<<
>>

КТО ПОТЕРЯЛ ВОСТОЧНУЮ ЕВРОПУ?

Бытует мнение, что неопытного Шеварднадзе легко обводили вокруг пальца ушлые западные дипломаты. Но ведь переговоры он вел не в одиночку, рядом всегда находились профессиональные дипломаты.

—Дипломатия Шеварднадзе была нашей общей дипломатией,— говорил мне Александр Александрович Бессмертных, который сменил его на посту министра.— Мы ведь персоницифируем внешнюю политику для облегчения труда историков… Он работал рука об руку со всем аппаратом министерства, и основные идеи, например, что «наша безопасность зависит от безопасности других»,— это мы сочиняли вместе.

Эпоха второй половины восьмидесятых годов в дипломатии была блистательной, что позволило стране безболезненно выйти из холодной войны, считает Бессмертных. Это был период очень творческой и активной дипломатии. Многие дипломаты были воодушевлены новыми возможностями, которые открылись с приходом в министерство Шеварднадзе. Если бы у него было дипломатическое образование, что-то он, вероятно, видел бы тоньше, но суть, основы ремесла он освоил хорошо. Это сложная профессия. Только со стороны кажется, что вся работа дипломата — ходить на приемах с бокалом шампанского и вести светские беседы. Дипломатия — зверская работа.

Многие люди, знавшие Шеварднадзе, отмечали, что Эдуард Амвросиевич проявил большие способности к дипломатии, чем можно было предположить. Он умело вел переговоры, был терпелив, находил компромиссы. Человек неординарный, с сильным и тонким умом, с кавказским магнетизмом, он использовал эти качества для приобретения друзей и нейтрализации врагов.

—Если бы можно было показать записи его бесед, вы бы почувствовали, как тонко он их вел,— говорил Бессмертных.— Стиль Шеварднадзе совершенно не был похож на стиль Громыко. У него были свои находки, свои способы убеждать собеседника. Я могу еще раз сказать, что Шеварднадзе один из выдающихся политиков второй половины XX столетия, человек, который очень много сделал для нашей страны и которого несправедливо обвиняют в том, что его политика не дала результатов.

—Принято говорить, что политика Шеварднадзе была политикой сплошных уступок, что он отдал Восточную Европу, потому что интересы России ему были безразличны. Вы согласны с такой оценкой?— спросил я Бессмертных.

—Нет. Шеварднадзе был абсолютно советским партийным деятелем, и не думаю, что он считал, будто главное для него — обеспечить интересы родной Грузии.

Что касается Восточной Европы, то вариантов было два. Либо мы силовыми методами не позволяем государствам Восточной Европы выйти из Варшавского договора, либо мы признаем собственные интересы этих государств и пытаемся соотнести их с нашими интересами.

—Только кажется, что мы всем могли руководить в Восточной Европе, а мы не контролировали ситуацию,— говорил мне Бессмертных.— У политики каждой страны есть своя логика и динамика. Если бы мы пытались силой помешать развитию событий, против нас восстал бы весь мир. Восточная Европа все равно взорвалась бы, и нашей стране был бы нанесен огромный ущерб.

Из Восточной Европы в любом случае войска надо было выводить. Вопрос состоял в том, как уйти — со скандалом и с кровью или более или менее разумно, не рождая новую волну ненависти и не дожидаясь, когда начнут стрелять в спину. Горбачев и Шеварднадзе не довели дело до кровавой драки. Не сожгли мосты, оставили возможность для новых отношений. ГДР погибла не в результате дипломатии Шеварднадзе. В тот момент, когда было принято решение открыть границу между двумя Германиями и восточные немцы хлынули на Запад, социалистическая Восточная Германия фактически перестала существовать. Все, что происходило потом, было лишь юридическим закреплением наступивших перемен.

Политические оппоненты Шеварднадзе упрекали его за то, что он слишком часто говорил своим западным партнерам «да», а надо было почаще произносить «нет». Но профессиональные дипломаты не считают, что министр был слишком уступчив. Когда партнеры никак не соглашались с предложением, в разумности которого Шеварднадзе был уверен, он проявлял жесткость и неуступчивость.

—Когда шли переговоры о судьбе Германии,— вспоминает Сергей Тарасенко,— немцы предложили вариант, который нас не устраивал.

Ночью шли переговоры в рабочей группе. Утром министру доложили, что по ключевому вопросу согласия нет. Как быть? Эдуард Амвросиевич спокойно говорит: передайте, что, если не будет найдено решение, я на встречу не поеду. И через десять минут наше предложение было принято.

Позиции у страны были слабые, даже вничью свести было трудно, а он еще умудрялся одерживать победы за столом переговоров. Но прибегать к таким методам можно только тогда, когда это действительно необходимо.

—Эрих Хонеккер, когда еще существовала ГДР, обратился к нам с просьбой не выпускать советских солдат из казарм — они так одеты, что позорят старшего брата,— вспоминает Тарасенко.— Генеральный секретарь ЦК СЕПГ просил покрасить казармы, заборы. А наших солдат либо приодеть, либо держать в военных городках.

После того как ГДР стала рушиться, советскую военную группировку надо было содержать в Германии за валюту. Да разве были у страны такие деньги?

До Шеварднадзе вопрос о средствах ни Министерство иностранных дел, ни Министерство обороны не интересовал: будет решение политбюро, будут и деньги. Шеварднадзе стал спрашивать: а есть ли на это деньги? Надо ли, скажем, создавать все то оружие, которое хотят иметь военные? Как можно тысячами выпускать танки, но не строить жилье для танкистов?

Советские дипломаты не привыкли задавать вопросы: зачем и почему? Они исполняли инструкции. Шеварднадзе просил сформулировать: а в чем именно состоит реальный интерес нашей страны? Каковы наши цели и какую цену мы готовы заплатить за их достижение? Бесплатно ведь ничего не получается. Он часто ставил своих помощников в тупик. Доставал бумагу и спрашивал:

—А почему мы такую позицию занимаем?

Все удивленно пожимали плечами:

—Да мы всегда ее занимали.

Шеварднадзе качал головой:

—Это не ответ. Вы мне объясните, есть ли в этой позиции смысл. Она нам выгодна? Это в наших интересах?

Трудность для Шеварднадзе состояла в том, что не хватало времени на размышления.

Немудрено было запутаться в быстро менявшемся мире, сообразить, что к чему. Время мчалось, как скорый поезд. Надо было успеть сказать свою реплику, прежде чем занавес опустится. При этом Шеварднадзе был достаточно осторожен. Горбачев как президент был куда свободнее в действиях.

Скажем, когда шел процесс объединения Германии, Горбачев на встрече с американским президентом Джорджем Бушем согласился с тем, что единая страна должна сама решить, хочет ли она состоять в НАТО. Народ имеет право выбирать, с кем ему быть. Буш был доволен. Шеварднадзе и Фалин, тогда секретарь ЦК КПСС по международным делам, встревожились. Эдуард Амвросиевич отвел Горбачева в сторону и стал ему что-то внушать. Напоминал, что Михаил Сергеевич вышел за рамки предварительных договоренностей — в Москве хотели видеть единую Германию нейтральным государством. Тогда Горбачев попытался перевалить эту проблему на министра, сказал, что германскую проблему должны основательно проработать Шеварднадзе и американский госсекретарь Бейкер. Шеварднадзе, что было совершенно неожиданно, публично возразил своему президенту:

—Этот вопрос должны решать главы государств. Тут нужно политическое решение.

Шеварднадзе не хотелось принимать на себя ответственность за это решение. И все равно его потом проклинали за то, что они с Горбачевым не потребовали выхода единой Германии из НАТО. Но остановить объединение Германии можно было только танками. Пытаться помешать единой Германии оставаться в НАТО значило шантажировать ее, угрожать. На шантаже и угрозах политику не построишь, ничего бы из этого все равно не получилось. Но наложило бы тяжкий отпечаток на отношения двух стран.

<< | >>
Источник: Леонид Михайлович Млечин. Министры иностранных дел. Внешняя политика России. От Ленина и Троцкого – до Путина и Медведева»: Центрполиграф; М.; 2011. 2011

Еще по теме КТО ПОТЕРЯЛ ВОСТОЧНУЮ ЕВРОПУ?:

  1. 10.3.Основные вехи формирования и эволюции геополитики
  2. Родительский инстинкт.
  3. 3.1. Специфика и структура сельского рынка труда
  4. ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЙ КОЛЛАПС И РОССИЯ
  5. КРИЗИС "ПАРТНЕРСТВА"
  6. 7. Геополитика прежде и теперь
  7. УСТАНОВЛЕНИЕ ГОСПОДСТВАНАД ЕВРОПОЙ —ОСНОВА ЗАХВАТНИЧЕСКОЙ ПРОГРАММЫ ГЕРМАНСКОГО ФАШИЗМА
  8.   Статья вторая  
  9.   ГЛАВА ТРЕТЬЯ Прежде сам / Сянь цзи
  10. КНИГА ДВЕНАДЦАТАЯ
  11. ОБОЗРЕНИЕ СОКРОВЕННОГО
  12. КТО ПОТЕРЯЛ ВОСТОЧНУЮ ЕВРОПУ?
  13. ЗАМЕТКИ НА КНИГА
  14. Чувство Родины
  15. § 1. Виндикация
  16. Параграф второй. В поиске целей и методов сравнительного правоведения