными рабочими на предприятиях ИТУ и на производственные объектах других министерств и ведомств;

- в целях дальнейшего совершенствования системы оплаты труда лиц, лишенных свободы, производить удержания из заработка осужденные на возмещение всех расходов по содержанию ИТУ в твердые денежные суммах,

исходя из фактической величины этих расходов в расчете на одного осужденного;

- в соответствии со ст.

28 Основ исправительно-трудового законодательства Союза ССР и союзных республик определить конкретно в пенсионном законодательстве Союза ССР условия и порядок обеспечения лиц, утративших трудоспособность во время отбывания наказания в виде лишения свободы, после освобождения их от наказания;

- устранить практику предоставления осужденным, содержащимся в колониях-поселениях, права обучаться в заочных высших учебных заведениях, поскольку такая практика противоречит ст. 28 Закона СССР от 24 декабря 1958 г. «Об укреплении связи школы с жизнью и о дальнейшем развитии системы народного образования в СССР», установившей, что необходимо «зачислять в вузы наиболее достойных, проявивших себя на производстве, подготовленные и способные людей»;

- устранить неоправданные различия в ИТК союзных республик в решении вопроса об освобождении осужденных в ИТУ от работы в связи с подготовкой и сдачей ими экзаменов[332].

Некоторые рекомендации аргументировались автором в порядке постановки вопроса с рассчетом на всестороннее обсуждение в соответствующих государственные органах и научных учреждениях. Часть указанные рекомендаций сформулирована и обоснована автором в виде справок и докладные записок, которые дирекцией ВНИИСЗ были направлены по принадлежности.

Важное место в научных трудах Л. Г. Крахмальника занимают проблемы правового регулирования порядка и условий исполнения наказаний в виде ссылки и высылки. В первую очередь, ученый обращался к исследованию уголовно-правовой сущности ссылки и высылки и к проблеме рациональности (целесообразности) этих видов наказаний.

Используя материалы конкретно-социологических исследований и основываясь на анализе нормативно-правовые актов, принятые до кодификации, и актов, изданные в ходе нее, автор пришел к выводу, что аргументы сторонников упразднения ссылки и высылки как видов наказания не убеждают в необходимости такой реформы. Это тем более было бы неприемлемым, по утверждению ученого, «в настоящее время», то есть в начале 70-х гг. XX в., «когда новое исправительно-трудовое

законодательство ввело ряд важных мер, направленных на повышение эффективности указанных наказаний»[333].

До кодификации 1969-1971 гг. исполнение ссылки регулировалось не законом, а ведомственными нормативно-правовыми актами, причем в период 1960-1967 гг., когда не было МВД СССР, эти нормативные акты принимались на уровне союзных республик. Благодаря кодификации исполнение наказания в виде ссылки стало регулироваться законом, причем впервые в истории советского законодательства регламентация основных положений исполнения этого вида наказания дана в союзном законе - Основах исправительно-трудового законодательства. Ученый утверждал, что это одна из значительных законодательные новелл, призванная укрепить режим законности на этом участке борьбы с преступностью и повысить эффективность исполняемого наказания.

Л. Г. Крахмальник рассматривает различные аспекты правовой регламентации исполнения наказания ввиде ссылки. Так, отмечая рациональный и гуманный характер порядка направления осужденных к месту ссылки, установленный Основами исправительно-трудового законодательства и исправительно-трудовыми кодексами союзных республик, ученый анализировал новый подход законодателя к решению вопроса о характере препровождения осужденных в ссылку - под конвоем или без конвоя - и считал, что эта мера направлена на устранение «не вызванного необходимостью применения лишения свободы в отношении лиц, осужденных к более мягкой мере наказания»[334].

Автор исследовал также правовое регулирование режима ссылки, трудоустройства, применения мер взыскания и поощрения в отношении ссыльных и иных условий отбывания данного вида наказания.

Анализируя новеллы в правовом положении ссыльных, автор неизменно указывал на необходимость устранения пробельности в праве и достижения унификации в правовом регулировании отдельных аспектов исполнения данного вида наказания в Основах исправительно-трудового законодательства и соответствующих кодексах союзных республик. В числе таких аспектов он называл, например, вопросы трудоустройства ссыльных, разрешение на временный выезд с места ссылки и др.).

Относительно трудоустройства ссыльных Л. Г. Крахмальник обращал внимание на необходимость соблюдения закрепленного в Основах исправительно-трудового законодательства (ст. 40) принципа обязательного привлечения осужденных к наказанию в виде ссылки не к любому труду, а к

труду с учетом специальности, «ибо такое трудоиспользование наиболее эффективно и гуманно»[335].

Рассматривая вопросы правового регулирования исполнения высылки, Л. Г. Крахмальник подчеркивает, что до кодификации исправительно­трудового законодательства 1969-1971 гг. исполнение высылки специально ничем не регламентировалось, а фактически исчерпывалось правовыми предписаниями, содержащимися в уголовном законодательстве, и эпизодическими ведомственными указаниями. Поэтому, по существу, все правовые нормы Основ исправительно-трудового законодательства 1969 г. и ИТК союзных республик, касающиеся высылки, составляют законодательную новеллу. Особо важным ученый считал отнесение Основами исправительно-трудового законодательства высылки к числу наказаний, соединенных с исправительно-трудовым воздействием. Такое решение союзного законодателя повлекло соответствующее правовое регулирование исполнения высылки наряду с тремя другими видами наказания, соединенными с исправительно-трудовым воздействием, в ИТК союзных республик.

Несомненным достоинством нового законодательства автор считал введение ряда важных мер для повышения эффективности данного вида наказания. В их числе: урегулирование порядка удаления высланных из места жительства, установление условий отбывания высылки, регламентация трудоустройства высланных, проведение с ними политико-воспитательной работы, применения к ним мер поощрения и взыскания и др.

Вместе с тем автор указывал на некоторые существенные недочеты в правовом регулировании исполнения высылки. Во-первых, в Основах исправительно-трудового законодательства и ИТК союзных республик нет достаточно четкой формулировки об обязательности труда высланных, а в ст. 41 Основ говорится лишь об оказании высланным «содействия в трудоустройстве». В силу этого вывод об обязательности общественно полезного труда для высланных ученый предлагал обосновывать приемами толкования закона (ст. ст. 2 и 7 Основ исправительно-трудового законодательства).

Во-вторых, по мнению Л. Г. Крахмальника, вызывает сомнение обоснованность правовой нормы, определяющей, что осужденный к высылке выезжает из местности, где проживание ему запрещено, за свой счет.

В-третьих, в законодательстве (ИТК союзных республик) не до конца и с определенными различиями решен вопрос о государственном органе, который правомочен дать разрешение высланному на временный въезд в места, запрещенные ему для проживания, что, в свою очередь проистекает из различного понимания того, какой именно орган внутренних дел следует

признать исполняющим наказание в виде высылки: орган внутренних дел по месту осуждения или таковой по месту нахождения высланного, или оба этих органа. Предлагая свой вариант разрешения данного вопроса, автор исходил из того, что исполнение высылки состоит из двух этапов. Первый этап включает в себя следующие компоненты:

- удаление осужденного из его места жительства;

- разъяснение осужденному его обязанностей и прав;

- оказание в необходимые случаях материальной помощи осужденному для выезда из запрещенной для проживания местности, а в случаях уклонения осужденного от выезда - принудительное его удаление из данной местности.

Второй этап исполнения высылки заключается в оказании исправительно-трудового воздействия на высланного по месту его нахождения, что вытекает из предписаний ст. ст. 2, 9 и 41 Основ исправительно-трудового законодательства.

Из этого вытекает, как считал Л. Г. Крахмальник, что органом, исполняющим наказание в виде высылки, не может быть только орган внутренних дел по месту осуждения, так как он не в состоянии выполнить предписание закона по применению мер исправительно-трудового воздействия на высланного, находящагося вне территории, обслуживаемой им. В то же время не может быть таковым и только орган внутренних дел по месту нахождения высланного, поскольку этот орган не исполняет такой важной части приговора к высылке, как удаление осужденного из места его жительства.

Большое место в научном наследии Л. Г. Крахмальника занимают труды по различным аспектам правового регулирования исполнения исправительные работ без лишения свободы. При этом следует отметить, что своеобразным водоразделом в исследовании данного института стала кодификация исправительно-трудового законодательства 1969-1971 гг.: значительная часть публикаций ученого по этой тематике вышла до нее[336].

Наибольший же интерес представляют идеи и взгляды ученого по данному вопросу, изложенные в трудах, изданные в ходе кодификации и в последующий период. Среди них следует назвать, прежде всего, его

докторскую диссертацию[337], где дается анализ причин, содержания (сущности) и значения тех изменений в правовом регулировании исполнения исправительные работ, которые произошли в результате кодификации, но продиктованы были практикой, обобщение которой проведено автором в ряде конкретных научных трудов, изданных еще до кодификации.

Принципиально важным достижением ученый считал переход от ведомственного регулирования исполнения данного вида наказания к законодательному регулированию.

К наиболее существенным преобразованиям в институте исполнения исправительные работ Л. Г. Крахмальник относит следующие:

- изменение характера (юридической силы) основные нормативные актов, определяющих порядок и условия исполнения исправительные работ;

- отказ от регулирования исправительно-трудовым законодательством исполнения исправительные работ, назначаемые в качестве административного взыскания;

- законодательное определение характера труда осужденных к исправительным работам не по месту работы и понятия «район жительства осужденного»;

- законодательное регулирование отбывания исправительные работ несовершеннолетними осужденными;

- установление конкретного срока обращения к исполнению приговоров к исправительным работам;

- урегулирование в законе порядка начисления срока отбывания исправительные работ;

- законодательное закрепление за трудовыми коллективами, где осужденные к исправительным работам отбывают наказание, обязанностей по осуществлению контроля за поведением осужденных и по проведению с ними политико-воспитательной работы;

- закрепление в исправительно-трудовые кодексах союзных республик определенных обязанностей на администрацию предприятий, учреждений и организаций по месту отбывания осужденными исправительные работ;

- установление запрета на увольнение осужденных с работы по собственному желанию без разрешения органов, ведающих исполнением данного вида наказания;

- единообразное решение вопроса о трудовом стаже и об отпусках лиц, отбывающих исправительные работы;

- новое решение вопроса об ответственности за уклонение от отбывания исправительные работ.

Среди отдельных аспектов исполнения исправительные работ Л. Г. Крахмальник выделял вопрос о зачете сверхурочной работы осужденного в

срок отбывания исправительные работ как имеющий большое практическое значение, но урегулированный лишь на ведомственном уровне. Ученый обосновывал предложение о том, чтобы осужденным, которые работали в праздничные или выходные дни и не получили за это отгула, в срок отбытия наказания эти дни засчитывались в двойном размере. Такое решение более соответствовало бы принципу, зафиксированному в Основах исправительно­трудового законодательства (ч. 3 ст. 42), о том, что срок отбывания исправительные работ исчисляется месяцами и днями, в течение которых осужденный работал, и из его заработка производились удержания. Автор полагал, что «данный вопрос нуждается в аутентичном толковании союзного 337

законодателя»[338].

Важное практическое значение ученый придавал вопросу об обоснованности зачета в срок отбывания исправительные работ времени болезни, времени, предоставленного для ухода за больным, и времени, проведенного в отпуске по беременности и родам. Отмечая, что закон не до конца урегулировал данный аспект, исследователь считал, что во всех этих случаях исполнение наказания приостанавливалось на период указанного уважительного отпуска. Такое решение не только отражало бы фактическое положение с отбыванием наказания, но и было бы по-настоящему гуманным. «Осужденные, временно потерявшие трудоспособность, не должны ставиться в худшее материальное положение именно тогда, когда они более всего нуждаются в улучшении этого положения, - утверждал ученый[339].

Автор анализировал и оценивал новую правовую норму, запрещающую увольнение осужденные с работы по собственному желанию без разрешения органов, ведающих исполнением этого вида наказания. Он подчеркивал, что она ограничивает трудовые права только тех осужденные, которые безосновательно стремятся изменить место работы или таким путем пытаются уклониться от отбывания наказания. Если же у осужденные имеются веские основания для увольнения с работы по собственному желанию, то новый закон этому никак не препятствует.

Л. Г. Крахмальник поддерживал позицию исправительно-трудовые кодексов ряда союзных республик, более подробно, чем это сделано в Основах исправительно-трудового законодательства, регламентирующих процедуру рассмотрения заявления осужденного об увольнении. В частности, речь идет о необходимости проверки обоснованности заявления осужденного, учета мнения администрации и профсоюзной организации по месту работы осужденного, вынесения мотивированного решения по

существу заявления. Такая регламентация, по мнению автора[340], создает определенные гарантии для правильного применения указанного правоограничения.

Как несомненное достоинство кодификации 1969-1971 гг. автор отмечал устранение несогласованности в правовом регулировании вопроса о зачете времени отбывания исправительные работ в трудовой стаж осужденных в нормах уголовного и трудового законодательства, достижение единообразного решения данного вопроса на общесоюзном уровне, а также то, что его регламентация дана именно в исправительно-трудовом законодательстве, определяющем условиям отбывания наказания.

Полемизируя с некоторыми авторами (В. И. Гуськов, А. С. Михлин, Ю. Гильман и др.), высказавшими в литературе предложение о полном отказе от вышеназванного правоограничения, автор выражал свое несогласие с такой рекомендацией и считал, что действие этого элемента кары целесообразно в течение периода отбывания наказания до погашения судимости, но не должно быть «бессрочным». Согласно п. 3 ст. 47 Основ уголовного законодательства не имеющими судимости признаются лица, осужденные к исправительным работам, если в течение одного года со дня отбытия наказания они не совершат нового преступления, а с погашением или снятием судимости, как известно, исключаются все правоограничения, связанные с нею. Исходя из этого, Л. Г. Крахмальник предлагал «уточнить закон, указав, что правоограничение, предусмотренное ч. 3 ст. 44 Основ исправительно-трудового законодательства, применяется к осужденным в период отбывания наказания и до погашения судимости, если в силу ч. 4 ст. 44 Основ. время отбывания наказания не будет включено в общий трудовой стаж лица, отбывшего наказание, на основании решения суда до погашения судимости»[341].

Важным аспектом исполнения наказания в виде исправительные работ ученый считал вопрос о применении к осужденным мер поощрения и взыскания. Отмечая различный подход к его решению в исправительно- трудовых кодексах союзных республик, например, в части регулирования порядка наложения взысканий на осужденных и особенно порядка их обжалования, по мнению автора, является пробелом. Поэтому в законе должны быть предусмотрены нормы, создающие гарантии против необоснованные взысканий. В качестве обоснования данного утверждения ученый поясняет: «Наличие взысканий учитывается при решении вопроса об условно-досрочном освобождении осужденных от наказания, при замене

исправительные работ лишением свободы, при зачете в трудовой стаж времени отбывания исправительные работ»[342].

Автор предлагал включить в исправительно-трудовые кодексы всех союзных республик правовую норму, предусматривающую возможность применения к осужденным условно-досрочного освобождения от наказания или о замене не отбытой части наказания более мягким наказанием[343]. Такая правовая норма, полагал ученый, будет иметь важное практическое значение, так как направлена на активизацию деятельности администрации предприятий по своевременному возбуждению ходатайства об условно- досрочном освобождении от наказания тех осужденных, которые этого заслужили. Одновременно Л. Г. Крахмальник предлагал дополнить эту норму указанием о совместном ходатайстве администрации и общественные организаций предприятия.

Значительным успехом кодификации исправительно-трудового законодательства 1969-1971 гг. является, по мнению Л. Г. Крахмальника, устранение крупные недостатков, имевшихся ранее в правовом регулировании ответственности осужденных за уклонение от отбывания исправительные работ, например, упразднение так называемой ступенчатой системы, усиление ответственности за злостное уклонение и др. В связи с этим, положительно оценивая закрепленные в кодифицированном законодательстве изменения, автор утверждал, что необходимо разработать и законодательно закрепить специальный состав преступления, предусматривающий ответственность осужденных за злостное уклонение от отбывания исправительные работ, и включить его, наряду с другими составами, в особенную часть уголовные кодексов союзных республик.

Таким образом, основу научно-пенитенциарного наследия Л. Г. Крахмальника составляют исследования в сфере развития системы источников и предмета советского исправительно-трудового законодательства, среди которых особенно важное значение имеют научные труды, посвященные анализу результатов кодификации советского исправительно-трудового законодательства 1969-1971 гг. Принципиальное значение в них автор придал необходимости последовательного обеспечения единого (унифицированного) подхода к правовому регулированию исполнения уголовные наказаний в Основах иправительно-трудового законодательства Союза ССР и союзных республик и исправительно­трудовые кодексах союзных республик.

Неотъемлемую и важную часть научных исследований Л. Г. Крахмальника составляет учение об уголовные наказаниях, как связанные с лишением свободы, так и без такового, а также учение о порядке их

исполнения. При этом ученый сформулировал конкретные и научно обоснованные рекомендации и предложения для внедрения в практику.

<< | >>
Источник: История пенитенциарной мысли: учебное пособие / под общей редакцией О. Ю. Ельчаниновой. Самара: Самарский юридический институт ФСИН России,2018. - 350 с.. 2018

Еще по теме 2.6. Крахмальник Леон Григорьевич (1907-1981):

  1. Ф. Учебник русского гражданского права (по изданию 1907 г.). С. 254-264. прав авторов и оснований их возникновения. Вместе с тем
  2. Это право закреплено в статье 21 Закона от 24 июня 1981 года.
  3. При ответе на третий вопрос студент должен охарактеризовать сущность государственного переворота 3 июня 1907 г., изложить
  4. И. Тезисы об Учредительном собрании // Полн. собр. соч. Т. 35. С. 162—166. Леонов С.В.
  5. Законодательство о выборах в I Государственную думу 1905—1907 гг.
  6. 2. Политика банка и его деятельность в революционные 1905 —1907 годы.
  7. Леон Вальрас
  8. УКАЗАТЕЛЬ ИМЕН[112]
  9. БИБЛИОГРАФИЯ1494 ПУБЛИКАЦИИ ОТЕЧЕСТВЕННЫХ ИССЛЕДОВАТЕЛЕЙ
  10. Методика «Рисование по точкам», или «Образец и правило» (А. А. Венгер, 1981)
  11. ОБ ИДЕЙНЫХ И СТИЛИСТИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМАХ И МОТИВАХ ЛИТЕРАТУРНЫХ ПЕРЕДЕЛОК И ПОДДЕЛОК
  12. Сьерра-ЛеонеРеспублика Сьерра-Леоне
  13. ЛЕВИН Дмитрий Григорьевич
  14. 28. Правовая политика периода правительственной реакции (1905–1907 гг.)
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -