<<
>>

Вильгельмовская Германия на рубеже XIX-ХХ вв.

9 марта 1888 г. умер Вильгельм I, новым императором стал уже смертельно больной Фридрих III. Он был известен как либерал и англофил. Фридрих III правил всего 99 дней. 15 июня 1888 г.

у Германии появился новый император – 29-летний, энергичный, стремящийся быть самостоятельным Вильгельм II. Новый кайзер являлся, бесспорно, незаурядной личностью. Он отличался живостью ума, любознательностью, но часто его способности сводились к «нулю» неуравновешенным характером, эксцентричным поведением, огромным самомнением. Психическое здоровье императора неоднократно было предметом пристального внимания современников. Кайзер был проникнут такими представлениями о роли монарха, которые не укладывались в рамки ограниченного немецкого конституционализма и противоречили бисмарковскому стремлению к единовластию. Бисмарк еще полтора года оставался канцлером, но «бисмарковская эра германской политики» начала клониться к упадку. Окончательно выяснилась несостоятельность «исключительного» закона: выросло число забастовок, в рамках которых настойчиво звучали требования 8-часового рабочего дня, повышения зарплаты, запрещение сверхурочного труда. Кайзер стал склоняться к мысли отказаться от репрессивной политики. Бисмарк настаивал на продлении «исключительного» закона. Но его законопроект в январе 1890 г. был отклонен рейхстагом.

В феврале 1890 г. радикально изменилась парламентская ситуация, когда на выборах в рейхстаг сенсационный успех сопутствовал социалистам, усилили свои позиции партия Центра и левые либералы. Бисмарк решил заручиться поддержкой партии Центра, которая выразила готовность на определенных условиях поддержать канцлера в союзе с консерваторами. Переговоры Бисмарка с лидером этой партии Виндхорстом стали формальным предлогом для требования императором отставки канцлера. Во многом не совпадали взгляды Бисмарка и кайзера и на внешнеполитические дела, особенно по поводу отношений с Россией.

Сыграла свою роль и неудачная попытка Бисмарка заключить в 1889 г. союз с Англией. Но все же ведущим основанием для ухода Бисмарка из публичной политики в марте 1890 г. стали внутренние дела.

В апреле 1990 г. в должность вступил новый канцлер Лео Каприви (1890–1894). Это был довольно закрытый человек, который не стремился к внешним эффектам. Он четко представлял все опасности, грозившие Империи изнутри и знал, как минимизировать угрозу. В отличие от своего предшественника Каприви заявил, что необходимо полное изменение политического курса. Германия должна стать страной императора, стоящего над всеми политическими партиями. Главной функцией такого государства было поддержание внутреннего порядка и обеспечение внешнеполитической безопасности. Сфера внешней политики являлась для нового канцлера приоритетной, все мероприятия внутри страны должны были, по его мнению, служить одной цели – подготовить народ и страну к будущей войне. Она будет отличаться от «кабинетных» войн XVIII и первой половины XIX в. и станет войной не армий, а народов. Залогом победы Каприви считал создание в Германии политически единой нации.

Идея «примирения» нашла воплощение в отношениях нового правительства с парламентом и партиями, национальными и конфессиональными меньшинствами, в социальных сфере и получила название политики «нового курса». В частности, католическая церковь получила 16 млн марок государственной дотации, задержанной в годы культуркамфа, смягчилась политика в отношении польского населения Пруссии. В 1891 г. был принят закон об охране труда, запрещавший работу в праздники и в выходные дни, а также детский труд. Продолжительность рабочего дня для подростков снижалась до 10, а для женщин – до 11 часов. В результате налоговой реформы 1891–1895 гг. вводился единый прогрессивный налог.

Одна из ключевых целей «нового курса» – ускорение индустриального развития Германии и форсирование процесса модернизации в целом. Понимая необходимость расширения рынка сбыта для немецкой промышленности, Каприви видел выход в облегчении импорта в Германию продукции тех стран, к которым проявляли заинтересованность немецкие предприниматели.

В 1891–1893 гг. были заключены новые торговые соглашения с Австро-Венгрией, Бельгией, Италией, Румынией, Швейцарией, а в 1894 г., после непростой таможенной войны, с Россией, которые значительно снижали торговые пошлины. Результатом предпринимаемых шагов стало после 1895 г. постоянное увеличение немецкого экспорта. Рост германской торговли в 1894–1904 гг. составил 66 %, в то время как за тот же период Англии удалось достичь прироста на 38 %, а США – на 59 %.

Примирительный курс Каприви с одобрением восприняла социал-демократическая партия, но резко отрицательно к нему отнеслись консерваторы, поскольку он серьезно затрагивал аграриев, чьи интересы они выражали. В знак протеста против снижения тарифов на сельскохозяйственную продукцию юнкеры создали в 1893 г. Союз сельских хозяев. Ратификация торговых соглашений стала вершиной «нового курса», затем ситуация начала осложняться. В октябре 1892 г. был готов новый военный законопроект, который предполагал сокращение срока службы при одновременном увеличении численного состава армии в мирное время. К моменту его обсуждения в рейхстаге Каприви уже стал фактическим противником всех политических партий. Обсуждение проекта в рейхстаге происходило в течение полугода, он не получил достаточной поддержки ни в первом, ни во втором чтении. Законопроект стал яблоком раздора и разъединил или ослабил все оппозиционные партии. В этих условиях рейхстаг был распущен, назначены новые выборы, только вновь избранное представительство с небольшим преимуществом одобрило военный законопроект. Эти события показали, что судьба Каприви находится в руках рейхстага и императора.

Положение Каприви еще сильнее пошатнулось после провала в рейхстаге его законопроекта о школьной реформе, предполагавшего усиление влияния церкви в сфере образования. Бурные протесты выразили либералы, университеты, научные сообщества – все они опасались нового культуркамфа. Канцлера из-за этого законопроекта перестали поддерживать как либералы, так и партия Центра, заинтересованная в его проведении.

Сначала Каприви сложил с себя обязанности прусского министра президента, им был назначен близкий к кайзеру консерватор Бото Ойленбург. Сотрудничество канцлера с ним было невозможным, и в октябре 1894 г. император их обоих отправил в отставку. Новым канцлером и прусским министр-президентом стал престарелый князь Хлодвиг Гогенлоэ (1894–1900), которого все воспринимали как временную фигуру в публичной политике.

Все более заметной тенденцией политического развития Германии становилось углубление противоречий между рейхстагом и имперским правительством. Каждому последующему канцлеру становилось все сложнее добиться у рейхстага поддержки своей политики. Во внутренней политике Империи царил настоящий хаос – канцлер, партии, отдельные экономические и «национальные» группы, прусские министерства, германские государства, император, армия, флот – все боролись друг с другом во имя своих узких интересов. Особенно напряженными были отношения между демократически избираемым рейхстагом и прусским ландтагом, который продолжал формироваться на основе трехклассного избирательного закона, что вело к доминированию консерваторов. Между тем, по Конституции именно имперское правительство во главе с канцлером было ответственным за все происходящее. Гогенлоэ не сумел выработать общую политическую стратегию, чтобы противостоять хаосу.

Итак, уже отставка Каприви стала следствием краха второй «большой политической реформы», которая должна была бы завершить процесс внутренней консолидации Империи. Индустриализация в 90-е годы еще отчетливее выявила внутреннюю экономическую и социальную разобщенность вильгельмовской Германии. Она была обусловлена еще Бисмарком, имела также региональные проявления (Запад страны был в промышленном отношении более развит, чем Восток, где более остро стояли социальные проблемы), что делало бесплодными попытки Каприви достичь консолидации. Канцлер Гогенлоэ не имел ни сил, ни умения для решения этой задачи. Во время его пятилетнего канцлерства еще больше разошлись интересы Пруссии и Германии.

Осенью 1900 г. четвертым канцлером стал Бернхард Бюлов (1900–1909). Именно канцлерство Бюлова часто называют временем начала фактического отстранения от активного принятия решений кайзера Вильгельма II. Очень часто историки в связи с правлением Вильгельма II ставят проблему истинного или мнимого цезаризма, а также формулируют ее как режим «личной власти» кайзера. Есть точка зрения, что Бюлов сумел «нейтрализовать» эксцентричного императора и что в годы его канцлерства власть Вильгельма и его влияние сильно ограничилось. Бюлов сумел приспособиться к экстравагантным затеям императора и стилю «управления», научился использовать шумливые речи кайзера для проведения в жизнь намеченных целей. Канцлер действительно нашел подход к Вильгельму, стал пользоваться его безграничным доверием и дружбой, а в качестве приманки кидал дешевые внешнеполитические успехи без риска для войны с сильными соперниками. Он создал вокруг императора ограниченную информационную среду и за его спиной проводил самостоятельную жесткую политику. Когда Вильгельм проявлял независимость, то происходили международные скандалы.

Заметным явлением политической жизни Германии на рубеже XIX–XX вв. было активное формирование партийных, общественно-политических, профсоюзных организаций и движений. Образованный еще в 1876 г. Центральный союз немецких промышленников, близкий к свободным консерваторам, и возникший в 1895 г. Союз промышленников, ориентированный на Национал-либеральную партию, оказывал довольно большое влияние на политику правительства. Уже упоминавшийся Союз сельских хозяев воздействовал на нее через Немецкую консервативную партию. Таким образом, ведущие германские партии превратились в организации, выражавшие интересы различных социальных слоев.

Все более заметную роль в немецком обществе стали играть профсоюзы. В 80-е годы они объединяли около 100 тыс. рабочих, которые принадлежали к социалистическим и либеральным профсоюзам. В 90-е годы усилилось значение социалистических профсоюзов, вскоре они сплотились под эгидой генеральной комиссии свободных профсоюзов.

В начале XX в. (1906) социал-демократия признала независимость профсоюзов от партии. Если в 1900 г. свободные профсоюзы насчитывали около 700 тыс. членов, то к 1910 г. их число превысило 2 млн человек. Существовали также, правда немногочисленные (около 120 тыс. человек), леволиберальные «гиршдункерские» профсоюзы, созданные М. Гиршем и М. Дункером. Под эгидой партии Центра действовали христианские профсоюзы, куда входили в основном рабочие католического вероисповедания. К 1910 г. они насчитывали около 300 тыс. человек.

Пастор Ф. Науман (1860–1919) создал в 1896 г. Национально-социальный союз. В программе этой организации он попытался соединить идеи либерализма, социализма, монархизма и империализма. На выборах 1903 г. этот союз потерпел сокрушительное поражение, поскольку хотел соединить несовместимое. Вскоре Национально-социальный союз слился со Свободомыслящим объединением левых либералов. Но создание так называемых «союзов интересов» стало устойчивой тенденцией политического развития Германии.

Новые принципы нашли отражение в деятельности Социал-демократической партии. Заметно возросло число профсоюзных лидеров, которые большей частью выступили за ревизию марксистских положений. Они полагали, что революционные выводы Маркса о скором крушении капиталистической системы неверны, и видели путь освобождения пролетариата в рамках реформистской парламентской демократии. Развернутое теоретическое обоснование ревизионизма дал Э. Бернштейн (1850–1932) в работе «Предпосылки социализма и задачи социал-демократии» (1899). Руководство СДПГ в 1899 г. осудило ревизионизм и объявило Бернштейна предателем идеи социалистической революции. В свою очередь он стал утверждать, что конечная цель социализма – ничто, а «движение к этой цели – все». Принципы Бернштейна становились все более востребованными рабочим движением, а практические успехи профсоюзных лидеров получали одобрение пролетариата.

В вильгельмовской Германии быстро росла активность националистических движений. Создание организаций подобного толка началось еще в годы бисмарковского рейха. В 1873 г. возник «Немецкий военный союз», затем в разных частях Германии появились «Союзы воинов» под эгидой Пруссии. Имперское правительство видело в этом опасность пробуждения национально-патриотических традиций прусского ландвера. В 1899 г. был создан единый «Союз немецких воинов». Эти образования во многом несли в себе патриотический заряд эпохи объединения и выступали за усиление армии и размежевание с социал-демократией. Из имперского патриотизма в период вильгельмовской Германии вырос анти-демократический национализм. Тенденции перехода к нему наметились еще в годы грюндерства, когда в ряде социальных групп произошло крушение ментальности, вследствие негативного воздействия процесса модернизации. Термин «национальный» начал использоваться в новом контексте, в качестве национального протеста против либеральной политики Бисмарка. В 1879 г. канцлер повернулся лицом к недовольным модернизацией слоям. Они стали опорой империи и ядром нации, это также означало на деле «второе создание Империи».

По своей национальной природе такая оппозиция была связана с анти-семитизмом. Евреи в вильгельмовской Германии были атакованы не на основе религиозного принципа, как это бывало и прежде, а на основе их ведущей роли в процессе модернизаци. Антисемитизм стал выступать как вариант биологического расизма. На этой почве возникли анти-семитские партии и объединения, которые явились первой формой организованного национализма. В 1886 г. было основано «Немецкое анти-семитское объединение», оно стало основой немецкой национальной партии. Термин «немецко-национальный» трансформировался в «национальный» и понимался прежде всего как «нееврейский». Понятие «немецко-национальный» сначала получил развитие в Австрии, что подчеркивает австрийское влияние в развитии велико-германского движения. Именно в Австро-Венгрии в 80-е годы возникла идеология пангерманизма, его создателем стал К. Шенерер, были основаны национальные союзы для защиты немецкого языкового меньшинства, например, «Немецкий школьный союз» (1880). Вскоре подобный союз возник в Берлине. Первоначально в качестве своей цели он декларировал помощь немецким школам за границей. Но затем стал заботиться о достижении велико-германских целей. С 1908 г. существовал «Союз поддержки германства на Востоке» или как его часто называют «Немецкий союз восточной марки». Он был направлен против так называемой польской опасности на востоке Германской империи и препятствовал въезду польских рабочих в ее западные индустриальные районы, выступал за бойкот переселенческой политики и активную германизацию польского населения.

Существенно дальше в этом направлении пошел созданный в 1891 г. «Всеобщий германский союз», который с 1893 г. стал называться пангерманским и являлся самым ярким примером нового организованного национализма. Он не был массовой организацией (около 40 тыс. членов), но обладал огромным влиянием прежде всего через студенческие и школьные союзы. В Пангерманский союз входило много влиятельных чиновников, которые обеспечивали ему прочные связи с государственными структурами, журналисты, профессора, учителя. Во главе союза в течение многих лет стоял реакционный публицист и адвокат Генрих Клас (1868–1953), некоторое время его председателем был К. Петерс. Пангерманский союз играл роль «национальной оппозиции» и боролся за соответствие немецким интересам политики Германской империи на суше и на море. Он выступал за расовое и культурное единство всех немцев, за национальные связи всего немецкого народа в Центральной Европе. С середины 90-х годов им была востребована концепция «Срединной Европы», которая трактовалась как господство над соседними европейскими прежде всего славянскими народами. Это уже могло быть осуществлено только на основе вмешательства правительства.

Пытаясь найти выход из внутриполитического кризиса и добиться формирования устойчивого парламентского большинства, канцлер фон Бюлов сделал ставку на экономический компромисс, призванный примирить интересы аграриев и промышленников. В 1902 г. рейхстагом был принят новый таможенный тариф. Но поддержка, оказанная правительством аграриям, не смогла уравнять сельскохозяйственный сектор с быстро растущей промышленностью. Введение новых таможенных тарифов привело к падению авторитета правительства. Все партии, поддержавшие тарифы, – консерваторы, национал-либералы и Центр – на выборах в рейхстаг 1903 г. потеряли часть голосов, а социал-демократы, выступившие против них, получили 81 место вместо прежних 25. Новый состав рейхстага оставлял еще меньше надежд на поддержку действий правительства. А проведение, в свою очередь, эффективной внешней «мировой политики» требовало финансовой свободы. Хронический дефицит бюджета и рост задолженности заставили правительство незамедлительно проводить налоговую реформу. Проект налогового законодательства был представлен в рейхстаг в конце 1905 г. Он предусматривал установление справедливых пропорций между прямыми и косвенными налогами, а также введение налога на наследство. Эти изменения должны были принести в казну около 3220 млн марок. Но законопроект был принят только тогда, когда от налога на наследство освободили земельную собственность. Введение прямых налогов стало победой правительства. Попытка повышения косвенных налогов вызвала противодействие со стороны всех партий. В конце концов увеличение доходной части бюджета лишь на 100 млн марок не смогло даже покрыть расходы на вооружения. Статс-секретарь канцлера по внутренним делам А. Посадовский подготовил три закона по вопросам внутренней политики и социальных отношений. В 1899 г. была разрешена свобода коалиций в рейхстаге. В 1904 г. рейхстаг отменил закон, разрешавший правительствам отдельных немецких государств высылать членов иезуитского ордена. В 1906 г. для депутатов было введено денежное довольствие. Эти законы во многом соответствовали интересам социал-демократии.

В канцлерство Бюлова был проведен ряд новых социальных реформ: расширен круг застрахованных от несчастного случая, третейские арбитражные суды вводились во всех общинах численностью свыше 20 тыс. человек, запрещался детский труд и в надомном производстве, была принята имперская программа жилищного строительства для рабочих. В 1907 г. правительство запросило у рейхстага дополнительные кредиты на колониальные нужды, но встретило сопротивление фракции Центра. В итоге партия Центра вместе с социал-демократами провалила колониальные кредиты. После этого рейхстаг был распущен, а социальные реформы больше не осуществлялись.

Выборы 1907 г. проходили в обстановке националистических эмоций и принесли победу консервативным и либеральным партиям, образовался так называемый «бюловский блок». Подобный расклад не отражал истинного соотношения сил, поскольку был обусловлен устаревшим и непропорциональным делением избирательных округов. «Бюловский блок» не являлся сплоченным, его партии объединял лишь общий подход к внешней политике. Но консерваторы вынуждены были пойти навстречу либералам, и в 1908 г. рейхстаг принял закон о свободе союзов и собраний. Поводом к распаду неустойчивой парламентской коалиции стала очередная бестактность императора. В октябре 1908 г. кайзер в интервью британской газете «Дейли телеграф» заявил, что является большим другом Англии, но вынужден считаться с господствующими в Германии анти-британскими настроениями. Он также подчеркнул, что в англо-бурской войне буры были разгромлены по его собственному плану, который он послал королеве Виктории. В Англии это интервью восприняли как проявление вражды к Великобритании и надменности Вильгельма II. Официальный протест заявили Россия и Франция, поскольку оценили заявление кайзера как попытку спровоцировать ухудшение их отношений с Англией. Общественное мнение Германии, все партии также выразили сожаление по поводу высказываний кайзера. Вильгельм в свою очередь заявил, что текст был им согласован с ведомством иностранных дел. Во время обсуждения скандала в рейхстаге Бюлов не защитил кайзера и заявил, что не в состоянии отвечать за политику Империи. После этого инцидента Вильгельм II ждал удобного случая для отставки канцлера. Когда в результате парламентских разногласий по поводу введения дополнительных прямых и косвенных налогов «бюловский блок» развалился и сложился блок консерваторов и партии Центра, канцлер лишился поддержки в рейхстаге и сам подал в отставку. Следующим канцлером стал образованный и трудолюбивый, но не отличавшийся твердым характером Т. Бетман-Гольвег (1909–1917), в канцлерство которого резко начала возрастать роль рейхстага.

<< | >>
Источник: Родригес, Пономарев.. Новая история стран Европы и Америки XVI-XIXв. В 3ч. Ч.3_Родригес, Пономарев_2008 -420с. 2008

Еще по теме Вильгельмовская Германия на рубеже XIX-ХХ вв.:

  1. НЕМЕЦКО-ФАШИСТСКАЯСТРАТЕГИЧЕСКАЯ КОНЦЕПЦИЯ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
  2.   §3. АТЭС в 1999-2001 годах: поиск новой экономической парадигмыи политизация форума.  
  3. Оглавление
  4. Вильгельмовская Германия на рубеже XIX-ХХ вв.
- Археология - Великая Отечественная Война (1941 - 1945 гг.) - Всемирная история - Вторая мировая война - Древняя Русь - Историография и источниковедение России - Историография и источниковедение стран Европы и Америки - Историография и источниковедение Украины - Историография, источниковедение - История Австралии и Океании - История аланов - История варварских народов - История Византии - История Грузии - История Древнего Востока - История Древнего Рима - История Древней Греции - История Казахстана - История Крыма - История мировых цивилизаций - История науки и техники - История Новейшего времени - История Нового времени - История первобытного общества - История Р. Беларусь - История России - История рыцарства - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - Історія України - Методы исторического исследования - Музееведение - Новейшая история России - ОГЭ - Первая мировая война - Ранний железный век - Ранняя история индоевропейцев - Советская Украина - Украина в XVI - XVIII вв - Украина в составе Российской и Австрийской империй - Україна в середні століття (VII-XV ст.) - Энеолит и бронзовый век - Этнография и этнология -