<<
>>

ЛИНЬЯЖИ ЗНАТИ И ИХ СТРАТЕГИИ: СЕМЕЙНАЯ «ЧЕСТЬ», «СОЮЗНИКИ», «ВАССАЛЫ», БРАКИ, ЧАСТНАЯ ЦЕРКОВЬ

Главными действующими субъектами этого смутного времени выступали семейные кланы - линъяжи. Они представляли собой большие патрилиней- ные семьи, обладающие сильным чувством семейной солидарности, их члены готовы были вершить кровную месть, отвечая друг за друга.

Род владел некоторой неразделенной семейной собственностью - патримониумом, для них было свойственно развитое генеалогическое сознание, хранившее память о предках и их подвигах. Линьяжи обладали собственной стратегией выживания, временами не тождественной субъективным желаниям отдельных своих членов. Линьяж решал сразу несколько противоречивых задач: сохранить ядро семейной собственности, не допустить ее раздробления, за которым следовала деградация рода, поскольку потеря патримониума вела к утрате социальных позиций, а в перспективе к лишению статуса свободного человека. При этом требовалось достойно обеспечить детей, увеличить число людей, на чью помощь можно рассчитывать в частных войнах - «файдах». Причиной файд была кровная месть, но также и всякая защита семейной «чести», понимаемой как совокупность социальных позиций (должности, земли, замки), ущерб которым затрагивал интересы всех родственников. A для решения таких задач нужно было иметь много «друзей», «верных», «союзников», с которыми также необходимо поддерживать взаимовыгодные отношения.

Подобные отношения иногда приобретали характер вассальных, но они не образовывали согласованной системы и не имели единого ритуала. Вассальные присяги иногда сводились к «поцелую мира», но в Лангедоке и Провансе, где сохраняли силу римские правовые традиции, охотнее заключали письменные договоры, с перечислением взаимных обязательств. B виде «обязывающего дара» во владение могли передаваться земли и замки, что предполагало ответные обязательства (иногда сопровождаясь обрядом инвеституры - передачи куска дерна, жезла или ветви, символизирующей передачу земли и власти над нею). Такие владения в романских странах могли именоваться фъефом (феодом), в германских землях - леном, но могли обозначаться и как-то иначе, например фиск, что указывало на возможность получения фискального дохода с имущества. «Вешные» отношения, по-видимому, считались важнее личных, хотя и персональный момент также имел значение, поскольку после смерти одного из участников инвеституры ее приходилось повторять заново. При помощи инвеституры и клятвы верности в большинстве случаев старались скорее завести союзников, чем организовать четкую иерархическую систему соподчинения. Один и тот же человек мог получить феоды от разных сеньоров, которые при этом могли воевать между собой (позже такую ситуацию назовут «множественным вассалитетом»).

Крайне скудные данные, относящиеся к X - первой половине XI в., имеющиеся в распоряжении историков, показывают, насколько важную роль для линьяжа играла матримониальная политика. Для привлечения надежных, верных «союзников» дочерей могли выдавать замуж не столько за богатых и знатных, сколько за хороших воинов (и потому выделить из патримониума меньшее приданое, нежели в случае равенства сторон). Сыновья же искали богатых и знатных невест, и иногда им везло. K примеру, уже упомянутый Танкред Отвиль стал зятем герцога Нормандского, а Родриго Диас де Вивар (Сид Воитель) женился на донье Химене, дочери графа Гормаса, внучке и кузине леонских и кастильских королей, его отцом был воин прославленный, но не титулованный, но в жилах матери текла королевская кровь.

Сид Воитель

B конце XII — начаче XIII в. в королевстве Кастилия было записано на пергамене поэтическое произведение, которое в виде отдельных отрывков или полностью, по-видимому, уже несколько десятилетий исполнялось певцами-хугла- рами для услаждения слуха благородных рыцарей и дам: «Песнь о моем Сиде». B его основу легла история Родриго Диаса де Бивара (ок. 1050-1099), еще при жизни снискавшего славу прекрасного воина и в христианских, и в мусульманских землях. Христиане прозвали его «Компеадор» (Воитель), а мусульмане - Эль Сид («Господин»). Родриго происходил из семьи кастильского рыцаря, чьи владения находились неподалеку от Бургоса и включали местечко Бивар. B юности Родриго был отправлен ко двору леоно-кастильского короля Фернандо I, где воспитывался вместе с его старшим сыном - будущим королем Санчо II. Сид стал королевским оруженосцем, командовал королевской дружиной, а в сражениях нес знамя короля. После гибели Санчо Родриго де Бивар согласился перейти на службу к его брату и многолетнему сопернику в борьбе за передел унаследованных от их отца королевств Альфонсо VI. Существует легенда, что прежде чем принести присягу верности новому повелителю, Сид якобы потребовал от него поклясться, что он непричастен к убийству брата. Так или иначе, Сид занял довольно заметное место при дворе нового короля: по его воле Родриго получил в жены донью Химену Диас, представительницу одного из самых благородных леонских семейств, находившегося в родстве с королями. Он выполнял многочисленные важные поручения Альфонсо VI, в частности был отправлен за данью в Севильскую тайфу. Ho пик славы Сида пришелся на те периоды, когда его изгоняли из королевского окружения из-за самовольных военных действий против мусульман (первый раз) и неисполнения королевской воли (второй раз). Оба раза, покинув земли, находившиеся под контролем христиан, Сид поступал на службу к эмирам тайф.

B 90-е годы XI в., действуя самостоятельно, Сид добился того, что ему платили дань мусульманские правители Валенсии, Лериды, Тортосы и других городов. Прежде многие из них были данниками леоно-кастильских и арагонских королей, которые пытались, но безуспешно, воевать против Сида.

Единственная сила, которая могла поколебать власть Родриго де Бивара, были войска альморавидов, пришедшие в Аль-Андалус из Северной Африки. Эта угроза заставила Сида предпринять усилия по созданию своего территориального политического образования (оно не имело определенного статуса графства или королевства) с центром в Валенсии, которую он завоевал в 1094 г. Рыцарь удерживал город до своей смерти в 1099 г. За это время в Валенсии была восстановлена епископская кафедра, которую занял клюнийский монах Иероним из Перигора (1097-1102). После смерти Сида его жена, донья Химена еще три года обороняла город от мусульман, но в 1102 г. была вынуждена оставить его, несмотря на военную помощь короля Альфонсо VI.

Чтобы избежать угрозы дробления родового имущества, большинство сыновей отправлялись на поиски службы у знатных сеньоров или же становились клириками и монахами, дочерей, не вышедших замуж, отдавали в монастырь, но желательно в «свой» частный монастырь, либо основанный данным линьяжем, либо находящийся под его покровительством. Ha должность аббата и даже священника назначался кто-нибудь из «своих» (от епископа требовалось лишь формальное благословение). Современные исследователи раскрыли важнейшую роль, которую играли монастыри в кристаллизации власти знатных родов. Дары, адресованные своей церкви или монастырю, при жизни служили гарантией заступничества святого патрона в делах земных, после кончины становились местом погребения и регулярного литургического поминовения самого основателя и его родных. Так выстраивалась и поддерживалась сакральная память рода. Линьяж мог разрастаться, от него отделялись новые ветви, основывающие уже свои монастыри, но дарения старой обители продолжались, подтверждая родовую солидарность.

Такой наделенный землей семейный монастырь играл роль патримониума. При необходимости эту землю можно было передать в держание {npe- карий), но верховная собственность монастыря (или церкви), а в конечном счете рода сохранялась. Право «частной церкви» давало возможность распоряжаться церковным имуществом и поступающей церковной десятиной. Сами монастыри или церкви могли передаваться по наследству или в ленное держание нужным людям. Они аккумулировали богатства, и из их сокровищниц можно было черпать средства на неотложные нужды - строительство замка либо набор войска.

Такая линия поведения была характерна и для знати каролингского времени, но в ту пору выступала лишь как одно из средств, наряду с теми, которые могла предоставить императорская власть. B условиях распада последней роль института «частной церкви» стала гораздо более важной в жизнедеятельности «сильных» родов.

Церковь воздействовала и на матримониальную сторону политики линь- яжей. Укрепляя институт церковного брака, развивая учение о его таинстве, она ужесточала запреты на браки между родственниками, даже дальними, а усиливая роль духовного родства, строжайше запрещала браки между теми, кто в этом родстве состоит. Это усложняло линьяжу подбор брачных партий, но способствовало тому, что поиск «союзников» распространялся на все больший круг людей, а конфигурация родственных связей становилась более сложной.

B итоге господствующая социальная группа, сформировавшаяся на Западе в период X-XII вв., обладала уникальными чертами. Она препятствовала дроблению семейного имущества за счет приоритетных прав лишь одного из наследников (часто такая форма семейного раздела и выступала доказательством принадлежности к благородной семье). Одни из обделенных наследников искали выход в военной службе, что приводило к постоянным усобицам, но также и повышало способность европейцев к военной экспансии (достаточно вспомнить сыновей Танкреда Отвиля); другие направляли свои усилия на службу церкви. Ho медиевисты редко обрашают внимание еще на одно обстоятельство. Ha значительную часть наследников распространялся все более строгий целибат, для прочих действовали все более жесткие правила моногамии. Постепенное укрепление учения о таинстве брака не мешало появлению бастардов (незаконнорожденных детей), но закрывало им путь к наследству. B итоге Западная Европа не знала проклятья других регионов: опережающего роста численности элиты на фоне скромного прироста крестьянского населения. Ситуация «один с сошкой, семеро с ложкой» пока не возникала, что явилось одной из причин экономического роста.

<< | >>
Источник: П.Ю. Уваров. Всемирная история : B 6 т. / гл. ред. A.O. Чубарьян; Ин-т всеобщ, истории РАН. - M. : Наука. - 2011 - T. 2: Средневековые цивилизации Запада и Востока / отв. ред. П.Ю. Уваров. -2012. - 894 с.. 2012

Еще по теме ЛИНЬЯЖИ ЗНАТИ И ИХ СТРАТЕГИИ: СЕМЕЙНАЯ «ЧЕСТЬ», «СОЮЗНИКИ», «ВАССАЛЫ», БРАКИ, ЧАСТНАЯ ЦЕРКОВЬ:

  1. ЛИНЬЯЖИ ЗНАТИ И ИХ СТРАТЕГИИ: СЕМЕЙНАЯ «ЧЕСТЬ», «СОЮЗНИКИ», «ВАССАЛЫ», БРАКИ, ЧАСТНАЯ ЦЕРКОВЬ
- Археология - Великая Отечественная Война (1941 - 1945 гг.) - Всемирная история - Вторая мировая война - Древняя Русь - Историография и источниковедение России - Историография и источниковедение стран Европы и Америки - Историография и источниковедение Украины - Историография, источниковедение - История Австралии и Океании - История аланов - История варварских народов - История Византии - История Грузии - История Древнего Востока - История Древнего Рима - История Древней Греции - История Казахстана - История Крыма - История науки и техники - История Новейшего времени - История Нового времени - История первобытного общества - История Р. Беларусь - История России - История рыцарства - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - Історія України - Методы исторического исследования - Музееведение - Новейшая история России - ОГЭ - Первая мировая война - Ранний железный век - Ранняя история индоевропейцев - Советская Украина - Украина в XVI - XVIII вв - Украина в составе Российской и Австрийской империй - Україна в середні століття (VII-XV ст.) - Энеолит и бронзовый век - Этнография и этнология -