<<
>>

2. НОВЫЙ МИРОВОЙ ПОРЯДОК

Современное глобальное экономическое развитие характеризуется соче-танием двух противоречивых тенденций: подчинения мировой экономики интересам международной финансовой олигархии и транснационального капитала, с одной стороны, и конкуренции национальных экономических систем, — с другой.
Эти тенденции переплетаются, создавая в каждой стране уникальную ком-

бинацию действия внешних и внутренних факторов. Разнообразие этих комби-наций дает и столь же различные результаты — от полной колониальной зави-симости большинства африканских стран, где безраздельно доминирует транс-национальный капитал, до экономической мощи США, Германии, Японии, Китая, в коих хозяйственная политика властей в основном определяется интересами национального капитала и отечественных товаропроизводителей. Между этими полюсами современного мира расположились: страны Латинской Америки, пытающиеся создать определенные ниши для развития собственного капитала в условиях доминирования транснациональных корпораций; члены Европейского сообщества, во многом отказавшиеся от национального суверенитета в экономической политике в пользу европейского транснационального капитала; мусульманские державы, сочетающие политику привлечения иностранного ка-питала с твердым отстаиванием своих национальных интересов; быстро разви-вающиеся «тигры» Юго-Восточной Азии с превалированием национальных ин-тересов в стратегии развития и привлечения иностранных инвестиций.

Формирование экономической модели каждой страны идет в напряженной борьбе за контроль над институтами государственной власти между представителями транснационального и национального капиталов, мировой олигархией и национальной элитой. У них разные (часто противоположные) интересы и ценности, различные инструменты воздействия на экономику. Страны, доминирующие в мировой торговле и международных финансах (в первую очередь США, Великобритания, Япония и Швейцария), являются одновременно центрами базирования транснационального капитала, что предопределяет относительно высокую согласованность интересов их национальной элиты и мировой олигархии.

Слаборазвитые же страны практически лишены внутренних источников ин-вестирования и целиком зависят от транснационального капитала, что предопре-деляет компрадорский характер их национальных элит: противоречие между ин-тересами транснационального и национального капиталов разрешается путем втягивания последнего в обслуживание ТНК и упомянутых элит — в периферийные слои мировой олигархии. «Болото» представлено остальными развивающимися странами, стремящимися отстоять национальные интересы в глобальной международной конкуренции, использовать свои конкурентные преимущества для упрочения положения в мировой экономической системе.

Подлинные национальные интересы каждой страны определяются прежде всего требованиями обеспечения государственной независимости, благосостояния и высокого качества жизни народа, сохранения его культуры и духовных ценностей. Эти интересы диктуют соответствующие приоритеты международного сотрудничества, в том числе в экономической области. Такие процессы, как открытие действительно независимым государством своих рынков, привлечение иностранного капитала и включение в международную кооперацию, обязательно удерживаются под национальным контролем и в той или иной мере сочетаются с защитой внутреннего рынка, ограничениями зарубежного инвестирования в жизненно важные для реализации народнохозяйственных интересов сферы, поддержкой отечественных товаропроизводителей и стимулированием роста конкурентоспособности своей экономики. Государством обеспечивается первенство национальной культуры в информационной и образовательной политике, традиционные духовные ценности поддерживаются и защищаются от конкуренции со стороны оглупляющей и развращающей население транснациональной поп-культуры.

Международная финансовая олигархия и крупный транснациональный капитал стремятся к тотальному контролю над мировым рынком и каждой его страновой составляющей. Они пытаются стереть экономические, культурные и политические границы между странами, подчинить своим интересам конкурентные преимущества каждой из них, сформировать собственную информационную, правовую и даже силовую инфраструктуру.

Они представляют собой внушительную, если не самую мощную экономическую силу, контролируя более половины оборота мировой торговли и финансов, наиболее прибыльные производственные отрасли (включая нефтяную, добывающую, электронную, электротехническую, автомобилестроительную промышленность и многие другие виды индустрии). Подчас транснациональные корпорации превосходят по экономическому обороту целые страны, подчиняют своему влиянию правительства, решающим образом влияют на формирование международного права и на работу международных институтов.

Не следует, конечно, преувеличивать, тем более абсолютизировать, меру консолидированности того, что в данной статье с известной долей условности именуется «мировой олигархией». Речь идет скорее о тенденции, нежели о какой-то окончательно сложившейся организационной структуре (хотя эта тенденция включает отмеченное образование определенных институтов, создающихся для формирования и проведения в жизнь интересов крупного международного капитала). Как и любое сообщество заинтересованных лиц, самоорганизующееся в условиях рыночной экономики, мировая олигархия действует скорее под влиянием совпадения объективных интересов функционирующих на мировом рынке крупных финансовых образований по установлению и поддержанию приемлемых для них правил игры, чем в силу каких-то субъективных мотивов к консолидации. Поэтому под «мировой олигархией» следует понимать сложную и достаточно разнородную совокупность крупных транснациональных (и связанных с ними компрадорских национальных) банков и корпораций, а также обслуживающих их юридических и консультативных организаций, международных финансовых организаций, идеологов и теоретиков нового мирового порядка, разнообразных формальных и неформальных институтов политического влияния и манипулирования общественным мнением.

Не стоит, однако, и недооценивать степень гомогенности, внутреннего единства рассматриваемой олигархии: на практике ее звенья действуют вполне согласованно — именно в силу объективного совпадения их интересов.

Эти звенья составляют самовоспроизводящуюся целостность, самостоятельно формирующую свои правила игры, язык, технологии влияния, организационные структуры и коммуникации. И было бы несерьезным сводить эту тенденцию к злодейскому заговору «сатанинских сил», ибо определяющее в ней, повторюсь, — объективные экономические интересы, интегрирующие крупный международный капитал для осуществления выгодной ему политики. Поскольку капитал этот действует сегодня в масштабах мирового рынка, то и его политика обретает глобальный характер, причудливо переплетаясь с политикой различных стран и их межгосударственных союзов.

Взаимоотношения между транснациональным и национальным капиталами, так же, как и между мировой олигархией и национальной элитой, в разное время и в разных странах складываются неодинаково. Изначально транснациональный капитал рос из посредничества в международной торговле и в финансо-

вых операциях, а впоследствии мощным стимулом его развития служили локальные и особенно мировые войны, резко повышавшие спрос на международные займы и создававшие возможности извлечения сверхдоходов. Кредитуя все враждующие стороны, финансовая олигархия неизменно оставалась в выигрыше, всякий раз участвуя в очередном переделе мира и одновременно получая контрибуции с проигравших и проценты с победителей. Финансируя и в значительной степени провоцируя военные конфликты, мировая олигархия постепенно обеспечила свое доминирование в финансовых системах Великобри тании и Франции, а позже и Соединенных Штатов.

Продолжая в настоящее время активно участвовать в локальных конфликтах (о чем свидетельствует, в частности, анализ механизмов разжигания и финансового обеспечения новейших войн в Африке и Азии), транснациональный капитал научился извлекать сверхдоходы в условиях относительной глобальной стабильности — контролируя значительную часть мировых, региональных и национальных рынков и соответствующих финансовых систем, доминируя в большинстве международных институтов и направляя внутреннюю и внешнюю политику стран «семерки».

Соответствующими ключевыми технологиями становятся установление контроля над институтами государственной власти различных стран и их поэтапный целенаправленный демонтаж, возрастание роли международного права и международных институтов. Важнейшие инструменты — втягивание стран в долговую зависимость, подкуп и деморализация их национальных элит, дезинформация общественного мнения. Делается это посредством разнообразных неформальных структур и контактов, с помощью которых в институтах госвласти проводится необходимая кадровая политика и готовятся официальные решения. Идеологическим обеспечением этой линии в течение многих десятилетий неизменно служат теории формальной демократии и радикального либерализма. Ослабляя и ликвидируя национально специфичные институты государственной власти, политического, морального и культурного контроля, используя для этого самые различные методы (от вполне «цивилизованных» форм подкупа облеченных властью лиц до организации революций и гражданских войн), мировая олигархия устраняет препятствия для свободного общепланетарного движения транснационального капитала, подчиняя своим интересам экономику стран и континентов.

т-ч и

В послевоенные десятилетия под сенью «холодной войны», во многом, несомненно, спровоцированной и искусственно поддерживавшейся мировой олигархией, последняя выстроила высокоорганизованную систему обеспечения своего влияния. Международные финансовые организации опираются ныне на сеть оффшорных зон, почти свободных от национально-государственного контроля и налогообложения; развернуты соответствующие силовые и карательные формирования. Изощренная работа по расстановке своих кадров во властных структурах ведущих государств подчас позволяет мировой олигархии направлять их политику преимущественно в интересах транснационального капитала, фактически доминировать как в международных делах, так и во внутренней политике этих стран.

Эффективность системы нового мирового порядка была убедительно про-демонстрирована в ходе разрушения СССР и последующего освоения постсоветской территории.

Самая мощная и дорогая система госбезопасности была парализована инфильтрованными агентами зарубежного влияния и полностью дезориентирована их профессионально подготовленными группами. В этой связи хотелось бы прокомментировать следующий актуальный сюжет.

Нередко приходится слышать, что США и другие ведущие державы заинтересованы в сильной и стабильной России, что они понимают опасность глобальной дестабилизации вследствие неконтролируемого распада огромной страны, что это понимание явно соответствует интересам американского народа и других наций Старого и Нового Света. Исходя из данных посылок и полагая, что каждая страна проводит политику реализации исключительно своих национальных (геополитических и экономических) интересов, некоторые наши специалисты ищут корни нынешних антироссийских составляющих западной стратегии в каких-то конкретных комбинациях этих страновых интересов. И в недоумении спрашивают своих иностранных коллег, в частности, американских: «Зачем вам расширение НАТО? Почему вы навязываете нам самоубийственную политику «шоковой терапии»? С какой стати поддерживаете антироссийские диктаторские режимы? Чем мотивируются подобные иррациональные действия?»

Вопросы наивные, ибо «двойной стандарт» в политике США и других ведущих капиталистических стран объясняется объективной противоречивостью национальных интересов любой страны и интересов мировой олигархии. Игнорирующая интересы народов и государств мировая олигархия не боится войн и глобальной дестабилизации (хотя, как уже отмечалось, научилась извлекать выгоды и из условий стабильного мирового развития). Если для народов война — это прежде всего человеческие жертвы, а для государств — колоссальные материальные потери и угрозы национальной безопасности, то для транснационального капитала война, стоит повторить, — традиционный источник сверхдоходов и легкой добычи. Войны, которые велись в интересах соперничающих наций, — феномен прошлых столетий, тогда как и мировые войны, и большинство локальных военных конфликтов века нынешнего противоречили национальным интересам и проигравших, и победителей. И те, и другие своей кровью и своими ресурсами оплачивали сверхприбыли мировой олигархии, наживавшейся на финансировании военных расходов, а затем по бросовым ценам скупавшей разоренные войной и непомерными налогами предприятия. И в отличие от интересов наций, которым ныне однозначно соответствуют стабильность и дружественный характер международных отношений, интересы мировой олигархии вполне могут лежать и в русле дестабилизации, связанной с войнами, революциями и экономическими кризисами, в результате коих ослабевают национальные системы безопасности и институты государственной власти, открываются дополнительные возможности для их подчинения целям транснационального капитала. Мировая олигархия не боится распада России: для нее риск глобальной катастрофы перекрывается возможностью извлечения сверх-доходов из разложения самого богатого в мире государства (эти доходы, как будет показано далее, уже пошли полным потоком). И когда, например, американские политики утверждают, что США заинтересованы в сильной и процветающей России, они исходят из национальных интересов своего народа, а когда те же деятели проводят линию на ослабление, расчленение и разрушение нашей страны, они дей-ствуют в интересах направляющей их решения мировой олигархии. Поэтому зачас-тую говорится одно, а делается нечто прямо противоположное.

В общем, «загадочность» сохраняющейся агрессивности ведущих капиталистических держав в отношении России объясняется вовсе не какой-то их извечной подозрительностью или априорной «русофобией», а противоречивым сочетанием их национальных интересов и интересов мировой олигархии. Во внутренней политике этих стран в общем и целом доминируют национальные инте-

ресы, во внешней — интересы транснационального капитала (который отчасти представлен и их национальным капиталом).

Усилия мировой олигархии связаны прежде всего с установлением контроля над наиболее прибыльными сферами деятельности, где источником сверхдоходов служит обладание политической, природной или интеллектуальной монополией: с управлением государственными долгами, эмиссией денег, оказанием финансовых (аудиторских и юридических) услуг и проведением депозитно-кредитных операций, международной торговлей, естественными монополиями, энергетикой, технологическими инновациями. Остальные сферы деятельности, в которых механизмы рыночной конкуренции блокируют или серьезно сужают перспективы получения монопольной сверхприбыли, меньше привлекают транснациональный капитал и осваиваются главным образом национальными деловыми кругами. При этом, чем значительнее экономическая мощь последних, тем выше степень согласованности и взаимовыгодного партнерства мировой олигархии и национального капитала как главных субъектов формирования правил игры в любой стране.

В целях усиления подобного согласования и была разработана расистская по своей сути концепция «золотого миллиарда», в соответствии с коей обеспеченное существование на планете может быть гарантировано только миллиарду населения наиболее преуспевающих государств, в то время как остальным уготована жалкая участь сырьевых придатков и поставщиков дешевого человеческого материала для нужд транснационального капитала. Поэтому если одним странам «разрешается» защищать внутренний рынок, вести агрессивную экспортную политику, поддерживать своих товаропроизводителей, защищать национальную культуру и общественную нравственность, навязывать свои приоритеты контрагентам (в том числе с применением вооруженной силы), то другие «обязаны» слепо следовать установкам международных организаций, выражающим интересы мировой олигархии, снимать все препятствия доступу на внутренние рынки транснационального капитала (а во внутреннее культурное пространство —оглупляющих технологий разрушения национальных духовных традиций и общественной нравственности), втягиваться в разнообразные режимы неэквивалентного внешнеэкономического обмена, эффективно подрывающие национальные независимость и суверенитет.

Наиболее отработанные режимы неэквивалентного внешнеэкономического обмена, навязываемые мировой олигархией, включают вталкивание зависимых стран в ловушки непосильной внешней задолженности и сугубо сырьевой специализации в мировом разделении труда, отказа от самостоятельной торговой и финансовой политики. Стимулирование наращивания внешних займов — наиболее эффективная форма эксплуатации экономического потенциала соответствующих стран, осуществляемая при помощи их же собственных институтов государственной власти. Предоставляя займы государствам или приобретая их ценные бумаги, транснациональный капитал без особого риска получает немалый процент, а страна-заемщик выстраивает для себя долговую пирамиду, беря в долг все больше денег для погашения прежней задолженности. Поскольку темпы экономического роста подавляющего большинства стран (0-4%) намного меньше ставки процента на мировом рынке ссудного капитала (8-20%), «долговая ловушка» автоматически срабатывает, как только расходы на обслуживание государственного долга становятся сопоставимыми с потоком доходов государст-

венного бюджета; с этого момента распределение национального дохода страны подпадает под контроль иностранных кредиторов.

Сырьевая специализация национальной экономики сопровождается неэквивалентным внешнеторговым обменом вследствие «ножниц» между ценами на сырьевые товары, формируемыми на основе глобальной рыночной конкуренции, и ценами на готовые изделия, которые устойчиво завышаются на величину интеллектуальной ренты в пользу монопольных обладателей соответствующих технологий их производства. Получая сырьевую специализацию, страна начинает страдать от воспроизводящегося обмена принадлежа щей ей природной ренты с месторождений природных ресурсов на интеллектуальную ренту в цене импортируемых готовых изделий. Тем самым она финансирует научно- технический прогресс за рубежом и содействует увеличению «ножниц цен», одновременно растрачивая свой конечный ресурсно-производственный потенциал.

Отказ от суверенитета в торговой политике, сопрягаемый с включением в международные режимы регулирования внешней торговли, неизбежно лишает страну возможностей применения инструментов государственного регулирования экономики в пользу отечественных предприятий. Госрегулирование и вся деятельность институтов госвласти подчиняются обеспечению интересов транснационального капитала (именно путем поддержания либерального торгового режима).

С той же неизбежностью отказ от суверенитета в проведении денежно- финансовой политики, вытекающий из принятия обязательств перед международными финансовыми организациями, блокирует потенциал госрегулирования в плане стимулирования инвестиционной активности и повышения конкурентоспособности. Между тем, учитывая уже образовавшийся и стремительно нарастающий разрыв в конкурентоспособности предприятий развитых держав и транснациональных корпораций, с одной стороны, и остального мира, — с другой, большинство развивающихся стран не в состоянии поднять эффективность хозяйствования своих предприятий без использования соответствующих регулирующих рычагов. Отказываясь от задействования инструментов самостоятельной торговой и финансовой политики, эти страны лишаются ключевого фактора повышения конкурентоспособности национальных экономик и закрепляют свое подчиненное и зависимое положение.

<< | >>
Источник: Т.А. Шаклеина. Внешняя политика и безопасность современной России. 1991-2002. Хрестоматия в четырех томах Редактор-составитель Т.А. Шаклеина . Том II. Исследования. М.: Московский государственный институт международных отношений (У) МИД России, Российская ассоциация международных исследований, АНО «ИНО-Центр (Информация. Наука. Образование.)»,2002. 446 с.. 2002

Еще по теме 2. НОВЫЙ МИРОВОЙ ПОРЯДОК:

  1. А.М. САЛМИНРОССИЯ, ЕВРОПА И НОВЫЙ МИРОВОЙ ПОРЯДОК
  2. РОССИЯ, ЕВРОПА И НОВЫЙ МИРОВОЙ ПОРЯДОК
  3. С.Ю. ГЛАЗЬЕВРОССИЙСКАЯ РЕФОРМА И НОВЫЙ МИРОВОЙ ПОРЯДОК
  4. РОССИЙСКАЯ РЕФОРМА И НОВЫЙ МИРОВОЙ ПОРЯДОК
  5. 2. НОВЫЙ МИРОВОЙ ПОРЯДОК
  6. Б. Основы мирового порядка
  7. § 2.3. Этапы мировой глобализации
  8. § 2.9. Методы глобализма
  9. § 4.4.  Мировое государство и наднациональный порядок
  10. Проект глобализации мира не предусматривает сдержек и противовесов для Мирового правительства
  11. § 5.1. Метафизическое измерение глобализации
  12. УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ КУРСА