<<
>>

§ 2. Преступления против ПОЛОВОЙ свободы

К характерным преступлениям против половой свободы относятся изнасилование (ст. 131 УК) и насильственные действия сексуального характера (ст. 132 УК). Данные составы преступлений имеют много общего.

Во-первых, они предусматривают одни и те же способы совершения преступления, одни и те же отягчающие обстоятельства, за их совершение предусмотрены абсолютно одинаковые санкции. Во-вторых, изнасилование по своей сути - это и есть насильственное действие сексуального характера. Поэтому логично будет данные составы преступлений рассматривать совместно, уделив внимание их общим и отличительным признакам.

Объект изнасилования и насильственных действий сексуального характера - общественные отношения, гарантирующие половую свободу личности. При изнасиловании - это лица женского пола, а при совершении насильственных действий сексуального характера - лица любого пола (в зависимости от характера совершаемых в отношении них насильственных сексуальных действий), в том числе гермафродиты. Данные половые преступления могут быть совершены и в отношении жены (мужа), а также людей, предоставляющих сексуальные услуги за плату. Никаких изъятий на этот счет закон не содержит.

Объективная сторона состава изнасилования и насильственных действий сексуального характера предусматривает:

- совершение полового сношения, мужеложства, лесбиянства и иных действий сексуального характера;

- насилие, угрозы применения насилия либо использование беспомощного состояния потерпевшего.

Понятия «половое сношение», «мужеложство», «лесбиянство», «иные действия сексуального характера» раскрываются в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2004 г. № 11 «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных ст. 131 и

132 УК Рф»1 j8 (далее - Постановление Пленума от 15 июня 2004 г. № 11): половое сношение - это половой акт между мужчиной и женщиной; мужеложство - сексуальные контакты между мужчинами; лесбиянство - сексуальные контакты между женщинами; иные действия сексуального характера - это удовлетворение половой потребности другими способами, включая понуждение женщиной мужчины к совершению полового акта путем применения насилия или угрозы его применения.

Насилие - самый распространенный способ воздействия на потерпевшего, который используется при изнасиловании и насильственных действиях сексуального характера. Насилие - это незаконное применение силы, принудительное, т. е. против воли другого лица, воздействие на него. 139

Последствия примененного насилия должны найти отражение при квалификации содеянного виновным. Однако необходимо иметь в виду следующее. Некоторые последствия насилия охватываются составом насильственных половых преступлений, а другие требуют дополнительной квалификации. Если в отношении потерпевшего умышленно был причинен легкий или средней тяжести вред здоровью, то последствия не требуют дополнительной квалификации и охватываются ч. 1 ст. 131 и ч. 1 ст. 132 УК. Неосторожное причинение данных последствий также охватывается ч. 1 ст. 131 и ч. 1 ст. 132 УК. Пунктом «а» ч. 4 ст. 131 и и. «а» ч. 4 ст. 132 УК охватывается также причинение потерпевшему смерти по неосторожности.

Насилие, направленное на совершение насильственных половых преступлений, должно применяться перед началом совершения указанных действий или в процессе их совершения в целях совершения преступления как средство преодоления сопротивления потерпевшего или его предотвращения, а также для подавления его воли. В этом случае причинение умышленного легкого и средней тяжести вреда, а также причинение смерти или вреда по неосторожности полностью охватывается диспозицией ст. 131, 132 УК и дополнительной квалификации по другим статьям о преступлениях против личности не требует.

В случае если указанные последствия были причинены после совершения изнасилования или насильственных действий сексуального характера, то имеет место реальная совокупность преступлений, предусмотренных ст. 131, 132 УК, и соответствующего преступления против личности.

Требуют дополнительной квалификации по соответствующим статьям УК последствия, которые выражаются в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, а также в убийстве потерпевшего, независимо от того, когда они были причинены - в процессе насильственных половых преступлений или после них.

Поскольку насилие к потерпевшему может применяться не только в целях совершения действий сексуального характера, то в каждом конкретном случае необходимо выяснять направленность действий виновного лица.

Угроза применения насилия - это второй способ совершения преступлений, предусмотренных ст. 131 и 132 УК. Угроза применения насилия- это противоправное психическое воздействие на потерпевшего в целях предотвращения имеющегося или возможного сопротивления с его стороны.

Угроза должна отвечать трем обязательным признакам. Во-первых, это должна быть угроза применения насилия; во-вторых, она должна быть реальной; в-третьих, угроза должна быть непосредственной.

1) Характер угрозы. Первое требование может показаться излишним. Однако следует обратить внимание на то, что иное воздействие на потерпевшего в целях совершения действий сексуального характера не образует признаков составов преступлений, предусмотренных ст. 131 и 132 УК (например, угроза причинения материального ущерба, использования зависимости потерпевшего, шантаж и другие подобные противоправные действия). В подобных случаях ответственность может наступать при наличии иных необходимых признаков состава

138 БВСРФ. 2004. №8.

139 Словарь по уголовному праву / отв. ред. А. В. Наумов. М.. 1997. С. 245.

преступления по ст. 133 УК.

Угрозу применения физического насилия не следует понимать только как угрозу непосредственного физического воздействия на потерпевшего путем ударов, побоев и других подобных действий. В судебной практике обоснованно признают угрозой насилия и запугивание совершением сексуальных действий в отношении близких или совершением действий сексуального характера в отношении потерпевшего, но при более отягчающих обстоятельствах.

Обоснованно был привлечен к уголовной ответственности за изнасилование К., который обманным путем завел потерпевшую к себе в квартиру, где совершил с ней половой акт под угрозой группового изнасилования в извращенной форме.

2) Реальность угрозы.

Реальность угрозы заключается в ее способности оказать устрашающее воздействие на потерпевшего. Оценивать реальность угроз следует исходя из тех присущих угрозе свойств, которые нашли свое выражение вовне (например, обстановка происшедшего, личность угрожающего, характер взаимоотношения сторон, иные обстоятельства, способные повлиять на возможность исполнения угрозы). Основываться только на мнении потерпевшего нельзя.

По одному из дел об изнасиловании суд признал нереальной высказанную лицом угрозу выбросить девушку в окно. «Изнасилование» происходило в комнате коммунальной квартиры, где находились люди. В комнате было окно с двойными рамами, закупоренное по-зимнему, на подоконнике стояли цветы. Обвиняемый эти препятствия устранить не пытался. Поэтому суд счел, что у потерпевшей не было оснований опасаться лишения ее жизни таким путем, а иных угроз обвиняемый не высказывал.

3) Непосредственность угрозы. Угроза должна быть направленной на принуждение к совершению действий сексуального характера в настоящее время, а не в будущем. Кроме того, угроза должна содержать намерение немедленного применения насилия в случае противодействия жертвы. Поэтому если виновный угрожал применить насилие к потерпевшему или его близким в будущем, то его действия не могут быть квалифицированы по ст. 131 или 132 УК.

Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью квалифицируется по п. «б» ч. 2 ст. 131 и п. «б» ч. 2 ст. 132 УК. В соответствии с п. 11 Постановления Пленума от 15 июня 2004 г. № 11 под угрозой убийством или причинением тяжкого вреда здоровью следует понимать не только прямые высказывания, в которых выражалось намерение немедленного применения физического насилия к потерпевшему лицу или к другим лицам, но и такие угрожающие действия виновного, как, например, демонстрация оружия или предметов, которые могут быть использованы в качестве оружия (нож, бритва, топор и т. п.).

Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, высказанная после совершения преступлений, предусмотренных ст. 131 и 132 УК (например, с тем чтобы потерпевшее лицо никому не сообщило о случившемся), требует дополнительной квалификации по ст. 119 УК.

Сложности в квалификации вызывают случаи, когда угроза насилием имела неопределенный характер. Например, она выражалась в высказывании: «Молчи, а то хуже будет». Представляется, что в подобных случаях необходимо исходить из совокупности всех обстоятельств содеянного: обстановки преступления, количества нападающих, характера предметов, которыми угрожали, субъективного восприятия угрозы потерпевшим и т. д. Если имелись основания полагать, что высказанная неопределенная угроза при данных обстоятельствах была опасной для жизни и здоровья потерпевшего, действия виновного (виновных) должны быть квалифицированы по п. «в» ч. 2 ст. 131 или ст. 132 УК. В противном случае содеянное должно быть квалифицировано при отсутствии иных отягчающих обстоятельств по ч. 1 ст. 131 или ст. 132 УК.

Понятие беспомощного состояния потерпевшего раскрывается в п. 3 Постановления

Пленума от 15 июня 2004 г. № 11:

«Изнасилование (ст. 131 УК) и насильственные действия сексуального характера (ст. 132 УК) следует признавать совершенными с использованием беспомощного состояния потерпевшего лица в тех случаях, когда оно в силу своего физического или психического состояния (слабоумие или другое психическое расстройство, физические недостатки, иное болезненное либо бессознательное состояние, малолетний или престарелый возраст и т. и.) не могло понимать характер и значение совершаемых с ним действий либо оказать сопротивление виновному лицу. При этом лицо, совершая изнасилование либо насильственные действия сексуального характера, должно сознавать, что потерпевшее лицо находится в беспомощном состоянии.

Решая вопрос о том, является ли состояние потерпевшего лица беспомощным, судам следует исходить из имеющихся доказательств по делу, включая соответствующее заключение эксперта, когда для установления психического или физического состояния потерпевшего (потерпевшей) проведение судебной экспертизы является необходимым.

При оценке обстоятельств изнасилования, а также совершения насильственных действий сексуального характера в отношении потерпевшего лица, которое находилось в состоянии опьянения, суды должны исходить из того, что беспомощным состоянием в этих случаях может быть признана лишь такая степень опьянения, вызванного употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ, которая лишала это лицо, например потерпевшую женщину, возможности оказать сопротивление насильнику.

Для признания изнасилования, а также мужеложства, лесбиянства и других насильственных действий сексуального характера, совершенными с использованием беспомощного состояния потерпевшего лица, не имеет значения, было ли оно приведено в такое состояние самим виновным (например, напоил спиртными напитками, дал наркотики, снотворное и т. п.) или находилось в беспомощном состоянии независимо от действий лица, совершившего указанное преступление».

Таким образом, в указанном Постановлении обращено внимание на то, что беспомощное состояние потерпевшего может быть двух видов: 1) физическое, при котором потерпевший не может оказать сопротивления виновному лицу; 2) психическое, когда потерпевший не понимает характера и значения совершаемых с ним действий.

Физическая беспомощность может вызываться различными обстоятельствами: возрастом (старчество), физическим положением тела (застрял в заборе), болезненным состоянием и т. д.

Психическая беспомощность также вызывается различными обстоятельствами, в том числе такими, которые приводят к физической беспомощности (возраст, болезнь и т. и.).

Поэтому не имеет никакого значения, по какой причине потерпевший оказался в беспомощном состоянии - по вине виновного, в результате собственных действий или иных причин. Важен сам факт использования виновным беспомощного состояния потерпевшего при совершении насильственных половых преступлений.

Нахождение потерпевшего в состоянии алкогольного (наркотического) опьянения, наличие у него психического заболевания не дают однозначных оснований для признания его находящимся в беспомощном состоянии. Необходимо установить, что потерпевший в силу опьянения или психического заболевания или не мог оказать сопротивление виновному, или не понимал характера и значения совершаемых с ним действий, а виновный умышленно использовал данные обстоятельства для совершения преступления. В случае заблуждения виновного все сомнения должны толковаться в его пользу.

Например, если женщина, находящаяся в состоянии опьянения, дает согласие на совершение с ней полового акта, то в этом случае не будет состава изнасилования, даже если она не понимала характера и значения совершаемых с ней действий. Виновный получил согласие и был убежден в том, что потерпевшая адекватно воспринимает ситуацию.

По нашему мнению, в случаях, когда потерпевший ошибается в личности виновного в силу каких-либо причин, например, находясь в сонном состоянии, и не оказывает сопротивления, будучи уверенным, что это - его партнер, содеянное образует состав насильственного полового преступления, предусмотренного ст. 131, 132 УК. В подобных случаях виновный умышленно использует беспомощное состояние потерпевшего в целях

совершения действий сексуального характера.

Составы преступлений, предусмотренных ст. 131, 132 УК, являются формальными. Изнасилование, мужеложство, лесбиянство и иные действия сексуального характера признаются оконченными с момента начала их выполнения независимо от их завершения и наступивших последствий.

Например, изнасилование признается оконченным с момента введения полового члена во влагалище женщины. Совершения фрикций или окончания полового акта в физиологическом смысле для признания изнасилования оконченным преступлением не требуется. В то же время одно только соприкосновение половых органов мужчины и женщины не может быть признано оконченным изнасилованием.

Субъективная сторона изнасилования и насильственных действий сексуального характера характеризуется прямым умыслом. Виновный осознает общественную опасность своих действий и желает совершить насильственные действия сексуального характера вопреки воле потерпевшего или помимо его воли.

Изнасилование, мужеложство, лесбиянство и иные действия сексуального характера всегда совершаются вопреки воле потерпевшего или помимо его воли. Иначе говоря, при совершении данных преступлений воля потерпевшего или подавляется насилием (физическим или психическим), или «обходится» (при использовании беспомощного состояния). Добровольное согласие потерпевшего на совершение с ним действий сексуального характера исключает уголовную ответственность за преступления, предусмотренные ст. 131 и 132 УК.

Изнасилование, мужеложство или лесбиянство могут быть совершены по любому мотиву, в том числе несексуальному. При этом мотив действий виновного лица не имеет никакого уголовно-правового значения.

Однако уголовная ответственность по ст. 132 УК за совершение иных действий сексуального характера возможна лишь в том случае, когда виновный удовлетворял свою половую потребность. На данное обстоятельство обращено внимание в названном Постановлении Пленума Верховного Суда РФ. В связи с этим в судебно-следственной практике возникают проблемы при квалификации действий лиц, которые, например, изнасиловали потерпевшую, а затем затолкали ей в полости тела, в том числе во влагалище, различные предметы. Так, по одному из дел виновный после изнасилования ввел во влагалище женщины руку, в результате полученных повреждений она погибла. В подобных случаях оценка действий виновного лица вызывает сложности. Необходимо ли действия виновного дополнительно квалифицировать как преступление, предусмотренное ст. 132 УК?

По нашему мнению, квалификация содеянного виновным по ст. 132 УК как совершение иных насильственных действий сексуального характера возможна лишь в случае, когда виновный действовал в целях удовлетворения половой потребности. Если сексуальный мотив не установлен, содеянное подлежит квалификации как преступление против личности в зависимости от фактически наступивших последствий и вины.

Субъект преступления общий - вменяемое физическое лицо, достигшее 14-летнего возраста.

Квалифицируюгцими признаками указанных преступлений (ч. 2 ст. 131 и ч. 2 ст. 132 УК) являются: совершение группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой; соединение с угрозой убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, а также совершение с особой жестокостью по отношению к потерпевшей (потерпевшему) или к другим лицам; заражение потерпевшей (потерпевшего) венерическим заболеванием.

Особо квалифицирующие признаки согласно УК: совершение в отношении несовершеннолетнего (несовершеннолетней); причинение по неосторожности тяжкого вреда здоровью потерпевшего (потерпевшей), заражение его (ее) ВИЧ-инфекцией или иные тяжкие последствия (ч. 3 ст. 131 и ч. 3 ст. 132); причинение по неосторожности смерти потерпевшему (потерпевшей); совершение в отношении лица, не достигшего 14-летнего возраста (ч. 4 ст. 131 и ч. 4 ст. 132). Кроме того, ч. 5 ст. 131 и 132 предусматривает повышенную уголовную ответственность за совершение данных преступлений в отношении малолетнего лицом, имеющим судимость за ранее совершенное преступление против половой неприкосновенности

несовершеннолетнего.

При рассмотрении изнасилования и насильственных действий сексуального характера, совершенных группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (п. «а» ч. 2 ст. 131 и п. «а» ч. 2 ст. 132 УК), по нашему мнению, необходимо обратить внимание на особенности соисполнительства в указанных преступлениях.

В п. 10 Постановления Пленума от 15 июня 2004 г. № 11 данному моменту уделяется значительное внимание:

«Изнасилование и насильственные действия сексуального характера следует признавать совершенными группой лиц (группой лиц по предварительному сговору, организованной группой) не только в тех случаях, когда несколькими лицами подвергается сексуальному насилию одно или несколько потерпевших лиц, но и тогда, когда виновные лица, действуя согласованно и применяя насилие или угрозу его применения в отношении нескольких лиц, затем совершают насильственный половой акт либо насильственные действия сексуального характера с каждым или хотя бы с одним из них.

Групповым изнасилованием или совершением насильственных действий сексуального характера должны признаваться не только действия лиц, непосредственно совершивших насильственный половой акт или насильственные действия сексуального характера, но и действия лиц, содействовавших им путем применения физического или психического насилия к потерпевшему лицу. При этом действия лиц, лично не совершавших насильственного полового акта или насильственных действий сексуального характера, но путем применения насилия содействовавших другим лицам в совершении преступления, следует квалифицировать как соисполнительство в групповом изнасиловании или совершении насильственных действий сексуального характера (ч. 2 ст. 33 УК).

Действия лица, непосредственно не вступавшего в половое сношение или не совершавшего действия сексуального характера с потерпевшим лицом и не применявшего к нему физического или психического насилия при совершении указанных действий, а лишь содействовавшего совершению преступления советами, указаниями, предоставлением информации виновному лицу либо устранением препятствий и т. и., надлежит квалифицировать по ч. 5 ст. 33 УК и, при отсутствии квалифицирующих признаков, по ч. 1 ст. 131 УК или соответственно по ч. 1 ст. 132 УК».

Положения Постановления требуют разъяснений и дополнений. Фактически в нем отражено несколько важных моментов, касающихся групповых насильственных половых преступлений:

1) изнасилование и насильственные действия сексуального характера признаются групповыми не только в тех случаях, когда преступление было совершено в отношении одного потерпевшего (например, трое, удерживая потерпевшую, поочередно насиловали ее). Они признаются групповыми и в тех случаях, когда несколько лиц согласованно применили насилие (физическое или психическое) к потерпевшим, а затем каждый виновный совершил изнасилование только одной потерпевшей. Например, было двое виновных, они запугали двух потерпевших насилием, а затем каждый из них вступили в половое сношение со «своей» жертвой. Преступления признаются групповыми и в тех случаях, когда несколько виновных применяли насилие к нескольким потерпевшим, а затем действия сексуального характера были совершены лишь в отношении одного потерпевшего. Например, двое виновных запугали двух потерпевших, а затем один из них совершил половой акт с одной потерпевшей;

2) изнасилование и насильственные действия сексуального характера признаются групповыми и в тех случаях, когда только один виновный применял насилие к жертве, а другой совершал действия сексуального характера;

3) если установлено, что лицо не применяло насилие (физическое или психическое) и не совершало действий сексуального характера, т. е. не выполняло объективную сторону соответствующего состава преступления, но каким-либо образом содействовало совершению преступления, то оно подлежит ответственности за соучастие в преступлении, предусмотренном ст. 131, 132 УК.

Необходимо обратить внимание на то, что, исходя из понимания соисполнительства как совершения действий, входящих в объективную сторону состава преступления, следует

признавать соисполнителями и тех лиц, которые привели потерпевшего в беспомощное состояние в целях совершения в отношении него сексуальных действий иными лицами.

Ответственность за групповое преступление наступает в том случае, если участники преступления действовали согласованно. Эта согласованность должна выражаться в сознательном объединении усилий членов группы, направленных на изнасилование одной или нескольких потерпевших. Лица, не содействующие друг другу в изнасиловании потерпевшей путем применения к ней насилия, не несут ответственности за изнасилование, совершенное группой. Примером необоснованного осуждения за групповое преступление может служить следующее уголовное дело.

Районным судом Красноярского края М. и Л. были осуждены за групповое изнасилование. Преступление ими было совершено при следующих обстоятельствах. Л., находясь в состоянии алкогольного опьянения, на автобусной остановке познакомился с несовершеннолетней К. До 22 ч Л. и К. гуляли, после чего встретили знакомого Л. - М. Приобретя спиртное, М., Л. и К. пришли в квартиру Л., М. и Л. на кухне распивали спиртное, после чего Л. зашел в комнату и, сев к К. на диван, стал предлагать ей совершить с ним половой акт, зная при этом, что потерпевшей 15 лет, так как она говорила ему об этом. После отказа Л. стал угрожать К. убийством, демонстрируя нож. Испугавшись исполнения угрозы, потерпевшая разделась, и Л. совершил с ней насильственный половой акт.

Около 23 ч. 30 мин. в квартиру Л. пришли его знакомые- Д. и 3., находившиеся в состоянии алкогольного опьянения. Л. ушел к ним на кухню, где они продолжали распитие спиртного, а М., зайдя в комнату, где находилась К, несмотря на ее сопротивление, совершил с ней насильственный половой акт. После изнасилования М. ушел из квартиры, а Л. приказал К. раздеться и лечь на диван, сам же вышел из комнаты. Воспользовавшись этим, К. спрыгнула с балкона второго этажа и убежала.

Как установлено материалами дела, в квартиру Л. потерпевшая пришла добровольно, насилия к ней никто не применял. В дальнейшем Л. и М. действовали самостоятельно, оставаясь с потерпевшей наедине, какого-либо содействия друг другу в ее изнасиловании, подавлении сопротивления не оказывали. Поэтому М. и Л. не могут подлежать уголовной ответственности за изнасилование, совершенное группой лиц. '40

Соисполнителями изнасилования и насильственных действий сексуального характера могут быть лица любого пола независимо от характера совершаемых сексуальных действий. Например, соисполнителем изнасилования может быть женщина, а соисполнителем лесбиянства - мужчина, если они выполняли действия, образующие объективную сторону соответствующего состава преступления.

Понятие «особая жестокость» при изнасиловании и насильственных действиях сексуального характера (п. «б» ч. 2 ст. 131 и п. «б» ч. 2 ст. 132 УК) в п. 12 Постановления Пленума от 15 июня 2004 г. №11 раскрывается следующим образом: «Изнасилование или насильственные действия сексуального характера следует признавать совершенными с особой жестокостью, если в процессе этих действий потерпевшему или другим лицам умышленно причинены физические или нравственные мучения и страдания. Особая жестокость может выражаться в издевательстве и глумлении над потерпевшим лицом, истязании в процессе изнасилования, в причинении телесных повреждений, в совершении изнасилования или насильственных действий сексуального характера в присутствии родных или близких потерпевшего лица, а также в способе подавления сопротивления, вызывающем тяжелые физические либо нравственные мучения и страдания самого потерпевшего лица или других лиц. При этом суду следует иметь в виду, что при квалификации таких действий по признаку особой жестокости необходимо устанавливать умысел виновного лица на причинение потерпевшим лицам особых мучений и страданий».

Исходя из анализа закона, а также рекомендаций, данных в указанном Постановлении

140

БВСРФ. 1993. №5.

Пленума Верховного Суда РФ, можно сделать вывод о том, что особая жестокость - это умышленное причинение потерпевшему или его близким физических или нравственных страданий как до совершения действий сексуального характера, так и во время их совершения. Представляется, что страдания, причиняемые потерпевшему, не обусловливаются сущностью совершаемого преступления, а имеют дополнительный, осознанный и волевой характер. Например, сам факт изнасилования или угроза убийством не могут влечь признание преступления совершенным с особой жестокостью, хотя потерпевшему, несомненно, причиняются физические и нравственные страдания. В то же время совершение изнасилования, например, в присутствии близких потерпевшего свидетельствует о преступлении с особой жестокостью. Виновный не только насилует жертву, но и причиняет нравственные страдания и жертве, и ее близким.

Ви. 13 Постановления Пленума от 15 июня 2004 г. №11 обращено внимание на субъективную сторону насильственных половых преступлений, повлекших заражение потерпевшего венерическим заболеванием или ВИЧ-инфекцией:

«Ответственность по и. “г” ч. 2 с т. 131 УК и по и. “г” ч. 2 ст. 132 УК наступает в случаях, когда лицо, заразившее потерпевшее лицо венерическим заболеванием, знало о наличии у него этого заболевания, предвидело возможность или неизбежность заражения потерпевшего лица и желало или допускало такое заражение. При этом дополнительной квалификации по ст. 121 УК не требуется.

Действия виновного подлежат квалификации по и. “б” ч. 3 ст. 131 и и. “б” ч. 3 ст. 132 УК как при неосторожном, так и при умышленном заражении потерпевшего лица ВИЧ-инфекцией».

По нашему мнению, рекомендация Пленума Верховного Суда РФ в этой части противоречит закону. Пленум считает, что заражение венерическим заболеванием может быть совершено только умышленно, в то время как анализ закона позволяет сделать вывод о том, что заражение венерическим заболеванием может быть совершено как умышленно, так и по неосторожности в результате преступного легкомыслия.

Ответственность за заражение ВИЧ-инфекцией предусмотрена и. «б» ч. 3 ст. 131 и и. «б» ч. 3 ст. 132 УК. В законе прямо указано на то, что заражение ВИЧ-инфекцией может быть совершено только по неосторожности. Однако Пленум посчитал, что заражение ВИЧ-инфекцией может быть совершено как по неосторожности, так и умышленно.

Представляется, что ничем иным, как технической ошибкой, объяснить такое решение Пленума нельзя. По нашему мнению, если виновный умышленно заразил потерпевшего ВИЧ-инфекцией, например, при изнасиловании, то содеянное им подлежит квалификации по совокупности преступлений как изнасилование и преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 122 УК.

Причинение в результате изнасилования или насильственных действий сексуального характера по неосторожности смерти потерпевшему, тяжкого вреда здоровью или иных тяжких последствий (и. «а» ч. 4 ст. 131 и и. «а» ч. 4 ст. 132, а также и. «б» ч. 3 ст. 131 и и. «б» ч. 3 ст. 132 УК) может быть вызвано как действиями обвиняемого, так и действиями самого потерпевшего.

Причинение смерти по неосторожности в процессе насильственных половых преступлений необходимо отграничивать от убийства, сопряженного с изнасилованием. Убийство совершается с прямым или косвенным умыслом по отношению к смерти потерпевшей и при этом требует, помимо ст. 131, 132 УК, дополнительной квалификации по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК, а неосторожное причинение смерти охватывается п. «а» ч. 4 ст. 131 и п. «а» ч. 4 ст. 132 УК.

Например, если смерть потерпевшей наступает в результате таких действий, как сдавливание груди и живота жертвы в процессе изнасилования массой тела виновного, то последствия в виде смерти потерпевшей виновного охватываются п. «а» ч. 4 ст. 131 УК.

В теории уголовного права возникал вопрос о возможности квалификации содеянного как покушения на изнасилование, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего.

Судебная практика дала на него положительный ответ.

Ф., а также не установленные следствием лица в течение дня в разных местах г. Саранска распивали спиртное. Вечером они приити к дому на проспекте 60-летия Октября. Когда несовершеннолетняя Ж. выходила из подъезда этого дома, где была в гостях, она увидела группу девушек, убегающих от пьяных ребят, среди которых был Ф. В это время к Ж. подошел ее знакомый и, обещая защитить от этих ребят, предложил подняться на балкон, расположенный между восьмым и девятым этажами. Там же оказались Φ., Р. и не установленные следствием лица. Ф. стал требовать от Ж. совершения с ним полового акта, начал срывать с нее одежду и спустил с себя брюки, а Р. приказывал быстро раздеться, готовясь к изнасилованию после Ф. Потерпевшая, осознавая неотвратимость группового изнасилования и пытаясь спастись, влезла на декоративную решетку окна балкона, но упала на асфальт и разбилась насмерть. Ф. был осужден по ч. 3 ст. 30 и п. «а» ч. 3 ст. 131 УК к лишению свободы.

Он признан виновным в покушении на изнасилование группой лиц несовершеннолетней Ж., повлекшем причинение по неосторожности смерти потерпевшей. ' 41

К «иным тяжким последствиям» в соответствии с рекомендациями, изложенными в и. 17 Постановления Пленума от 15 июня 2004 г. № 11, относятся последствия, которые не связаны с причинением по неосторожности потерпевшему тяжкого вреда здоровью либо заражением его ВИЧ-инфекцией, например самоубийство потерпевшего. Таким образом, следует сделать вывод о том, что к иным тяжким последствиям относятся те, которые не перечислены в ч. 3 и 4 ст. 131 и ч. 3 и 4 ст. 132 УК. В литературе к иным тяжким последствиям кроме самоубийства потерпевшего относят и самоубийство близких потерпевшего в процессе совершения преступления виновным. Беременность и ее прерывание не рассматриваются как причинение иных тяжких последствий.

Причинение смерти по неосторожности в процессе изнасилования необходимо отграничивать от причинения по неосторожности иных тяжких последствий.

И. был осужден за изнасилование, повлекшее смерть потерпевшей (выбросилась с балкона девятого этажа), по п. «а» ч. 3 ст. 131 УК. Однако в обзоре судебной практики было обращено внимание на то, что в этом случае признаков состава преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 131 УК, нет, поскольку этот квалифицирующий признак предполагает причинение потерпевшей смерти непосредственно во время изнасилования при преодолении сопротивления либо наступление смерти ввиду обострения заболевания потерпевшей. Самоубийство потерпевшей, последовавшее в результате изнасилования, должно рассматриваться как иные тяжкие последствия, которые указаны в п. «б» ч. 3 ст. 131 УК, в связи с чем приговор при кассационном рассмотрении дела изменен, действия И. переквалифицированы с п. «а» нап. «б» ч. 3 ст. 131 УК. 142

Причинение смерти по неосторожности предполагает, что смерть потерпевшего наступает непосредственно во время насильственного полового преступления или в результате его, а не вследствие самостоятельных действий потерпевшего.

Ответственность за изнасилование или насильственные действия сексуального характера, совершенные в отношении несовершеннолетнего (и. «а» ч. 3 ст. 131 и и. «а» ч. 3 ст. 132 УК) и не достигшего 14-летнего возраста (и. «б» ч. 4 ст. 131 и и. «б» ч. 4 ст. 132 УК), наступает лишь в том случае, когда лицо заведомо знало о возрасте потерпевшего (например, было родственником, знакомым, соседом потерпевшего). В определенных случаях о возрасте потерпевшего виновный мог судить исходя из его внешнего облика. Добросовестное заблуждение, как сказано в рассматриваемом Постановлении Пленума Верховного Суда РФ, исключает вменение виновному лицу данного квалифицирующего признака.

141 БВСРФ. 1998. №8.

142

БВСРФ. 1999. №3.

К-н совершил преступление при следующих обстоятельствах. У коммерческих киосков по ул. Горького г. Нижнего Новгорода в состоянии алкогольного опьянения встретил ранее незнакомых несовершеннолетних Ф. и К. На его вопрос о возрасте они ответили, что им по 18 лет. Он купил пакет вина «Изабелла» и пригласил их в автомобиль выпить вина, при этом обещал кое-что показать. Ф. и К. согласились и сели в автомобиль, в котором кроме К-н находились его знакомый П. и водитель (личность которого следствием не установлена). Когда автомобиль тронулся, К-н начал принуждать девушек выпить водки или вина. Ф. отказалась, а К. была вынуждена выпить стакан вина, после чего обе попросили выпустить их из машины, но К-н препятствовал этому, ударил К. рукой по лицу и велел водителю ехать на ул. Фруктовую, где он снимал квартиру. На ул. Фруктовой, несмотря на сопротивление Ф., К-н, применив силу, повел ее в подъезд дома. К, воспользовавшись тем, что ее никто не держал, убежала. Опасаясь, что К-н изнасилует Ф., она из квартиры соседнего дома позвонила в милицию и сообщила о происшедшем. В это время К-н в квартире, желая изнасиловать Ф., заставил ее раздеться, помыть его в ванной комнате, после чего совершил с ней насильственные действия сексуального характера, а затем сказал, что изнасилует ее. Она стала просить его не делать этого, говорила, что ей всего 14 лет и что она оевственница. Однако он, преодолевая сопротивление Ф., пытался совершить насильственный половой акт, но умысел до конца довести не смог, так как в дверь позвонили работники милиции и потребовали открыть дверь.

К-н районным судом был признан виновным в покушении на изнасилование, т. е. в покушении на половое сношение с заведомо несовершеннолетней с применением насилия, и совершении действий сексуального характера с применением насилия в отношении заведомо несовершеннолетней. Однако президиум Нижегородского областного суда изменил приговор: переквалифицировал действия К-на с п. «д» ч. 2 ст. 132 УК на ч. 1 ст. 132 УК. Свое решение он обосновал тем, что в деле нет бесспорных обстоятельств, свидетельствующих о том, что К-н знал о несовершеннолетнем возрасте потерпевшей. Знакомясь с К-ном, она и К. сказали, что им по 18 лет. О своем несовершеннолетии Ф. сообщила К-ну после совершения им в отношении нее действий сексуального характера. 143

Представляется, что если потерпевший был малолетним, а виновный, исходя из его внешнего облика, принял его за несовершеннолетнего, то он подлежит уголовной ответственности за преступление в отношении несовершеннолетнего.

Особо следует остановиться на примечании к ст. 131 УК. В нем указывается: «К преступлениям, предусмотренным п. “б” ч. 4 настоящей статьи, а также п. “б” ч. 4 ст. 132 настоящего Кодекса, относятся также деяния, подпадающие под признаки преступлений, предусмотренных ч. 3-5 ст. 134 и ч. 2-4 ст. 135 настоящего Кодекса, совершенные в отношении лица, не достигшего 12-летнего возраста, поскольку такое лицо в силу возраста находится в беспомощном состоянии, т. е. не может понимать характер и значение совершаемых с ним действий».

Содержание примечания позволяет сделать вывод о том, что совершение преступлений, предусмотренных ст. 134 и 135, против лица, не достигшего 12-летнего возраста, должно признаваться в зависимости от характера совершенного деяния изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера. Дети до 12-летнего возраста a priori признаются находящимися в беспомощном состоянии. Представляется, что это правильное решение закона.

Преступление, предусмотренное ст. 135 УК, также относится к преступлениям против половой свободы. Оно имеет свои особенности.

Понуждение к действиям сексуального характера (ст. 133 УК). Объект преступления - общественные отношения, гарантирующие половую свободу личности. Объективная сторона состава преступления - это понуждение к совершению действий сексуального характера: половому сношению, мужеложству, лесбиянству или совершению иных действий сексуального характера.

143

ВВС РФ. 2002. № 11.

Состав сконструирован как формальный. Уголовная ответственность наступает за сам факт понуждения к совершению действий сексуального характера. Поэтому если в результате понуждения виновный добился своего, его действия не подлежат дополнительной квалификации. Например, виновный понудил женщину совершить с ним половое сношение. Она была вынуждена согласиться. Виновный в этом случае не будет подлежать уголовной ответственности за изнасилование, ибо в его деянии имеются признаки только состава преступления, предусмотренного ст. 133 УК.

Преступление признается оконченным с момента начала понуждения независимо от достижения целей понуждения.

Понудить - значит заставить сделать что-нибудь. 144 Следовательно, понуждать - значит заставлять потерпевшего совершать действия сексуального характера. Заставить человека совершить что-либо можно только путем воздействия на его волю. Перечень способов понуждения дан в законе и не подлежит расширительному толкованию: 1) шантаж; 2) угроза уничтожения, повреждения или изъятия имущества; 3) использование материальной или иной зависимости.

Шантаж - это угроза распространения сведений компрометирующего характера. При этом не имеет значения их достоверность, например понуждение к вступлению в половую связь под угрозой распространения сведений о венерическом заболевании потерпевшего в прошлом.

Угроза уничтожения, повреждения или изъятия имущества предполагает совершение действий в отношении имущества потерпевшего (например, понуждение к лесбиянству под угрозой сожжения дома).

Если угрозы были приведены виновным в исполнение, то он должен дополнительно подлежать уголовной ответственности за умышленное уничтожение или повреждение имущества или за его хищение в зависимости от характера совершенных действий.

Другой способ понуждения - использование материальной или иной зависимости. Зависимость - это подчиненность другим (другому) при отсутствии самостоятельности, свободы. 145 Зависимый - находящийся в подчиненном положении. 146 Следовательно, использование зависимости - это использование зависимого, подчиненного положения потерпевшего для понуждения его к действиям сексуального характера. В большинстве случаев зависимость очевидна (например, при отношениях «начальник - подчиненный», «преподаватель - студент», «тренер - спортсмен», «воспитатель - ребенок», «отчим - падчерица»).

По нашему мнению, уголовной ответственности за понуждение к совершению действий сексуального характера путем использования зависимости виновный подлежит только в том случае, когда он посягал на законные, правоохраняемые права и интересы потерпевшего (например, грозил задержать получение очередного воинского звания). Однако если виновный пообещал подчиненному незаконно представить его к очередному воинскому званию, то в этом случае использования зависимости нет, а имеет место уголовно ненаказуемое соблазнение подчиненного. Субъективная сторона понуждения характеризуется прямым умыслом.

Субъект этого преступления при шантаже и угрозе повреждения, уничтожения или изъятия имущества общий, при использовании зависимости - специальный.

<< | >>
Источник: Уголовное право России. Особенная часть Санкт-Петербург. 2014

Еще по теме § 2. Преступления против ПОЛОВОЙ свободы:

  1. Раздел IV ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ПОЛОВОЙ СВОБОДЫ И ПОЛОВОЙ НЕПРИКОСНОВЕННОСТИ ЛИЧНОСТИ
  2. 10.3. Преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности
  3. 10.3.1.1. Преступления против половой неприкосновенности и половой свободы, совершаемые путем насилия
  4. Глава 12 ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ПОЛОВОЙ НЕПРИКОСНОВЕННОСТИ И ПОЛОВОЙ СВОБОДЫ ЛИЧНОСТИ
  5. 12.2. Другие преступления против половой свободы и половой неприкосновенности личности (ст. 133-135)
  6. ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ПОЛОВОЙ НЕПРИКОСНОВЕННОСТИ И ПОЛОВОЙ СВОБОДЫ ЛИЧНОСТИ
  7. Глава 4. ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ПОЛОВОЙ НЕПРИКОСНОВЕННОСТИ И ПОЛОВОЙ СВОБОДЫ ЛИЧНОСТИ
  8. 25.11. Уголовная ответственность за преступления против личности, прав и свобод граждан
  9. Глава 3. ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ПОЛОВОЙ НЕПРИКОСНОВЕННОСТИ И ПОЛОВОЙ СВОБОДЫ ЛИЧНОСТИ
  10. Глава 18. ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ПОЛОВОЙ НЕПРИКОСНОВЕННОСТИ И ПОЛОВОЙ СВОБОДЫ ЛИЧНОСТИ
  11. § 2. Преступления против личной свободы
  12. Глава 4. ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ПОЛОВОЙ НЕПРИКОСНОВЕННОСТИ И ПОЛОВОЙ СВОБОДЫ ЛИЧНОСТИ
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -