<<
>>

ГОСУДАРСТВО УСУНЬ

Процесс сложения классовых отношений и государственного образования, начавшийся в сакском обществе активно продолжался на рубеже и в первые века нового времени, после установления политического господства в регионе племенем-гегемоном, именуемым ханьскими источниками "у-сунь".

Последние явились тем ядром, вокруг которого произошла консолидация саков, гоечжи и других индоиранских племен. Этноним усунь покрыл всю старую радоплеменнуго номенклатуру, хотя династийные хроники еще какое-то время продолжали отмечать, но уже в составе древних усуней племена сэ (саки) и юечжи. Энони- мы уйшун-уйсун, дошедшие до наших дней восходят к древнелщг ЭТНОНИМУ и доказывают значительную роль усуней в истории края. Политическая организация, созданная усунями является первым государственным образованием на территории Праказахстана.

Возникновение древнеусуньского государства определили факторы внутреннего и внешнего характера. Причем, оба эти фактора были теснейшим образом взаимосвязаны, а, взаимодействуя друг с другом, ускоряли социально-экономическое развитие семиреченскюс усуней.

Хотя несомненно, что государство усуней - продукт внутреннего развития экономики самого общества, но большое, причем катализирующее влияние оказывали соседство и тесный политический контакт с высокоразвитой империей Хань.

Древние династийные хроники содержат фактические материалы, не оставляющие сомнения, в существовании у усуней частной собственности на скот и землю. Однако, насколько можно судить, степень развития этих двух видов собственности не была одинакова. Если частная собственность на скот и предметы роскоши имела развитую форму, то земельная собственность находилась на стадии становления, принимая форму монополии крупными скотовладельцами определенных земельных участков как "исключительными, только им подчиненными сферами их личной воли" (Маркс), т.е.

она носила форму владения.

Одним из признаков вознишей собственности, родовой, общинной или частной, является отметка ее особыми знаками, определяющими принадлежность собственности.

По археологическим данным первое появление таких знаков на территории Каэахастана наблюдается еще в эпоху поздней бронзы, на сосудах бѳгазы-дандыбаѳвской культуры. Примечательно, что время появления их совпадает с временем сооружения-больших по параметрам и сложных по конструкции надмогильных устройств. Значительно чаще они встречаются на предметах скифо-сакского и сармато-усуньского времени.

Большое распространение знаки получают позднее, особенно в районах земледельческой культуры, іде массовое производство глиняной посуды принимало торгово-ремесленный характер. На территориях близлежащих к этим районам, у племен с иной, скотоводческо-эѳмле-

да, затраченного на их возведение, масштабы тризны и жертвоприношения.

В советской археологии применяются и совершенствуются методические приемы обработки такой информации с целью реконструкции древних социальных систем. В эпоху разложения первобытнообщиннот^) строя и в раннеклассовых обществах существовала прямая связь между погребальным обрядом и социальной структурой в том понятии, что погребальный обряд отражают не только имущественное, но именно социальное положение захороненного.

В социологических реконструкциях особое значение придается археологическим материалам из Семиречья, так как курганы сакскоЙ эпохи здесь изучены значительно лучше, чем в других районах Средней Азии и Казахстана.

Еажяо также, что именно здесь сосредоточены так называемые царские курганы, достигающие высоты до 18-20 м. Исходным постулатом при этом служит заключение, что такие памятники не могли возводиться над могилами каждого члена общества, они были прерогативой узкого круга лиц. Небольшое количество больших курганов по сравнению с. тысячами малых насыпей беспорно свидетельствуют о разделении общества на две группы: на меньшинство, имеющее привилегий, и на неимущее большинство.

Кстати, начало социальному неравенству было положено еще в эпоху поздней бронзы в конце второй половины П тысячилетия до н.э.

Меньшая общественная группа, судя по пышности погребального обряда, располагала значительными преимуществами по сравнению с основной массой населения. Этими преимуществами моги быть господство и богатство меньшинства в обществе. А разделение общества на привилигированных и непривилегированных, т.е. на богатых и бедных - свидетельство существенного социального неравенства, первый

шаг на пути к классообразованию. .

Несомненно, семиречѳнские саки-скотоводы уже в У-ІУ вв, до н.э. (к этому периоду относятся захоронения в Бесшатыре и Иссыке) стояли на высокой ступени общественного прогресса. Экономические предпосылки к этому здесь были налицо.

В УШ-УП вв. до н.э. в Семиречье, как и на всей территории древнего Казахстана, завершился переход к новым прогрессивным формам хозяйства: к освоению нового металла - железа и к кочевому скотоводству. Эти экономические факторы явились причинами дальнейшего ускоренного развития общества и его культуры.

Большие возможности для производства материальных благ давало и кочевое скотоводство - новая форма хозяйства. Кочевое скотоводство именно в раннюю эпоху своего развития было прогрессивной формой хозяйства.

Способность к быстрому воспроизводству и легкая отчуждаемость скота привели к интенсивному накоплению богатства у отдельных скотоводческих семей и лиц и к обнищанию большинства населения, к социальному расслоению сакского общества.

Подтверждением этого тезиса могут олужить исторические факты, относящиеся к позднему этапу сакской истории. В среде сако- усуньской этнокультурной общности в Ш-П вв. до н.э. имелись лица,- как сообщают древние династийные хроники, - владеющие уже четырьмя-пятью тысячами голов лошадей.

У них же известен факт закрепления за усуньским правителем (гуньмо) под именем Цылими земельных владений, что было связано - с тем же сосредоточением в одних руках большого количества скота и необходимостью иметь достаточные для прокорма их пастбищ.

Можно полагать, что эти формы усуньской частной собственности зародились и развивались еще у саков, хотя и прямыми свиде-

Пссыкском кургане, л других (рядовых) - отсутствием таковых.

Вернемся к археологическому источнику, к его анализу. В Бесшатырском могильнике размеры насыпей, большие бревенчатые погребальные камеры курганов - неоспоримые артефакты по исследуемой проблеме.

І> одной из наших работ уже отмечалось, что захороненные под насшіяыд бесшатырских курганов принадлежали к трем социальным слоям: большие курганы - могилы саксккх uapefi - верховных военачальников; средние - могилы аристократии и знати, мелкие - могилы друнишшков и рядовых общинников.

Доминирование насыпей царских курганов над многочисленными малыш соответствовало господству знати над массой лростолкщин и рабов. Параметры курганных насыпей - это тоже пнсигшш власти.

Насыпи всех цароких и средних курганов Восточного Семиречья по изначальному архитектурному замиолу возводились с плоско"; БерШИНОЙ и с прямыми боковыми скатами, поэтому определение объе- № их возможно по формуле усеченного конуса.

По этой формуле объема насыпи Большого Бесшатырского кургана составляет 80,5 тысяч куб.м. Кроме того, вокруг насыпи расположены каменный вал (вероятно, обводная стена) и 94 кольцевых оград, на сооружение которых было доставлено из окрестных гор свыше 650 многотонных менгиров и валунов.

Поражает воображение предполагаемый объем человеческого труда, затраченный на заготовку и транспортировку указанного количества камня и щебня, каменных плит и валунов, а также на возведение насыпи и других дополнящих сооружений этого карского памятника .

Под наоылью царских курганов Бесшатыра находились большие погребальные камеры их трѳхыетровых бревен тяньшанской ели. При постройке камеры в Третьем Бесшатырском кургане было использовано свыше 300 таких бревен. На заготовку и перевозку их требова- лаоь также немалая затрата человеческой энергии.

По экспериментальным подсчетам на строительство только насыпи Большого Бесшатырского кургана было затрачено около 30 тысяч человекодней.

При этом нами не учитывался труд, затраченный на заготовку и перевозку 650' каменных плит и 300 бревен, а также тысячи куб.м, камня для гала. Если учесть этот труд, кроме того человекодни, потребные на возведение самой бревенчатой усыпальницы, ритуальных каменных сооружений вокруг насыпи, то количество человекодней возрастает до 60-65 тысяч.

дельчѳской формой хозяйства они также встречаются нередко.

При интерпретации знаков, относящихся к разным хронологическим периодам, мнения исследователей в целом совпадают, не выходя за пределы гипотезы: клеймо мастера - знак собственности.

Первоначальное функциональное назначение знаков несомненно связано с социально-экономическими причинами. Эволюция функции знаков с момента их появления прошла ряд стадий: знак-показатель индивидуального мастерства изготовителя, знак - отметка (тамга) принадлежности данной вещи конкретному роду, определитель владельца и, наконец, знак частной собственности.

Таврение лошадей появляется позднее, древнекитайские письменные источники отмечают широкое распространение таврения лошадей у тюрских и монголоязычных племен Западного края, возможно, в том числе и у усуней.

Еще одним доказательством раннего появления частной собственности являются металлические, каменные и глиняные печати. Находки их известны, начиная с эпохи неолита (Малая и Передняя Азия, Ближний Восток). В Средней Азии и Казахстане они известны с поэднѳ- сакского времени. Печати, также как и тамги, и знаки-метки, являются археологическим свидетельством произошедшей имущественной дифференциации.

Изобретение печатей, было вызвано тем, что развитие частной собственности достигло более высокой ступени по сравнению с периодом появления тамг и знаков-меток. Оттиски печати был знаком удостоверяющим принадлежность данной вещи субъекту-вл ад ельцу, т.е. лицу, поставившему печать.

Резюме это подтверждается другой археологической находкой. Особенно важно, что глиняная печать была найдена на территории Семиречья в могиле рядового усуня.' : .

Находка усуньской печати не является неожиданностью* По династийным хроникам известно, что некоторые усуньскпе военачальники и чиновники проханьской ориентации за особо важные заслуги соответственно своим чинам награждались империей золотыми и медными печатями. Причем замена золотой печати медною означала лишение доверия, немилость, унижение и умаление достоинства.

В древнеусуньском обществе владельцами печатей был более широкий круг людей, чем знать и чиновники. У последних печати являлись символом власти должностных лиц, а примитивные каменные и глиняные печати предназначались для разграничения движимой собственности разных владельцев.

Появление и использование процарапанных знаков на тулове сосудов, знаков-меток на ушах лошадей, тамг и таврения лошадей, и, наконец, печатей индивидуального пользования связаны о развитием собственности: от родовой, общинной до частновладельческой. Такой вывод подтверждается сообщениями письменных источников, которые не оставляют сомнения в том, что в обществе усуней не только существовала частная собственность, на движимое имущество (скот, предметы роскоши, орудия труда), но и что она достигла уже развитых форм.

Древнекитайские источники, напаоанныѳ еще во П-І вв. до н.э. сообщают о резком имущественном неравенстве, происшедшем в усунь- ском обществе, о богатых владельцах четырех-пяти тысяч лошадей и т.п.

Исторические примеры из социально-экономической жизни древних племен подтверждают известный тезис Маркса, что кочевые племена и народы перше (значит раньше, чем земледельческие) развивают у себя обмен и форму денег, следовательно, и отношения собственности. Однако, развитие отношений собственности у кочевых народов не мо-

жет служить показателем более высокого прогресса гос культуры и экономики по сравнению с земледельческими племенами. Дело здесь, как известно, в различии как по своему происхождению, так и по своей социальной форме двух основных видов общественного богатства - продукта труда и продукта природы. Оба ввда богатства составляют то, что принято называть движимым и недвижимым имуществом.

К первому из них относятся: скот, продукты ремесла и жилища, а ко второму - земля. Продукты труда - движимое имущество - рано становились объектом частной собственности и могли быть отсувдены в обмене, становясь товарным богатством. Поэтому конные кочевые племена, основой хозяйства которых было скотоводство, а подвижный образ жизни их приводил в постоянное соприкосновение с другими народами, что способствовало раннему развитию товарных отношений, первые развивают у себя отношения собственности и накопление богатства в виде движимого имущества. Накопление богатства внутри любого общества происходило не равномерно среди всех семей, всего населения, всего общества. С неизбежной закономерностью происходила имущественная дифференциация, накопление богатства в руках узкого круга лиц и обнищание большинства населения, постепенная поляризация общества. Именно такой процесс происходил в обществе древних усуней.

Земля же, как продукт природы и как недвижимое богатство, состояла из естественных условий производства: она во всех докапиталистических общественных формациях, как средство производства, не становится предметом собственности, предметом стоимостных возмездных отношений. Она, начатая с момента перехода варварских племен к производящему хозяйству, у всех народов - и земледельческих, и скотоводческих - оставалась объектом частного или коллективного владения, обт/ваэтон наследственного пользования землей, принадлежат-

щей всему обществу.

Хотя во всех докапиталистических формациях поземельные отношения выступали в форме пользования и владения, но основнфе формы присвоения земли, структура землевладения были разными. Так, основу первобытно-общинного' строя составляло общинное владение землей и общинная собственность на продукты труда, рабовладельческого общества - частное владение государственной землей и частная собственность на продукты труда и на раба, и, наконец, основу феодального общества составляло иерархическое землевладение, прикрепление работника производства к земле и частная собственность на продукты труда.

Чаастная собственность на стада, господствовавшие в усунь- ском обществе, проясняют, в свою очередь, вопрос поземельных отношений, которые могли иметь форму частного или иерархического владения землей.

Так какое же место принадлежало земле и скоту в производстве материальных благ в таких специфических обществах, как полу- кочевые-полуоседлыѳ усуни? У древних усуней было два основных средства производства: земля и скот. Но при этом у них также как и во всех человеческих обществах земля, - как продукт природы - является главным средством производства, а поземельные отношения были определяющими в сложении и развитии производственных отношений.

Однако, в обществе номадов-скотоводов отношения между людьми, устанавливающиеся в процессе производства, складываются и по скоту, в том числе и отношения зависимости и подчинения, эксплуатации и угнетения, в исторической перспективе антагонистические отношения. В таких общеотвах поземельные отношения выступают завуалированно, через продукт труда и земли, как отношения по скоту. Поэтому скот как средство производства, как непосредственно отчуждаемый продукт труда и был средством эксплуатации в классовых обществах. Древнеусуньсісие поземельные отношения могли иметь форму наследственного владения. Историческая топография зимовок- поселений и семейных кладбищ около них дает информацию об усунь- ском землевладении.

Резюмируя информацию, извлеченную из исторической топографии усуньских памятников, можно сделать два вывода. Во-первых, у усуней в 11)-У вв. произошло закрепление земель, пригодных для зимовок, за частными владельцами и за общинами. Во-вторых, распадались семейные общины, объединенные по признак общего происхождения, и происходило территориальное подразделение населения по принципу хозяйственных интересов.

Таким образом, фактический материал подтверждает вывод, что первым земельным участком, перешедшим в частную собственность отдельного лица, была земля, на которой стоял дом (Энгельс).

Развитие монопольного землевладения доказывается сведениями письменных источников. Значительный интерес представляет сообщение Бань-Гу о великом гуньми Цылими, запретившим населению пасти свой скот на его пастбище.

Вероятно, уже вів. до н.э. в древнѳусуньском обществе начался процесс частного землевладения, начало новым поземельным отношениям было положено правящей верхушкой. Лучшие пастбища (вероятно, не только пастбища, так как усуни занимались и земледелием) переходили в "монополию известных лип распоряжаться определенными участками земли как исключительными, только им подчиненными, сферами их личной воли" (Маркс).

Конечно,. может возникнуть вполне резонное сомнение, удалось ли Цылими реально осуществить свою волю, ведь объявить еще не ЭН От-

чит узаконить в реальной жизни. Мы не сомневаемся в том, что ему удалось получить в монопольное распоряжение нужные пастбища, ибо усуньсіше лин-хоу - крупные собственники больших стад скота, также претендующие на лучшие пастбища, как повествует источник в приведенном отрывке: все были подчинены Цылими и не могли ослушаться его воли.

Земельные площади, закрепленные за отдельными владельцами, были регламентированы размером хозяйства, количеством имеющегося скота. Для прокормления четырех-пяти тысяч лошадей требуется, примерно 30-50 тысяч гектаров естественных пастбищ. Таким образом, самые богатые усуньскиѳ скотовладельцы были и владельцами обширных и лучших земель. По-видимому, в частном владении находились только зимние пастбища, наиболее необходимые для сохранения и умножения основного богатства - поголовья окота. Зимние постройки и могилы предков фактически закрепляли эти земельные участки за конкретными лицами в наследственное владение.

Письменные и археологические источники доказывают, что в древнеусуньском обществе еще во П-І вв. до н.э. произошла резка имущественная дифференциация и накопление богатства в отдельных руках, преимущественно правителей, должностных чинов и родовой аристократии. Частная собственность на скот, орудия труда и предметы быта, имевшая место в сакское время, получила широкое развитие и стала основой общества. А поземельные отношения имели форму частного владения землей, являющейся собственностью государства. Социальная структура общества уже в этот период была основана на классовых отношениях, хотя процеос образования классов еще продолжался.

В Ш-У вв., продолжалось накопление движимого имущества в руках правящего класса, поляризации общества, более четко определились грани разделения общества на два лагеря: богатых и бедных, господствующих и зависимых, угнетателей и угнетенных. На полюсах общества противостояли два класса: на одной стороне - родовая знать - рабовладельцы и новая феодализирующаяся аристократия, на другой - зависимые мелкие производители, рабы-данники (рабы-полу- крепостные) и домашние рабы. Наряду с частновладельческими поземельными отношениями возникло и развивалось иерархическое владение. У древних усуней социально-экономические отношения на всех этапах развития носили формы, характерные для переходных этапов прогресса классового общества. За период развития, вплоть до вхождения в состав государства тюрков Ашина, оно не достигло законченных форм ни рабовладельческой, ни тем более, феодальной формации.

В то же время это было по существу уже классовое общество.

Причина своеобразного развития заключается в многоукладности экономики. В полукочевом-полуоседлом усуньском обществе было два основных средства производства: скот и земля. Накопление богатства, преимущественно в виде скота, привело к развитию частной собственности на движимое имущество, к развитию товарного обмена, а значит и к зарождению классовых отношений. Однако в силу специфичности кочевого общества (стойкость и консервативность родовых связей), общественные отношения развивались как частнособственнические отношения крупных и мелких скотовладельцев. Разложение родового строя не дошло до образования сельской общины как хозяйственной ячейки, определяющей сущность феодальных отношений. Поэтому возникшие классовые отношения неизбежно принимали характер рабовладельческих отношений. Однако в древнеусуньском обществе использование рабского труда в производстве имело свои особые формы, которые привели к тому, что труд раба не стал основой производства, а рабовладение так и не дозрело до развитой формы соответствующей социально-эко- ыомической формации.

Рассмотрим аспекты усуньского рабовладения. Одним из основных источников рабства у усуней как и у многих народов, были военнопленные. Письменные источники приводят лишь один факт, когда в I в. до н.э. усуни при гуньми Вэн Гуйми (фэй-ван), внезапно напав на хунну (скжну), захватили 40000 человек в плен. Бонна в древности была одним из распространенных средств обогащения, присвоения чужого движимого имущества, захвата территории и рабов. Поэтому, вероятно, недостатка в военнопленных не было. Кроме того, не должны исключаться другие способы приобретения рабов, как обращение в раба должника, покупка, захват и экспроприация своих соседей.

Формами рабовладения были домашние рабы, использующиеся как слуги, обслуживающие господина и членов его семьи; рабы-ремесленники, изготовляющие по заданию господина нужную ему продукцию; рабы-скотоводы или земледельцы, ведущие его же хозяйство; и, нако-

і

нѳц, рабы, имевшие свое хозяйство. Последние по своему экономическому положению близки к крепостным, но, в отличие от них, лишены каких-либо социальных гарантий. Они лишь пользователи движимого и недвижимого имущества, но сами же, как и все их хозяйство и имущество, составляют собственность господина.

В связи с формами древнеусуньского рабовладения интерес представляет социальное содержание, заключенное в древнетюркском термине " C)ut под которыми имелись в виду рабы, ведущие самостоятельное хозяйство и, занимающиеся земледелием и ремесленничеством. По своему социально-экономическому положению qut близок римскому рабу - пекулий.

В государстве усунѳй эксплуатировали рабов крупные собственники, но использовали их труд и мелкий скотовод и землевладелец, хотя в поземельном отношении сам находился в зависимости у знати

и правящей верхушки. Однако по отношению к рабам он выступает как господин, как эксплуататор, присваивающий чужой труд.

В Усуни рабы являлись одним из основных непосредственных производителей материальных благ, были неотъемлемой частью производительных сил общества, а рабовладение — одной из основ общественных и производственных отношений. Но значительную часть рабов составляли полурабы-полукрепостные-рабы, лишенные прав, полная собственность господина, но имеющие свое хозяйство. В такой двойственности и противоречивости рабовладения скрывалась причина того, почему рабовладение не достигло зрелой формационной фазы. В нем с момента возникновения сосуществовали элементы феодальных отношений, в частности, прикрепление работника производства к земле.

Несомненно рабы у усуней не были единственными непосредственными производителями. Крупными скотовладельцами, землевладельцами и рабовладельцами присваивался труд и мелких свободных производителей, которые попадали в экономическую зависимость к ним, арендуя их землю, получая скот для обзаведения или восстановления хозяйства и т.д. Все большее обогащение одних неизбежно приводило к обнищанию других, мелких владетелей. Присвоение крупными владетелями прибавочного продукта, получаемого при эксплуатации работ и зависимых мелких производителей, было основой накопления движимого имущества. Концентрация богатства у частных лиц, по данным письменных источников, достигла внушительных размеров.

С расширением хозяйства, естественным ростом стада связано постепенное' расширение пастбищ и увеличение посевных площадей. Источником приобретения новых земель был захват и освоение ничейных и бросовых земель. В усуньское время земель пригодных для хозяйственного использования, уже не было или было мало. Топография размещения поселений и могильников убедительно доказывает, что все пригодные для хозяйственной эксплуатации земли были уже закреплены и освоены, в первую очередь, зимние пастбища. Поэтому основными источниками расширения земельных владений были: расширение этнической территории в результате войн, узурпация земли у мелких владельцев, присоединение пастбищ, принадлежавших хозяйствам, подавшим в экономичесі^ю зависимость, добровольная передача себя и своего хозяйства во власть крупных землевладельцев и др.

В предтюркское время в древнеусуньском обществе, наряду с продолжавшимся накоплением движимого имущества, происходила постепенная концентрация у них и земельного богатства.

Приведенные выше формы древнеусуньских поземельных отношений не были феодальными, их нужно рассматривать как предысторию феодальных земельных отношений, как первые зародыши феодализма.

Они характерны для переходного периода развития общества на пути к феодальному способу производства. Однако в древнеусуньском обществе накануне поглощения его Тюркоким каганатом, было больше признаков рабовладельческих отношений, чем феодальных.

Анализ артефактов дает возможность установить социальные категории населения, образующие усуньское общество, их социальное положение и роль в общественном производстве. Дело в том, что вся огромная масса ныне раскопанных на территории Семиречья курганов (около двух тысяч) четко делится на три типа-.- Первый из них - большие земляные курганы диаметром 50-80 м и 8-І0-І2 м высотой. Под наоыпью обычно бывает две-три могилы, содержащие мужские и женские погребения. Погребальный инвентарь - цдикатор социального представительства захороненного. В органе Тѳнлик (Восточное Семиречье) , некогда была захоронена знатная женщина. Одежда ее украшена золотыми художественными бляхами и бляшками, на ушах - золотые серьги с зернью. В могилу положена железная, неясно обтянутая зо- лотом булава - знак принадлежности к знати. Здесь же рядом с ней были поставлены туалетные принадлежности (бронзовое зеркало и деревянная шкатулка (?), орнаментированная полосками листового золота. Богатые захоронения раскопаны и в западном Семиречье это Каракольские и Буранинские могильники. В них также обнаружены золотые фигурные бляшки, нашивные бляхи с изображением сатира греко-бактрпйского происхождения, остатки китайских лаковых изделий, предметы украшения, выполненные в зверином стиле, оружие. Подкурганные захоронения знати выделяются также сложностью конструкции погребального сооружения, как это наблюдается в могильнике Соколовка.

Второй и третий тип курганов размерами резко отличается от первого, а между собой - в такой же степени найденным при раскопке инвентарем. Размеры курганов второго типа (данные могильника Каратома) варьируют в пределах 15-20 м и диаметром и до I м высотой. Под насыпью - одна-две могилы, иногда в одной могиле - два костяка. Инвентарь: три-четыре глиняных и деревянных сосуда, мелкие бронзовые, иногда золотые, украшения (серьги, перстни, булавки, браслеты), бронзовые ременные подвески, выполненные в стиле "скифского" искусства, оружие - железные кинжалы и мечи, трехгранные и плоские наконечники стрел. Такие курганы группируются в могильники, состоящие до сотни насыпей.

И, наконец, третий тип курганов представляет собой большинство раскопанных. Это небольшие насыпи в 5-Ю м диаметром и 30-50см высотой. Погребальный инвентарь предельно однообразен и беден: один-два сосуда, примитивные железные ножички и булавки, изредка бронзовые серьги и бусы. Определяющим признаком их является полное отсутствие оружия.

Приведенный археологический материал подтверждает выводи о социальной структуре усуньского общества, о его классовом состава. В больших курганах были захоронены представители эксплуатирующего класса - крупные собственники движимого имущества, рабовладельцы и землевладельцы и их жены или наложницы. В мелких (третий тип) - рабы и зависимые мелкие производители, клас о угнетенных и эксплуатируемых. В курганах второго типа - лично свободные рядовые общинники, ведущие самостоятельное хозяйство и использующие труд рабов. Они в обществе занимали особое положение. По отношению к рабам они примыкали к эксплуатирующее классу, но в то же время сами находились в зависимости у владельцев земли - государства, общины или частного лица. Они же, владея оружием, составляли основной контингент усуньского войска. —

Таким образом в государстве Усунь сочетались сохранившиеся пережиточные явления родового строя с рабовладением и зарождающимися феодальными отношениями. Дальнейшая тенденция социального развития весьма проблематична. Категоричный вывод спорен, но все же предпочтительнее, что рабовладельческие тенденции преобладали.

Мы уже указывали, что многие формы социально-экономических институтов были наиболее характерны для государства переходного типа. Эти затруднения, однако, не меняют выводы (бодеѳ важного) о классовой сущности общества. —

Письменные источники хотя и весьма скупые, сообщают о зарождении антагонистических отношений, с классовой борьбе угнетенных слоев населения.

Дрсвнеусуньское общество, судя по этим сообщениям, не раз потрясали народные волнения, усобицы между великими и малыми гунь- ми, между ними и лин-хоу, борьба между группами прокитайской и ?рохуннуской ориентаций. Эта борьба принимала различные формы:

OTKpl’TUir бунт, убийства гуньми, дворцовые перевороти, откочевки і: т. л. Такие сведения имеются в источниках, начиная с 50-40-х годов I в.до н.э. Великий гуньми Ниш сильно притеснял народ ("будучи зол и порочен"), поэтому "потерял доверие народа", что явилось причиной "беспокойства и горя усуеь". В 40-30-х годах парод "снова взбунтовался" и бежал, недовольный тем, что великим гуньми стал іСань-гуііі.’и, родившийся от китайской царевны, и желая иметь па престоле Уцэюту - сипа хуннской царевны. В 30-20-х годах происходят недовольства и волнения, в результате которых малый гуньмл Аііьжи был убит "поддавшимися ему людьми", "жителями (го- минь)", а "есє лин-хоу произвели большой мятеж". Можно было бы продолжить перечисление сообщениями об откочевках, о династийной борьбе-убийствах гуньми, но приведенные факты достаточно реконструируют бурную политическую жизнь в древнеусуньском обществе.

Итак, привлекая к анализу археологический матеріал и сообщения доступных письменных источников, были рассмотрены развитие экономической основы и общественных отношений, социальный состав населения и возникшие классовые противоречия в древнеусуньском обществе. В этом обществе беднейшая часть населения - народ - был лишен оружия, вместо вооруженного народа появились войска - дружины великого и малого гуньми и лин-хоу. Происходил распад родовых сельских общин, а вместо них возникали территориальные хозяйственные общины. Еще саки знали алфавитное письмо, ѳоть основание полагать, что усун - потомки их не утратили это крупное культурное достижение.

• Таким образом, налицо были предпосылки для появления государства- особого органа,призванного укрепить и обеспечить права господствующего класса на дальнейшее обогащение и эксплуатацию.

Возникновение древнеусуньского государства определили два фактора: экономический прогресе внутри самого общества, где развитие производительных сил базировалось на сочетании двух формах хозяйства - скотоводстве и земледелии. История многих стран покаг- зывает, что ни один народ, хозяйство которого основывалось преимущественно лишь на скотоводстве, также как и на одном земледелии, не достигал общего прогресса, а оставался на уровне родового общества. Только сочетание и одновременное развитие в хозяйстве скотоводства и земледелия приводит к мощному подъему производительных сил и изменению социальной структуры общества. Комплексное двух- укладноѳ хозяйство усуней было основой всего общего прогресса общества, в том числе и раннего возникновения государства.

Во-вторых, катализирующее воздействие развитой Ханьской империи, с которой государство Усунь находилось в близком соседстве и в союзнических отношениях.

Попытка последовательного изложения фактов эволюции древне- усуньского государства не исходит из предпосылки перманентного развития его. Государству Усунь, хотя оно базировалось на полукочевой основе, были присущи взлеты и падения, прогресс и регресс - пульсирующее формирование и развитие, характерные для всех кочевых государств.

По политическому устройству усуней источники приводят развитую государственно-административную и социально-иерархическую терминологию, что дает также понятие об уровне общественного строя.

Государство Усунь считалось "одним из сильнейших" государств

древности, имея население в 630 тысяч оно могло выставить войско,

насчитывающее 188800 воинов*. Войска состояли из конницы и пеших

* Вероятно, количественные параметры преувеличены, что, однако, нё меняет мнения о многочисленности населения в государстве Усунь. Последнее подтверждается десятками тысяч памятников, размещенных на обширной этнической территории усуней.

лучников (их было несколько десятков тысяч человек) , "обученных наступательным действиям". Дружина гуньми и двух наследников престола состояла из 30 тысяч конницы, у каждого по 10 тысяч.

Еще до 73 г. до н.э. государство было разделено на три части:- левая (восточная), правая (западная) и центральная, принадлежавшая самог.у гуньми, но все они находились под "верховного зависимостью от Гуньмо". Резиденция гуньми находилась в городе Чигу- чэн.

Позднее, между 64-51 годами, в связи с усиливающимся недовольством народа политикой империи Хань, вмешивающейся в престолонаследие, а такне учитывая желание масс иметь наследников гуньми по хун^ской линии, народ и территория усуней были разделены на две части: великий и малый гуньми, а на границе принадлежащих им земель поставлены межи.

После этого события история государства Усунь полна междоусобной борьбы малых гуньми с великими за власть, между сторонниками прохуннуской и проханьской ориентации. Так, где-то в конце 60-х годов Уцзготу - сын гуньми Унгуйми от хуннуской царевны убил царствующего гуньми Ними (Куан-ван) и при поддержке народа узурпировал власть. В 14 г. до н.э. великий гуньми Цылими убит по заданию малого гуньми Мочжэньцзян. Причина - стремление Цылими насильственно объединить разрозненное государство. Источники прямо указывают, что Мочяэнцзян убил его, "опасаясь быть покоренным* Цылими.

Время правления Цылими - между 45-14 годами было временем расцвета государства Усунь, так как он "твердо держал власть" и в его владениях "настала... глубокая тишина и мир".

Административно-государственное и военное управление государством осуществлялось через довольно развитый бюрократический ап-

парат. Кроме великого и малого гуньми имелись следующие чины и должности.

Все эти должностные лица и чиновники относились к господствующему классу. Низшим слоем этого класса были лин-хоу - зависимые (вассальные) князья, но были еще более мелкие, стоящие на сослов- но-иерархтеской лѳстыщѳ ниже лин-хоу.

Усунь, как уде отмечалось, считалось одним из сильнейших государств, оно де, по утверждению Сгой Суна, являлось наибольшим государством в Западном крае. Такое утверждение подтверждается археологическими данными, распространением памятников усуньской культуры на огромной территории Семиречья, Фергани (частично) и в северной и западной частях Восточного Туркестана.

Под властью или под влиянием Усунѳй находился ряд владений или племен, расположенных в пограничных районах государства. Например, в"Цяньханьщуп указывается, что Усунь "подчинил себе многие владения", в "Давань-чкуань" - "напал на соседние малые владения", а Янь Ши-гу уточняет: "как только подчинит, то превращает в вассалов". Вероятно такими племенами и владениями были хюсгань, поаяь- ду (цэюаньду), юйту или уш. Источники отмечают, что все они по обыкновениям и одеддѳ сходны с усунями. В I в. до н.э. во владении Согюй или Яркян по просьое местных старейшин и повелителѣ, дабы "приобрести доброе расположение усуньцѳв "Ваньнянь, сын іунь- ми Ван-Гу йми, стал повелителем.

Государство Усунь устанавливало и союзнические отношения с другими государствами посредством заключения брачных союзов. Так, в 69 г. до н.э. тот же Вэн-Гуйми выдал свою дочь Диши за повелителя Кучи-Гянбиня. А некоторые соседние владения при нападении противника искали защиты у сильного усуньского государства. В качестве примера приведем факт пребывания с 68 по 62 гг. владетеля северных чешей Угуя в Усунь после его бегства от хун-ну (202).

В дрѳвнѳусуньском государстве власть великих и малых іунь- ; ми передавалась по наследству от отца к сыну, исключение, как правило, вызывалось чрезвычайными обстоятельствами. Хронологическая последовательность правления усуньскгос Гунъми и порядок наследо-

вания приведены ниже

В династийных хрониках эпохи Хань изложение краткой политической истории государства Усунь доведено примерно до Ш в. н.э. Однако отрывочные сведения имеются и в некоторых письменных источ-

никах поздних периодов. Так, в "Бэйшу" (История династии Юань- вэй) содержится сообщение о том, что в 437 г. н.э. государство Усунь отправило к императорскому двору послов, а затем постоянно направляло юс для предоставления дани.

Археологический материал, особенно полученный за последние годы с территории восточного Семиречья (поселение Актас-2, могильники Актасты 1,4,-6, Сары-тау) свидетельствуют, что в предтюркское время Усуньскоѳ государство продолнало сохранять свою самобытность на всей обширной территории дислокации. По этим не данным (могильники Акшокы-Ш, Отеген-І) и в 6-6 вв. продолжала развиваться культура древних усунѳй на прежних землях, хотя государственная самостоятельность их была поставлена под контроль тюркских каганатов.

Более того, спустя несколько сот лет после приведенного сообщения письменных источников, в 10 в.н.э. на их страницах вновь появляется имя государства Усунь. В "■Плоти", где в хронике императора Тайцэуна имеется запись о том, что в 93Ѳ году прибыли с данью: тугухунь, усунь, мохэ. А из другого источника "Винвэйчжи" - благодаря Хэ Цю-тао становится известным, что из 50-ти государств, под- влаотных империи Ляо, "было десять усуньских" (7).

4

Из этого сообщения для истории Казахстана важен факт известности усунѳй в 10 в., позволяющей связать в непрерывной последовательности древних усунѳй с уйсунами и уйшунами, позднее вошедшими в состав казахского и киргизского народов.

<< | >>
Источник: АКИШЕВ К.А.. ЭКОНОМИКА И ОБЩЕСТВЕННЫЙ СТРОЙ ЮЖНОГО КАЗАХСТАНА И СЕВЕРНОЙ КИРГИЗИИ В ЭПОХУ САКОВ И УСУНЕЙ (У в. до н.э. - У в. н.э.). 1986

Еще по теме ГОСУДАРСТВО УСУНЬ:

  1. Великий комбинатор и путешественник
  2.   ГЛАВА ШЕСТАЯ Изучение тончайшего / Ча вэй  
  3.   ГЛАВА ПЕРВАЯ Удалиться от пошлого / Ли су 
  4. СЕЗОННЫЕ РАСПОРЯЖЕНИЯ 
  5. УКАЗАТЕЛЬ ГЕОГРАФИЧЕСКИХ НАЗВАНИЙ[16]
  6. Глава 7. Ранние государства на территории Башкортостана
  7. ГОСУДАРСТВО УСУНЬ
  8. Городская культура Казахстана в V - начале XIII вв.
  9. 36. Становление японского империализма
  10. § 5. Ордынская элита и её функции.
  11. § 6. Признаки принадлежности к элите Джучиева Улуса в вещевой атрибутике.
  12. ПЕРИОД ЧЖАНЬГО
  13. СПИСОК ИЗДАНИЙ, ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ДЛЯ ИЛЛЮСТРАТИВНОГО МАТЕРИАЛА
- Археология - Великая Отечественная Война (1941 - 1945 гг.) - Всемирная история - Вторая мировая война - Древняя Русь - Историография и источниковедение России - Историография и источниковедение стран Европы и Америки - Историография и источниковедение Украины - Историография, источниковедение - История Австралии и Океании - История аланов - История варварских народов - История Византии - История Грузии - История Древнего Востока - История Древнего Рима - История Древней Греции - История Казахстана - История Крыма - История мировых цивилизаций - История науки и техники - История Новейшего времени - История Нового времени - История первобытного общества - История Р. Беларусь - История России - История рыцарства - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - Історія України - Методы исторического исследования - Музееведение - Новейшая история России - ОГЭ - Первая мировая война - Ранний железный век - Ранняя история индоевропейцев - Советская Украина - Украина в XVI - XVIII вв - Украина в составе Российской и Австрийской империй - Україна в середні століття (VII-XV ст.) - Энеолит и бронзовый век - Этнография и этнология -