<<
>>

Глава VI. ОСОБО КВАЛИФИЦИРОВАННЫЕ СОСТАВЫ ХИЩЕНИЙ

Особо квалифицированными видами хищений, предусмотренными ч. 3 ст. 158-162 УК, являются совершение указанных в них преступлений: а) организованной группой; б) в крупном размере;

в)              лицом, ранее два или более раза судимым за хищение либо вымогательство.

Некоторую особенность имеет формулировка особо квалифицированных признаков в составе разбоя (ч. 3 ст. 162 УК), где речь идет не о крупном размере, а о цели завладения имуществом в крупном размере (п. «б»), что естественным образом вытекает из усеченной конструкции этого состава, и где фигурирует такой признак, как раз- бой, совершенный с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего (п.

«в»), потеснивший тождественный остальным видам хищений признак двойной судимости за хищение либо вымогательство (п. «г»).

Хищение организованной группой (п. «а» ч. 3 ст. 158-162 и

п. «а» ч. 2 ст. 164 УК) предполагает его совершение устойчивой группой из двух или более лиц, объединенных умыслом на совершение одного или нескольких преступлений и характеризующейся„ как правило, высоким уровнем организованности, планированием и тщательной подготовкой преступления, распределением ролей между соучастниками и т. л.[693]|              ^

Термин организация (франц. — organisation, от позднелат. organizo — сообщаю стройный вид, устраиваю) в общеупотребительном значении этого слова означает объединение людей для достижения какой либо цели или решения какой-либо задачи на основе принципов разделения обязанностей, иерархической структуры, а также подчинения своих действий определенным процедурам и правилам.

Организованность есть свойство такой организации, заключающееся во внутренней упорядоченности, согласованности взаимодействия отдельных индивидов и социальных групп, в их подчиненности определенному порядку выполнения совместной деятельности и способности действовать в соответствии с заранее установленным планом. При этом для обозначения динамических ее характеристик, т. е. относящихся к генезису, функционированию и взаимодействию частей целого, может использоваться понятие «организационная деятельность», а для фиксации статических, т. е. относящихся к строению и способам взаимосвязи указанных частей, — понятие «структура организации».

Организованная преступная группа в этом смысле также есть относительно*автономная структурированная группа людей, ориен- тированная на достижение некоторой заранее фиксированной цели, реализация которой требует совместных скоординированных действий и подчинения групповой дисциплине. Эмпирическими показателями организованности группы могут служить такие характеризующие ее показатели, как: а) предварительное объединение для занятия общественной опасной деятельностью, опосредствующее общность лично значимых целей; б) устойчивость группы; в) наличие организационных структур и авторитетного лидера; д) тщательная подгото- "вка и планирование преступления; г) распределение ролей между членами группы и др.

Как видим, предварительный сговор на совместное посягатель- ство, о котором говорилось выше, характерен и для организованной группы. Однако доказывание факта совершения^реступления такого рода группой требует, по всей видимости, установления дополнительных признаков, свидетельствующих о качественно иной форме преступной деятельности. Во всяком случае, практика не отождествляет соучастие лиц^заранее договорившихся о совместном совер- ти преступлений^ с соучастием лиц, заранее объединившихся совершения преступлений.

Показательно в этом отношении дело Михайлова и Семенова, которые, как указано в приговоре, дезертировав из строительной воинской части, с целью добывания средств на существование, объединились в организованную, устойчивую группу для совершения преступлений.

Реализуя свои намерения, они совершили квартирную кражу, похитив имущество на общую сумму 2,5 млн руб. (октябрь 1996 г.).

После этого Михайлов и Семенов договорились совершить нападение на гражданина И. с целью завладения его имуществом, в том числе ключами от квартиры, чтобы в дальнейшем проникнуть в иее для совершения хищения. Осуществляя задуманное, они несколько дней ожидали И. в подъезде дома и, дождавшись, жестоко избили, причинив ему телесные повреждения, повлекшие смерть на месте преступления. Семенов, обыскав одежду убитого, похитил паспорт, деньги и другое имущество на общую сумму 365 тыс. руб., а также ключи от квартиры. Ночью Михайлов и Семенов открыли похищенными ключами входную дверь, проникли в квартиру, где спала гражданка И., и, чтобы она не воспрепятствовала завладению имуществом, убнли ее. Похитив имущество на сумму более 3 млн. руб., Михайлов и Семенов скрылись, но через четыре дня были задержаны. Их действия были квалифицированы как совершенные организованной группой.

Военная коллегия Верховного Суда РФ, рассмотрев дело в кассационном порядке, не согласилась с данной квалификацией, указав, что осужденные как на предварительном следствии, так и в судебном заседании утверждали, что после совершения дезертирства, они, в целях приобретения одежды и денег для отъезда из Москвы, совершили по предварительному сговору квартирную кражу. Поскольку похищенного имущества оказалось недостаточно, они совершили разбойное нападение и убийство И., после чего из Москвы выехали. Каких-либо доказательств, подтверждающих, что Михайлов и Семенов заранее договорились объединиться в устойчивую организованную группу для совершения преступлений, в материалах дела не имеется. В связи с этим Военная коллегия нашла необходимым исключить квалифицирующий признак — совершение кражи и разбоя 893

организованной группой.

В этой связи необходимо достаточно определенно различать, с )й стороны, организационные усилия, направленные на само ание преступной группы и дальнейшее его функционирование, а угой — усилия, прилагаемые к совершению преступной группой

конкретных преступлений. Организованность преступной группы не сводится к предварительной договоренности и распределению ролей при совершении хищенияГИначе данная*форма перестает чем-либо отличаться от группы лиц, действующих по предварительному сговору. Организованность группы как самостоятельная форма соучастия и самостоятельный квалифицирующий признак хищений предг полагает не только и не столько организацию хищения, сколько формирование и поддержание самой криминальной структуры — организованной группы. Не случайно, другим признаком организованной группы действующее законодательство называет ее устойчивость.              4Г/

Устойчивость преступной группы — это особый характер объединения входящих в нее лиц, отличающегося организационной прочностью, которая внешне проявляется в длительности существования группы, стабильности ее состава и организационных структур, сплоченности ее членов, числе совершаемых ими преступлений, постоянстве форм и методов преступной деятельности и других обстоятельствах, свидетельствующих о намерении занятия преступной деятельностью в течение более или менее продолжительного промежутка времени.

По мнению Пленума Верховного Суда СССР, об устойчивости группы могут свидетельствовать, в частности, «предварительное планирование преступных действий, подготовка средств реализации преступного умысла, подбор и вербовка соучастников, распределение ролей между ними, обеспечение мер по сокрытию преступления, подчинение групповой дисциплине и указаниям организатора преступной группы». При этом в приговоре «должно быть отражено, по каким именно основаниям преступная группа была признана ор-

о 894

ганизованнои».

В литературе вывод об устойчивости группы обычно обосновывается ее готовностью к совершению не единичного преступления,[694] т. е. длительностью и многоэпизодностью потенциальной или

' реальной преступной деятельности. В этом есть своя логика. Устойчивость преступного формирования выражается прежде всего в том, что его участники предполагают совершение не отдельного преступного посягательства, после чего группа должна прекратить свое существование, а намерены более или менее продолжительное время осуществлять деятельность, рассчитанную на неоднократность преступных актов. Это обстоятельство и является одним из важных формальных критериев понимаемой таким образом устойчивости. Кстати, богатство русского языка без труда позволяет передать смысловое отличие между выражениями «группа, организовавшаяся для совершения преступного деяния», и «группа, организовавшаяся для занятия преступной деятельностью». Это означает, что целью существования такой преступной группы является совершение не одного, а нескольких преступлений.

Однако намерение совершить несколько преступлений далеко не всеми воспринимается в качестве абсолютного индикатора устойчивости группы. Многие считают, что в отдельных случаях устойчивой может быть признана и группа, созданная для совершения единственного преступления, но такого, которое требует тщательной и длительной подготовки. Тем самым вместо количественного признака для характеристики устойчивости (нацеленность преступной группы на осуществление более или менее длительной преступ- \ ной деятельности) предлагается временной признак (существование \^е в течение более или менее длительного времени).

СЬ временем эта позиция стала приобретать все более официальный характер, утвердившись вначале в ряде постановлений высших судебных инстанций. Сначала Пленум Верховного Суда допустил возможность признания группы лиц бандой не только в том случае, когда они объединились для совершения нескольких нападений, но, в том, когда объединение состоялось ради одного нападения, разъяснив одновременно, что от иных преступлений, совершаемых группой лиц с применением насилия, бандитизм отличается более высокой степенью внутренней организации и сплоченности,[695] а вслед за тем и законодатель занял такую же позицию, дополнив УК РСФСР ст. 171, в ч. 2 которой говорилось: «Преступление признает-

ся совершенным организованной группой лиц, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений» (курсив наш. —А. Б.).amp;97 Согласно ч. 3 ст. 35 действующего УК преступление также признается «совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений».

Следовательно, нацеленность на совершение несколько преступлений, сохраняя значение показателя устойчивости для групп, организовавшихся для занятия преступной деятельностью, оказывается непригодной для групп, организовавшихся для совершения одного преступного деяния. Поэтому установка на совершение нескольких преступлений может служить лишь одним из критериев установки на длительное существование группы, но не абсолютным индикатором ее устойчивости. Например, одна группа может поспешно, без тщательной подготовки и особого планирования совершить несколько преступлений в течение относительно короткого промежутка времени, а затем распасться. Другая же группа может запланировать только одно преступление, но такое, которое требует тщательной и длительной подготовки, а иногда — и не менее длительного времени совершения. Логичным ли будет признавать свойство устойчивости за первой группой и не признавать ее за второй, исходя лишь из количественного критерия совершенных ими преступлений? Вряд ли, если иметь в виду, что любая организация отличается не только направленностью, но и упорядоченностью. Во всяком случае, факт спонтанного совершения ряда преступлений одними и Теми же лицами, объединенными сиюминутными целями, ничем не Превосходит монолитного обладающего организационной прочностью объединения преступников, идеологически сплоченных целью совершения «преступления века».

Упорядоченность организации определяется количественно как величина, обратная энтропии системы. Для социальной организации Как открытой системы, находящейся в неравновесном состоянии, характерны процессы, ведущие к росту энтропии, и процессы упорядоченности, уменьшающие ее. Под устойчивостью в этом смысле понимается такое качество группы, благодаря которому она приобре-

697 Введена Федеральным законом от 1 июля 1994 г. (СЗ РФ. 1994. № 10. Ст. 1109).

тает способность противостоять внешнему воздействию и не распадаться под воздействием различного рода разрушительных для нее стрессогенных и прочих деструктивных факторов, возникающих как во взаимодействии между отдельными членами и звеньями группы, так и в ходе ее взаимодействия в целом с окружающей социальной средой. Выход из такого рода критических ситуаций во многом определяется способностью группы согласованно и быстро активизировать и мобилизовать ресурсы для преодоления дезинтеграцион- ных факторов и решения поставленных задач. Раскрытие этого механизма предполагает прежде всего выделение ядра, стержня устойчивости или фактора, предопределяющего устойчивость и диапазон ее приспосабливаемое™ к среде.

Изучение взаимосвязей и взаимодействий между членами социальной организации, которые обеспечивают ее динамическую устойчивость в условиях изменяющейся среды, позволяет сделать вывод, что одним из таких факторов, препятствующих дезинтеграционным процессам и поддерживающих устойчивость, является наличие авторитетного лидера и организационных структур, поскольку характерной особенностью любых развитых организаций является наличие в них специализированного контингента лиц, выполняющего функцию управления. Поэтому одним из основных признаков организованной группы по определению является наличие организатора или руководителя. Именно наличие этих фигуры создает феномен управления, при котором воля каждого ее участника согласуется с общей волей. Не случайно для объяснения свойства организованности используются термины «регулируемость», «управляемость» как способность следовать управленческим воздействиям. Ввиду наличия у преступной организации собственных органов управления эту систему, без сомнения, можно назвать самоорганизующейся.

Другим фактором, предопределяющим устойчивость организо-              |

ванной группы, может служить подчиненность ее членов групповой              I

дисциплине, определенному порядку выполнения совместной деятельности и указаниям организатора. Ибо всякая социальная организация есть объединение людей, совместно реализующих некоторую программу или цель и действующих на основе определенных процедур и правил, и способности действовать в соответствии с заранее | установленным планом. Следовательно, в деятельность руководителя организованной группы входит не только вербовка его членов, но и подчинение их жесткой внутригрупповой дисциплине, включая применение дисциплинирующих санкций и других мероприятий устрашающего характера, исключающих добровольный выход участников из организации или их неповиновение руководителю.

Другой существенной особенностью самоорганизующейся системы является структурированность, необходимая для оптимального распределения~функций. «Любоё^ взаимодействие людей, даже при минимальном их количестве, начинается с распределения функций— без этого невозможно существование группы как единого целого, как системы».[696] Конкретное же выражение «распределение функциональных обязанностей» может найти в иерархичности, т. е. наличии в ее структуре ряда соподчиненных уровней. При этом термин иерархия (греч. hierarchia, от Meros — священный и arche — власть), т. е. расположение частей или элементов целого в порядке от высшего к низшему, применим и для описания системной организации преступного сообщества, и для его стратификации, и для характеристики принципа управления им, предполагающего распределение функций в группе по типу «лидер — ведомые».

Вместе с тем наличие лидера само по себе не является непременным признаком организованной группы, которая может функционировать и на началах коллективистической сомоорганизованно- сти, предполагающей, во-первых, самозарождение организации, т. е. возникновение из некоего конгломерата лиц устойчивой преступной группы, во-вторых, поддержание определенного уровня этой устойчивости при изменении внешних и внутренних условий ее функционирования, и, в-третьих, совершенствование и саморазвитие такого рода группы, которая способна накапливать и использовать прошлый опыт.

Так, Судебная коллегия Верховного Суда РФ, отменяя приговор по делу Талдыкина и др. в части осуждения их по ст. 209 УК и прекращая дело производством за отсутствием состава преступления, мотивировала свое решение тем, что члены данной группы действовали непродолжительное время (менее одного месяца), в течение которого у них не успел сформироваться руководитель и выделиться лидер.

Президиум Верховного Суда РФ отменил данное определение, указав, что по смыслу закона обязательными признаками банды яв-

ляются организованность и устойчивость группы, но диспозиция ст.

209 УК не связывает ответственность за организацию и участие в

банде со сроками ее создания и действия, а также наличием лидера.

То обстоятельство, что члены группы находились между собой в

родственных отношениях, объясняет, почему среди них не выделил- „              -              899

ся явный лидер, а все действовали на «равных правах».

Что же цементирует такого рода организованную группу в условиях дефицита руководства ею извне? Прежде всего, связанность общей целью, благодаря достижению которой могут быть удовлетворены индивидуальные потребности ее членов. Кроме того, пространственно-временная непосредственность взаимодействия членов такой группы актуализирует роль психологических механизмов по формированию единства взглядов, интересов, ценностных ориентаций и личностных установок, причем такого единства, которое, сохраняя свою актуальность для межличностных отношений внутри группы, становится все более значимым и для совместной деятельности. Поэтому в социальной психологии ряд авторов склонен рассматривать в качестве ведущей предпосылки устойчивости группы ценностно-ориентационное единство ее членов, которое достигается за счет сближения взглядов участников группы по вопросам, имеющим значение для их совместной деятельности. Здесь не только присутствует внешняя деловая связь между преступниками, но и происходит формирование единой духовной общности, живущей по своим писаным или неписаным законам, придерживающейся унифицированных норм морали в своей микросреде и требующей от вновь включающихся в нее членов такого же поведения. Возвращаясь к изложенной выше метафоре, можно сказать, что в отличие от броуновского движения, наблюдающегося в предыдущей форме соучастия, когда участники криминального процесса нащупывают путь друг к другу наугад, подчинясь не столько ценностям и идеологии, сколько краткосрочной конъюнктуре, здесь начинают вырисовываться некоторые глубинные субкультурно-криминальные мотивы взаимного притяжения «своих» и отталкивания «чужих», сплачивающие деловых партнеров в группу единомышленников. Для людей, постоянно находящихся в ценностно-ориентационном пространстве своей группы, принципы и модели поведения, принятые в ней, становятся личными жизненными принципами и поведенческими моделями. Для них группа становится не только способом облегчения преступной деятельности, но и самоценностью, значимой как таковой, как носитель авторитета, харизмы. Поэтому такая группа как бы стоит над отдельными членами, подчиняя их поступки и даже мысли коллективному мнению и выработанным групповым нормам.

Следовательно, свидетельством устойчивости организованной группы всегда выступает множество факторов, ни один из которых не обладает значением абсолютного критерия. Применительно к организованным группам расхитителей признак устойчивости объединения нескольких лиц как конститутивное и определяющее свойство такого рода преступного образования чаще всего проявляется в относительно длительной преступной деятельности группы, ее криминальной специализации, разделе сфер деятельности с другими подобными группами, распределении ролей и функций каждого ее участника, наличие лидера (организатора или руководителя), подчинении внутренней дисциплине, планировании преступной деятельности в целом и каждого преступного акта в отдельности. Конечно, эти отдельные элементы в каждой организованной группе расхитителей проявляют себя в большей или меньшей степени, но в том или ином соотношении они типичны для такого рода преступных образований. Все эти факторы должны быть рассматриваемы в совокупности друг с другом в каждом конкретном случае.

В отличие от неорганизованной группы лиц, предполагающей объединение только соисполнителей, при котором каждый из соучастников выполняет всю объективную сторону или хотя бы часть образующих ее действий (действуют ли они по предварительному сговору или без оного), особенность организованной группы состоит в том, что данная форма соучастия допускает возможность признания ее участниками любых лиц, какие бы роли они ни выполняли с точки зрения объективной стороны соответствующего хищения. Иными словами, отдельные участники организованной группы могут выполнять действия, входящие в объективную сторону того или иного хищения, другие — лишь создавать условия для совершения хищения (подыскивать будущих жертв, обеспечивать реализацию похищенного, транспортное или иное обеспечение преступной группы и т. д.), но действия и тех, и других при наличии устойчивых связей с организованной группой квалифицируются как соисполнительство, даже если по своим объективным признакам они не выходят за рамки пособничества. Иными словами, действия лиц, совершивших преступление в составе организованной группы, независимо от роли каждого участника группы должны рассматриваться как соисполни- тельство и квалифицироваться без ссылки на ст. 33 УК.[697]

Вместе с тем при вменении данного квалифицирующего признака необходимо учитывать, что круг соисполнителей определяется по отношению к каждому отдельному хищению, совершенному организованной группой, поскольку только лицо, создавшее организованную группу либо руководившее ею, подлежит уголовной ответственности (в качестве исполнителя) за все совершенные организованной группой преступления, если они охватывались его умыслом (ч. 5 ст. 35 УК), независимо от того, принимал ли он в их совершении непосредственное участие, тогда как другие участники организованной группы несут ответственность (в том же качестве) лишь за преступления, в подготовке или совершении которых они лично участвовали (ч. 5 ст. 35 УК).

Таким образом, для рядового участника организованной группы недостаточно простой осведомленности о том или ином хищении, совершенном другими ее членами, для того, чтобы она была вменена ему в ответственность, если сам он не принимал участия в той или иной форме в подготовке и совершении данного преступления. Это обстоятельство немаловажно с точки зрения того, что далеко не все преступления организованные группы (особенно многочисленные) совершают в полном составе.

Крупный размер хищения (п. «б» ч. 3 ст. 158-162 УК) одинаков для всех его способов, составляя, как уже указывалось, пятисоткратное превышение стоимости похищенного имущества относительно минимального размера оплаты труда, установленного законодательством на момент совершения хищения (прим. 2 к ст. 158 УК).

Если хищение в крупном размере совершено организованной группой лиц, то ответственность за него в полном объеме похищенного, независимо от того, какая доля кому досталась при дележе, несут организатор или руководитель этой группы, если данное хищение охватывалось его умыслом, даже если он и не принимал личного участия в его совершении, а также те ее члены, которые участвовали в подготовке или совершении хищения.

Хищение, совершенное лицом, ранее два или более раза судимым за хищение либо вымогательство (п. «в» ч. 3 ст. 158-161; п. «г» ч. 3 ст. 162 УК), представляет собой разновидность многократного специального рецидива, рассматриваемого в качестве признака криминального профессионализма, существенным образом повышающего общественную опасность хищения за счет приобретения его субъектом преступной специализации.[698] Рассматриваемый признак может быть вменен лишь тогда, когда лицо ранее не менее двух раз было судимо (причем не за любые преступления, а только за хищения и вымогательство) и судимость за оба ранее совершенных хищения или вымогательства не погашена и не снята в установленном законом порядке.

В соответствии с прим. 4 к ст. 158 УК лицом, «ранее судимым за хищение либо вымогательство, в статьях настоящей главы, а также в других статьях настоящего Кодекса признается лицо, имеющее судимость за одно или несколько преступлений, предусмотренных статьями 158-164, 209, 221, 226 и 229 настоящего Кодекса». Следовательно, структуру рассматриваемого признака могут образовывать не только судимости за хищения и вымогательство, предусмотренные главой 21 УК, но и судимости за бандитизм (ст. 209), а также за хищение или вымогательство ядерных материалов или радиоактивных веществ (ст. 221), оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывчатых устройств (ст. 226), наркотических средств или психотропных веществ (ст. 229 УК).[699]

Наличие как минимум двух неснятых или непогашенных судимостей за ранее совершенные хищения либо вымогательства предопределяет, по мнению некоторых авторов, неприменение данного квалифицирующего признака на практике, главная причина которого кроется в том, что ст. 86 УК, регламентирующая институт судимости, не предусматривает прерывания сроков ее погашения фактом совершения нового преступления и осуждения за него. Это значит, что сроки погашения судимости за первое хищение могут истечь еще во время отбывания лицом наказания за второе из хищений, и уж скорей всего истекут к моменту третьего. А в том случае, когда истекли сроки судимости, она считается погашенной, что аннулиру-

903

ет все правовые последствия, связанные с судимостью.

Рассматриваемый квалифицирующий признак специального рецидива, так же, как и признак неоднократности, относится к числу тех, которые характеризуют не совершенное деяние, а личность деятеля. Обстоятельства же, относящиеся сугубо к личности данного преступника, могут учитываться лишь при решении вопроса о его ответственности. Поэтому в случае совершения преступления в соучастии его персонифицированные признаки должны учитываться при квалификации преступных действий только тех соучастников, к которым эти признаки относятся непосредственно. Например, если организатор кражи, неоднократно судимый за хищение, подбирает на роль исполнителя лицо, впервые совершающее хищение, то он должен отвечать по ч. 3 ст. 33 и п. «в» ч. 3 ст. 158, а исполнитель — по ч. 1 ст. 158 УК. Точно также в случае совершения хищения группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, в которых один из участников ранее два или более раза был судим за хищение либо вымогательство, ответственность по п. «в» ч. 3 соответствующих статей УК должен нести только он, но не вся группа.

Как уже отмечалось, при назначении наказания несовершеннолетнему следует иметь в виду, что согласно ч. 4 ст. 18 УК судимости за преступления, совершенные в возрасте до 18 лет (так же, как и судимости, снятые или погашенные в порядке, предусмотренном ст. 86 УК), не учитываются при признании рецидива преступлений, в том числе в случаях, когда судимость не снята или не погашена. В то же время следует иметь в виду, что судимости за преступления, совершенные в несовершеннолетнем возрасте, не снятые и не погашенные в установленном законом порядке, образуют квалифицирующий признак неоднократности (например, п. «б» ч. 2 ст. 158) и судимости (п. «в» ч. 3 ст. 158 УК).[700]

Пересечение в данном случае неоднократности, связанной с предшествующей судимостью, с рецидивом, по отношению к которому данная неоднократность выступает в роли своеобразного специального рецидива, также порождает вопрос о возможности двойного вменения. Ведь при простом рецидиве преступлений срок наказания и так не может быть ниже половины, при опасном — не менее двух третей, а при особо опасном — не менее трех четвертей максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершение преступления (ч. 2 ст. 68 УК). В целях же избежания двойного вменения в ч. 3 ст. 68 УК сформулировано следующее правило: «Если статья (часть статьи) Особенной части настоящего Кодекса содержит указание на судимость лица, совершившего преступление, как на квалифицирующий признак,., наказание при рецидиве, опасном рецидиве или особо опасном рецидиве преступлений назначается без учета правил, предусмотренных частью второй настоящей статьи».

Нельзя в этой связи не обратить внимание на разъяснение Верховного Суда РФ, который, указав на необходимость учитывать в процессе назначения наказания при рецидиве, опасном рецидиве или особо опасном рецидиве преступлений, обстоятельства, изложенные в ч. 1 и 2 ст. 68 УК, вместе с тем подчеркнул, что правила, изложенные в ч. 3 ст. 68 УК, применяются лишь в случаях, когда статья (или часть статьи) Особенной части УК содержит указание на судимость лица как на квалифицирующий признак при совершении нового преступления (например, п. «в» ч. 3 ст. 158, п. «в» ч. 3 ст. 159, п. «в» ч. 2 ст. 213). На другие же квалифицирующие признаки, например неоднократность, правила ч. 3 ст. 68 не распространяются. При наличии исключительных обстоятельств (ст. 64 УК) суд в соответствии со ст. 307 УПК должен мотивировать свое решение о неприменении ч. 2 ст. 68 УК в описательной части приговора. В этом случае в резолютивной части приговора должна быть ссылка только на ста- тью 64 УК.[701]

Разбойу совершенный с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего (п. «в» ч. 3 ст. 162 УК), имеет место в том случае, когда нападение с целью завладения имуществом было соединено с насилием, фактически повлекшим причинение потерпевшему тяжкого вреда здоровью, признаки которых определены ч. 1 ст. 111 УК, не требуя дополнительной квалификации по данной статье. И лишь в случае наступления смерти потерпевшего от причиненного ему при разбое тяжкого вреда здоровью действия виновного следует квалифицировать помимо разбоя и по ч. 4 ст. 111 УК (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего), поскольку лишение жизни потерпевшего не охватывается составом разбоя, равно как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего, не охватывает собой причинение вреда такому объекту, как собственность. По этой же причине убийство, сопряженное с разбоем, надлежит квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных п. «з» ч. 2 ст. 105 и п. «в» ч. 3 ст. 162 УК.

В законе не оговаривается характер субъективного отношения виновного к факту причинения тяжкого вреда здоровью потерпевшего. Однако очевидно, что речь идет об умышленном причинении такого вреда, ибо в том и состоит повышенная опасность преступника при таком виде разбоя, что он ради обогащения, действуя с прямым или косвенным умыслом, наносит тяжкий вред здоровью потерпевшего. При этом, если виновный действовал с прямым умыслом на причинение тяжкого вреда здоровью, а фактически наступают менее опасные последствия, содеянное квалифицируется как покушение на разбой, предусмотренный п. «в» ч. 3 ст. 162 УК.

Наказания за особо квалифицированные виды хищений установлены следующее:

— по ч. 3 ст. 158 (кража), ч. 3 ст. 159 (мошенничество) и ч. 3 ст. 160 (присвоение или растрата) — лишение свободы на срок от 5 до 10 лет с конфискацией имущества или без таковой;

по ч. 3 ст. 161 (грабеж) — лишение свободы на срок от 6 до 12 лет с конфискацией имущества;

по ч. 3 ст. 162 (разбой) — лишение свободы на срок от 8 до 15 лет с конфискацией имущества.

В заключение напомним, что при наличии в хищении нескольких квалифицирующих признаков, предусмотренных различными частями одной и той же статьи, содеянное (при отсутствии реальной совокупности преступлений) квалифицируется лишь по той из частей, которая содержит более тяжкий квалифицирующий признак, т. е. предусматривает наиболее строгую санкцию. Однако при этом в описательной части соответствующих процессуальных документов должны быть отражены все иные имеющие значение квалифицирующих признаков обстоятельства (например, перечисленные в ч. 2 той же статьи), необходимые для избрания справедливой меры наказания в рамках указанной санкции.

Например, по приговору военного суда СКВО Аверьянов и Гордиенко признаны виновными в хищении вверенного им имущества (авиационного топлива со склада части), совершенном группой лиц по предварительному сговору, в крупном размере, с использованием своего служебного положения (Гордиенко, кроме того, неоднократно). Указанные действия были квалифицированы судом первой инстанции по п. «а» ч. 2 и п. «в» ч. 3 ст. 160 УК, а Гордиенко по п.п.

«б», «в» ч. 2 этой же статьи.

Рассматривая дело в кассационном порядке, Военная коллегия установила, что дополнительная квалификация действий Аверьянова по п. «а» ч. 2 ст. 160 УК, а Гордиенко по п. «а», «б», «в» ч. 2 этой же статьи является излишней, так как в данном случае их действия должны быть квалифицированы по части статьи, предусматривающей наиболее строгое наказание, с указанием всех других квалифицирующих признаков, содержащихся в действиях виновных, поскольку совершение однородных преступлений, включающих квалифицирующие признаки различных частей одной статьи УК, не образует совокупности преступлений. Поскольку ч. 3 ст. 160 УК охватывает и преступные действия, предусмотренные частями первой и второй данной статьи, все содеянное виновными должно квалифицироваться только по части 3, которая предусматривает наиболее строгое наказание, с указанием в приговоре всех других квалифицирую-

906

щих признаков содеянного осужденными.

При решении вопроса о возможности вменения соучастникам квалифицирующих хищение обстоятелЬФЖ прежде всего необходимо иметь в виду подразделение указанных обстоятельств на те, которые относятся непосредственно к личности исполнителя, характеризуя степень опасности конкретного преступника, и те, которые характеризуют степень опасности совершенного преступления. В частности, при рассмотрении дел о хищениях, совершенных по предварительному сговору группой лиц, следует иметь в виду, что такие квалифицирующие признаки, как совершение хищения неоднократно либо лицом, ранее два или более раза судимым за хищение или вымогательство, должны учитываться при квалификации лишь тех соучастников преступления, к которым эти признаки непосредственно относятся, даже если другому соучастнику (соучастникам) было известно об обстоятельствах, характеризующих личность исполнителя. Обстоятельства же, влияющие на степень опасности совершенного хищения, исходя из природы соучастия, как совместного умышленного участия в совершении умышленного же преступления, могут быть вменены другим соучастникам только в том случае, если имеются доказательства того, что они охватывались их сознанием. Так, если пособник осознает, что оказывает содействие в краже, совершаемой с незаконным проникновением в жилище, его действия следует квалифицировать по п. 5 ст. 33 и п. «в» ч. 2 ст. 158 УК. Если же пособник считает, что предоставляет средства для совершения одиночного разбойного нападения, а в действительности оно совершается группой лиц по предварительному сговору, то при отсутствии иных квалифицирующих обстоятельств его действия квалифицируются по ч. 5 ст. 33 и ч. 1 ст. 162 УК,

<< | >>
Источник: Бойцов А. И.. Преступления против собственности. — СПб.: Издательство «Юри дический центр Пресс»,2002. — 775 с.. 2002

Еще по теме Глава VI. ОСОБО КВАЛИФИЦИРОВАННЫЕ СОСТАВЫ ХИЩЕНИЙ:

  1. § 5. Корыстные преступления против собственности, не содержащие признаков хищения
  2. § 2. Преступления против общей безопасности
  3. ПОЛОЖЕНИЕ о ведомственных Комиссиях по борьбе с взяточничеством
  4. 1. Объективные признаки имущественных преступлений
  5. 1. Имущественные преступления, выражающиеся в изъятии чужого имущества: проблемы совершенствования законодательной и судебной практики
  6. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ СОБСТВЕННОСТИ
  7. § 3. Объективная сторона хищения
  8. Глава III.ФОРМЫ ХИЩЕНИЯ
  9. § 2. Мошенничество
  10. § 1. Основания и критерии деления хищения на виды
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -