<<
>>

Доисторическая Беотия


Фалес и Анаксимандр интересовались главным образом астрономией и космологией, а происходили они от кадмейцев, доисторических жрецов-царей беотийских Фив. В «Трудах и днях» Гесиода много места уделяется астрономии, в «Теогонии» — происхождению богов и мира.
Гесиод родился в Аскре, и память о нем сохранилась в Феспии религиозным обществом, носившим его имя (см. т. I, стр. 486). Аскра и Феспия находятся всего в нескольких милях от Фив. Таким образом, даже если бы его поэмы были утрачены, что сделало бы невозможным детальное сравнение его трудов с трудами Анаксимандра, мы все же могли бы заключить на основании посторонних свидетельств, что они имели своим источником общие традиции, происходящие от Крита минойской эпохи, а в конечном счете от Сирии.
Разумеется, верно, что, когда Геродот говорит о Кадме как о финикийце, он имеет в виду финикийцев своего времени, которые жили не в Сирии, а дальше по побережью, в Тире и Сидоне ; но эти финикийцы происходили из народа, иногда называвшегося прото- финикийским, который вместе с другими народами заселял Сирию в бронзовом веке. Следует также помнить, что, хотя Кадм считался финикийцем, он имел связи с минойским Критом, поскольку его сестрой была Европа, мать Миноса; и если эти родственные узы не так сильно выделены в предании, то просто потому, что они прервались, когда дорийцы захватили остров Крит (см. т. I, стр. 385). Кадм стоял за минойскую царскую власть, которая, как мы теперь знаем, была тесно связана с сирийской. Это ясно из других подробностей его повествования. Прежде чем он достиг Беотии, он объехал весь Эгейский мир[268] и, говорят, открыл золотые рудники горы Пангей во Фракии[269]. Однако именно в Беотии он оставил наиболее неизгладимый след, разумеется, потому, что его потомки были одной из самых могущественных минойских династий. Если мы рассмотрим местные предания, записанные в этой части Греции, мы обнаружим там еще больше минойско-финикийских родственных уз, причем некоторые из них связаны с Кадмом или его сестрой Европой, а другие — с «Теогонией» Гесиода.
Афродите, чьи минойско-финикийские родственные связи хорошо известны (см. т. I, стр. 515), поклонялись в Фивах, причем ее деревянные изображения, как говорят, были вырезаны из досок тех кораблей, которые привезли кадмейцев в Беотию[270]. Другой культ Афродиты существовал в Танагре[271]. В Феспии имелся культ Эроса (Любви)8. Известны другие культы Эроса — из Левктры в Лаконике, созданные на базе беотийской Левктры (см. т. I, стр. 394), и из Париона, заимствованные из Эритры, которая была одной из первых ионийских колоний и, по-видимому, называлась в честь беотийской Эритры[272]. И Афродита, и Эрос занимают видное место в «Теогонии» Гесиода, а Эрос снова появляется под именем Пофоса (Желания) в финикийской космогонии.
Деметра, другая минойская богиня, была связана с кадмейцами в Фивах и повсюду в Беотии ; а в Либадее ей поклонялись как Деметре-Европе (см. т. I, стр. 121). На дороге из ФиввМикалесс находилась деревня Теймес, где, по преданию, Зевс спрятал Европу[273]. Очевидно, это местный вариант той легенды, согласно которой это место нахоцилось на Крите. По дороге из Фив в Феспии, а также и в Анфедоне существовали объединенные культы Деметры и Кабиров[274]. Тот же культ был учрежден на Лемносе и Самофракии, где Кадм, как говорят, был посвящен в него[275]. Название Кабиров относят к семитическому корню «кбр», что означает «великий». Это только догадка, но ее подтверждает тот факт, что и грекам они были известны как «Meydkoi їїєос» — «Великие боги».
Аполлон убил дельфийского дракона ; Кадм уничтожил фиванского дракона ; Зевс убил Тифона-чудовище. Все это — варианты одной и той же темы. По одному преданию, очевидно известному Гесиоду, битва между Зевсом и Тифоном произошла на холме, который назывался Тифаонием, что близ Фив[276]. По другой версии, эта битва происходила на горе Касие, которая возвышается над Угаритом, и рассказывается, что Зевс спасся лишь потому, что Кадм пришел к нему на помощь[277]. В клинописных текстах из Уга- рита мы читаем, как Ваал, сын Эля, убил семиглавого змея Лотана, который соответствует древнееврейскому Левиафану[278]. Вде эти предания происходят от общего корня, сохранившегося в «Энума элиш».
Наконец, следует вспомнить, что Рея спасла новорожденного Зевса от его отца Кроноса, пожиравшего всех ее детей, дав ему камень, завернутый в пеленки, который он и пр*оглотил, приняв за младенца[279]. В «Теогонии» говорится, что этот эпизод произошел на Крите, но имеются другие беотийские предания, по которым он имел место в Платеях и Херонее[280]. Та же тема недавно обнаружена в так называемом эпосе «Кумарби», хеттско-хурритской космогонии, которая имеет целый ряд параллелей с «Энума элиш», с одной стороны, и с Гесиодом — с другой. Еще до того как эти данные были опубликованы, Корнфорд утверждал, что космогония Гесиода достигла Греции через Угарит и минойский Крит.
<< | >>
Источник: Джордж Томсон. ИССЛЕДОВАНИЯ ПО ИСТОРИИ ДРЕВНЕГРЕЧЕСКОГО ОБЩЕСТВА. Том II ПЕРВЫЕ ФИЛОСОФЫ ИЗДАТЕЛЬСТВО ИНОСТРАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ Москва, 1959. 1959

Еще по теме Доисторическая Беотия:

  1. 2* Египетский и месопотамский календари
  2. Греческий календарь: его непосредственное происхождение
  3. Вставка
  4. Доисторическая Беотия
  5. 2. Язык и сказание
  6. ГРЕЧЕСКОЕ ЛИТЕРАТУРНОЕ ТВОРЧЕСТВО.
  7. § 1.4. Мультидисциплинарные исследования в ландшафтной поселенческой археологии эпохи раннего Средневековья.