<<
>>

Глава 5 ХИМИЧЕСКИЙ КАРТЕЛЬ

Как мы отметили в гл. 1, некоторые из первых международных картелей появились в химической промышленности. Висмутный синдикат был основан в 70-х годах XIX в. Другие ранние картели охватывали производство буры, хинина, уксусной кислоты и карбида, а в 1897 г. сформировался картель взрывчатых веществ, объединивший интересы Дюпона и Нобеля. С тех пор химическая промышленность остается одной из самых глубоко картелированных. Имеется, однако, различие между химической и другими отраслями промышленности, которые были рассмотрены нами.

Ни отдельно взятый картель, ни даже несколько крупных картелей не в состоянии удержать свой контроль над несметным числом разновидностей химической промышленности. Здесь нет ничего похожего на МЭА, на Акнакаррийское соглашение или на «Проект меморандума о принципах», которые легли в основу международного контроля над нефтью. Наоборот, химическая промышленность управляется на основе тысяч мини-соглашений, число которых быстро росло из года в год; лишь очень немногие из этих соглашений могли бы иметь большое значение, если рассматривать их индивидуально, но в сочетании они фактически связывают вместе все ведущие химические фирмы (и многие не столь крупные) в спутанный клубок альянсов, который Стокинг и Уоткинс определили как «на вид аморфное, но все же в действительности интегрированное целое»

Существуют различные причины, почему этот особый образец картеля развился в химии, где характерной чертой является очень сложная структура отрасли и большое разнообразие продукции. Действительно, сам термин химическая промышленность охватывает в настоящее время корпорации и продукцию столь различные, что становится трудно объединить их общим названием. Первейшей задачей химических фирм является, конечно, промышленное производство тысяч различных химикалий, начиная от самых распространенных, выпускаемых в огромных количествах, таких, как серная кислота, и кончая «экзотическими» соединениями для высокоспециализированного использования. Эти химикалии продаются затем различным промышленным предприятиям для использования в производстве других товаров. Но основные химикалии составляют лишь часть производства химических фирм. Они также выпускают бесчисленное множество разнообразных готовых товаров: мыло, косметику, удобрения, инсектициды, чернила, краски, лекарства, витамины, клей, красители, отбеливатели, лаки, политуру, глазурь, охлаждающие и моющие вещества, растворители, синтетическую резину, волокна, взрывчатку, а также такие нефтехимические продукты, как, например, антифриз, и бесчисленное количество разновидностей пластиков. Вся эта продукция слишком разнообразна, чтобы охватить ее каким-либо одним соглашением. В результате химические фирмы в течение долгого времени организовывали свои картели по каждому продукту в отдельности.

Другим фактором, вызвавшим к жизни в химической отрасли особый тип картелей, является технология. Она значительно более «наукоемка», чем во мпогих других отраслях; это означает, что научные достижения являются главным источником химического производства и процессов, на которых оно основано. Поэтому конкуренция в этой отрасли также базируется па науке. Относительная сила передовых химических фирм основана в зпачителъ- пой степени на их успехах в непрекращающемся состязании в производстве новой продукции и разработке новых процессов. Все они содержат крупные исследовательские отделы.

Открытия совершаются постоянпо, а крупные достижения в химической науке могут привести к созданию совершенно новых отраслей промышленности или к ликвидации уже существующих. Как заметил один автор: «Компания, которая из-за превосходящего уровня техники может сегодня диктовать условия другим фирмам, завтра может обнаружить, что один из ее собственных тех- пологических процессов устарел, а определенная часть ее капитальных вложений находится под угрозой» 2. Короче говоря, быстрый и непредсказуемый поток нововведений сильно повышает степень риска, и наиболее эффективным путем к снижению этого риска часто могут быть соглашения об обмене технологическими открытиями.

Таким образом, характерной чертой картелей в химической промышленности за последнее столетие является множество различных соглашений, охватывающих отдельные виды продукции; соглашения обычно сосредоточены вокруг патентов и лицензий. Другой интересный факт состоит в том, что большинство договоров в химической промышленности двусторонние, т. е. они охватывают только две договаривающиеся компании. Если группа ведущих химических фирм решит организовать контроль в торговле определенной продукцией, они пе объединяются в картель, но вместо этого заключают друг с другом двусторонние соглашения, достигнув таким образом того же эффекта. Преимущество такого метода, конечно, в том, что при этом намного труднее распознать наличие картеля. Химические фирмы успешно следуют и другим формам косвенного контроля: совместные предприятия, к примеру, и совместные исследовательские программы. Наблюдается также специализация производства продукции во многих отраслях, когда, приведем простой пример, компания А воздерживается от производства определенной продукции компании Б, которая в свою очередь позволяет компании А быть единственным производителем какой-то другой продукции.

Опутанная ограничительными соглашениями всех этих видов, химическая промышленность поднялась на высшую ступень косвенной картелизации. Этот факт следует проанализировать, учитывая два обстоятельства. Первое — как мы уже отметили, подобные соглашения практикуются повсеместно, особенно в таких «базирующихся на науке» отраслях, как электроника. Однако размах косвенной картелизации, сплетение множества соглашений в компактную взаимосвязанную структуру, привлекает к химической промышленности особое внимание. Второе обстоятельство — противоположного порядка: вполне оформившийся классический картель вряд ли чужд химическим фирмам. Напротив, в то или иное время классические картели управляли множеством ответвлений химической отрасли. Как и в других отраслях, 30-е годы были периодом расцвета классических картелей в химической промышленности. В то время функционировали десятки таких картелей. Даже в послевоенное время с его более строгими антитрестовскими порядками классический тип химических картелей не был ликвидирован. Один из признаков их широкого распространения обнаружился в 1960 г., когда комиссия ЕЭС потребовала, чтобы все компании Общего рынка регистрировали коммерческие соглашения, которые могли нарушить антитрестовские пункты Римского договора. Из почти 500 картельных соглашений, зарегистрированных в 1962 г., химическая промышлеппость была представлена в 70, т. е. больше, чем любая другая отрасль, за исключением металлургической. 27 из картельных соглашений химической отрасли включали планы по установлению цен, 25 — многостороннее лицензирование и 23 — экспортные и импортные операции. Полагают, что число соглашепий, которые были фактически зарегистрированы, составило лишь небольшой процент — оценки колеблются в пределах от 5 до 50%—от действительного числа ограничительных пактов 3.

Позже в этой главе мы покажем некоторые из классических картелей, которые недавно действовали в химической отрасли. Но здесь мы снова подчеркиваем, что такого рода образования являются скорее исключением, чем правилом. По этой причине мы сначала рассмотрим практику широкого использования косвенных картелей, т. е. наиболее типичную в этой отрасли, взятой в целом.

ФАРМАЦЕВТИКА

Технологическая революция, которая создала современную фармацевтическую промышленность, может быть датирована 1935 г., когда химик, работавший в отделении Байер компании «ИГ Фарбен», обнаружил, что один из красных красителей действует эффективно как лекарство против пневмонии, скарлатины и некоторых других болезней, вызываемых бактериями4. Другие ученые вскоре открыли, что активным ингредиентом в красителе является вещество, известное как сульфаниламид, который впервые был выделен в 1908 г., но тогда его способность убивать микробы не была замечена. Дальнейшие исследования быстро приведи к созданию других «сульфа»-лекарств, которые оказались более безопасными и эффективными. Начиная с первого коммерческого производства пенициллина в период второй мировой войны наступил период «чудо-лекарств».

До этого времени торговля лекарствами представляла собой относительно статичный бизнес. Имелось немало лекарств, большую часть получали из естественных источников; фармацевтические фирмы вели исследования в малом объеме илн совсем не вели их, успехи в области терапии были редкими. К тому же лишь немногие лекарства могли действительно исцелять болезни. Их эффективность, как правило, ограничивалась тем, что они только уменьшали боль, заглушали симптомы или же вызывали сон. Из небольшого числа имевшихся медикаментов, которые могли излечивать болезни, почти ни один не был основан на искусственных химических веществах (Поль Эрлих, считавшийся отцом современной химиотерапии, открыл в 1910 г. сальварсан как средство против сифилиса, do нрошло 25 лет, прежде чем его «прорыв» привел к новым достижениям). Средством против таких болезней, как столбняк, оспа и брюшной тиф, были или вакцины, которые стимулировали появление антител в человеческом организме, или антитоксины, которые использовали антитела, вырабатываемые организмом животных, прививаемых для этой цели. Эти удивительные лекарства отличались тем, что в их основе были не аптитела, а химические вещества, которые сами атаковали специфические болезни и которые могли быть произведены в любых количествах.

Фармацевтические фирмы быстро осознали потенциальные возможности таких лекарств, и в результате положение в отрасли радикальным образом изменилось: поиски новых химических препартов, которые могли лечить болезни и бороться с ними, стали движущей силой этой отрасли, и все ведущие компании развернули исследования в крупных масштабах. Другие химические фирмы, которые никогда до этого не производили лекарства, поняли, что химия фармацевтики тесно связана с областью научных разработок, которыми они уже были заняты, п также начали выпускать лекарства. Сегодня такие компании, как «Америкэн сайанамид», «Доу кемикл», «ИКИ» и «Хёхст», находятся в числе крупнейших производителей рецептурных лекарств 5. Внезапный рост исследовательских усилий вызвал небывалую волну крупных открытий, пик которой пришелся на 50-е годы, когда число антибиотиков неимоверно возросло, получили также развитие транквилизаторы, стероиды, стоматические противозачаточные средства, стоматические противодиабетическне лекарства, сердечнососудистые средства. С тех пор темп научных разработок оставался столь же высоким, хотя принципиальные открытия появлялись не столь часто.

Но эти изменения в производстве лекарств создали опасный риск для самих производителей. Исследования были дорогостоящими. И хотя отдача в виде создания новых важных лекарств может быть огромной, цена провала также высока. Всегда существовала опасность, что другая фирма, следуя тому же направлению исследований, может первой совершить «прорыв», или же, если какое-либо многообещающее лекарство запатентовано, конкурирующая компания может быстро начать производство улучшенного лекарства-аналога, которое его вытеснит. Поэтому фармацевтические фирмы старались держать свой конкурентный «пыл» в разумных границах. Вместе с выпуском новых лекарств развивалась и система рыночного регулирования.

Основа этой системы сама по себе проста: она состоит в продаже друг другу патентных лицензий в пределах соответствующих ограниченных территорий при четком разделе мирового рынка. Ясно, что транснациональные фармацевтические фирмы, в распоряжении которых имеется огромная масса разработок и открытий, получают значительное преимущество перед любыми другими, активность которых ограничена разделом мирового рынка. К примеру, если крупная западногерманская фирма получила ценный патент, она продает право на его использование Франции (обычно включая традиционную французскую «территорию» — бывшие колонии), т. е. ведущей фирме этой страны, право в Великобритании — ведущей британской фирме, право в США — одной или двум крупным американским фирмам, и так далее по всем странам, где лекарства могут находиться под защитой патентов. Результатом этой взаимной вежливости является мирный раздел внутреннего и «захваченных» внешних рынков среди господствующих в этой промышленности компаний. Конечно, условия лицензий широко варьируются от случая к случаю. Лицензия может предоставлять полные права на производство и продажу лекарств, или, почти всегда, когда это касается развивающихся стран, она предоставляет право на продажу и расфасовку лекарства в определенной дозировке, с тем чтобы владелец лицензии поставлял его крупными партиями 6. Иногда фирма, владеющая патентом, если она уже имеет укрепившееся положение на каком-то национальном рынке, может предоставить местной фирме

лицензию, разрешающую ей использовать патент только на определенной части этого рынка. Но каковы бы ни были действительные условия, важен тот факт, что в промышленно развитых странах, которые представляют собой крупные рынки для фармацевтической продукции, несколько десятков фирм почти всегда являются участниками лицензионных соглашений.

Достойно сожаления, что последнее глубокое расследование состояния международного лицензирования в фармацевтической промышленности имело место 20 лет назад, во время слушаний о регулируемых ценах на сенатской подкомиссии по антитрестовским законам и монополиям под председательством сенатора Эстеса Кефоувера7. В результате данные об условиях лицензирования последних лет фактически невозможно получить. Но материалы комиссии Кефоувера все еще являются ценными, так как они содержат данные тех лет, когда создавалась лицензионная система. Например, в числе документов, изученных комиссией, значился контракт, заключенный между фирмой «Хёхст» (ФРГ) и «Апджон» — крупной американской компанией. 30 августа 1949 г. две эти компании подписали соглашение, по которому фирме «Апджон» было предоставлено право первого выбора на «любую химико-фармацевтическую или фармацевтическую продукцию, а также разработку процесса», которые «Хёхст» может запатентовать в США. Другими словами, стоит «Хёхст» разработать новое лекарство и обратиться в США на предмет получения патента, фирме «Апджон», если она потребует, должна быть предоставлена лицензия на исключительное право продавать это лекарство на территории США. Часть статьи этого соглашения звучит так:

«В отношении указанных новых лекарств «Хёхст» дает и предоставляет «Апджон» преимущество и опцион на исключительное право производить, использовать и продавать их по всей территории Соединенных Штатов Америки и владений этого государства на основе любой заявки на патенты США, любого продления и обновления их, которые «Хёхст» может обеспечить на протяжении всего сро-| ка действия этого соглашения» 8.

Смысл этого соглашения состоит в исключении всякой конкуренции, связанной с разработкой новых лекарств н рамках крайне мощного объединения в мире фармацевтического бизнеса, и эффективном разделе рынков между «Хёхст» и «Апджон». Это соглашение было рассчитано на

пять лет, а затем фактически возобновлялось в 1954 и в 1959 гг. Последнее продление соглашения представляет интерес, потому что оно сопряжено было с двумя поправками, одна из которых вносит в соглашение еще большее ограничение. Первая поправка устанавливает, что «Хёхст» или ее филиалам будет разрешено продавать свою продукцию в США, но только при условии, что она будет фигурировать под торговой маркой «Хёхст» и в завершенном виде, делая, таким образом, лицензию «Апджон» не абсолютно исключительной.

Вторая поправка привязывает «Апджон» к «Хёхст» в качестве поставщика и даже фиксирует цены на особо крупные поставки продукции:

<< | >>
Источник: К. Мироу, Г. Маурер. Паутина власти. МЕЖДУНАРОДНЫЕ КАРТЕЛИ И МИРОВАЯ ЭКОНОМИКА Москва «ПРОГРЕСС» 1984. 1984

Еще по теме Глава 5 ХИМИЧЕСКИЙ КАРТЕЛЬ:

  1. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ИСТОКИИ ХАРАКТЕР ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКОЙ ПРОГРАММЫ ГЕРМАНСКОГО ФАШИЗМА ВО ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЕ
  2. Часть 1. Структурные и коммуникативные свойства языка. Культура речи. Речевое общение
  3. БУРЖУАЗНЫЕ СРЕДСТВА МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ И ПРОПАГАНДЫ НА СЛУЖБЕ МОНОПОЛИСТИЧЕСКОГО КАПИТАЛА
  4. ВВЕДЕНИЕ: СМЕРТЬ И ЖИЗНЬ КНИГИ
  5. ВОЗНИКНОВЕНИЕ КАРТЕЛЕМ
  6. СОВРЕМЕННЫЙ КАРТЕЛЬ
  7. ЗОЛОТОЙ ВЕК КАРТЕЛЯ
  8. ПОСЛЕВОЕННОЕ ВОЗРОЖДЕНИЕ
  9. Глава 4 УРАН: ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ Б «КЛУБ»
  10. Глава 5 ХИМИЧЕСКИЙ КАРТЕЛЬ
  11. Красители и удобрения
  12. Германия
  13. США в последней трети XIX в. Эволюция двухпартийной системы
  14. Экономическое развитие Франции на рубеже XIX-XX вв.
  15. § 1. Великобритания в начале XX в. «Ллойдджорджизм»
  16. § 1. Третья республика в начале XX в.