<<
>>

§ 1. Понятие соучастия в преступлении и его признаки

В понятии «соучастие в преступлении» находит отражение закрепляется в уголовном законе специфическая преступная лея тельность, что предопределяет особенности квалификации содеян ного и пределы ответственности соучастников в отличие от случае] индивидуально совершаемых преступлений.

По УК 1996 г.

соучастием в преступлении признается «умышлен ное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления» (ст. 32). В этой законодательной формуле, следуя принятому в теории уголовного права методу разделения объективного и субъективного, выделяются две группы признаков а) объективные и б) субъективные1.

Соучастие прежде всего предполагает участие нескольких (двуд и более) лиц в совершении преступления. При этом необходимо иметь в виду, что эти лица должны обладать признаками субъекта преступления: возрастом, с которого наступает уголовная ответственность (ст. 20 УК) и вменяемостью (ст. 21 УК). В теории уголовного права, делая акцент на количественной характеристике этого признака, его относят традиционно к числу объективных признаков соучастия в преступлении.

Другим объективным признаком соучастия является «совместность участия» двух или более лиц в совершении преступления.

С позиций Уголовного кодекса (ст. 14, 32, 33) участие лица в преступлении может означать только образ преступного поведения, выражающегося в двух его внешних, т.е. объективирующихся

1 Необходимо отметить, что разделение признаков соучастия на объективные и субъективные, как и при характеристике иных уголовно-правовых явлений, не означает механического их отрыва друг от друга, а неизменно предполагает органическую взаимосвязь между ними как между двумя сторонами одного и того же явления

вовне, формах (действии или бездействии). Вместе с тем «совместность участия», как и деяние преступника-одиночки, представляет собой причиняющий фактор (причину негативных изменений в объекте, охраняемом законом).

Объективный характер процесса причинения вполне очевиден и является еще одним свидетельством правомерности рассмотрения «совместности участия» в плоскости объективной. Именно с учетом этих моментов деяние, последствие и причинная связь между ними в рамках учения о составе преступления отнесены к объективной его стороне и рассматриваются как объективные признаки, несмотря на то, что характеристика преступного деяния включает субъективные признаки осознанности и волимости.

Из сказанного следует, что характеристика деяния каждого соучастника и «совместность участия» в целом в рассматриваемом аспекте в принципе аналогична характеристике деяния индивидуально действующего лица, т.е. «совместность участия» как сумма деяний, как минимум, двух лиц целиком остается в плоскости объективной и представляет собой прежде всего объективный признак соучастия в преступлении, несмотря на своеобразие образа преступного поведения того или иного вида соучастника и факт соединения их деяний.

Поэтому представляются излишними существующие в теории уголовного права споры относительно объективной или субъективной природы этого признака, а вводимые при этом в терминологический оборот такие понятия и выражения, как «определенная психическая общность», предполагающая «знание о присоединяющейся деятельности других лиц и стремление достигнуть определенного результата путем объединения усилий»', «умышленная координация общественно опасных действий двух или более лиц»2 и т.п. оправданны лишь в той мере, в какой они отражают особенности сознания и воли в деянии соучастника. Вместе с тем они ведут к смешению объективных и субъективных признаков соучастия в преступлении и поэтому методологически совсем неоправданны.

Подытоживая эту сторону характеристики признака «совместности участия», необходимо еще раз подчеркнуть, что осознание и воля являются, так сказать, начинкой, зарядом в деянии соучастника так же, как и в деянии индивидуально действующего лица, приобретая при соучастии в преступлении несколько иное содержание.

За счет последнего деяние соучастника в изначальной своей

1 См : Бурчак Ф.Г. Учение о соучастии по советскому уголовному праву Киев, 1969. С. 40, 42.

2 Курс советского уголовного права. Т. 1. Л., 1968. С. 592.

) 16-1329

242

Глава XI Соучастие в преступлении

§ 1 Понятие соучастия в преступлении и его признаки

243

заданности как раз и приобретает внешние, зримые черты и значение одного из слагаемых в сумме преступных усилий двух или более

лиц.

Что же касается приведенных выше понятий из работ упомянутых авторов, то этими понятиями и положениями уместнее пользоваться при рассмотрении субъективных признаков соучастия в преступлении, т.е. в пределах описания виновного отношения лица

к содеянному.

Содержание признака «совместности участия» не исчерпывается приведенными соображениями, оставляющими пока открытым вопрос о том, что же все-таки надо понимать под совместностью! участия в преступлении двух или более лиц? |

Как уже было упомянуто ранее, совместность участия в теории!,! уголовного права рассматривается как своеобразный причиняю-} | щий фактор ' *

Причина, как это принято считать, предполагает не один изолированно действующий фактор, а определенную их совокупность. Роль и значение каждого причиняющего фактора в данной их совокупности различны. Одни (или один) выступают как причины, а другие – как условия действия причины. Последние тоже дифференцируются на необходимые и иные, сопутствующие процессу причинения, условия. В этом состоит одно из проявлений их неравноценности.

В случаях индивидуально совершаемого преступления преступник-одиночка включает свое деяние в данную совокупность объективно сложившихся обстоятельств – условий (иногда это может быть подготовлено с его участием), создающих для него возможность достичь определенного преступного результата.

А, работая заведующим сельмагом, не убрал в подсобку сгруженные около магазина автопокрышки, так как люди, с которыми он договорился о выполнении этой работы, к назначенному времени не явились Местный житель Б , работавший шофером в том же сельпо, зная о сложившейся ситуации, с целью кражи автопокрышек бросил через форточку в дом А дымовую шашку Соседи сообщили А , что в его доме пожар, так как из всех форточек валит дым А, не дождавшись рабочих и оставив автопокрышки без присмотра, возвратился домой В его отсутствие Б подъехал к магазину, погрузил в кузов автомашины 10 пар автопокрышек и увез в имеющееся у него укрытие

В плане рассмотрения процесса причинения ущерба объекту охраны здесь налицо определенная совокупность необходимых факторов-условий: поступление товара в магазин, не явившиеся во время рабочие, оказавшаяся в доме А.

дымовая шашка, сообщение соседей о пожаре, оставление товара без присмотра, действия Б. по

непосредственному осуществлению кражи Не будь одного из них, не было бы и ущерба объекту с?храны.

Вместе с тем значение этих факторов в процессе причинения ущерба объекту охраны неодинаково. Все они, как уже отмечалось, выступают в качестве необходимых условий причинения ущерба, но значение фактора – причины приобретает здесь лишь поведение Б. Остальные факторы, хотя и являются необходимыми условиями, остаются лишь совокупностью объективных и слепо действующих обстоятельств, создающих ситуацию реальной возможности для совершения кражи Это в полной мере учитывается законодателем, который выделяет здесь лишь преступное поведение субъекта кражи.

Несколько иное положение возникает в случаях соучастия в преступлении, когда на месте, как минимум, двух из указанных факторов оказываются люди, обладающие сознанием и волей, а точнее, их преступное поведение В уголовном законе (ст 33 УК) оно предусмотрено как исполнение преступления, подстрекательство к его совершению, пособничество совершению преступления, организация и руководство совершением преступления

Простого сопоставления приведенных видов поведения при соучастии в преступлении достаточно для обнаружения того, что все они и каждый из них в отдельности направлены на совершение преступления. Такую заданность в направленности поведения соучастников преступления в каждом конкретном случае дает заряд сознания и воли Как правило, это происходит не само собой, а в результате соглашения (сговора) между соучастниками преступления. Такое соглашение на соединение усилий двух и более лиц может быть выражено устно, письменно, жестами, знаками и иными конклюдентными действиями, к числу которых может быть отнесено и так называемое молчаливое согласие на соединение усилий. Наличие соглашения между соучастниками свидетельствует о возникновении объективной взаимосвязи между их поведением с элементами детерминации, взаимообусловленности на стороне каждого из них (по меньшей мере двух)1.

Это и позволяет рассматривать их поведение как составляющие (слагаемые) единого

' В ряде случаев предварительное соглашение само по себе с позиции уголовного закона образует преступное поведение (неоконченное преступление), если само деяние, предусмотренное Особенной частью УК, не было совершено помимо воли его участников Поэтому в соглашении о преступлении, как и в любом ином преступном деянии, имеются сознание и воля, что, как уже говорилось, не изменяет его объективного характера Отсюда и указанная взаимосвязь между поведением с оучаст пиков не может быть названа иначе, как объективной связью

244

Глава XI. Соучастие в преступлении

§ 1. Понятие соучастия в преступлении и его признаки

245

комплекса причиняющих факторов, в чем и проявляется его своеобразие при соучастии в преступлении.

Не столь явно выражены признаки указанной объективной взаимосвязи между поведением соучастников при молчаливом согласии на соединение усилий. Тем не менее они всегда есть и могут выразиться в характерных особенностях внешнего проявления поведения соучастника как при непосредственном исполнении преступления, так и перед этим, в направленности действий на один и тот же объект и предмет и т.п.'

Благодаря возникающей при соучастии в преступлении объективной взаимосвязи между поведением соучастников последнее образует совокупно действующий причиняющий фактор. Вместе с тем и поведение каждого соучастника не растворяется в поведении других, а остается относительно обособленным причиняющим фактором по причине особенностей характера внешнего своего прояв*|' ления и степени участия в совершении преступления, т.е. с качеств. венной и количественной его сторон. >.'|

Для иллюстрации сказанного воспользуемся ранее приведенным случаем кражУ автопокрышек с некоторыми изменениями Допустим, что замысел кражи и план ее реализации возникли у Д. – одного из рабочих, с которыми завмаг А. договаривался о переносе автопокрышек в подсобку магазина Замысел и план кражи Д. предложил своему напарнику 3., который одобрительно отнесся к задуманному «делу» и согласился принять в нем участие Далее, сообразно плану, 3 склонил к этому шофера Б , который подбросил дымовую шашку в квартиру А.

Затем в отсутствие А они вместе с Б. подъехали к магазину, погрузили в кузов автомашины автопокрышки и отвезли их к сараю, принадлежавшему Д, где их и спрятали.

В примере с достаточной отчетливостью просматривается объективная взаимосвязь между поведением участвующих в преступлении лиц. Об этом свидетельствуют соглашение между Д., 3. и Б , характер и направленность их действий. Вместе с тем в этом совокупно действующем причиняющем факторе также достаточно четко видны роль и значение действий каждого из них, степень участия (активности) каждого в совершении этого преступления: Д. – вдохновитель и организатор кражи, 3 , наряду с исполнительскими действиями, выполнил еще и подстрекательские и пособнические функции; Б. ограничился лишь исполнительскими действиями

Обрисованным выше своеобразием причиняющего фактора при соучастии в преступлении объясняется и обосновывается, с одной стороны, общность для всех соучастников и каждого из них в отдельности преступного результата (ущерба объекту охраны), а с другой – наличие причинной связи между поведением каждого соучастника и указанным преступным результатом, который подлежит вменению в ответственность всем им и каждому в отдельности в целом, без расщепления его на части.

1 Подробнее об этом см. § 3 данной главы

Применительно к преступлениям с формальным составом совместность заключается во взаимной обусловленности поведения соучастников, при которой действия одного соучастника являются необходимым условием действий другого (других) соучастника. Действия каждого соучастника дополняют действия другого, преступление совершается их общими, соединенными усилиями, хотя вклад того или иного участника в содеянное ими различен.

В теории уголовного права выделяется также третий объективный признак соучастия: участие двух и более лиц в совершении «одного итого же преступления». Параметрами (признаками) единства преступления называются: единство объекта преступления, единство формы вины, единство посягательства в его первооснове. Например, Г. совершает убийство представителя государственной власти из ревности, а склоняет его к этому Ю., действующий с целью прекращения политической деятельности представителя власти. В данном случае в части лишения жизни представителя государственной власти как личности оба они действуют как соучастники. В то же время, поскольку объектом террористического акта является не просто и не столько личность гражданина, а личность представителя государственной власти, постольку в отношении этого последнего объекта они уже не действуют в соучастии.

Однако тремя названными признаками не исчерпывается содержание понятия «соучастие в преступлении». Не менее важное значение для отграничения этой формы проявления преступного поведения от смежных форм индивидуально совершаемых преступлений (так называемого посредственного исполнения преступления, простого стечения нескольких лиц при совершении преступления) имеют субъективные признаки соучастия в преступлении. По прямому указанию УК (ст. 32) соучастие в преступлении – умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении преступления. То, что соучастие – умышленная совместная преступная деятельность, свидетельствует также о возможности соучастия лишь в умышленных преступлениях. Это положение непосредственно вытекает из закона и последовательно проводится в практике применения норм о соучастии в преступлении.

«Умышленное совместное участие», исходя из содержания умысла в ст. 25, означает, во-первых, осознание каждым соучастником общественно опасного характера своего собственного поведения и общественно опасного характера поведения других соучастников (по меньшей мере одного из них) плюс осознание объективной взаимосвязи своего поведения с поведением других соучастников (по меньшей мере одного); во-вторых, предвидение преступного результата от соединенных усилий; в-третьих, желание или со-

246

Глава XI Соучастие в преступлении

§ 1. Понятие соучастия в преступлении и его признаки

247

знательное допущение того, что этот результат будет достиг* именно путем сложения усилий всех соучастников или, по меньшей! мере, усилий двух из них. |

Из приведенных положений следует, что первые два из них составляют своеобразие интеллектуального элемента умысла при соучастии в преступлении. В теории уголовного права и практике применения норм о соучастии в преступлении он получил наименование взаимной осведомленности соучастников (по меньшей мере двух из них) о преступном характере их поведения и взаимосвязанности последнего. Третье же положение отражает специфику волевого элемента умысла при соучастии. В теории и практике уголовного права он получил наименование согласованности волеизъявлений соучастников (по меньшей мере двух из них) в отношении общего для них преступного результата. При этом согласованное!, тью волеизъявлений охватывается также и само сложение усилий! и их координация в направлении достижения общего и единого дл всех (по меньшей мере двух) соучастников преступного результата Названные два субъективных признака соучастия в преступле нии, т.е. взаимная осведомленность и согласованность в указанной"" понимании, непосредственно и однозначно вытекают из УК (ст. 25, 32) и предопределяются своеобразием причиняющего фактора при каждой конкретной форме проявления такой преступной деятельности. Это в полной мере согласуется с взаимоотношением философских категорий объективного и субъективного, а также с взаимоотношением уголовно-правовых понятий деяния и виновного отношения к нему (ст. 14, 25, 32).

В связи с изложенным нельзя признать обоснованными попытки иной трактовки субъективных признаков соучастия в преступлении. Это прежде всего касается концепции так называемой минимальной (односторонней) субъективной связи, согласно которой для наличия соучастия в преступлении достаточно того, что подстрекатель и пособник знают о преступной деятельности исполнителя, и вовсе не обязательно, чтобы исполнитель знал об их деятельности1.

К сожалению, эта концепция периодически появляется в учебниках по Общей части уголовного права2. Эта концепция имела

1 См.: ТрайншА.Н. Учение о соучастии. М , 1941. С. 67; Курс советского уголовного права. Л., 1968. Т. 1 С 595; Бурчак Ф.Г. Указ соч. С. 58–60.

2 См.; Советское уголовное право. Общая часть / Под ред ГА. Кратера, Н.Ф. Кузнецовой, Ю.М. Ткачевского М., 1988. С 178–179; Уголовное право / Общая часть. Под ред. Б.В. Здравомыслова, Ю.А. Красикова, А.И. Рарога. М., 1994. С. 287– 288

определенные основания в уголовном законодательстве до 1958 г. Однако в Основах уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик, принятых в 1958 г., и в изданных вслед за ними уголовных кодексах союзных республик, а также в ныне действующем уголовном законодательстве она не имеет достаточного основания.

В законодательном определении понятия соучастия как умышленного совместного участия двух и более лиц в совершении преступления термин «умышленное» вовсе не случайно помещен на первом месте. Это означает, что он имеет вполне определенное отношение к каждому из последующих терминов этой формулы закона, в том числе и к указанному в законе минимуму соучастников, состоящих из двух лиц. Отсюда с очевидностью следует, что предписание закона об умышленной совместности участия в преступлении в равной мере относится к каждому из них, в том числе и к исполнителю преступления, ибо он по прямому указанию закона (ст. 33 УК) также является соучастником преступления. Это, в свою очередь, должно означать только одно: в каком бы сочетании с другими соучастниками ни выступал исполнитель (с организатором, подстрекателем, пособником или с другим исполнителем-соисполнителем) , для него остается единое и непреложное требование закона, чтобы он действовал так же умышленно совместно, как и иные соучастники. Поэтому признаки взаимной осведомленности и согласованности в очерченном выше смысле не могут не быть на стороне исполнителя преступления.

Характерно, что при изложении приведенной концепции ее сто-

' ройники пользуются либо надуманными примерами, либо вообще

их не приводят. Это вполне естественно, ибо судебно-следственная

' практика основана на действующем уголовном законе, которому

эта концепция не соответствует.

Другое дело, что ситуации, на которых основываются сторонники концепции «минимальной» субъективной связи, конечно, не всегда и во всем безразличны для уголовного закона, однако даже значительное их сходство в отдельных случаях с соучастием в преступлении не должно служить основанием для их отождествления. Квалификация таких случаев, как соучастие в преступлении, свидетельствовала бы о возрождении аналогии уголовного закона, о переносе специальных положений закона об ответственности за соучастие в преступлении на деятельность, специально и прямо им не предусмотренную. Становится поэтому очевидным, что усилия сторонников рассматриваемой концепции должны быть нацелены не на отождествление с соучастием в преступлении случаев, на которых они основываются, а на созда-

248

Глава XI. Соучастие в преступлении

§ 2. Виды соучастников преступления

249

ние в законе специальной нормы, предусматривающей ответственность за таковые (вне рамок института соучастия).

Наряду с виновным отношением соучастников преступления к содеянному на стороне каждого*из них могут присутствовать определенные мотив и цель. При этом необходимо иметь в виду, что мотивы и цели у соучастников преступления могут и не совпадать.

<< | >>
Источник: Б.В. Здравомыслов. Уголовное право Российской Федерации. Общая часть. Учебник / Под ред. проф. Б.В. Здравомыслова. – 2-е изд., перераб. и доп. – М: Юристъ,1999. – 480 с.. 1999

Еще по теме § 1. Понятие соучастия в преступлении и его признаки:

  1. Статья 26. Понятие соучастия
  2. 5.1. Понятие соучастия в преступлении и его уголовно-правовое значение
  3. 3.1. Состав преступления и его виды
  4. § 1. Понятие соучастия в преступлении и его признаки
  5. § 3. Классификация соучастия в преступлении
  6. § 5. Значение института соучастия в преступлении
  7. § 1. Понятие соучастия
  8. признаки состава преступления
  9. Особо квалифицированный состав преступления
  10. 174. Соучастие и посредственное виновничество. Общность вины и ответственности как признак соучастия
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -