<<
>>

Юго-Восточная Европа под иноземным игом

В последних десятилетиях XV в. завершилось османское завоевание Балканского полуострова. Македония, Болгария, Сербия, Греция, Албания, Босния, Герцеговина, Черногория вошли во владения Османской империи.

Хорватия, после избрания в 1526 г. австрийского эрцгерцога Фердинанда Габсбурга венгеро-хорватским королем, оказалась в составе трех государств – Австрии, Венеции и Турции. В том же году Дубровницкая (Рагузская) республика на Адриатическом море стала уплачивать султану ежегодную дань – хорадж. Далматинские города-коммуны на Адриатике – Задар, Шибеник, Сплит, Котор и Будва, ряд приморских районов на побережье Пелопоннеса и Албании, а также часть островов на Адриатическом, Ионическом и Средиземном морях продолжали находиться под властью Венеции. В ходе венециано-османских войн XVI–XVIII вв. туркам постепенно переходили балканские владения и острова Венеции. Последняя, к концу XVIII в. удерживала далматинские города, несколько населенных пунктов Пелопоннеса и Албании, Ионические острова. Молдавия и Валахия, расположенные к северу от Дуная, в дунайско-карпат-ском регионе, были вынуждены признать вассалитет султана: первая – в 1476 г., вторая – в 1501 г.

Управление всеми владениями Османской империи осуществлялось из Стамбула (Константинополя), где находился двор султана и Высокая Порта – правительство империи. Гражданскую и военную администрацию на местах возглавляли наместники – беглербеги. Вначале все подвластные Порте земли – Румелия – находились в ведении румелийского беглербега. Позднее беглербег стал называться пашалыком, затем – вилайетом, и их насчитывалось около десяти. В более мелких административных единицах – санджаках и нахиях – управляли низшие османские чиновники, подчиненные соответствующим беглербегам и в целом Порте. Управление вершилось по османским законам и нормам исламского права. Султанская империя возникла в Юго-Восточной Европе и в Азии путем весьма обширных завоеваний иноверческих и ино-этнических территорий, следствием чего было уничтожение таких независимых христианских государств, как Византия, Сербия, Болгария, Босния и др., и превращение покоренных народов этой части европейского континента в подвластное Порте и османскому феодальному классу бесправное население.

Отсутствие самостоятельной государственности местного населения означало консервацию самых тяжких форм зависимости и угнетения и средневековых политических структур.

Характерной чертой османского господства являлась дискриминация христиан. Наиболее тяжелым и оскорбительным для них был так называемый «девширме» – налог кровью, – существовавшая с XV по начало XVIII в. практика насильственного изъятия из тех семей, где было несколько сыновей, мальчиков для помещения в специальные военные школы в Стамбуле, Смирне и Адрианополе. Там их обращали в ислам и готовили для службы при дворе и в элитном султанском войске янычаров. Порта проводила политику исламизации и добилась частичного успеха: мусульмане составляли до трети населения ее европейских владений, их анклавы распространились на Боснию и Герцеговину, Болгарию и Македонию, этой веры придерживалось большинство населения Албании. Но основная масса жителей стойко держалась православия. Религия определяла их образ жизни, помогала сохранять язык и культуру, способствовала развитию этнического, а потом и национального самосознания.

С образованием политической структуры султанской империи и ее балканских владений, по своему существу и происхождению враждебной устремлениям населения покоренных стран, появились и черты теократического господства. Османские завоеватели распространяли теократический принцип власти не только на взаимоотношения господствующего народа и покоренных народов, но и отношения в среде иноверных, немусульманских подданных султана. После завоевания балканских земель была введена так называемая система миллетов – религиозных общин. Она укрепляла османскую власть на Балканах, обеспечивая сотрудничество высшего духовенства немусульманских народов с султанским правительством. Представители миллетов, получая определенные привилегии от Порты, разрешение взимать церковные сборы в свою пользу, вести судебные дела единоверцев, выступали в роли не только религиозных, но и светских руководителей своей паствы под эгидой Порты.

В тоже время они в какой-то мере поддерживали этногосударственные традиции своих народов, что неоднократно вызывало жестокие репрессии османских властей. Стремясь обеспечить поддержку местного христианского духовенства для обеспечения своего господства, Порта сделала главой первого и самого многочисленного греческого миллета – общины патриарха Константинополя. Последний являлся не только церковным иерархом, но и лицом, облеченным светской властью, отвечавшим за райю (немусульманское население), за уплату податей, выполнение повинностей, за поставки продовольствия в турецкую столицу, содержание дорог и вообще за лояльность православных властей. Внешне это проявлялось в том, что патриарх имел чин двухбунчужного паши (генерал-лейтенанта) и звание визиря, и ему даже полагалась стража из янычар. Высшее греческое духовенство, ставшее полномочным и единственным посредником всех православных жителей Империи в сношениях с Портой, смогло закрепить и свое привилегированное положение в южнославянских землях, где самостоятельные Тырновская (болгарская) и Печская (сербская) патриархия были уничтожены. Лишь после восстановления Сербской патриархии в 1557 г. с разрешения Порты сербские иерархи могли выступать в такой же роли, соперничая с греческими патриархами и католическими клириками. Высшее сербское духовенство играло большую роль в политической жизни страны, а церковная организация – в поддержании национального самосознания и народных традиций (самостоятельная болгарская церковь во главе с экзархом была учреждена только в 1870 г.).

Важную роль в упрочении османской администрации на Балканах играло, наряду с системой миллетов, и сохраненное Стамбулом местное самоуправление покоренного населения – греков, албанцев, южных славян. Полуфеодальная верхушка немусульманских народов, получая от османских властей небольшие налоговые льготы и отдельные привилегии, выполняла их распоряжения по сбору налогов, отряжала крестьян для выполнения государственных повинностей, оказывала содействие посланцам и отрядам Порты.

Включение местного самоуправления с систему османской администрации облегчало ведение дел чиновниками Порты, но в то же время создавало и возможности для объединения покоренного населения, для выступлений его против турецкой власти.

Эти особенности османского управления балканскими землями привели к появлению здесь уже в XVI в., а еще в большей мере в XVII в. самостоятельных или полусамостоятельных областей, обычно в горных, малодоступных районах, где местные жители в ходе долгой и упорной борьбы добились фактического упразднения султанской администрации, налоги Порте уплачивались лишь эпизодически, зачастую только в результате карательных походов турок. В таком положении находились черногорские племена, горцы прибрежной области южной Албании – Химары, жители Черногории, округа Мани в Южном Пелопоннесе. Сходных прав и привилегий сумели добиться жители греческих островов Эгейского моря – Наксоса, Тасоса, Пароса, Псары и др. (Эгейские острова находились под особым управлением главнокомандующего морскими силами Османской империи капудан-паши.) В период длительных войн Османской империи с другими державами, особенно в конце XVI – начале XVIII в., эти фактически автономные или полуавтономные области оказывались лишь в номинальной зависимости от Порты. В более позднее время, в связи с ослаблением турецкой военной силы и дезорганизацией административной системы, в Северной Албании (Шкодре – Скутари) с 1756 по 1831 г. правление осуществляла феодальная семья Бушати, а властителем Янинского пашалыка (Южная Албания с примыкающими к ней греческими районами в Фессалии и Эпире) с конца 80-х годов XVIII в. по 1822 г. был Али-паша Тепелен. Эти полунезависимые пашалыки способствовали консолидации албанской общности.

Балканские народы вели постоянную партизанскую борьбу против поработителей: в Болгарии и Сербии происходило движение гайдуков, на далматинском побережье, в Хорватии, – ускоков, в Греции – клефтов. Отряды партизан иногда достигали больших размеров и действовали организованно.

Они совершали не только мелкие нападения, но иногда и налеты на крупные города. Живя в лесах и горах, партизаны поддерживали тесные связи с окрестным населением, получали от него постоянную поддержку и помощь.

Вассалы Османской империи – Дунайские княжества и Дубровницкая республика – имели свои политические системы.

Зависимость Молдавии и Валахии, помимо ежегодной дани в имперскую казну и многочисленных подарков султану и его сановникам по случаю мусульманских праздников и торжественных событиях, связанных с назначением на должность, выражалась в участии их войск в османских походах, в содержании турецкой армии во время ее постоев на территории княжеств, в поставке рабочей силы для строительства укреплений, а также продовольствия, в установлении османской торговой монополии (с XVII в.). В знак покорности господари посылали своих сыновей и близких родственников заложниками в Стамбул. Княжества сохранили свою государственность, религиозную и административную автономию. Однако междоусобицы и борьба за власть боярских группировок, прибегающих к помощи извне, позволяли Порте вмешиваться во внутренние дела княжеств и усиливать там свое господство. Султаны утверждали господарей, а к концу XVI в. стали назначать их. Господари платили также за сохранение престола. В результате на практике эта должность становилась объектом купли-продажи и господари часто менялись на престоле. Только за XVI–XVII вв. на валашском престоле сменилось 48 господарей, на молдавском – 50. В связи с появлением в княжествах в XVII в. в среде служилых бояр, выходцев из различных районов Османской империи, начинается проникновение в управление княжествами греков – фанариотов, происходивших из богатого стамбульского квартала Фанар. Ущемление местного боярства обострило борьбу между различными группировками господствующего класса. Порта, поддерживая фанариотов, поощряла эту борьбу, использовала ее для усиления своего влияния в княжествах. С начала XVIII в. и вплоть до 20-х годов XIX в. из среды фанариотов султан назначал господарей Дунайских княжеств.

Молдавский и валашский народы вели упорную борьбу против османских поработителей. Войны Габсбургов с Османами и России с Турцией поддерживали надежды княжеств на освобождение от иноземного ига. Движущими силами в борьбе за независимость были народные массы. Господари, которые временами отваживались на открытую конфронтацию с Портой, находили поддержку в среде мелкого служилого дворянства, выступавшего за укрепление центральной власти в противовес боярам. Боясь объединенных усилий Молдавии и Валахии, султанские власти разжигали противоречия как внутри господствующего класса княжеств, так и между самими княжествами. Борьбу против Порты осложняли и отношения Дунайских княжеств с Польшей (Речью Посполитой), Трансильванией, Габсбургами, предпринимавших попытки подчинить их.

Большое значение для Молдавии и Валахии имела победа России над Турцией в войне 1768–1774 гг. Кючук-Кайнарджий-ский мирный договор 1774 г. расширял автономию княжеств. Он регламентировал выплату дани Порте, ограничивал ее монополию на торговлю с княжествами, ограждал в них православную церковь от вмешательства султанского правительства, запрещал туркам селиться на территории Молдавии и Валахии. Россия получала право выступать «в пользу двух княжеств», защищать их интересы. Русско-турецкое соглашение 1802 г. о статусе Молдавии и Валахии вводило положение, что господари не могли смещаться без одобрения Петербурга. Молдавия и Валахия формально оставались под властью Турции, но фактически были уже под протекторатом России.

Дубровницкая республика сохранила почти неизменные черты сложившегося здесь ранее коммунального строя, связанного с полным засильем местного патрициата (властела, по сербохорватски). Вся государственная власть в республике принадлежала замкнутой касте патрициев, которая препятствовала расширению круга правящих патрицианских семей Дубровника, не говоря уже о жителях окрестных селений и островов. Политическое господство дубровницких нобилей облегчалось весьма благоприятными экономическими условиями, расцветом торговли, усилением дифференциации в сословии пополанов («пучан»). Выделение наиболее зажиточных слоев пополанства привело к созданию новых замкнутых корпораций, отделенных от массы городских жителей, но не получивших доступа к власти.

Политическая структура сословно-представительной монархии Габсбургов и ее южнославянских владений была существенно иной, чем Европейской Турции.

Политика габсбургской централизации закономерно приводила к ограничению традиционных национальных государственно-правовых институтов, к заметному ущемлению сословных привилегий феодальной верхушки в подвластных Австрии землях, что открывало возможности для их онемечивания. Но в Хорватии Вене пришлось идти на уступки местному дворянству. Существовавшая там длительная османская угроза и военное противостояние привели к административному разделу хорватских земель на Гражданскую Хорватию и Военную Границу. Позднее в их состав были включены территории Славонии, освобожденные от турок хорватскими и австрийскими войсками (1699). Военная Граница, включавшая территории на рубеже с султанской империей, находилась под непосредственным управлением австрийских военных властей. В Гражданской Хорватии, которая входила в состав земель венгерской короны, действовали дворянское самоуправление – хорватский собор (представительное собрание), жупанские (областные) скупщины, избиравшие чиновников. Администрацию возглавлял бан, назначавшийся венским двором обычно из местных магнатов. В конце 70-х – начале 80-х годов XVIII в., при императрице Марии Терезии и императоре Иосифе II, хорватская администрация была преобразована. По образцу Венгерского королевства создавался Правительственный совет во главе с баном. Его полномочия передавались в венгерский Правительственный совет, в состав которого вводился представитель от Хорватии и хорватский бан. В Хорватии учреждался также институт императорского комиссара с широкими полномочиями. Официальным языком провозглашался немецкий. Централизаторский курс Габсбургов вызвал оппозицию хорватской знати, ратовавшей за соблюдение традиционных сословных свобод. В 1790 г. хорватский собор передал венгерскому сейму право устанавливать военный налог, выплачиваемый Хорватией, и отказался от собственного права накладывать вето на решение венгерского сейма, касавшиеся внутренних дел Хорватии. Подчинение Гражданской Хорватии и Славонии в административном отношении позволило венгерским правительству и дворянству приступить к последовательной политике мадьяризации.

Венеция в своих южнославянских и греческих приморских районах и островах полностью подчинила местное население в политическом и экономическом отношении. В самостоятельных городских коммунах правительство республики назначало своего правителя-венецианца. Он осуществлял реальную власть в пределах коммуны, участвуя в судебном разбирательстве вместе с выборными из числа местных нобилей, надзирая за обороной города и деятельностью низших чиновников коммуны. Усиливая контроль за своими адриатическими владениями, Венеция создала в конце XVI в. также пост верховного правителя балканских провинций – генерального провидура Далмации и Албании с резиденцией в Задаре; другой ее наместник контролировал греческие колонии. Резко ограничив автономию подчиненных ей далматинских городских коммун, Венеция в то же время была вынуждена допустить сохранение прежних органов местного самоуправления, продолжавших вести городские дела под постоянным контролем венецианских правителей. Недовольство местного населения обостряло борьбу главных сословий – патрициев и пополанов в коммунах. Пополаны стремились добиться участия в Большом совете – Великом вече города, где всем вершили патриции, и уравнения прав пополанских советов с Большим советом. После упорной борьбы во многих коммунах Далмации пополаны все же добились расширения своих политических прав, участия в решении основных городских проблем.

<< | >>
Источник: Родригес, Пономарев.. Новая история стран Европы и Америки XVI-XIXв. В 3ч. Ч.3_Родригес, Пономарев_2008 -420с. 2008

Еще по теме Юго-Восточная Европа под иноземным игом:

  1.   ПОЛИТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ РУССКОГО КОНСЕРВАТИЗМА 
  2.   СОВРЕМЕННАЯ РУССКАЯ ФИЛОСОФИЯ. ПОЛИТОЛОГИЧЕСКИЕ КОНЦЕПЦИИ 
  3. Очерк 6. Сакральный вождь древних славян
  4. Владыки морей
  5. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  6. Славянофилы в условиях «гласности»
  7. Экономические взгляды славянофилов в к. 50 -х — 60 -е годы
  8. ПОХВАЛА КИРИЛЛУ И МЕФОДИЮ
  9. ИСТОКИ КОСОВСКОЙ ТРАГЕДИИ
  10. ЛИТЕРАТУРА
  11. Г Л A B A XVHl СРЕДНЯЯАЗИЯ И ИРАН B ДРЕВНОСТИ
  12. Оглавление
  13. Юго-Восточная Европа под иноземным игом
  14. § 1. Финансовая система ЦЕНТРАЛИЗОВАННОГО ГОСУДАРСТВА. Реформы середины ХУІ в.
- Археология - Великая Отечественная Война (1941 - 1945 гг.) - Всемирная история - Вторая мировая война - Древняя Русь - Историография и источниковедение России - Историография и источниковедение стран Европы и Америки - Историография и источниковедение Украины - Историография, источниковедение - История Австралии и Океании - История аланов - История варварских народов - История Византии - История Грузии - История Древнего Востока - История Древнего Рима - История Древней Греции - История Казахстана - История Крыма - История науки и техники - История Новейшего времени - История Нового времени - История первобытного общества - История Р. Беларусь - История России - История рыцарства - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - Історія України - Методы исторического исследования - Музееведение - Новейшая история России - ОГЭ - Первая мировая война - Ранний железный век - Ранняя история индоевропейцев - Советская Украина - Украина в XVI - XVIII вв - Украина в составе Российской и Австрийской империй - Україна в середні століття (VII-XV ст.) - Энеолит и бронзовый век - Этнография и этнология -